ID работы: 14254152

мой парень Антон Шастун

Слэш
R
Завершён
51
Горячая работа! 5
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
51 Нравится 5 Отзывы 9 В сборник Скачать

влюбляться?

Настройки текста
Нельзя просто взять и не попасть в какую-то историю в последний год обучения. Дима перешел в 11 класс и, честно говоря, был слегка в заебе. Этот сраный медицинский, в который он решил поступать, ебал ему мозги с 9 класса. А лучше бы ебал кого-то он сам. Антон знал, что шансов маловато, но и опасно отхватить пиздюлей, но он включил отвагу и слабоумие. Этот Позов из 11 «А» не давал ему покоя: ходил серьезный, красивый, ни на кого внимания не обращал, тусовался только с друзьями и ходил на все уроки. Антон отличался откровенным похуем относительно учебы, общался со всеми, кажется, и его друзья удивлялись этой способности. Утро всегда начиналось с проходки по первому этажу: поцелуи в щечку от девочек и крепкие рукопожатия от пацанов, и один Позов игнорировал сам факт существования Шастуна. Они пару раз сталкивались за «стенкой» в желании покурить, но никогда не говорили. А курил Дима тоже красиво, неспешно, спокойно, и даже ветер не тревожил дым вокруг него, кажется, тогда как Антон глубоко затягивался, что итак худые щеки вовсе пропадали. И не было шанса не влюбиться в этого старшеклассника, потому что он хорош во всем. Идеальный. Антон признавал, что слегка поехал, но легче не становилось, почему-то. — Слушай, может ему даже парни не нравятся? — резонно заметил как-то Арсений, пока наблюдал, как Антон изучал инстаграм Позова. — Понравятся, — отрезал тогда Шастун и лайкнул новую фотку Димы, — я слишком хорош, чтобы не нравится людям. И после зимних каникул было решено действовать. Плана не было, было только большое желание вжаться в этого парня и целоваться с ним везде, где захочется. Антон изучил полностью расписание Димы и это была планомерная атака. Каждый день около кабинета, где был первый урок у Позова, Антона просто стоял, копаясь в телефоне. Не обращал на себя внимание, но мозолил глаза, убеждаясь, что Дима хотя бы увидел его. На вторую неделю старшеклассник начал реагировать: чуть хмурился и опускал голову вниз, когда видел Антона. Шастуну не удавалось разглядеть эмоцию, но он не терял надежды. Потом стал ходить к учителям, которые совпадали у них. Строил из себя примерного ученика, приходил покаяться и дать ему шанс исправиться, на что те естественно велись. А дело шло — Дима замечал его раз за разом, а Антон уже позволял себе улыбаться ему, но не здороваться. А на пятой неделе начал избегать Позова, но старался издалека все равно видеть его, чтобы понимать сработало ли. А оно сработало. Дима шел в понедельник, как всегда, на алгебру, когда вдруг на привычном месте не обнаружил Антона. Да, он узнал как его зовут, потому что слишком часто видел его и ему стало интересно. Шастуна не было и Позов даже оглянулся, чтобы осмотреть коридор. Дима давно понял, что это была тактика, которой Антон придерживался, и просто ждал, когда знаки станут слишком явными. Парня нигде не было и Позов, еще раз оглянувшись, пошел в кабинет слегка расстроенный. Может, заболел? Антон, наблюдавший издалека, чуть не сожрал свои руки от того, как был рад, что все сработало. Дима искал его, даже два раза обернулся, чтобы убедиться. Второй раз Шастун чуть не спалился, потому что не ожидал второго раза. Дима весь урок думал не об интегралах, а о том, как узнать все ли в порядке с Антоном, но так, чтобы тот не узнал. Позову хотелось поиграться, хотелось почувствовать на себе как его внимания добиваются, да и ему прямо никто ничего не говорил. И пока все пол дня Дима обдумывал как незаметно все узнать, Антон сам вваливается в его жизнь и кабинет, где у них проходит урок. — Извините! — забежал он, тяжело дыша, — я у вас в кабинете оставил сумку со спортивной формой, можно я заберу? Сами понимаете. Понимаю, думал Дима. Физрук у них лютый, вообще поехавший, да и учитель поняла парня, разрешив ему пройти. И Позов явно не ожидал, когда Антон намеренно шел в его сторону. Дима сидел один, потому что Олег снова уехал на какой-то фестиваль, поэтому точно не замечал ничего у себя. — Привет, извини, я достану? — шепнул Антон, улыбаясь Диме так ярко, что кажется Позов снова ослеп. Он кивнул молча, чтобы разговорами не перебивать учительницу, и никак не ожидал, что Шастун залезет сразу же под стол, почти ложась грудью ему на колени и ладонью сжимая бедро для упора, чтобы не рухнуть на пол. Грудь от частых вздохов двигалась быстрее, отсюда Дима успел прочувствовать все, что не нужно было. Антон сразу же дернул на себя непонятно откуда взявшийся рюкзак и вылез, посильнее сжимая бедро, а потом контакт был вовсе потерян, что Позов чуть не потянулся за ним. — Извини, — усмехнулся Антон, — я не подумал с какой стороны подошел. И развернулся, чтобы быстро пойти на выход. — Извините, что побеспокоил, спасибо, — бросил он и захлопнул за собой дверь, что Позов ничего понять не успел, только то, что бедро словно обжигает в месте, где Антон схватился за него. И хотелось еще. Шастун же чуть ли до потолка не прыгал, что его план работал, только теперь нужно было как-то словами начать говорить. А ладонь словно обжигало тепло тела Димы, даже если он его уже не касался. Он точно чувствовал, что уперся ребром в пах, и сам чуть не сошел с ума. Ни на какую физру Антон не собирался, потому что у него все схвачено. У него уже пятерка в четверти, ему плевать. А нечего было руки распускать. Дима сидел и никакая алгебра на ум не шла, пока сохранялось ощущение касаний. Позов теперь точно знал, что Антон в порядке, а еще точно знал, что это точечные атаки, прямо направленные на него. Осталось только найти момент и зажать его где-то в углу, чтобы выяснить все. Антон был красивый, очень худой и в этом был свой шарм, общительный и притягивал внимание окружающих. Дима замечал, что много кто из его знакомых здоровался с Антоном, как девочки, даже старшеклассницы, охотно выцеловывали щеки Шастуна, когда видели его. Дима не был забитым подростком, тоже много с кем общался, но вот так ярко себя не вел, потому что ему это не близко, ему это не нравилось. Но он не осуждал других. Они же в школе, это нормально.

***

— Господи, и что он сделал, что ты так светишься? — фыркнул Арсений, когда встретился с Антоном после урока, — меня щас ослепит, прекрати сейчас же, не трахнул же он тебя за это время. Антону было так плевать на подъебы друга, что он просто пропускал мимо ушей. Теперь осталось дело за малым — встретиться и поговорить. Но страшно было до усрачки, что мозг предлагал подождать. Мол, мы сделали что могли, Антон, пациент ни жив, ни мертв. — Ну и? Рассказывай, — усмехнулся Попов, садясь рядом на скамейку напротив кабинета. — Замут с сумкой сработал, ты бы почувствовал как резко он замер, и у него рефлекторно потянулась рука, чтобы положить мне руку на спину, но я быстро все сделал, — рассказал Антон, махая руками и срываясь на крик, улыбаясь широко, будто сумасшедший, — а теперь я думаю, что надо подождать. Мне кажется, я достаточно дал понять о своих намерениях. — Наверное, логично. Он вроде не глупый, и если он из нашей лиги, то найдет тебя, — рассмеялся Арсений и оглянулся после сказанного, чтобы не быть услышанным. Антон кивнул и решил для себя, что не будет курить по туалетам, а будет бегать на улицу. Чтобы дать шанс увидеть себя, чтобы понять есть ли смысл ждать. А Дима, тем временем, ждал чего-то еще от Антона. Ему хотелось убедиться, что он ничего не выдумал и это не подступающая весна давила на мозги. Антон случайным образом (случайным ли?) появлялся где-то мимо проходящим и смотрел так долго, что сомнения уходили все больше в сторону. И Дима не мог поверить, что Антон с января месяца никак не отпускал его, раз за разом обращая на себя внимание, а сейчас уже было начало марта. А Антон ждал, как ему кажется, очень долго. И казалось, что не было шансов, что все это было зря, он и Арсению жаловался. Попов сначала подшучивал, а потом говорил, что нужно время, ведь ситуация очень щекотливая. У Антона не было терпения для этого всего, поэтому настроение ухудшалось с каждым днём. Он понимал, что кажется влюбился, что это уже не просто симпатия, не просто желание попробовать, побыть рядом. Соседи были вынуждены слушать сопливую попсу и грустный рэп, пока Антон лежал, уткнувшись лицом в подушку, и думал о том, что он точно не нужен Диме. Где Позов, а где Шастун! А Дима вдруг однажды утром проснулся из сна, где присутствовал Антон, и понял, что надо действовать. Он старше, он смелее — без вариантов. Нет ничего хуже, чем чувствовать мотивацию, но не иметь возможности что-то сделать. Вот на таких вайбах Дима шел по улице до школы, обдумывая где поймать Шастуна. Снег постепенно таял вокруг, а под ногами уже было больше асфальта, чем предполагалось. Весна в этом году ранняя, чему Позов бесконечно радовался. Антон опоздал на первый урок и решил, что смысла идти нет. Смысл вообще куда-то ходить, если это не принесёт ему положительных эмоций? Он бы «заболел», но не видеть Позова хотя бы в коридорах — смерти подобно. Поэтому он ближе к концу урока поплыл сначала в магазин, чтобы взять свой любимый Баунти, а потом пойти «за стенку» покурить перед вторым уроком. «Стенка» это за домом, который напротив школы. Живущим здесь не повезло, особенно тем, кто живет на первых этажах, потому что школьники атаковали это место по любым поводам. Покурить, пососаться, потрахаться даже, встретить и подраться — все здесь. И Антон стоял, уперевшись жопой в стену позади, и курил, смотря на другой дом рядом. Вот мамина знакомая вышла с собакой гулять и хорошо, что его не видно никому — он занял выгодную позицию между стенами. Архитектору жесткий респект. А вот местный дядя Вова алкаш вышел из дома, взяв цель в магазин. Понять его тоже можно, хотя, конечно, жизнь не сахар у него. И за этими раздумьями Антон даже не заметил, как Дима подошел к нему. Они стояли одни, потому что урок еще не кончился по времени, отсюда еще удивительнее, что Позов тут. — Увидел, как ты выходил из школы, — пояснил Дима, будто слыша его мысли, — решил, что лучше шанса не будет поговорить. Антона слегка затрясло, он уже и не надеялся, а вот он стоял рядом, курил и смотрел на Шастуна. — Да, я сам, честно говоря, побоялся, — усмехнулся кривовато Антон и выдохнул дым в сторону, хотя Дима сам стоял курил и не обиделся бы. Позов улыбнулся на это и сделал шаг вперед, заглядывая Антону в глаза. Шастун выше, но это не мешало Диме. — Можем ли мы заменить слова на поцелуи? Я не силён в таких разговорах, Антон, — честно признался Дима, стараясь не выдать дрожи в голосе, и не прекращал смотреть Антону прямо в глаза, чтобы уловить малейшее изменение настроения. Шастун был удивлен. Не так. Он был в ахуе. Позов стоял весь такой красивый напротив, держал сигарету в руках и говорил о поцелуях. Друг с другом. Конечно Антон ебал в рот эти разговоры, если Дима хотел его поцеловать. — Желательно, прямо сейчас, пока я не надумал себе лишнего, — улыбнулся Антон и Дима сделал последний шаг вперед, пряча их в этом местечке между стен. Сигареты обоих уже лежали на снегу, а руки Позова лежали на бедрах Шастуна так хорошо и так правильно. Дима на секунду замялся, но Антон наклонился и сократил это ничтожное расстояние, впиваясь в его губы своими. Секундное онемение по всему телу от адреналина, который резко выбросился в кровь, а потом желание. Сильное и яркое, что Антон тихо застонал, наконец давая волю и своим рукам. Язык Димы почти сразу проник внутрь и ощущалось очень хорошо. Он буквально доводил до подгибающихся колен, до желания эти самые колени развести в стороны и стать еще ближе. Дима очень хорошо целовался, что Антону оставалось только поддаваться и прижиматься к нему ближе, выбешиваясь на куртки, которые сейчас мешались. Хотелось запомнить его вкус, хотелось абсолютно жадных и мокрых поцелуев, даже если губы на морозе будут обветрены после таких фокусов. Антон обнял Диму за шею, запуская холодную ладонь под куртку, потому что хотелось почувствовать его ближе. — А если бы тогда на уроке ты чуть дольше потерся об меня, то у меня бы точно встал, — прошептал Дима, отрываясь от этих пухлых и умелых губ, и усмехнулся, облизываясь. — Прямо как сейчас? — шепнул в ответ Антон и в наглую опустил ладонь прямо на член Димы, скрытый черными джинсами. Полноценного стояка не было, но напряжение ощущалось. — Так, — засмеялся Позов и убрал руку Антона, чтобы вернуть ее на место, — и что, ты прямо хочешь со мной встречаться? — Да, — не задумываясь ответил Шастун, даже слегка смущаясь своей реакции, — ты мне нравишься, очень сильно. И давно. Дима действительно удивлен, это все не было наигранным. Но ему было чертовски приятно это слышать, особенно, когда это было взаимно. — Тогда пойдём, я покажу тебе более укромное место, мой парень Антон Шастун, — улыбнулся Дима и отстранился, хватая Антона за руку и утягивая куда-то в сторону домов. — Пойдём, мой парень Дима Позов.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.