ID работы: 14343863

Ошейник

Фемслэш
NC-17
Завершён
39
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
39 Нравится 5 Отзывы 3 В сборник Скачать

Настройки текста
– Тебе не кажется, что это… слишком, – голос звучит приглушённо, а его обладательница делает неровный вдох, когда её глаза ловят другие – золотые и горящие ехидством, переливающимся огоньками от включённой в комнате лампы, – и мгновенно лишают дара речи. – Оу, ты так думаешь? – Эз даже не пытается скрыть издевательские и игривые нотки в своём голосе, крепче перехватывая металлический поводок и слегка натягивая его на себя. «Она играется с тобой!» – Эз, – Каин упирается до последнего, не сдвигаясь с места ни на миллиметр. Смотрит снизу вверх почти что уничижительно, и холодные нотки проскальзывают в её голос. – Да, милая? – названная притворно удивляется, моргая несколько раз, и чуть щурится, склоняясь ниже к лицу возлюбленной. Внимательно рассматривает её и не может остановиться: вид тяжело дышащей – определённо чертовски сильно возбуждённой – Каин будоражит, заставляет кончики пальцев подрагивать и мысленно рисовать картинку того, что Эзреаль хочет с ней сделать. «Как же слащаво». – Не называй меня так, – Каин почти мгновенно отводит взгляд, пряча его в изгибах идеального тела напротив. Она определённо не собирается слушать комментарии Рааст, не разделяющей происходящее. Эз же чертовски нравится, когда её девушка так открыто смущается, а потому она облизывает пересохшие губы и резким движением притягивает возлюбленную за поводок ещё ближе, целуя её. Каин, не ожидавшая подобного, слегка теряется, но охотно сминает мягкие губы в ответ, плавясь. Её чертовски сильно возбуждает то, в каком положении она сейчас находится: еле дышащая из-за поцелуя со сладостью клубничной гигиенички и кожаного ошейника, слегка сдавливающего шею; еле соображающая из-за острого желания прикоснуться к мягкой персиковой коже и безбожно пометить её в любых местах, до которых она только сможет дотянуться; едва ли способная взять всю инициативу на себя, ощущая на своей разгоряченной коже не только ошейник, но и наручники на заведенных за спину руках. То, как Эзреаль ухмыляется, то, как горят её глаза, то, как умело она дразнится – всё это заставляет Каин не только сойти с ума, но и отдаться самой прекрасной девушке в её жизни без остатка. Она хочет отчаянно слиться с ней в единое целое, показать всю ту любовь, что распирает её грудную клетку, но вместо этого замолкает, пытаясь отдышаться, как только Эз разрывает поцелуй. Её губы блестят из-за слюны, и Каин утопает в своём дичайшем желании облизать их, совершенно упуская из виду то, с каким пренебрежением на эти мысли отзывается Рааст. Не до неё сейчас совершенно. – М? – Эзреаль заинтересованно пытается проследить за замутнённым взглядом гетерохромных глаз, и довольно ухмыляется, когда понимает, чего Каин так хочет. – Очень хочется, да? – вкрадчиво почти мурлычет она, специально не сдвигаясь с места, а лишь слегка склоняя голову в бок. Каин между её разведённых ног вздрагивает, прикусывая губу. – Ну же, милая, скажи вслух то, что ты так хочешь получить, – Эз не собирается сбавлять обороты, она знает, какой сексуальной и отчаянной Каин может быть в своём желании поскорее кончить, а потому собирается играть с ней до последнего. «Она знает». – Ты знаешь, – неохотно проговаривает слегка дрожащим голосом Каин. И не то чтобы её желание кажется каким-то чересчур смущающим, просто… Просто Каин не хочет так легко сдаваться и потакать своей девушке. И непонятно чьё точно это желание – Каин или Рааст. Если Каин из вредности хочет извести Эзреаль в ответ, то Рааст… А, чёрт с ней, только голова сильнее пухнуть начнет, если Каин попытается разобраться в этом. Ей и без того хватает постоянных комментариев о том, что Эз на неё плохо влияет и что эти отношения нужно прекратить. Возможно, пару месяцев назад Каин согласилась бы с мерзким голосом в голове, но не сейчас, когда она привязалась к Эзреаль так сильно, что её достоинство не задевается тем фактом, что она сидит на коленях перед Эз и смотрит на неё снизу вверх, кайфуя, кажется, только сильнее с каждой минутой. – Знаю? Как я могу знать, милая? – Эз слегка хмурится и обворожительно дует губки, за чем Каин не может не проследить. – Увы, но я не умею читать мысли, – с грустью в голосе проговаривает она, вздыхая. В противовес своим словам она чуть сильнее натягивает поводок на себя, наблюдая за тем, как Каин упорно продолжает сидеть на месте, не повинуясь ей. – Умеешь, – низко выдыхает она, решительно поднимая глаза на возлюбленную. Эзреаль взбудоражено бегает глазками по лицу Каин, пытаясь предугадать, что же она задумала. Внезапно на её лице появляется самодовольная ухмылка, а в гетерохромных радужках загорается искра. Каин резко подается вверх, целуя Эз и слушая характерный металлический лязг поводка, который заглушает недовольства Рааст, лишившегося натяжения. Целует Каин так голодно, быстро и смазано, будто бы предыдущего поцелуя вовсе и не было. Вполне ожидаемое поведение для неё, но Эзреаль всё равно приятно удивляется, стараясь поспевать за возлюбленной. Напористость Каин распаляет только сильнее, и Эз почти что забывает о своём маленьком условии, оговорённом ранее. Она и в этот раз разрывает поцелуй первой, отстраняясь, а после смотрит на Каин так разочарованно и грустно, будто бы она совершила что-то более ужасное, чем поцелуй. – Ты плохо себя ведешь, – хрипло срывается с её губ. Каин вздрагивает, начиная догадываться, что произойдет дальше, и медленно опускается ниже. Однако в этот раз Эзреаль не притягивает возлюбленную за поводок, а аккуратно подцепляет своими пальчиками острый подбородок, мягко оглаживая его. – Непослушная девочка, – расстроенно выдыхает она в самые губы, после отстраняясь. Каин внимательно следит за тем, как рука Эзреаль плавно скользит по кровати, подцепляя какую-то вещицу с простыни. – Помнишь, я говорила о том, что будет, если ты не будешь меня слушаться? – её губы растягиваются в очаровательной усмешке, и Каин становится плевать на наказание, которое получит с минуты на минуту. – Помню, – кивает Каин, с вызовом заглядывая в обворожительные золотые глаза. Если бы Рааст могла, то наверняка закатила бы сейчас глаза, но вместо этого она наконец-то замолкает, и Каин смотрит на Эз в звенящей тишине. – Ох, тогда мне не стоит объяснять то, что я сейчас сделаю, – Эзреаль улыбается, показательно раскрывая перед лицом возлюбленной ладонь, в которой лежит небольшой пульт дистанционного управления. – Чем чаще ты не будешь меня слушаться, тем сильнее я буду повышать скорость, – строго проговаривает она, щёлкая кнопкой. Каин между её ног мгновенно пробирает дрожью, она кусает губы, стараясь сдержать стон, рвущийся наружу. Вибрация внутри одновременно и сводит её с ума, и является слишком слабой, чтобы она смогла кончить. Непонятное и тихое ругательство срывается с её губ, когда к ней вновь наклоняется Эзреаль, с восхищением наблюдая за тем, как её девушка мучается. – Теперь ты будешь слушаться меня? – воодушевленно и слегка наивно спрашивает она, прекрасно понимая, что нет, не будет. «Она слишком сильно может влиять на тебя», – недовольно замечает голос в голове, но Каин только отмахивается от Рааст. Она не собирается идти на поводу ни у одной, ни у второй, а потому упёрто молчит, опустив выдающий её с потрохами взгляд вниз. Пауза затягивается слишком сильно: Каин даже начинает казаться, что она слышит шаги в коридоре. Однако намного сильнее она ощущает взгляд цитриновых глаз, испепеляющих её макушку. И игнорировать это чувство становится почти что невозможно, особенно, когда её наглейшим образом тянут за поводок и вцепляются наманикюренными пальчиками в подбородок, заставляя смотреть прямиком в глаза. Эзреаль раздражена: Каин слишком хорошо видит это, хотя любая другая одногруппница вряд ли бы заметила это. Её губы совсем слегка сжаты, а глаза прищурены – можно обмануться её серьёзностью. Но Каин прекрасно ощущает, как атмосфера накаляется только сильнее – королева драмы, приевшееся прозвище, явно недовольна её поведением. В её очаровательных и притягательных глазах читается безмолвная угроза, и Каин преспокойно ухмыляется, готовая встретиться лицом к лицу с усугублением своего положения. – Непослушная девочка, – её голос становится ещё ниже, и у Каин бегут мурашки по спине, а вибрация внизу начинает казаться слишком сильной и невыносимой, хотя Эз ещё даже не успела нажать на кнопку. – Мне казалось, что ты хотела бы кончить от моего языка или пальцев, а не таким жалким способом, – разочарованно выдыхает она, крутя в руках небольшой пульт. О, Эзреаль совершенно уверена в том, что эти слова каким-то магическим способом подействуют на Каин, но ошибается. – А кто сказал, что я кончу от этой дешевой игрушки? – Каин слегка скалится, а Эз закатывает глаза, мгновенно нажимая на кнопку несколько раз. Для Каин это совершенно ожидаемое действие, однако её тело всё равно пробивает крупная дрожь, а из губ вырывается первый за вечер задушенный стон, который она не сумела сдержать, прикусив губу. Эзреаль от этого звука буквально расцветает на глазах: она оживляется, блеск в её золотых глазах становится ярче, а улыбка шире и ехиднее. – Не кончишь, говоришь? – её голос понижается до безумно сексуального шёпота, которым она опаляет чувствительное и проколотое в нескольких местах ухо. Каин прикрывает глаза в попытке не вестись на эту дешёвую, – но она признаёт, что чертовски горячую, – провокацию. «Ты бы хоть себя не обманывала», – только сильнее подначивает Рааст, но Каин пропускает эти слова мимо ушей, потому что тяжелое и опаляющее дыхание возле одного из них делает её ещё более чувствительной. И самое ужасное в этой ситуации не то, что Каин уже готова кончить от этой «дешевой игрушки» – ей хватит всего несколько раз проехаться бёдрами взад-вперед, скользя по ковру, – а то, что Эз всё только усугубляет, начиная её откровенно лапать. Небольшие и невероятно ухоженные ладони опускаются на напряжённые плечи и аккуратно, совершенно медленно гладят их, спускаясь то ниже, к предплечьям, то поднимаясь выше, чтобы небольшими коготками зацепить и лишний раз потрогать чёрный кожаный ошейник, в котором Каин выглядит слишком восхитительно, а ещё обязательно покрывается мурашками. Когда ладони Эзреаль совершенно наглым образом залезают под ткань спортивного топа, приподнимая его вверх, Каин чуть не теряет связь с реальностью: прикосновения на груди ощущаются слишком головокружительно. Эз будто бы играется, слегка сжимая тёплую кожу в своих руках и иногда проезжаясь большими пальцами по соскам. – Всё ещё уверена в своих словах? – внезапно подает она чуть насмешливый голос, наклоняясь, чтобы оставить поцелуй на острой скуле. Каин хмурится только сильнее, желая только того, чтобы эти проворные ручонки как можно скорее отстали от её груди. – Абсолютно, – рявкает она, вскидывая голову. Рааст её мнения не разделяет: заходится в оглушительном и мерзком смехе, слегка дезориентируя. – Какая жалость… – Эз ничуть не выглядит расстроенной. В её взгляде чёрным по белому читается, что она что-то задумала. «А вот если бы ты не шла на поводу у этой жалкой девчонки…», – Рааст даже не успевает договорить очередную колкость. – Малышка, – мерзкий голос утихает, и в комнате воцаряется тишина. От неожиданного обращения Каин покрывается мурашками и чувствует, как стремительно краснеет, отворачиваясь. Ей безумно хочется позлорадствовать над Рааст и спросить, почему же она так резко заткнулась, но мягкий и вкрадчивый голос концентрирует всё её внимание на Эзреаль. – Малышка, – с придыханием повторяет она, – я хочу, чтобы ты мне помогла, – с тихим смешком в её непослушные волосы вплетается ладонь, и Каин мгновенно понимает, чего от неё хотят. Она щурится, смотря вверх на возлюбленную, но никак не препятствует ей, когда та утыкает её лицом в лобок. Каин ухмыляется, оставляя поцелуй, а после прихватывает зубами ткань чёрного боди и тянет на себя. С едва слышимым шорохом она отпускает ткань, отстраняясь, чтобы взглянуть вверх на слишком довольную Эз. – Не хочешь, м-м, расстегнуть? – вскидывает она бровь. Каин шевелит руками, мысленно желая избавиться от чёртовых наручников в это же мгновение, потому к Эзреаль невероятно сильно хочется прикоснуться, а ещё хоть немного ускорить затянувшуюся игру. Услышав всё такой же довольный смешок, Каин надеется, что её поняли правильно – говорила она именно про боди, мешающее ласке. – М-м, не хочу, – слегка дразнясь, весело отвечает Эз. Каин удивленно вскидывает брови, и Эзреаль спешит продолжить. – Ну ты же у нас такая самостоятельная, разве не справишься с жалкой застёжкой? – упрек в сладком голосе звучит слишком откровенно, и Каин совсем слегка раздражается. Зачем напоминать об её ошибках именно сейчас? Нахмурившись, она решает, что назло сделает все сама, совсем упуская из виду то, что именно этого Эз и добивалась. Эзреаль с откровенным наслаждением наблюдает за тем, как Каин опускается вниз, проводя языком по ткани возле половых губ. Она видит ухмылку на её губах, видит, как та облизывается и хочет сказать что-то пошлое, но сдерживается, оставляя поцелуй. Упорство Каин не может не вызвать улыбку вперемешку с удовольствием, от которого она вздрагивает, когда та подцепляет ткань и касается обнаженной кожи языком. Ладонь в малиновых волосах сжимается сильнее, и Эзреаль тихо стонет, прикрывая глаза. Чертовски приятно. Поцелуи и прикосновения языка редкие и немного неумелые, Эз чувствует, что эта грёбанная ткань только мешается, но не может ничего поделать с тем, какой же сексуальной выглядит между её ног раздражённая Каин, пытающаяся отлизать. При всей своей безграничной любви к этой взбалмошной чертовке, она не может остановить её мучения не только потому, что сама этого не хочет, но и потому, что Каин от такой подачки определённо откажется, идя до последнего. Даже хватаясь зубами за застёжку, у Каин не получается ее расстегнуть. Несколько раз она даже цепляется штангой в языке об ткань, недовольно мыча. Психанув через несколько минут и пару безуспешных попыток, она довольно резко отодвигает зубами ткань в сторону, наконец прислоняясь ртом к клитору. Эзреаль стонет громче, прижимая возлюбленную ещё ближе. От того, как громко Каин причмокивает, вылизывая её, Эз краснеет, чувствуя приближающийся оргазм, и пытается найти среди смятого постельного белья заветный пульт. Она уверена, что перевозбужденной Каин хватит даже этого. И оказывается права: в следующее мгновение после глухого звука прибавляемой скорости Каин исступлённо мычит между её бёдер, вздрагивая всем телом. Эз вслед за ней громко вскрикивает, падая спиной на кровать. Пока Эз пытается прийти в себя после сильного и долгожданного оргазма, Каин всё в том же положении – между её великолепных ног – еле слышно стонет от сверхстимуляции. Когда Эзреаль замечает это, – Каин грубо кусает её за внутреннюю сторону бедра – она мгновенно вскакивает на ноги и с миллионом извинений пытается выключить игрушку, конечно же, чуть не роняя её из рук. Каин никак не реагирует на это: она слишком устала, чтобы язвить, а ещё хочет поскорее избавиться от наручников и размять затекшие руки. – Прости-прости-прости! – вопит над ухом Эзреаль, наконец-то расправляясь с игрушкой. Каин вполоборота поглядывает на её лицо, думая о том, как же это всё-таки удивительно – ещё пару минут назад Эз была настолько властной и горячей, а сейчас вновь превратилась в сладкую булочку, которую ей хочется искусать как можно больше и скорее. Перестав чувствовать тяжесть на запястьях, Каин наконец разминает затёкшие руки и вполуха слушает впечатления Эзреаль о случившемся. Главное из этого потока болтовни у нее вычленить получается – ей понравилось. Это самое главное. – Я так переживала, когда… – Каин не даёт договорить возлюбленной, целуя её. Ладони наконец-то находят своё место на изящной талии, притягивая Эзреаль ещё ближе. Она не хочет говорить об этом вслух, но надеется, что Эз поймет, что ей тоже понравилось и что она тоже хотела бы повторить. Эз всегда понимала, а потому, отстранившись, она хихикает, прижимаясь ближе. Аккуратно целует кожу возле ошейника, и крутит металлический поводок в своих руках, о чём-то задумавшись. Каин тоже задумывается, и тут же в её мыслях оживляется Рааст. «Она делает тебя уязвимой», – внезапно продолжает голос ровно с того момента, на котором она остановилась в прошлый раз. Каин хмыкает вслух, целуя Эзреаль в макушку. “Тебя тоже. Не ты ли замолкла аж на десять минут из-за того глупого обращения?” Ответом ей служит красноречивое молчание и взгляд золотых глаз, смотрящих будто бы, – а может и действительно – в душу.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.