Сердце в чаше кофе

Гет
R
В процессе
49
автор
Размер:
планируется Мини, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
49 Нравится 11 Отзывы 11 В сборник Скачать

Глава 1.

Настройки текста
Примечания:
- Эй, Чэ.. - парень запнулся, вспоминая события минувших дней, когда на прозвище "Чэн-Чэн" он чуть не получил кулаком в лицо. - Хуа Чэн, пошли сегодня после пар в кафешку неподалёку, а? Там очень вкусное кофе! Ну же, не стой такую хмурую мину! Сейчас на весь этаж голосил Ши Цинсюань. Наверное, во всем институте не найдется человека, не знавшего его лично. А если и так, то про его имя услышали уже все - настолько был громок и жизнерадостен Цинсюань. Хуа Чэн на это лишь свел брови к переносице и закатил глаза, пытаясь обойти Зеленоглазого стороной. Сегодня, после учёбы, он планировал выполнить все заданные задания, а в оставшееся время продолжить работу над недавно начатой статуэткой. Но все планы сейчас пытался разрушить этот наглый однокурсник. - Эй-эй, не игнорируй меня! Хуа Чэн! - видя что его даже не слушают, Ши Цинсюань встал прямо перед обладателем темных волос, раздвинув руки в стороны. - Давай поспорим, тебе понравится кофе той баристы! - На что спорим? Гордясь тем, что смог завладеть вниманием парня, Цинсюань гордо поднял голову немного выше и сказал: - 15 юаней! - Сдались мне твои деньги, у меня у самого их куча, о чём ты вообще думаешь? И что вообще годного можно купить на 15 юаней? - Деньги не устроили, хорошо... Я напишу за тебя какую-нибудь работу! Идёт? - Цинсюань поднял одну бровь вверх. - Пф, опасная сделка. Прости, но я хочу получать хорошие оценки. - Это правда позабавило Хуа Чэна. После того, как в парном задании он получил оценку ниже на 1 балл из-за своего непутевого однокурсника в паре, в работах он мог полагаться только на себя. На это младший Ши опустил руки и закатил глаза - Хуа Чэну было слишком трудно угодить. Из последних сил он выдавил из себя последнее, что смог придумать: - Ты слишком упрямый. Как насчет желания? - Цинсюань взмолился, чтоб над этим Хуа Чэн хотя бы задумался. И, видимо, небеса его услышали. Хуа Чэн посмотрел куда-то вверх, произнеся задумчивое "Хм-м-м". Через 2 секунды глаза его снова примкнули к зеленым. - Идёт. Но сначала мы идём в это злосчастное кафе, чтоб сейчас ты не смог уклониться от моего желания. Улыбка с этими прищуренными глазами выглядела крайне зловеще на этом бледном лице - так, что Цинсюань уже начинает жалеть о том, что поставил на кон желание. - Договорились! Встречаемся в 18 часов у входа в общагу! - С этими словами каштановолосого будто сдуло ветром в другой конец коридора. Там он уже подлетел к спокойно жующему булку Хэ Сэаню и начал что-то тараторить, активно жестикулируя руками. Но больше Хуа Чэн не смотрел в ту сторону. Сейчас ему было интересно, когда в следующий раз он найдёт время для продолжения работы над статуэткой. Да, он мог бы поручить Инь Юю, его верному помощнику в этом деле, доделать оставшиеся детали у хорька. Но почему-то за эту фигурку Хуа Чэну хотелось браться исключительно одному. *** Неделю назад он шел в магазин, дабы закупиться продуктами. Сейчас только первый месяц осени, поэтому листья обильно летят с деревьев. Идя под этим листопадом, он смотрел по сторонам. Внезапно его взгляд остановился на какой-то девочке. На вид ей было лет 16. Черная челка свисала до бровей, волосы были темными и длинными, отливающими фиолетовым оттенком, когда мимо дорожки парка проезжал автомобиль. Она также рассматривала завораживающий листопад, судя по всему, уже не малое количество времени, потому что на её макушке лежало уже два кленовых листа. Но не сама девушка стала причиной его взгляда на нее, а существо, что она держала у себя в теплой куртке. Это был хорёк. Белый. Его маленькая мордочка с темными концами на ушах вертела головой в разные стороны. Белая моська на фоне оранжево-красных листьев - эта картина отпечаталась в его памяти надолго и неосознанно. Он продолжал смотреть в эти черные глаза-бусинки, что в ответ смотрели на него. Как интересно получилось. Но из транса Хуа Чэна вывело движение девушки. Какой-то парень подошел к ней сзади и бережно стряхнул листья с головы. Всё, что мог сказать Хуа Чэн про этого человека - он обладатель коричневых волос, одет он был заурядно. Девушка тут же обернулась на него, и улыбка появилась на её лице. Они взялись за руки и двинулись вперед. Видимо, девушка ждала своего парня, чтоб насладиться с ним прогулкой по парку в листопаде. Хорёк, которого держала девушка свободной рукой, уже испытал на своей макушке нежные поглаживания парня вновь начал оглядываться по сторонам. Эта непримечательная пара скрылась в окружении клёна. Уже подходя к магазину, картина не выходила из его разума. Та пара выглядела незаметно, но невероятно счастливой. И хорёк не был похож на зверя, которого плохо содержат. Все они выглядели так, будто ощущали невероятный комфорт. Хуа Чэн не нуждался в отношениях. Или, скорее всего, нужно выразиться по другому: Хуа Чэн не думает, что сможет найти подходящего партнера. Все люди в его окружении не впечатляли его. Одни курят, другие пьют, третьи шатаются по клубам, а многие всё вместе. Да, Хуа Чэн пробовал всё, но это было всего пару раз ради познания. У него нет никаких зависимостей. Хоть многие и говорят, что он секс-символ всего института, сам Хуа Чэн себя таким никогда не считал. Он не спит с кем попало и никогда не хотел. Он хотел бы ощутить себя в здоровых и теплых отношениях, хоть по нему никто и не скажет. Неверное, именно поэтому та пара оставила осадок грусти в груди. Если бы он когда-нибудь нашёл того самого человека, он бы окружил его заботой и опекой - так думал Хуа Чэн. За такими мыслями он не заметил, как уже стоял с корзинкой у хлебного отдела магазина. Отогнав все ненужные мысли, он решил, что ему надо бы поскорей вернуться в свою комнату, чтобы зарисовать того хорька. Поэтому он начал в быстром темпе ходить по отделам магазина, сгребая всё нужное в каталку. *** Уже сидя на своей кровати и смотря на белого хорька в окружении оранжевого листопада, он думал над тем, как бы разнообразить статуэтку. На рабочем столе уже красовалось готовое туловище и ноги. Ему хотелось, что бы при взгляде, обращенном на будущую фигурку хорька, всплывала та самая картина, отпечатавшаяся у него в уме неделю назад. Но он не мог придумать, как передать тот рыжий оттенок на фоне. Листья под ногами хорька было бы чем-то слишком банальным. В голову ничего не приходило. Из раздумий его вырвало уведомление, пришедшее на телефон. Это был Ши Цинсюань. Черт бы его побрал - подумалось Хуа, пока он заходил в Телеграмм. Ши Цинсюань. 17:43. Эй, я уже заждался тебя. Хуа Чэн, это ужасно - заставлять людей тебя ждать. :( Хуа Чэн. 17:44. Мы договаривались на 18 часов, идиот. Ши Цинсюань. 17:44. Разве тебе не хочется попробовать эти замечательные кофе? Ах, точно. Ты же не бывал в том божественном заведении. Прости-прости, забыл. Хуа Чэн закатил глаза. Ему нужно убирать это привычку, становиться похожим на Му Цина он точно не хотел. Ши Цинсюань. 17:45. И вообще-то, рядом со мной стоит Хэ-сюн. Тебе не стоит меня обзывать😈 Отлично, Хэ Сюань идёт с ними, значит всё не так плохо - Хуа Чэн не единственный человек, которому Цинсюань будет выговариваться. Он даже не обратил внимания на подтекст последнего сообщения Цинсюаня. Хуа Чэн. 17:45. Скоро выйду. Но очень надеюсь, что вы устанете ждать и пойдёте без меня. Ши Цинсюань. 17:45. 🙄🙄🙄 На самом деле Хуа Чэн всё равно бы пошел сегодня в то самое кафе. Не важно, с компанией или без. Не зря же он отложил создание фигурки. Он уже был в черных джинсах и домашней футболке. Сняв последнюю вещь, он не спеша, накинув на себя черную водолазку, а сверху красный свитер, посмотрелся в зеркало. Весь его нынешний наряд гармонировал с черной повязкой на глазу, в принципе, как и всегда. У него прекрасный был вкус, он всегда одевался стильно, даже если сам так порой не думал. Нащупав резинку на запястье, он забрал волосы в высокий хвост. Взъерошив чёлку и выпустив из хвоста передние пряди, он еще раз осмотрел всего себя. Что ж, для прогулки в кафе должно сойти. Надев длинную ветровку черного цвета и натянув на себя ботинки такого же цвета, он, закрыв комнату, пошел к выходу из общежития. Как только Хуа Чэн оказался на улице, в лицо ударил прохладный поток ветра. Откуда-то сбоку разнеслось чье-то "Ну наконец-то". Посмотрев в ту сторону, он увидел двух парней. Один был одет в светлые джинсы, бирюзовый свитер и коричневую ветровку нараспашку. Второй же был одет во всё черное, словно пятно от черных чернил, только золотые длинные серьги помогали ему не слиться с темнотой вокруг. Он кивнул Хуа Чэну в знак приветствия, а вот светловолосый явно не настроен был молчать. - Хуа-сюн, пошли, давай! Мы тебя заждались! Хуа Чэн скривился в лице от такого прозвища: - Боже, зови меня просто по имени. Твои коверканья ужасны. На это младший Ши только грустно хмыкнул. Он развернулся обратно к бедному Сюаню и начал жаловаться: - Хэ-сюн! Ты видел, как оскорбительно он со мной общается!? - Обиженный Цинсюань уткнулся в грудь парню, что в ответ поместил свою руку на голову и закатил глаза. Видимо, привычка Му Цина заразна. - Цинсюань, если ты сейчас продолжишь ныть, то не успеешь посидеть и поболтать с Лянь. - Хэ Сюань знал, как замотивировать ветерка, поэтому уже в следующую минуту тройка шла прямиком в заведение. - От сюда не далеко! Всего 7 минут ходьбы. Но мой рекорд - 4 минуты от общаги. Хуа Чэн даже представлять не хотел, чем так был взбудоражен зеленоглазый, что сократил время до кафе почти в два раза. Парень почему-то представил себя, бегущего до того самого кафе. Но в то же мгновение встряхнул головой, он никогда не будет бежать до заведения, зачем ему это? Он уверен, что сейчас они придут в эту кофейню, посидят, и потом Хуа Чэн больше никогда туда не сунется. У него и так мало времени со всеми этими заданиями в институте, когда ему ходить по заведениям? На улице была темень, а под ногами всё также мешались листья. Прохладный ветер обдувал лицо, когда мужчины уже подходили к заведению. Хуа Чэн заметил, что около здания не было листьев, несмотря на то, что у входа выросли два добрых клёна. Видимо, кто-то тщательно следит тут за порядком. Площадка у входа была отделена небольшим деревянным заборчиком и освещалась фонарями тёплого цвета. На улице стояло четыре небольших стола. Три пустовали, а за оставшимся сидели два человека. И на них Хуа Чэн невольно остановил свой взгляд. Молодая девушка с приятными чертами лица, черно-фиолетовыми волосами, челкой до бровей и тот каштановолосый парень!? Что ж, верно говорят - мир тесен. Они глядели друг на друга влюбленными глазами, сцепив руки. Рядом с ними, кстати, остывал кофе. Хуа вдруг внезапно обернулся на компаньонов: они шли под ручку, о чем-то говоря. Ши Цинсюань улыбался, а Хэ Сюань, хоть по нему и скажешь, внимательно и тепло смотрел на парня в ответ. Хуа Чэн вдруг почувствовал себя самым одиноким человеком на этой планете. Он завистливо отвёл глаза от этих злосчастных парочек. Что с ним в последне время? Никогда же не интересовали отношения... Помещение встретило их теплым, приятным глазу интерьером и тихим звоном колокольчиков. Обустройка была комфортной, но в тоже время достаточно богатой: золотая рамка на больших окнах, за которыми была видна потрясающая картина темной осени и листопада, а за деревьями то и дело ездили автомобили, поочерёдно светя своими фарами. Подставки под специи и салфетки отливали золотистым цветом от света, исходившего от шарообразных маленьких светильничков, свисавших с темного высокого потолка. В общем, всё тут отливало теплым золотом вперемешку с коричневым цветом, прекрасно дополнявшим первый. Атмосфера была волшебная. Народу было относительно немного. Как только дверь за спинами парней захлопнулась, Ши сразу же побежал к барной стойке, что-то крича на всё заведение. Все табуреты рядом с ней были пусты, только одна девушка стояла за ними, протирая стаканы, раскладывая их по местам. Казалось, девушка в этом волшебном заведении как будто вылезла из этой прекрасной атмосферы. Она была невероятно красива, словно отливала золотом вместе с интерьером. У неё были орехово-коричневые длинные волосы. Передние пряди этих густых волос были собраны в небольшой пучок на затылке, перевязанный белой с золотыми краями лентой. Но обзор на уши прикрывали прядки, выставленные вперед. Лицо этой девушки было так же невероятно красиво: эти аккуратные темные брови, слегка загнутые вверх пышные ресницы, большие глаза янтарного цвета с хрустальными обитающими в них бликами, идеальные нос и подбородок, а эти губы.. Сердце Хуа Чэна, который всё также стоял около входа в заведение, с каждой секундой билось всё сильнее. Даже толчок в плечо не вывел его из этого зачарованного транса: - Ну и чего ты встал? Ни себе, ни людям, - пробубнил Хэ Сюань, выходящий из-за спины Чэна. Но как только посмотрел на парня, а после, проследив за его взглядом, Сюань будто сразу всё понял. - М-м-м, ясно. С такими словами черноволосый оставил стоять Хуа Чэна одного. Окончательно очнувшись от своего транса, Хуа Чэн проследовал к барной стойке. Но чем ближе он подходил, тем сильнее наливались кровью его уши. Фигура девушки... Держите Хуа Чэна, он сейчас упадет: Эти прекрасные неширокие плечи, ключицы, виднеющиеся из выреза белоснежной атласной рубашки, небольшая изящная грудь, талия, аккуратно перевязанная поясом черного фартука, то, как та же ткань не слишком сильно облегала плоский живот и гладкие бёдра, фартук заканчивался примерно на половине ляшек, открывая вид на стройные ноги, скрывающимися под этими облегающими черными штанами... Оставшееся расстояние Хуа Чэн прошёл с опущенной головой. Он готов был поклясться, его уши уже стали одним же цветом со свитером, поэтому румянец переходит на щеки. - Эй, Лянь-Лянь, я ту-у-у-ут! Куда ты смотришь? - Ши Цинсюань проследил за взглядом Се Лянь. - А, это Хуа Чэн! Я затащил его сюда. Он не верит, что тут вкусный кофе, ты понимаешь!? Докажи ему обратное! Мы поспорили на желание, что твой кофе точно не оставит его без самых положительных чувств!
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.