Сирра. Кристальная мастерская.

Смешанная направленность
NC-17
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Макси, написано 7 страниц, 1 часть
Описание:
Кленовый бал был легендой в Шайясском Магическом Университете. Каждый, кто однажды переступал порог нашей альма-матер в надежде получить диплом мага и, может быть, знания, уже надеялся стать избранным на балу туманов.
Посвящение:
Чай, ты моя радость и проклятие. Люблюненавижу тебя.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

1 глава

Настройки текста

1 глава

      Кленовый бал был легендой в Шайясском Магическом Университете. Каждый, кто однажды переступал порог нашей альма-матер в надежде получить диплом мага и, может быть, знания, уже надеялся стать избранным на балу туманов.       Я переминалась с ноги на ногу на одной из ступеней известной всем местным обитателям лестницы. Сшитое собственноручно простенькое, легкое для середины осени, платьице колыхалось от нервных движений. Денег на новую одежду совсем не было. Пришлось потратить последние несколько серебрушек, заработанных тяжелым трудом на кухне небольшого придорожного трактира, на дорогу из далекого Гратона до переправы на Шайясс, а потом и на саму переправу, да дорогу до Тиля.       По поводу внешнего вида я особо сильно не переживала. Все равно в этом зале увидеть меня сможет только один человек, да и то не факт. Все же, не каждому так везло.       Смысл Кленового бала состоял в том, чтобы студенты, они же адепты, нашли себе партнеров по духу. Это был своеобразный бал дебютанток, только с более глубоким смыслом. Все девушки-первокурсницы или те, кто все еще не был избран, собирались в туманной зале, занимали каждая свою ступень на лестнице и ждали. Друг друга девушки увидеть не могли, как и мужчины, включая преподавателей, могли заметить только одну из нас. Мне, честно, хотелось быть избранной. Найти хоть одного человека, который будет поддерживать меня. Который станет для меня опорой и братским плечом.       Туман не терпел обмана. Он дышал, клубился вокруг, жил своей собственной жизнью, понятной только ему. Это место раскрывало самые скрытые наши пороки и желания.       Меня трясло. Мне больше всего на свете хотелось быть здесь, чтобы прервать наконец свое одиночество, обрести компанию и верного друга и соратника, но, в то же время, хотелось сбежать. Мурашки скакали по телу табунами, заставляя дрожать и, в какой-то момент, я уже почти отчаялась, когда увидела его.       Мы смотрели друг на друга, но не могли рассмотреть под действием чар отвода глаз и иллюзии. Таковы правила Кленового бала. До его окончания никто не мог знать, с кем связывает себя узами духовного партнерства. Но одно я знала точно: я больше не одинока.       Вложив свою дрожащую руку в его сильную и уверенно держащую меня ладонь, я сделала свой первый неуверенный шаг к подножию лестницы, где уже звучала музыка.       Первый танец партнеров всегда был таким - легким, неуловимым, особенным. Он кружил меня по залу в танце, который я, кажется, даже не знала до этого самого момента. Мои руки продолжали дрожать, но губы растягивались в счастливой улыбке. Мне хотелось смеяться и воспарить над полом, и он, будто услышавший мою немую просьбу, подхватил меня за талию, подняв выше собственной головы, будто я вовсе ничего не весила, хотя я знала на самом деле, что не была пушинкой.       Остановились мы, тяжело дыша, вместе с резко оборвавшейся музыкой. Пришло время произносить клятву, слова которой будто сами собой вливались прямо в голову. Наши сцепленные руки осветило яркое сияние, похожее на усиленный во сто крат белесый лунный свет, прорисовав от кончиков пальцев до самых плеч вязь рун.       Узы духовного партнерства связали нас на ближайшие несколько лет.       Разглядывая свои руки, я забыла, как дышать. Светящиеся закорючки начали медленно остывать, растворяясь под кожей, а когда я подняла глаза, чтобы рассмотреть получше своего партнера, с которого вот-вот должна была упасть иллюзия тумана, его и след простыл. И только легкий запах до одури сладкой арии напоминал о том, что он существовал и я не сошла с ума.

***

      Я безбожно опаздывала. И то, что преподаватель оказался светлым эльфом не значило совершенно ничего хорошего. Тер Раэль Талаф был внешне крайне мил и внутренне беспощаден. За опоздание каждый студент крупно платил потом и кровью, проходя раз за разом сложнейшую полосу препятствий. Все бы ничего, да только Талафа должно было устроить то, как ты ее пройдешь. И ему было совершенно плевать, что у тебя есть еще занятия после основ ведения боя. К слову, бой мы и правда вели: за собственную жизнь и здоровье.       Добежав до полигона с ужасом обнаружила, что однокурсники уже добегают энный по счету круг. А значит обеда, а возможно и ужина, мне сегодня не видать. И все из-за мелкой пакостницы Лилианы, продолжающей мстить мне за единственную бессонную ночь. Она вешала над моей кроватью пелену тишины вот уже неделю, чтобы я не смогла услышать гонг, который и мертвого поднимет, не говоря о спящих беспробудным сном студентах.       Застыв каменным изваянием самой себе я уставилась на профессора. Он на меня. Раскосые глаза отсканировали меня с ног до головы, видимо решая, как наказать поинтереснее и поразвлекательнее. Я даже шелохнуться боялась, но нужно было действовать. Первые шаги под насмешливым взглядом эльфа дались не легко. Честно хотелось развернуться и бежать без оглядки на неуд по основам ведения боя. Будь они хоть трижды физическая культура и здоровье, на деле мне моя шкурка дороже. Но бежать было некуда. Да и бессмысленно. Так что, добравшись таки до нашего местного полигонного надзирателя честно выдала:       - Проспала. Отработаю. Только скажите, что делать.       Профессор усмехнулся, просверлив меня все тем же насмешливым взглядом, который за несколько предыдущим занятий с ним стал уже каким-то родным, что ли. Да и как не стать, если физическая подготовка одна из самых основным и важных дисциплин по подготовке магов. Не прокачаешь тело - не увеличишь резерв, не сможешь пользоваться собственной магией.       - Средняя полоса препятствий. До тех пор, пока меня не устроит ваше прохождение оной, адептка Ландрин. Но до этого… - такая затяжная пауза должна была нагнать на меня настоящий ужас и панику, с чем непременно справлялась, - бегите.       Я и побежала. Впрочем, у меня просто не было выбора. Неисполнение приказов профессора Талафа каралось еще хуже, чем опоздание. Потому что, цитирую: “Опоздать на смерть не страшно. Не исполнить приказ командующего и повлечь за собой смерть товарищей - вот ваш главный мотиватор!”. Честно сказать, каждый, кто однажды услышал это от преподавателя, проникся. Исполнялись приказы на полигоне стабильно мгновенно и беспрекословно. Тем более, что уже к концу первого курса, основываясь на показателях с занятий и успехах нас начнут собирать в звезды. И никому не хочется стать частью звезды отстающих.       Как измывался надо мной профессор, только богам покровителям известно, но обратно в комнату я приползла извалянная в грязи, уставшая и злющая, как сотня-другая драконов. Так что, не удивительно, что мое появление стало феерическим, напугав до дрожи и вскрика мою дражайшую соседку. Хлопнувшая о стену дверь заставила ее подскочить с кровати на добрых полметра, а мой потрепанный внешний вид еще и осенить себя звездой покровителей.       - Сеньяла! Ты, что ли?! - воскликнула Лилиан, облегченно выдохнув. А зря.       - Лили, как думаешь, насколько сильно может злиться профессор по физической подготовке, когда на эту самую подготовку сильно опаздывают? - я была само спокойствие. Спокойно закрыла дверь. На замок. Спокойно отжала волосы, вывалив на пол пару литров грязной воды, разбавленной землей, глиной и песком. Спокойно расправила столь же нелицеприятно выглядящую спортивную форму от складок. Реакции от формы не последовало, но мне это было и не нужно. Главное - произвести эффект. И это сработало. Лилиан тяжело сглотнула, отодвинувшись подальше.       - Сильно?       - Неа. Неверный ответ, - моя улыбка в данный момент могла соперничать с оскалом дракона в его животной форме. И дракон, да простят меня все ящерицы Сирры, явно проигрывал, судя по реакции соседки. - Попробуешь еще раз? Или мне помочь? Думаю, помогу. Видишь ли, у тера Талафа превосходное чувство юмора. А оттачивает он его именно на адептах. И, так уж вышло, что я одна из этих подопытных. Ты знаешь, Лилиан, как я не люблю быть подопытной?       Кажется, соседку проняло. Надвигающееся на нее, извалянное с ног до головы в грязи, улыбающееся во все тридцать два зуба создание кого угодно проняло бы. Не только юную эльфийку.       - Иди ко мне, Лили. Хочу обнять тебя и не отпускать до конца твоей жизни, так сильно люблю.       Эльфийка подскочила на ноги, как резвый кузнечик, чуть не пропахав носом сначала стену, а потом и пол нашей комнаты.       - Сень, прости! Я не буду больше! Не буду, клянусь! Только не подходи. Я же это весь следующий год отмывать буду.       Последняя фраза была сказана явно не для моих ушей, но они все же вняли. А я пошла в наступление. Грязи, значит, мы боимся. Ну сейчас ты у меня узнаешь, юная экспериментаторша!       Обнимала я соседку от всей человеческой широкой души, со всей любовью к ее эльфийским ушам. А потому, когда мне все же надоело, Лилиан выглядела ничуть не лучше меня самой. Вся измазанная, чумазая, сияющая глиняными домашними штанами и такой же рубашкой на застежках-крючках.       Я была очень довольна собой.       В единственную на нашем этаже женского общежития ванную тащились вместе. На остальные занятия я уже не успеваю, так что нет смысла торопиться. Разошлись по кабинкам и… рассмеялись.

***

      Первое занятие по алхимии состоялось почти через месяц после начала обучения, что многих из нашей группы вводило в заблуждение. Мы, принятые на факультет алхимиков, до сих пор совершенно ничего не знаем о профильном предмете.       - Приветствую вас, адепты! - дверь в класс открылась настолько тихо, что никто даже не заметил вошедшего мужчину. Подскочив от неожиданности на ноги, я уставилась на преподавателя и застыла. Демона я видела не впервые, но тот факт, что они могут выглядеть настолько эффектно, поражал до глубины девичьей души. Витые, закрученные в крутое кольцо, рога выглядели потрясающе. Как и длинный черный хвост с яркой алой кисточкой на кончике, обвитый вокруг левой ноги мужчины. Честно, хотелось визжать, а не просто еле заметно вздыхать, как это дружно сделали мои одногруппницы при виде новоприбывшего представителя сильного пола.       Отмерев, мы дружно поздоровались и упали обратно на лавки, получив разрешение лаконичным кивком рогатой головы. Темно-синие, почти черные, глаза просканировали нас пронзительным взглядом.       - И так, я рад познакомиться с вами, пусть и довольно поздно. Пришлось немного задержаться, но, надеюсь, все это время вы не просто так находились здесь, а уже изучили первые главы учебника. Поэтому наше первое занятие мы начнем с проверки ваших знаний об основах и теории возникновения алхимии, как магической науки.       Голос преподавателя успокаивал и, в то же время, заставлял руки нервно подергиваться. Конечно, едва ли кто-то позволил себе настолько расслабиться, чтобы даже не открыть нужные учебники, хотя бы ради интереса.       - Вернорд уже готова приватно сдать вам экзамен, профессор! - парни заржали, а сама упомянутая девица взвизгнула, но покраснела. Видимо, демон ей и правда приглянулся.       - Ваше имя, адепт, - преподаватель даже не подумал злиться, но на выкрикнувшего неприличный комментарий парня посмотрел строго.       - Лотанар дер’Риаш, - судя по гордо вздернутой голове, его имя должно было кого-то удивить. Демон не обратил на это никакого внимания, только пригласив строптивого рыжего остаться после занятия.       Письменный опрос был не сложным. Я знала ответы почти на все вопросы. Некоторые все еще оставались тайной, но и их рано или поздно придется изучить.       Я старательно выводила на бумаге знания, почерпнутые из учебника. Чего-то сверх написать не получилось бы даже при большом желании. В алхимии я плавала ничуть не хуже, чем в океане, омывающем прибрежный Гратон. Сдавала работу с тяжелым сердцем. Казалось, что остальные знают все лучше.       - Исходя из ваших ответов, я составлю план обучения на первую триаду. Учить придется много. Знания, почерпнутые из наших занятий, будут неотъемлемой необходимостью при переходе к практике. Если я не сочту вас готовыми, практиковаться вы не сможете. Поэтому, предупреждаю сразу, принимать все контрольные, зачеты и экзамен буду строго. Любовь к науке, конечно, зла, но мы постараемся ее немного задобрить. Вашими знаниями, естественно.       Я улыбнулась. Мысли текли вяло. Думается мне, что эти занятия будут одними из моих самых любимых в Университете. Демон был внимательным преподавателем. Это было заметно невооруженным взглядом. К тому же, как выяснилось позже, он оказался нашим куратором, что тоже имело немалое значение. Иметь плохие отношения с куратором и преподавателем профильной дисциплины глупо. Я не собиралась становиться в ряд худших адептов. Наоборот, мне было просто необходимо стать лучшей.       Дни утекали, как вода сквозь пальцы, занятые бесконечной учебой и маленькими попытками практики на полигоне. Малейшие бытовые заклинания, изученные на теоретической магии, порой отзывались катастрофой, но я продолжала стараться.       В очередной раз возвращаясь в комнату, оглянулась на небольшое фигурно вырезанное зеркало, висящее в коридоре, и отшатнулась. Тень, едва показавшаяся в нем, метнулась в сторону, исчезая. Я обернулась. За спиной никого не было.       - Покажется же, - пробормотала себе под нос, прежде чем пойти дальше.       Если задуматься, это не первый раз, когда я замечаю что-то подобное. В последнее время зеркала часто начали пугать и наводить на меня ужас. Я уже была готова завесить все отражающие поверхности в комнате, чтобы не дергаться каждый раз, когда покажется, что через зеркало за мной кто-то наблюдает. И ведь не докажешь никому. Что я скажу? Здравствуйте, профессор, не могли бы вы сегодня вечером, после занятий, заглянуть в мою комнату, чтобы на кое-что посмотреть?       Засмеялась от собственной глупости. Это просто нелепо.       Приближались экзамены первой триады, и я очень надеялась сдать их на отлично. Повышенная стипендия была для меня словно кусок свежего мяса для хищника, учуявшего добычу. Я жаждала ее. Дышала одним только желанием лицезреть заветные монетки в своих руках. Форма, в том числе зимняя, нам выдавалась. Вот только помимо нее теплой одежды у меня не было. Как и средств на приобретение разных мелочей, так необходимых любому человеку. Дешевый деревянный гребень для волос начал разваливаться. Несколько зубчиков уже откололись, что вызывало некоторые трудности во время ухода за собой. Нужны были какие-никакие но крема, потому что от непривычного климата стала шелушиться кожа на лице, да и брови превратились в настоящий ужас. Что же говорить о ногах и прочих местах, за которыми стоит ухаживать отдельно.       Я бы и работать пошла, да только времени было ровно столько, чтобы успевать учиться. А стоило отвлечься на что-то другое…       Моя учеба здесь напрямую зависела от того, какое место в этом мире я займу после выпуска. И если раньше у меня ничего не было, то теперь я хотела получить все, о чем мечтала. Я хочу жить, не нуждаясь. Хочу работать не только ради корки хлеба да стакана воды.       Так замечталась, что даже не заметила, как подошла к лестнице. Первая ступенька далась мне тяжело. Я попросту соскользнула с нее и, не успев схватиться за перила или стену, полетела вниз, больно ударившись затылком о каменный пол.       Сознание померкло. Видимо испугалось резкой боли, прострелившей все тело.       - Какая ж ты неуклюжая, Сенька! - последняя мысль прозвучала в голове голосом отца, прежде чем я отключилась.       Пришла в себя резко. Будто очнулась от затяжного кошмара. Села на кровати. Сначала показалось, что пролежала здесь целый день, но я попросту ничего не видела. Чернота перед глазами начала медленно таять, представляя моему взору целительский кабинет. Или палату. Не знаю, как это место называется правильно. В зеркале напротив зависла черная дымка в форме человеческого силуэта и никуда не пропадала, даже когда я в упор на нее уставилась.       Я задрожала. Было откровенно страшно. Подозревать, что за тобой следят, это одно, но быть в этом уверенной - другое.       Сил на то, чтобы накрыть или разбить злосчастное зеркало не было. А вот на то, чтобы отползти как можно дальше по кровати и с головой укрыться тонким покрывалом, хватило. Я все еще не привыкла к таким пугающим проявлениям магии, хоть и знала, насколько опасной она может быть в плохих руках.       Рука, неожиданно вольготно устроившаяся на моем плече, заставила меня буквально заорать и запустить в пришельца волной чистой силы прямо сквозь покрывало. Силы во мне было не так много. Дар был слабеньким, как мне сказали в момент распределения. Но для алхимика вполне сойдет. После падения с лестницы тело ломило, но было на удивление целым, видимо меня все же починили, насколько возможно.       По другую сторону раздался глухой удар, словно кто-то свалился на пол. Я вытащила голову из-под своего укрытия.       Мужчина в зеленой, цвета мякоти спелой арии, мантии был мне незнаком. Хотя даже идиот поймет, что передо мной целитель, которого я и огрела по черепушке.       - Лара, Вы с ума сошли?! - завопил этот незваный гость со своего жесткого насеста. И я бы пожалела его в другой ситуации, но он и сам хорош!       - Сами Вы с ума сошли! Нечего честных девушек лапать, когда они в таком беззащитном состоянии. А если бы я была и вовсе раздета?! Вы, господин целитель, должны бы на мне жениться, после подобных поползновений. Но я, как видите, от Вас подобного не требую, хотя могла бы!       Поток моей нескончаемой, проснувшейся вдруг, вместе с жутким испугом и обидой на несчастного наблюдателя и саму себя, злости лился из меня, словно сильнейший ливень во время сезона дождей. Хотелось стукнуть еще пару раз этого горе-целителя и разбить наконец это дурацкое зеркало, чтобы не маячило перед глазами вместе с его обитателем. Ненавижу шпионов, пусть и рискую стать одной из них, поступив в университет интриг и шпионажа, как Тенери негласно называют студенты.       - Что?! - от его ора у меня снова начала болеть только вылеченная голова, а потому слушать мужчину резко расхотелось. Пусть он хоть трижды привлекательный, смуглый, кареглазый представитель сильного пола, истерил он покруче любой девицы на взводе.       - А то! Хватит орать. Голова и так раскалывается. А ей нельзя. Ей триаду закрывать надо. А потом еще две. И на практику летнюю ехать непонятно куда вместе со всем покалеченным телом. А длинные ноги, знаете ли, очень удобное средство передвижения, если целые.       Целитель просто опешил от моей логики пьяного дракона на адреналине. Сидел и лупал глазами на эдакую диковинку в лице студентки-алхимика. А я, не будь дурой, поплотнее завернулась в плед и встала на дрожащие ноги, решив не дожидаться реакции. Потому что реакция мужчин на женскую логику порой бывает непредсказуемой. Мне на сегодня потрясений и открытий достаточно.       Экзамены подкрались незаметно. Все зеркала в нашей с Лилиан комнате были завешаны простынями вот уже несколько недель. Соседка не спрашивала, а я не рассказывала. Меня вполне устраивала легенда о собственных странных причудах и страхе перед собственным отражением.       Первым зачетом стали основы введения в магическую деятельность и до невероятного противная профессор Трент. Она хоть и была наполовину снежной феей, но в душе, казалось, являлась ею на все сто процентов. Отмороженная до зубовного скрежета лара пыталась заморозить своим взглядом любого, кто попадался ей на глаза. И, так уж вышло, что первой ей на глаза попалась я, когда мы, всей группой, в первый раз пришли к ней на занятия. С тех пор достопочтенная лара невзлюбила меня, а потом зачет я сдала последней, хоть и тянула билет первой.       Любимым, как и предполагалось, стал предмет тера Латаны. За первую триаду демон покорил все женское население первого курса своего факультета, а потому сдавать ему экзамен все шли с завидным рвением и самых заметных своих нарядах.       Латана никого не заставлял тянуть жутко скучные билеты, зато спрашивал сам. И ты никогда не мог предугадать, что следующее придет в голову рогато-хвостатому профессору. Но самым сложным зачетом для меня оказалась, кто бы сомневался, физическая культура и здоровье. Сколько бы я ни бегала всю триаду по проклятой полосе препятствий, проще она не становилась.       Шел дождь. Я бежала, не разбирая дороги. С волос, налипших на лоб, дождевая вода стекала прямо в глаза, что только затрудняло процесс. Впереди был ров, наполненный грязной жижей, преодолеть который можно только перескакивая с одного короба, с натянутой на него плотной тканью, стоящего под наклоном, на другой. Коробов было всего двенадцать. Шесть с одной стороны рва, шесть с другой. В прошлый раз мне удалось преодолеть лишь восемь из них. На девятом поскользнулась и свалилась прямо в вонючую яму. В этот раз я планировала остаться чистой хотя бы выше плеч, а значит мне ни в коем случае нельзя упасть.       Приготовилась.       Смотрящих на меня одногруппников старалась не замечать, как и профессора Талафа, стоящего под невидимым навесом, а потому беспредельно сухого.       В ров я все-таки свалилась. Соскользнула с одиннадцатого короба. Выбралась довольно быстро, поэтому успела в установленное эльфом время добраться до финиша. Зачет сдала, удостоившись лишь благосклонного, хоть и не шибко довольного, кивка со стороны профессора.       Недолго думая, потрусила в сторону общежития, чтобы отмыться. Бытовые заклинания так и не давались мне, хотя зачет от лары Эльнериси по ней я получила. Она и без моих объяснений видела, что стараюсь.       До заветной двери оставалась дюжина шагов. Она была почти не видна, дождь полил, кажется, еще сильнее, когда перед моим носом выросла стена, в которую я, с благополучием птицы, не видящей стекла, и влетела. Стена не пошатнулась, зато глаза вдруг стали видеть. Ливень больше не заливал мне глаза. Было сухо и тепло, что несказанно радовало. Но только меня, а не того, в кого я влетела.       - Смотреть надо, куда идешь, - выдала я, не дожидаясь реакции незнакомого мужчины, представшего передо мной. Высокий, мускулистый, что чувствовалось даже сквозь плотный синий плащ, относящий его к факультету теоретической магии, он производил впечатление. Темные с красным отливом раскосые глаза сверлили меня недобрым взглядом. Черные волосы, собранные в высокий хвост, развевались на ветру.       Весь его вид не сулил мне ничего хорошего, а потому я решила попросту сбежать от ответственности и пугающего мужчины в том числе. Не получилось. Схватив меня за руку чуть выше локтя, даже грязи не побоялся, мужлан, он скривил тонкие бледные губы в усмешке.       - Зачем же мне смотреть по сторонам, юная лара, когда Вы прямо передо мной, - проворковал он. В голосе слышалась легкая хрипотца. Весь мужчина был словно цельное искушение, да только я однажды уже повелась на подобное. Больше меня хриплым голосом и приятной внешностью не проймешь. В прошлый раз еле ноги унесла. Хватит с меня.       - Отпустите меня, - сказала и поняла - отпустит. Мы на территории Университета. Здесь он ничего не сможет со мной сделать. Сейчас я верила в охранную магию этого места сильнее, чем во всех богов покровителей вместе взятых. Руководство Шайясского Университета гарантировало безопасность своим адептам, пока те ими являются и находятся на территории учебного заведения.       Он отпустил. Хоть и не потому что испугался каких-то охранных плетений, это было видно по блеснувшей в глазах искорке неудовольствия и раздражения.       - Мы еще встретимся, Сеньяла, - сказал он, прежде чем уйти, оставив меня снова мокнуть под дождем. И прозвучало это, как обещание.       Своего имени ему я не называла.

***

      Мужчина в темном плаще с высоким воротником стоял у окна. Лицо его было скрыто маской, а руки перчатками, будто он пытался скрыть все свое тело, будто стеснялся его. Садилось солнце, окрашивая все вокруг желтый, красный и оранжевый цвета. Цвета огня. Он ненавидел их, а потому попросту задернул шторы, чтобы больше не видеть пожарища, разразившегося за окном в разгар первого месяца зимы.       - Я нашел ее, - сказал он наконец, обращая внимание на застывшее изображение своего собеседника в зеркале. Обычно оно было скрыто от посторонних глаз, но не сейчас.       Прошло два года с тех пор, как он начал свои поиски. Два года безрезультатного скитания по зазеркалью, и вот он получил то, что так желал. Он никак не мог взять в толк, как у нее получалось избегать его взгляда столь долгое время. Как она смогла так долго скрываться?       Смяв в кулаке небольшое изображение юной девушки, мужчина сел в кресло, в котором провел два года своей жизни, и откинулся на спинку. Теперь все станет на свои места. Осталось совсем немного. Он может подождать. После двадцати четырех лет ожидания, жалкие несколько месяцев не стоят ничего.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты