Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 14391021

Скажи "Да"!

Слэш
NC-17
Завершён
2625
Горячая работа! 83
автор
Dileona бета
Размер:
19 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
2625 Нравится 83 Отзывы 663 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      — Хён, хён!       Тэ отвлёкся от чтения сценария и посмотрел на влетевшего в гостиную брата. Тот, раскрасневшийся, бросил на белоснежный ковёр перепачканный рюкзак и уселся на диван.       — Чего опять стряслось? — поинтересовался Ким, откладывая папку в сторону.       — Эти придурки меня уже достали! Караулили за школой, избить хотели, но я им не дался. Рюкзаком пришлось пожертвовать.       Младший брат Тэхёна учился в старшей школе и слыл прилежным учеником, что, видимо, бесило всех остальных. Семья Ким переехала сюда уже как полгода назад, а пинки и оскорбления прилетали Сокджину до сих пор. Парень защищался изо всех сил, применяя отточенные техники тхеквондо и каратэ, которые много лет изучал. Но компания из пятерых гопников-недоростков, терроризирующая всю школу, не давала прохода и ему.       — Это не может продолжаться, нужно заявить на них, пусть полиция разбирается, — только так Тэхён видел решение данной проблемы.       — Они подожгут наш дом, — пробубнил Джин, поднимаясь с дивана и хватая рюкзак с пола. — Этим дебилам всё равно терять нечего, они понимают, что у них нет нормального будущего, поэтому заодно хотят разрушить и наше. Они ненавидят нашу семью, хён!       — Что же мы им такого сделали?       — Просто, что переехали сюда. Это самый неспокойный район в стране. И ты либо подчиняешься его законам, либо тебя сметают с лица земли к чёртовой матери.       Тэхён тяжело вздохнул, услышав об этом. Младший всегда был спокойным, ответственным ребёнком, но перебравшись сюда, даже речь его изменилась, нехорошие словечки проскальзывали в ней всё чаще.       — Их бесит, что ты известный актёр, поэтому и надо мной издеваются. Мы не такие, как все.       — Ну вот что! — Тэ встал с дивана и подошёл к брату, положив руку ему на плечо. — Завтра же к тебе приставят телохранителя, который будет присматривать за обстановкой.       — Хён! Да меня тогда вообще со свету сживут! — заскулил младший, но Ким точно знал, это единственное решение их проблемы, сам он из-за постоянной занятости не сможет в полной мере защитить брата.       — Это не обговаривается! Я найду хорошего человека, не переживай.       Сокджин, недовольно надув щеки, поплёлся в свою комнату, пиная ногами всё, что попадалось ему на пути. Ким понимал, что младшему не хватало родительской любви и внимания. Пропадая целыми днями на съёмках, Тэ обрекал брата на самостоятельную жизнь, хотя тот до сих пор нуждался в опеке.       — Юнхо, зайди ко мне! — приказал Ким, позвонив своему верному помощнику.       Через минуту в гостиную вошёл Пак Юнхо — симпатичный альфа сорока лет, с которым Тэхён работал уже на протяжении десяти лет.       — Юнхо, мне нужен телохранитель для брата — сильный, крепкий, незаметный, владеющий восточными единоборствами.       Пак замялся, покручивая свои часы на руке. За эти годы Тэ очень хорошо изучил поведение своего помощника — сейчас он продумывал в голове все возможные варианты.       — Я предупреждал тебя, что здесь у нас неспокойно, но ты же меня не слушаешь. Сокджин — славный, добрый омега, а превратился в уличного хулигана, умело использующего жаргон и кулаки.       — Снова вздумал меня учить? — возмутился Тэхён, убирая руки в карманы и подходя к Юнхо. — Я же сказал, что эту тему мы закрыли. Мой отец тут родился и вырос, но он не стал ни бандитом, ни уголовником.       — Времена были другие…       — Времена, Юнхо, всегда одинаковые. Это люди меняются. Сегодняшнее общество готово раздавить тебя, если ты чем-то отличаешься или добился большего успеха. Уж поверь мне, всё это я в полной мере ощутил на своей шкуре, ещё живя в Сеуле.       — У меня есть человек, который может помочь. Он — владелец охранного агентства, подберёт для Сокджина хорошего парня.       — Пусть тогда кандидат приедет сегодня вечером, хочу с ним познакомиться, — с лёгкой улыбкой заметил Тэхён, усаживаясь на диван и вновь приступая к чтению сценария.

***

      Чонгук закончил с тренировкой и быстро пошёл в душ, чтобы привести себя в порядок. Ему предстояла встреча с клиентом, и нужно было выглядеть достойно. Охранное агентство, где он работал вот уже три года, часто заключало контракты с известными людьми, но Чону пока не удавалось познакомиться ни с одной знаменитостью лично, лишь иногда он видел их со стороны.       Богатые альфы и омеги нуждались в защите гораздо чаще, чем обычные люди. Чон вырос в бедном районе и с детства наблюдал социальное неравенство. Его родителям приходилось работать днями напролёт, чтобы их семья хотя бы не голодала. Такая же участь постигла и двух его старших братьев-альф, которые с семнадцати лет были вынуждены работать, чтобы прокормиться. Омежья сущность Чона только мешала. В семье все его считали слабым и никчёмным. Единственной надеждой было лишь то, что парня заметит какой-нибудь альфа, ну или, в крайнем случае, бета и заберёт отсюда. Но Чонгук с детства привык рассчитывать только на себя. В шесть лет он сам записался на курсы боевых искусств, в восемь — завоевал свой первый серьёзный титул и даже заработал небольшие деньги. А в двенадцать уже тренировал ребят помладше, готовя их к соревнованиям.       Течка внесла свои коррективы, и теперь мальчишки-альфы посматривали на него, скорее, как на жертву, а не равного себе. Чонгук на несколько месяцев замкнулся в себе, бросив занятия. Но, имея с детства сильную волю, смог перебороть свой страх и вернулся обратно в спорт. Приходилось пить сильные блокаторы, чтобы сущность лишний раз не напоминала о себе, и люди теперь чаще воспринимали его как бету, начали относиться с уважением. Чон иногда уже и забывал, кто он есть на самом деле.       Когда ему предложили работу в серьёзном охранном агентстве, согласился, не раздумывая, он давно мечтал выбраться из своего захолустья. Прошёл серьёзную полугодовую подготовку, получил лицензию на оружие, водительские права. О его сущности знал лишь директор агентства, чётко понимающий все риски такой работы для омеги, но закрыл на это глаза, видя успехи парня.       И вот сейчас Чонгуку наконец-то доверили важное дело, нужно было охранять младшего брата одной знаменитости. Парню не давали прохода одноклассники, что так было знакомо самому Чону, и он с радостью согласился. Было лишь одно условие, которое чрезвычайно смущало омегу — совместное проживание с клиентом в его доме. Раньше Чонгук выполнял свои обязанности только днём, а на ночь уезжал домой. Приняв душ и переодевшись в строгий костюм, парень глянул на часы — оставался ровно час до встречи, он как раз успевал заскочить в кафе и купить свой любимый карамельный капучино. Кто ж знал, что владелец кафешки окажется таким криворуким и опрокинет стакан с кофе прямо на новый пиджак Чона? Влажные салфетки в качестве извинения не особо помогли, а лишь усугубили положение — пятно от кофе растеклось ещё сильнее. Времени на заезд домой не оставалось, а запасной костюм Чонгук вчера сдал в стирку. Пришлось снять пиджак и ехать к клиенту в обычной белой рубашке. Хотя дресс-код и позволял подобное, Чон ведь ехал не на работу, а на встречу, он всё равно заметно нервничал. Первое впечатление о нём могло испортить общую картину.       Клиент жил далеко от центра, здесь располагались бедные кварталы. Чонгук будто в детство вернулся. С интересом и грустью осматривал окрестности, глотая ком обиды всякий раз, когда видел мальчишек и стариков, собирающих картон, чтобы потом сдать его и выручить хоть какие-то деньги.       Дом заказчика сильно выделялся на фоне трущоб и наверняка был костью в горле у здешних жителей. Не мудрено, что над парнем издевались в местной школе. Хотя буллинг — современная проблема всей Кореи.       Чонгука встретила домработница-бета, женщина средних лет с добрыми глазами и приятной внешностью. Она проводила его в современную гостиную и заботливо предложила кофе, но парень отказался, воспоминания о пролитом капучино были ещё свежи. Интерьер дома не был роскошным, но каждая вещь будто стояла и висела на своём месте. Хозяин этого дома явно имел хороший вкус и разбирался в модных тенденциях.       — Добрый вечер! — бархатный баритон заставил Чона отвлечься от созерцания картины Ван Гога на стене и посмотреть на его обладателя.       Высокий, стройный брюнет со слегка вьющимися волосами и проникновенными тёмно-карими глазами, не стесняясь, рассматривал его. В первые секунды их молчаливого «общения» Чонгук понял, что имеет дело с сильным альфой, несмотря на его потрясающей красоты внешность.       «Глядя на него, сердце наполняется манящей теплотой. Ты лишаешься дара речи и способности ясно мыслить. Пытаешься что-то сказать, но не можешь подобрать слова, ибо находишься под ярким эмоциональным впечатлением и мозг категорически отказывается думать, наслаждаясь состоянием эйфории. В нём все оттенки красоты — от нежной до умопомрачительной, когда на душе становится тепло и сердце готово выпрыгнуть из груди».       — С вами всё в порядке? — уточнил голос и Чонгук, опешив, быстро поклонился, приложив руку к груди, и извинился.       — Здравствуйте! Я — Чон Чонгук, охранное агентство «Олимп».       — Меня зовут Ким Тэхён. Надеюсь, вы нормально добрались? Прошу, присаживайтесь, — альфа указал на диван, куда присел сам за секунду до этого и вальяжно развалился, закинув ногу на ногу. — Я думал, фирма пришлёт более возрастного сотрудника. Сколько вам лет, молодой человек?       Чон откашлялся, заметно нервничая и присаживаясь на предложенное место. Аромат пряного имбиря с нотками ванили не давал сосредоточиться, а сам мужчина будто сошёл с картины великого художника. Щёки парня залились румянцем, и он уставился взглядом на свои сложенные на коленях пальцы.       — Мне двадцать четыре, в агентстве я уже три года, до этого занимался единоборствами и работал тренером.       — А армия? Вы не служили? — поинтересовался Ким, по видимости, принюхивающийся к его запаху.       На этот случай у Чона была припасена своя легенда. Естественно, омеги не служили, их целью было создание семьи и рождение детей. Даже не всякие беты соглашались идти в армию.       — Я служил в провинции Кёнгидо, — коротко ответил Чон.       — Ясно… А я в столичном батальоне специального назначения.       — Ого, вы были спецназовцем? — удивлённо спросил Чон, заёрзав на месте.       — Да, служба — особенное время, — задумчиво произнёс мужчина. — Я вспоминаю те годы с теплотой. Кстати, в Кёнгидо служил мой лучший друг, он сейчас владелец нескольких пиар-агентств. Наколол себе тату по молодости, и не смог служить там, где хотел, — усмехнулся Ким. — У вас, я смотрю, тоже есть, — альфа кивнул на руку парня.       Чонгук прикрыл ладонью рисунок на своей руке. Он сделал несколько татуировок два с половиной года назад и с тех пор не мог остановиться, забитой была уже вся правая рука. С тату омега чувствовал себя увереннее.       — Ладно, ближе к делу. Мой брат учится в старшей школе и ему шестнадцать. Мы переехали сюда полгода назад, и сразу начались эти стычки между ним и одноклассниками. Я сначала не придал этому особого внимания, но, когда Сокджин стал приходить с синяками на пол-лица и стёртыми в кровь костяшками пальцев, серьёзно заволновался. Но он мне ничего не рассказывал до недавнего времени. Я — известный человек, нападки идут, в первую очередь, из-за моего статуса.       — Почему бы вам просто не переехать отсюда? Вы слишком отличаетесь от местных, — предложил решение Чон.       — Потому что здесь родился мой отец, и я вернулся на своё место. Да, отец был беден и жил, как все. Здесь его хорошо помнят. Но к нам почему-то относятся совершенно иначе.       — Я сам вырос в таком районе, поверьте, моё присутствие рядом с вашим братом ничего не решит, он здесь чужой и всегда им будет. Тем более, вы — знаменитость.       — Но я не хочу уезжать! Я построил этот дом, хочу создать семью и Сокджину желаю только счастья! Я обещал отцу, что выращу его достойным человеком!       — Понимаю… Давайте попробуем. В конце концов, я умею разговаривать со здешними на их «языке», надеюсь, мы поймём друг друга.       — Будьте осторожны и помните, что вы должны защищать моего младшего от любой угрозы, даже ценой собственной жизни!       Чонгук кивнул и посмотрел на лестницу, со второго этажа спускался симпатичный молодой парень с разбитой губой и растрёпанным видом, судя по пробивающемуся запаху — омега.       — Сокджин, познакомься — это Чон Чонгук, и он будет тебя защищать. Господин Чон — это мой брат Сокджин, — представил их Ким.       — Здрасьте! — хмуро проговорил паренёк, внимательно оглядывая гостя. — А бицухи у тебя ничего, мощные! — хихикнул омега, усаживаясь в кресло. — Пресс покажешь?       — Джин, прекрати! — прикрикнул на него Ким-старший, и парень вновь стал угрюмым. — Извините его, господин Чон, подросток, сами понимаете.       Чонгук покачал головой. Выросший омегой, он прекрасно понимал, как тяжело быть слабым в этом мире. Не прогнёшь ты, прогнут тебя, и не важно, кто ты — альфа или омега! Поэтому нужно было уметь приспосабливаться. Джин, судя в всему, выбрал тактику дерзкого нападения, так не свойственного его сущности.       — Омегам необязательно быть сильными и смелыми, на этот случай у них есть альфы, но тебе бы всё равно не помешало в зал походить. Ты должен уметь себя защищать. На первый взгляд, ты кажешься крепким, но серьёзные удары вряд ли выдержишь, — Чон специально провоцировал парня, хотел понять его «границы».       — Я занимался тхеквондо и каратэ и запросто уложу тебя в первом бою, — самоуверенно заявил парень, всё ещё продолжая «тыкать» омеге.       Чонгук рассмеялся, расстёгивая пуговицы на рубашке и закатывая рукава до локтя. Конечно, серьёзно драться с пареньком он не собирался, мог и покалечить, но проучить его следовало. Старший Ким с разинутым ртом наблюдал за этой сценой, вперившись взглядом в «расписную» руку Чонгука.       — Ну тогда давай покажи, что ты умеешь, — Чон поднялся, привычно похрустев шейными позвонками и приготовившись дать отпор противнику.       — Ни фига у тебя рука забита! Клёво смотрится, — восхитился неожиданно омега, рассматривая замысловатые узоры.       — Так, не отвлекайся! Ты меня уложить обещал.       Парень посерьёзнел, встал в боевую позу и начал прыгать вокруг Чона с крепко сжатыми кулаками. Сделав несколько неудачных выпадов руками, он задействовал ноги и попытался двинуть Чонгуку в живот, но тот быстро откинул его прямо к дивану.       — Охренеть у тебя удар… — запричитал младший, потирая ушибленное место.       — И это всё?       — Я сегодня просто не в форме, дрался уже, устал.       — Ты должен в любой момент дать достойный отпор, хоть ночью тебя разбуди. А сейчас ты выглядишь жалко. Понятно, почему эти парни тебя достают, слабака проще уломать.       — Я не слабак, ясно?! — в голосе парня наконец послышались нотки обиды, и он быстро вскочил на ноги, собираясь нанести удар. — Сейчас я тебе покажу!       Бой закончился безоговорочной победой Чонгука, хотя он даже запыхаться не успел, просто отбивал удары омеги.       — У тебя хорошие навыки боя, но ты не в зале. На улице действуют другие законы, улица принимает лишь сильных. Но запомни, не всегда это нужно решать кулаками, можно и договориться.       — Я вообще-то омега, если ты забыл… А с этими уродами не договоришься, — недовольно заворчал парень.       — Тогда будем учить тебя им противостоять.       — Ты — мой телохранитель, а не учитель по ближнему бою, ты должен меня защищать.       — Если ты научишься сам себя защищать, то и моя помощь не понадобится.       — Сокджин, почему ты обращаешься к господину Чону неофициально? — вмешался Тэхён, сурово сдвинув брови на лоб. — Он старше тебя, имей уважение!       — Ничего страшного, господин Ким, так нам проще будет общаться, да и компания хулиганов будет меня воспринимать, как его друга, а не охранника, — объяснил Чон с улыбкой.       — Ну, хорошо. Тогда завтра можете приступать, — Ким-старший согласно кивнул. — Ваша комната располагается на первом этаже, рядом с тренажёрным залом. Думаю, вам будет удобно.       — Спасибо! — Чонгук поклонился, опуская рукава рубашки и прикрывая татуировки.       Джин, не попрощавшись, с кислой миной поплёлся куда-то вглубь дома, а Тэхён внимательно рассматривал омегу, вызывая у того мурашки по всему телу.       — Хотел спросить, вы — бета? Ваш запах весьма странный.       Вопрос Кима был вполне ожидаемым и не застал Чонгука врасплох. Конечно, до альфы он не дотягивал, хотя и был физически силён. Но и омегой его было трудно представить, он точно не казался нежным и сладким мальчиком.       — Д-да, — с осторожностью ответил Чон.       Два года назад на одной из выставок парень приобрёл редкие феромоны альф, предназначающиеся для подавления воли других особей. Он использовал их всё это время, прикрывая свой, слишком заметный — аромат шоколадного мороженого. В итоге, запахи смешались, образуя непонятную смесь.       — Но ведь обычно беты не пахнут.       «И чего это он меня мучает? Его запах такой притягательный, что тяжело находиться рядом. А я ещё жить с ними собрался. Интересно, сколько я выдержу? Может, пока не поздно, отказаться?»       — Значит, я какой-то неправильный, — усмехнулся Чонгук, всё перенося в шутку, но на душе уже скребли кошки.

***

      — Ты всерьёз считаешь, что телохранитель сможет решить вашу проблему? — Пак Чимин, давний друг Тэхёна, залпом выпил бокал «Dom Реrignon», бутылку которого несколько минут назад им принёс услужливый официант.       Ким поморщился. Чимин обожал спиртное, а шампанское всегда использовал в качестве аперитива. Сам Тэхён выпивал мало, предпочитая бокал красного вина стакану дорогого коньяка.       — Это тебе не соджу, — в голосе Тэ послушалось лёгкое раздражение, — его пьют маленькими глотками. Между прочим, одна бутылка стоит около пяти миллионов.       — Когда это тебя начало волновать моё благосостояние? У меня в подвале около пяти сотен таких бутылок, могу себе позволить, — Чимин хрипло рассмеялся, наливая ещё один бокал и тут же опустошая его.       — Джини изменился. Он настоящий омежка, а ведёт себя, как закоренелый альфа, дерзит и почти меня не слушает, — произнёс задумчиво Тэхён.       — Ему приходится приспосабливаться, жизнь диктует новые правила. Многие омеги сейчас становятся независимыми, они никому не хотят подчиняться. Вспомни себя в его годы. Ты много отца слушался? Насколько я помню, был ещё тем бунтарём, — подколол его друг. — Помнишь, как мы стащили его машину и поехали на пляж? Тебя потом три дня из дома не выпускали, — Пак громко рассмеялся, прикрывая ладонью рот.       — Отец всегда был слишком строг ко мне, поэтому с Сокджином я стараюсь быть мягок, он с детства ранимый.       — Его сущность раскрылась ещё не до конца, она только набирает силу. Скоро все его ровесники-альфы будут за ним бегать и искать встреч. Тебе нужно подготовиться к этому. Твой брат слишком красив.       — Вот для этого я и нанял ему телохранителя. Он должен находиться в безопасности все двадцать четыре часа в сутки, — разъяснил Ким, делая глоток шампанского.       — Эти сволочи не понимают нормальных слов. Нужно бить их же оружием и вовремя ставить на место.       — Господин Ким, прошу меня извинить, но посетители с четвёртого столика передали для вас это, — невысокий официант-бета с прилизанной шевелюрой поставил на пол рядом с Тэхёном большую корзину со свежими хризантемами.       Чимин фыркнул, весело подхихикивая. Ким повернулся вправо и встретился взглядом со смазливого вида парнем, который нагло его рассматривал, впрочем, как и похожего вида сосед. Тэ поблагодарил их кивком головы и развернулся обратно.       — Эти двое сталкерят меня. Я уже несколько раз видел их и здесь, и на съёмках, и даже около нашего дома, — прошептал альфа, сдерживая гнев.       — Не жалуйся, это нормально, что у тебя есть фанаты, даже такие. Ты ведь актёр, — попытался успокоить его друг. — Так что там с охраной? Кого ты нанял?       — Агентство прислало молодого парня, я его взял, посмотрим, как он себя проявит.       — Альфа? — осторожно спросил Пак, выпивая очередной бокал.       — Нет, он бета, но крутой, в татухах весь, — глаза Тэхёна загорелись, когда он упомянул о парне, — и владеет многими техниками боя.       — Он тебе приглянулся?       — Да с чего ты взял?       — Брось, Тэ, ты ведь мой лучший друг, и я отлично тебя знаю. Когда тебе кто-то нравится, твой взгляд меняется, ты становишься хищником. Но не забывай, ты всегда нормальную семью хотел, с кучей детей и любимым омегой. Не трать время впустую, этот бета никогда не родит тебе наследников, о которых ты так мечтаешь.       Чимин всегда говорил правду в лицо, ничего не удерживая за душой, за это Ким его и уважал. А ещё за смелость, решительность и чувственность. Своего омегу Пак любил больше жизни и хранил ему верность.       — Как там Юнги поживает? Ему, наверное, тяжело сейчас? — спросил Тэ, зная, что друг скоро станет отцом.       — Мой котик совсем не выходит из дома, — проговорил Чимин, с теплотой вспоминая о муже. — Живот огромный, а ведь ещё три недели. Спит плохо, капризничает. Ты бы заглянул к нам, он часто о тебе спрашивает.       — Заеду обязательно и чего-нибудь вкусненького привезу.       — У него диета, — тяжело вздохнув, заметил Пак. — Ребёнок крупный, нельзя сильно поправляться.       — Значит, точно альфочка родится, — с улыбкой ответил Тэ. — Передавай ему от меня привет.       — Хорошо.       Сегодня съёмочный день длился всего четыре часа и Тэхён, вернувшись домой пораньше, решил приготовить обед. Сокджин с Чоном всё ещё были в школе, поэтому альфе никто не мешал. Ароматы от любимой лапши — чапчхе и жареной курочки витали по кухне, соблазняя и маня. Ким еле сдержался, чтобы не наброситься на еду, но нужно было дождаться брата.       Парни вернулись домой полшестого в отличном настроении. Джин с аппетитом уплетал всё, что альфа приготовил. Организм младшего всё ещё развивался и ему требовались огромные силы для подкрепления. Чон же ел мало, словно стесняясь взять лишний кусочек курицы. Он почти не поднимал глаз, уткнувшись в тарелку с лапшой.       — Как прошёл день, Джини? — полюбопытствовал Ким, убирая тарелки в раковину.       — Хорошо! — с радостным лицом отрапортовал парень. — Эти уроды опять ждали за школой, только они и не предполагали, что я буду не один, — младший фыркнул от смеха. — Чонгук так им навалял, что они пару дней точно в школе не появятся.       — Надеюсь, вы не сильно их потрепали, господин Чон? Не хотелось бы иметь проблемы с директором.       Ещё при первом знакомстве Киму не понравился директор Сон — самоуверенный, грузный альфа, видимо, сделавший свои выводы насчёт их семьи, прямо заявив Тэхёну, что с его братом никто здесь нянькаться не собирается. Альфа решил, что и сам никогда не пойдёт навстречу этому человеку.       — Я им ничего не сломал, но парой зубов пришлось пожертвовать, — с улыбкой ответил Чон.       — Хён, я пойду к себе. В пятницу тест по математике, мне нужно подготовиться. Спасибо за ужин! — Джин поклонился и, отодвинув табуретку, пошлёпал в свою комнату.       — Хорошо. Не забывай отдыхать от гаджетов. Помнишь, мы договаривались?! — прокричал Тэхён ему в спину, на что брат лишь махнул рукой.       Они остались вдвоём на кухне. Тэхён, перемыв посуду, уселся за стол и медленно помешивал ложечкой остывающий чай.       — Вы быстро нашли с ним общий язык. Я думал, будет сложнее. Эти парни и правда так опасны? — поинтересовался Тэ, сделав глоток.        — Один из них занимался каратэ, крепкий и сильный, именно он невзлюбил вашего брата. Хотя, думаю, там совершенно иные причины.       — Что вы имеете ввиду?       — Я уверен, что Сокджин ему нравится, поэтому он таким способом привлекает его внимание.       — Весьма странный способ, — фыркнул от негодования Ким, — не проще ли поговорить?       — В этих местах все вопросы до сих пор решаются с помощью драк и кулаков, разговоры здесь бесполезны. Ты либо следуешь их правилам, либо выгрызаешь себе место под солнцем, — объяснил Чон. — А омегам и того хуже, полное подчинение и покорность.       — Вы тоже сталкивались с этим?       — Много раз. Поэтому пришлось научиться себя защищать.       Тэхён нахмурился, сканируя лицо Чона. Тот мгновенно опустил глаза вниз и стушевался, словно всё это время подглядывал за ним. Ким был уверен, что душа у этого мускулистого здоровяка нежная, как цветок, а его подтянутого тела ещё не касался ни один альфа. Несмотря на свою грозную внешность, парень смущался всякий раз, когда Тэхён обращал на него внимание. И ему вдруг захотелось разгадать это сложное уравнение с одним неизвестным. Ким удивился собственным мыслям, ведь с бетой отношений у него никогда не было. Интересно, они такие же страстные, как и омеги, думал Тэ, слишком долго рассматривая губы парня. Нижняя губа была такой пухлой, что альфе захотелось её укусить.       — Я, наверное, тоже пойду, — Чон поднялся и поклонился. — Спасибо вам, господин Ким, всё было очень вкусно.       Тэхён проводил его взглядом до двери и грустно улыбнулся, в кухне вдруг стало так пусто.

***

      Ранним утром Чонгук отправился на пробежку, а после — в душ. В зал он всё равно не успевал, поэтому предпочитал заниматься в тренажёрке у Кимов, а вечерами плавал у них в бассейне. Физическую форму необходимо было поддерживать каждый день.       Быстро раздевшись и нырнув под тёплые струи воды, парень не учёл, что прозрачные стенки душа почти ничего не скрывали и всё это время за ним наблюдала любопытная пара глаз. Сперва Чон намылил голову, промыв шелковистые пряди, потом вылил немного геля себе на ладонь и принялся усердно растирать его по телу. Приятный аромат мандарина наполнил пространство и омега расплылся в улыбке, цитрусовые его успокаивали. После двадцатиминутных полосканий Чон наконец вышел из душа, завернувшись в полотенце и чувствуя небывалую бодрость. Хозяин дома возился на кухне, готовя завтрак.       — Доброе утро, господин Ким! — Чонгук поклонился, удерживая полотенце, которое намеревалось свалиться с бёдер. — Пойду разбужу Джина и приведу себя в порядок.       — Доброе утро, Чонгуки-щи! — низкий голос Кима звучал уж слишком интимно, или омеге просто так казалось. — Ваш любимый кофе уже готов, так что поторопитесь.       Они втроём молча завтракали на кухне. Джин, как обычно, уткнувшись в телефон, его брат — медленно потягивая зелёный чай, но оба выглядели слишком задумчивыми. Чонгук выпил уже две чашки отменно сваренного кофе, которое специально для него по утрам варил Ким. Альфа не позволял себе лишних действий в отношении него, но парень всегда чувствовал висящее между ними напряжение, от которого всякий раз подгибались колени.       — Хён, тут пишут, что ты тайно встречаешься с Пак Чонхо, типа даже есть свидетели, — Джин частенько выискивал сплетни о брате, будто пытаясь его позлить, но старший никогда не поддавался на провокации.       — Не читай всякую муть, лучше учи биологию и химию, у тебя очень сильно упала успеваемость по этим предметам, — допив чай, Ким сложил руки на столе и посмотрел на брата.       — Да ну эту учёбу, я устал, — заявил младший. — Всё равно я скоро найду себе альфу и выйду замуж! Зачем мне вообще учиться? Ну или стану актёром, как ты. Моя внешность решит всё!       Ким хмуро глянул на Джина, и тот снова уткнулся в экран телефона. Чон понимал, какую ответственность взял на себя альфа, став опекуном брата, сам уже несколько лет жил без помощи родителей. А ведь Ким ещё успевал сниматься в кино, вести несколько передач и периодически светиться в рекламных кампаниях. И его жизнь совсем не казалась Чону сладкой.       — Господин Ким, интересно, а почему вы вдруг решили стать актёром? Ведь обычно эту профессию выбирают только омеги, — Чону стала интересна причина такого решения.       — Меня всегда привлекало искусство. Я обожаю музыку, рисование, театр, не представляю своей жизни без них. Вы вот тоже выбрали профессию совсем не для своей сущности, — альфа с теплотой заглянул ему в глаза.       — Мне приходилось с детства защищаться и быть сильным. Родители не могли себе позволить нанять для меня охранника.       — Между прочим, Чонгук всесторонне развит и много чего знает, — Джин подмигнул брату. — Вот кому-то повезёт…       Чон был готов под стол провалиться от неловкости. Сокджин специально выводил его из зоны комфорта, наблюдая за тем, как тот будет выкручиваться. Ох, и задаст он ему, когда останутся наедине.       — Нам пора! — отрезал Чонгук, бросив испепеляющий взгляд на хихикающего Джина и выходя из кухни в прихожую. — Кстати, господин Ким, вчера я заметил около дома двух незнакомцев, они заглядывали за забор и делали снимки.       — О, не обращайте внимания, это обычные фанаты, — отмахнулся альфа, передавая брату рюкзак и открывая для него дверь.       — Понимаю. Надеюсь, они не помешают вам, если что, обращайтесь, я…       Но договорить Чон не успел, Джин, схватив его за край пиджака, потащил парня к гаражу, всем своим видом показывая, что они опаздывают. Но и в машине Ким-младший не оставил его в покое, донимал провокационными вопросами.       — Тебе ведь нравится мой хён?       — Да с чего ты это взял? — как можно спокойнее ответил Чонгук, следя за дорогой.       Водил он аккуратно и ещё ни разу не попадал в аварийные ситуации. Но в последние дни его сознание будто помутилось. Перед глазами то и дело мелькало лицо господина Кима, такого красивого и такого желанного.       — А то я не вижу, как ты его украдкой рассматриваешь. Хён очень красивый мужчина и многим нравится. И ты — не исключение, сразу поддался его обаянию, — Джин утверждал, а не предполагал, словно был свидетелем всех подобных встреч брата с потенциальными партнёрами. — Только ему нужен омега, у беты шансов точно нет.       — Я и не собирался…       — Слушай, Чон, а давай я вам свидание вслепую устрою.       Настойчивость парня начинала раздражать. Чонгук прибавил скорость и перестроился в другой ряд, где движение было более интенсивным. Джина качнуло, и он случайно выронил рюкзак на пол, а сам еле успел ухватиться за потолочную ручку.       — Да чего ты испугался? Хён хороший, заботливый, он тебя не обидит. Сумел же он за бицухами, твою нежную душу разглядеть, теперь вот мучается.       — О чём ты?       — Ой, забей! Это я так, размышляю. Но, что ты омега, ему лучше сказать сейчас.       От такого умозаключения Чон чуть было не въехал в бампер впереди идущей машины. Он так резко затормозил, что Джина вновь повело в сторону, и он скатился со своего сиденья, врезавшись в дверь.       — Вот же… Ты чего так водишь?! Убить меня вздумал? — раскричался омега, размахивая руками.       — Ты рылся в моих вещах? — процедил Чонгук, вцепившись в руль.       — Больно мне надо в них рыться. Я и по твоему поведению всё вижу, — Ким внимательно оглядел парня. — Ты опускаешь взгляд, когда Тэхёни на тебя смотрит, а твой аромат, скрытый феромонами, становится ярче рядом с ним, — Джин усмехнулся. — Хён с детства обожает шоколадное мороженое, так что ты для него самое желанное лакомство. Это природа, Чонгук, и вам от неё никуда не деться. Лучше признайся, что ты — омега, иначе, он с ума сойдёт от собственных противоречий и мыслей.       — Много ты понимаешь…       Чон восстановил дыхание и завёл двигатель. Он не мог взять в толк, как обычному парню-подростку удалось так быстро его раскрыть. Ни один из клиентов агентства не догадывался о его настоящей сущности.       — Мы такими темпами точно опоздаем! Может пошевелишься? — пробубнил недовольно Джин, покосившись на парня.       — Успеем, не переживай, — ответил Чон, глянув на часы и торопливо въезжая в поток машин. — Скажи, а твой брат знает, что у тебя появился защитник?       Белоснежное лицо Сокджина вмиг стало пунцовым. Покусывая нижнюю губу, он нервно теребил лямку своего рюкзака. В рукаве Чона тоже имелась одна козырная карта.       — Я бы промолчал, если бы это был ученик, но учитель… Вряд ли твой брат его одобрит.       — Намджун-щи — самый лучший! Ясно тебе? — вспылил омега, надув губы и отворачиваясь к окну. — Да, он не привык решать вопросы с помощью кулаков, но зато он умный и красивый!       Чонгук усмехнулся. С этим парнем и правда не поспоришь. Омеге этот Ким тоже показался вполне приличным человеком, начитанным и уравновешенным. Вчера, когда один из парней зажал Сокджина в коридоре, этот учитель с таким рвением бросился его спасать, что Чон посчитал нужным не вмешиваться. А после занятий он даже предложил проводить омегу до дома. Но тот предусмотрительно отказался, хотя сиял от счастья, как рождественская ёлка.

***

      — Тэхён, это правда?! Ты действительно снова встречаешься с Пак Чонхо?! — влетевший в павильон продюсер Ли, размахивал руками, как ветряная мельница, разгоняя всех на своём пути. — Ты понимаешь, как это отразится на нашей картине?! Он же ещё тот сплетник! Я ведь выгнал его после второго сезона!       Тэхён и бровью не повёл, пока стилист наносил ему макияж. Пару лет назад Пак признался Киму в любви и теперь постоянно донимал его ненужным вниманием — присылал цветы и подарки на съёмки, выставлял в соцсетях их якобы совместные фото, рассказывал о нём в интервью. И это больше походило на психическую зависимость, чем на чувства. В конце концов, альфа просто забил на его преследования и продолжал жить.       — А разве я с ним встречался? По-моему, я точно дал понять, что он мне безразличен.       — Значит, он снова сфабриковал все данные… — мужчина задумчиво почесал лысину. — Что ж, тогда надо подавать иск в суд, другим способом его не остановить.       — А что он выложил на этот раз? — поинтересовался Тэхён, доставая из кармана телефон и пролистывая новостную ленту, она буквально пестрила новостью об их грядущей женитьбе и беременности омеги.       На этот раз Пак зашёл слишком далеко. И если раньше Ким спокойно относился к его выходкам, то теперь не намерен был спустить всё на тормозах.       — Пусть агентство сперва сделает заявление и опровергнет все слухи. С этими бредовыми историями пора заканчивать, — высказался Тэхён, поднимаясь со стула и направляясь к месту съёмок.       Домой альфа вернулся в начале второго ночи, когда все домашние, как он думал, уже спали. Но в тренажёрном зале всё ещё горел свет. Тэхён снял туфли, пиджак бросил на диван в гостиной и подошёл к двери зала, тихонько её приоткрыв. Чонгук уничтожал его боксёрскую грушу, подвешенную к потолку. В майке и шортах, взмокший и взлохмаченный, парень не просто притягивал к себе внимание, а откровенно срывал альфе крышу каждым своим движением. Ким замер в дверях, судорожно облизывая пересохшие губы и сдерживая себя, чтобы не рвануть внутрь. Перед глазами вновь возникла утренняя сцена в душе, где Чонгук ласкал себя под струями воды. Тэхён быстро закрыл дверь и привалился к ней спиной, медленно сползая на пол.              «Если я сейчас же отсюда не уберусь, то точно сорвусь и возрожу к жизни все свои самые влажные желания», — подумал Тэ, утирая рукавом выступивший на лбу пот.       — Господин Ким, вы здоровы? — спросил Чон, ловя взгляд альфы, когда они все вместе завтракали на кухне.       Парень после ночной тренировки выглядел вполне бодрым, а вот Киму так и не удалось заснуть. Эротичные фантазии с бетой в главной роли мучали его до самого утра, и сейчас ему было сложно собраться.       — Да, я в порядке, — Тэхён поднялся из-за стола и отошёл к окну, рассматривая собственный сад.       — Хён, ты наверняка уже видел новости. Ситуация с этим Пак Чонхо достигла предела, теперь он заявил, что ждёт от тебя ребёнка, — Сокджин был искренне возмущён ситуацией и переживал за брата, так было всегда.       С самого детства младший старался разделить с Кимом боль, потери, тоску. А после смерти родителей они сплотились ещё больше.       — Агентство разберётся, — выдохнул Тэ, засунув руки в карманы. — Не воспринимай всё так серьёзно.       — Тебе нужно жениться, тогда и вопросов не останется. Знаешь, у меня на примете есть один замечательный омега.       Чонгук громко закашлялся, видимо, подавившись сэндвичем с ветчиной, потом обжёгся, запив всё горячим кофе. Тэхён подбежал к нему, хватая с полки бутылку минералки и протягивая парню. Он залпом выпил её всю.       — Вы в порядке, Чонгуки-щи? — Ким погладил Чона по спине, почувствовав рельеф мышц, и тут же оторвал от неё пальцы, словно обжегшись.       — Да, спасибо…       — Так что, хён, давай я вам свидание устрою, тебе точно понравится, — Джин как-то хитро на него посмотрел, потом перевёл взгляд на покрасневшего Чона, который сидел, уткнувшись носом в стол.       Брат уже не раз устраивал для него свидания вслепую. Скооперировавшись с любимой тётушкой, которая тоже была не прочь женить племянника, младший шёл напролом, выискивая для Кима, как ему казалось, самых лучших омег. Но ни один из них так и не запал в душу альфе. А в последнее время он думал лишь о темноволосом парне с ароматом шоколадного мороженого, сводящим его с ума.       — Сегодня выходной, чем займёмся? — проигнорировав предложение брата, с улыбкой уточнил Тэхён. — Есть два варианта — поехать на выставку или в торговый центр.       — В торговый центр! — сказал своё веское слово Джин. — Мне нужно прикупить новых футболок, а ещё я хочу стильные кроссовки. Помнишь, — обратился он к брату, — мы видели их в рекламе?       Тэхён утвердительно кивнул. Брат, несмотря на дерзкий характер, в душе оставался омежкой и любил наряжаться. В прошлом месяце Ким подарил ему цепочку с бриллиантовой подвеской, которую младший хранил, как зеницу ока. Тэхён посмотрел на так и замершего над столом Чона и предложил:       — Чонгуки-щи, вы можете поехать с нами, если хотите…       — Что значит, если хочет? Он едет, и это не обсуждается! — выдал Сокджин, пнув Чонгука ногой. — Он вообще-то мой телохранитель!       Тэхён покачал головой, не успевая за реакциями брата. Тот, как ураган, проносился по его жизни, в то время, как сам Ким был степенным и выдержанным человеком.

***

      В торговом центре Чонгук чувствовал себя неуютно. Джин то и дело хватал его за рукав пиджака и тащил за собой в очередной бутик. В одном из них его даже угораздило что-то примерить, младший Ким настоял. Чон с первого взгляда влюбился в белоснежный брючный костюм-тройка, который идеально смотрелся на нём, но был совсем не практичным. Такой можно было надевать лишь на торжества. Зато он прикупил пару чёрных футболок с забавными принтами и чёрные джинсы, выгодно подчёркивающие его соблазнительные бёдра. Господин Ким как-то странно поглядывал на него во время примерок, подолгу задерживал взгляд, словно любуясь, а вот Сокджин был в восторге, одевая парня в самые дорогие наряды, которые он не мог себе позволить.       — Ты такой красивый, Чонгуки! — восхитился омега, в очередной раз нацепив на Чона брендовый костюм. — Хён, скажи?       Ким-старший постоянно кивал, будто ему всё нравилось, но в какой-то момент вскочил и умчался в туалет. Джин на это лишь громко рассмеялся, тыкая Чона в бок и прикрывая рот ладошкой.       — Ну всё, теперь жди активных действий, — продолжал посмеиваться младший, — ты довёл его до нужной кондиции, точнее, я. Я — молодец! — воскликнул парень, хлопая в ладоши. — Белый и вот этот мы возьмём! — крикнул он девушке-продавцу, демонстрируя чёрную кредитку брата.       Чонгук тяжело вздохнул, ещё раз бросив на себя взгляд в зеркало, и понимая, что хотел бы так выглядеть всегда. Вся дизайнерская одежда подходила ему идеально. Жаль только таких денег ему никогда не заработать.       — Вы закончили?       Чонгук как раз собирал с пола множество бумажных пакетов, когда вернулся Ким-старший и принялся рассматривать покупки. Его взгляд зацепился за белый костюм, и он отчего-то с укоризной посмотрел на брата, но тот лишь улыбнулся в ответ. Эти переглядывания вошли у них в привычку, и Чон уже не заострял на этом внимания.       Они втроём прогулялись по набережной, зашли в небольшую кондитерскую, где полакомились пирожными, а потом заглянули в караоке, где оторвались по полной программе, напевая любимые песни. Сердце Чонгука таяло, когда он слышал "Strangers in the night " Фрэнка Синатры, спетую Тэхёном его низким баритоном. Он чувствовал, что альфа поёт о ком-то близком, но почему-то смотрел только на него, и это ужасно смущало. Вечером, когда они вернулись домой, Чонгук вдруг чётко осознал, что влюбился. Но что делать с этим новым чувством, совсем не понимал.       Только вот со следующего дня начал находить у себя в комнате маленькие сюрпризы, то красную розу на столе, то плюшевого медвежонка на подушке, то милые открыточки с пожеланиями. Скрываться от смущающего взгляда хозяина дома было бесполезно, он будто специально преследовал его целыми днями. Чонгук не знал куда деваться, зато младший Ким, проказник, постоянно устраивал им случайные встречи. После недели таких незаметных ухаживаний парень понял, что им всё же нужно поговорить. Он собирался объяснить Тэхёну, что они из разных миров и у них никогда ничего не получится. Но альфа просто не дал ему этого сделать, подстерёг на кухне, когда Чонгук в очередной раз выходил из душа, и утащил в свою берлогу.       За всё это время парень ни разу не был в его комнате, но часто представлял её. Сейчас она выглядела такой романтичной, что Чону пришлось сдержать стон. Зажжённые свечи, лепестки роз на постели, шампанское, клубника, шоколад… Чонгук стоял посередине комнаты, стыдливо прикрываясь полотенцем, и понимая, что все разговоры излишни, Ким уже всё решил.       — Прости, что я сделал всё так быстро, ты, наверное, растерян, — Тэхён, одетый в чёрные брюки и белую рубашку, медленно подходил к нему, ловя каждый взгляд. — Но я больше не мог терпеть. Твой запах и твоё тело сводят меня с ума. Я почти не сплю, есть могу только с тобой рядом, но ты в последнее время прячешься. Да, я очень тороплю события, просто боюсь тебя потерять. Это, как взрыв, понимаешь, как разрыв сердца, как затмение. Я везде вижу только тебя.       — Я думал, у меня одного такая проблема, — смущенно улыбнувшись, заметил Чон.       — Значит, это взаимно? — с надеждой проговорил Ким, приблизившись к парню. — Мне неважно, что ты — бета. Главное, что ты — мой человек, и я готов отдать тебе своё сердце.       — Я — омега, Тэхёни… — Чонгук не решился в этот момент посмотреть на альфу, но был уверен, что слышал вздох облегчения, сейчас он, как никогда, был счастлив своей настоящей сущности.       Ощутить себя в объятиях любимого альфы, что может быть прекраснее. Чон с лёгкостью перешагнул через упавшее к их ногам полотенце и полностью отдался своим ощущениям. Тэхён был ласков и нежен, прекрасно понимая, что у омеги не было опыта. Он оглаживал его тело, как драгоценную вазу или хрустальный сосуд. Первый поцелуй показался Чону таким коротким, что он сразу же потянулся за вторым, попутно расстёгивая пуговицы на рубашке Тэ.       — Ты у меня такой красивый, — бормотал Ким, покусывая его шею и спускаясь ниже. — Каюсь, я подсматривал за тобой в душе, и это было самое эротичное видео в моей жизни. Сейчас мне даже не верится, что ты в моих руках.       — Люби меня, как можешь только ты…

***

      Одежда полетела в стороны, несколько свечей погасли, но этого никто не замечал. Томные поцелуи, ласки, стоны, всё смешалось. Уложив Чонгука на постель, Тэхён навис сверху, всматриваясь в потемневшие глаза, в которых плескались огонь от свечей и жаркая страсть. Альфа покрыл короткими поцелуями лицо, горячий язык прошёлся по мочке уха и шее. Чонгук тихонько застонал, выгибаясь ему навстречу и пальцами лаская плечи и живот. Идеальное тело омеги будто выточили из камня, Тэхёну хотелось прикоснуться к каждой косточке, к каждой родинке. А любимый с детства аромат, проникший под кожу, дарил неописуемое удовольствие. Хотелось продлить его, но альфе было слишком сложно сдерживаться, он и так все эти дни сам себя удовлетворял.       — Малыш, я буду нежен, обещаю. Ты ведь мне доверяешь?       — Да…       Тэхёна заводил даже его голос, приятный, с нежный хрипотцой в минуты страсти. Обласкав грудь, спустился на живот, языком проходя по впадинке пупка и наконец обхватывая губами член омеги. Чонгук вздрогнул, как от разряда током, прикрыл глаза, явно наслаждаясь процессом. Язык и влажный рот сделали своё дело, омега кончил от одних лишь прикосновений. Но Тэхёну хотелось вознести Чона до самого рая, поэтому принялся за его уже потёкшую дырочку. Сперва раздвигая стенки ануса языком, потом проникая туда пальцем. Омега тяжело дышал, сминая руками простынь. Палец альфы свободно скользил внутри, поэтому он вставил туда ещё один, вызывая громкий стон у Чонгука.       — Хёёён!       Ким хищно улыбнулся, надрачивая свой член, испачканный в смазке омеги. Дальше себя сдерживать было невыносимо.       — Чонгуки, я немного большой для тебя, но буду аккуратен, просто расслабься, — предупредил его альфа, разрывая упаковку от презерватива и раскатывая его по своему члену.       — Тебе п-помочь?       — Нет, малыш, сейчас я сам, потом меня приласкаешь.       Тэхён чувствовал волнение омеги, не хотел ему навредить, поэтому действовал аккуратно и максимально нежно. А проникнув до конца, запечатлел на губах парня сладкий поцелуй в знак доверия. Двигался сперва медленно, позволяя омеге привыкнуть, но вскоре темп сменился на более быстрый, и Чонгук даже начал ему помогать, методично подмахивая бёдрами. Омега кончил, а Тэхён был близок к разрядке, когда настойчиво начал звонить телефон. Альфа выругался, но от Чонгука не оторвался. Омега громко стонал, ещё сильнее заводя Кима. Наконец, он тоже кончил, упав на Чона сверху. Телефон продолжал звонить.       — Да кто ж там такой настойчивый, а?! — альфа поцеловал улыбающегося Чонгука и кое-как дотянулся до телефона. — Твою мать, Чимин! Ты чего мне трезвонишь в такое время? — Тэхён был очень зол, увидев знакомое имя.       — Тэ, прости, но я не мог не позвонить. Я стал отцом, Тэхёни. У нас с Юнги сын родился! — голос альфы казался таким взбудораженным.       — Чимина! Я вас поздравляю! Как там новоиспечённый папа?       — Слабый ещё, роды были тяжёлыми. Настоящий крепыш родился. Заедешь к нам? А то я ничего делать не могу, до сих пор руки трясутся.       — Ну, — Тэхён задумчиво посмотрел на кивающего омегу, — через пару часиков, думаю, заглянем. А то тут у нас важное дело, было…       — Хорошо!       Чимин отключился, и Тэхён бросил трубку на кровать, сжимая Чона в объятиях.       — Я всё слышал. Твои друзья? — спросил омега, поцеловав Кима в подбородок.       — Ага. Чимин реально переживает. Он Юнги до безумия любит.       — Тогда поехали! — Чонгук быстро вскочил, осматриваясь. — Не забудь погасить свечи, а я пойду душ приму.       — Ты точно в порядке? Всё же такой момент…       — Всё хорошо, я счастлив! — улыбка омеги, казалось, озарила всю комнату.       — Тогда, может скажешь мне «Да» прямо сейчас?       Чонгук продолжал улыбаться, подхватывая с пола полотенце и прикрываясь им.       — Ты… Ты мне предложение делаешь? А тебе не кажется, что всё слишком быстро?       — Нет, я в своих чувствах уверен. А ты?       — Я тоже, Тэхёни, — омега быстро попятился к двери, — но всё же давай не будем торопиться.       — Ладно, потерплю пару месяцев, конфетно-букетный период ведь никто не отменял.       Оставшись в одиночестве, Тэхён продолжал сидеть на постели, рассматривая почти погасшие свечи, разбросанные по полу лепестки роз и, чувствуя себя самым счастливым человеком. Хотя для полного счастья ему не хватало лишь пятерых детей, но Чонгука он посвятит в свои планы немного позже.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.