ID работы: 14539656

Charles is a big tease

Слэш
R
Завершён
7
автор
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

💥👓

Настройки текста
Примечания:
С самого утра всё шло не по плану. Вообще-то, сегодня был выходной — по крайней мере официальный, а не который они сами себе устраивали, как это обычно и происходило. Помнится, вчера Токи предложил встать всем пораньше, чтобы было «больше время на бухать и веселье, мы нечасто иметь выходной!» И, что странно, все согласились, даже Пиклз, который как правило вставал позже всех из-за самого тяжёлого похмелья. Но когда утро всё-таки наступило и все пятеро собрались в гостиной, Нэйтан категорично заявил, что останется в Мордхаусе. — Чувак, ты угораешь? — сразу взъелся Пиклз. — Мы собирались отрываться, снимать девчонок, а ты хочешь весь день просидеть здесь?! — Я не в настроении, — хмуро ответил Нэйтан, отводя глаза и складывая руки на груди. — Нэйтан, ты упускать большой возможность отдыхать! — Токи бурно зажестикулировал, пытаясь привлечь к себе больше внимания. Мёрдерфейс приподнял бровь, но потом тоже повернулся в сторону Нэйтана: — Ну не, чувак, так дела не делаются, ты не можешь нас бросить! Нэйтан продолжал стоять не шевелясь и пялиться в пол. — Нэйтан, ты слушать? — громко спросил Сквизгаар. — Я сказал, что никуда не пойду, — прорычал тот. Пиклз нарочито громко цокнул языком. — Пошли, парни, пусть сидит тут один, а мы оторвёмся как следует! Все, кроме Токи, сразу же развернулись и направились к выходу. Норвежец ещё немного потоптался рядом с Нэйтаном, разрываясь, но всё же убежал догонять остальных. Как только Нэйтан услышал, что дэтлимузин уносится вдаль (конечно, мотоцикл пусть только попробуют тронуть без его разрешения…), он устало развалился на диване, глубоко вздохнув. Наконец-то тишина, никакого надоедливого шума, никакого голоса Мёрдерфейса и писклявых просьб Токи. Бывало у него такое — просто хотелось побыть наедине с собой. В тишине. — Нэйтан? Ты что здесь сидишь? — донеслось из другого конца гостиной. Нэйтан лениво повернул голову в сторону голоса. Чарльз Оффденсен. Менеджер и главный финансовый директор Dethklok, а с недавних пор — романтический интерес Нэйтана. Естественно, взаимный. По-гейски, конечно, и даже очень, но как-то уже плевать. Группа не знала, но это не было проблемой — Нэйтан и так был не особо разговорчивым, что уж касалось его тайн, в принципе, и так было понятно. — Отдыхаю, — безучастно ответил он. — А где остальные? — Ушли. Благо, Чарльз не человек, а золото — не лезет с допросами, понимает всё без слов. Ещё и красивый до чёртиков, стройный, одет с иголочки. Нэйтан недолго любуется им, прежде чем замечает на его лице лёгкую улыбку, не предвещающую ничего хорошего. — Что? — сразу спрашивает он, мгновенно напрягаясь. Уж что-что, а перемены в Чарльзе обычно не к добру. — Ничего, — заговорщицки произносит Оффденсен, театрально разворачиваясь и добавляя уже через плечо: — Отдыхай. Нэйтан так и остался сидеть и смотреть вслед уходящему менеджеру. Нахмурился: что-то здесь не так. Впрочем, причин не доверять Чарльзу у него не было, поэтому вскоре он успокоился. Этот день они могли бы провести вместе, но у Чарльза куча работы, как и всегда… Вообще-то, у Нэйтана тоже. И сегодня отличный день, чтобы освободить себе кучу времени в будущем. Много чего проверить надо. И хоть Нэйтан был отнюдь не из тех, кто любил работать, всё же в тишине и спокойствии дела делались гораздо лучше. Для начала он пошёл и переоделся в свой дорогой бордовый халат, пошитый специально на него. В конце концов, это его дом, и он может расхаживать по нему в чём душе угодно. Теперь, когда он был в уютной одежде и совершенно один — не считая клокатиров и где-то далеко сидящего Чарльза — у него даже поднялось настроение. Он с какой-то непривычной для него мечтательной улыбкой вышел из комнаты и направился в сторону студии — почему бы не посмотреть, как у них дела с материалом? Редко выпадает такая возможность, учитывая их образ жизни. По дороге Нэйтан совсем улетел в свои мысли и в какой-то момент его взгляд зацепился за украшение на стене, которое он раньше не видел. Он остановился, чтобы подетальнее рассмотреть его, и пока стоял и рассматривал, в него кто-то неожиданно врезался. Нэйтана резко выдернуло из мыслей, и он хотел уже было послать ко всем чертям невнимательного клокатира, но, открыв рот и повернувшись, увидел лишь рассеянного Чарльза. — Ой, извини, я говорил по телефону и не смотрел на дорогу, — виновато улыбнулся тот, заправляя выбившуюся из идеальной причёски прядку за ухо. — Ты в порядке? Нэйтан хмуро оглядел менеджера с ног до головы. Чарльз не из тех, кто внезапно теряет концентрацию и врезается в людей в коридорах. Даже если он разговаривает по телефону или ещё что… — Я в норме, — наконец сообщил он. — Ну и хорошо, — шире улыбнулся Чарльз, одаривая Нэйтана таким пожирающим взглядом… и уходя прочь. Нэйтан лишь недоумённо проводил его глазами, задерживаясь на обтягивающих строгих штанах… Чёрт. Он почувствовал, как внутри что-то легонько перевернулось и начало теплеть. — Да бред… — буркнул он и, совершенно забыв о том, на что смотрел, двинулся дальше. До студии он дошёл без происшествий и сразу же сел слушать демки. Пока удалял то, что ему не нравилось и делал заметки о том, что можно усовершенствовать, совсем не заметил, как с головой погрузился в работу. Удивительно продуктивный день. Прошло около получаса. Нэйтан снял наушники и откинулся на спинку дивана. Голова немного гудела от такого количества металла, но ничего. Нормально. — Эй, — крикнул он проходящему мимо студии клокатиру. — Принеси мне чипсов. Тот учтиво поклонился с неизменным «да, повелитель» и удалился на кухню. Нэйтан прикрыл глаза. Блаженная тишина. Рай для ушей. — Устал? — донеслось сверху. Нэйтан распахнул глаза. Над ним нависал Чарльз. — Чё ты весь день ко мне подкрадываешься? — нахмурился он. — Я увидел, что ты работаешь, и решил не мешать. А потом ты устало развалился на диване. — Это не повод подкрадываться. Чарльз без капли смущения продолжал смотреть на него. А потом вдруг протянул руку к левой части его лица. — У тебя тут… — Оффденсен задержался кончиками пальцев на его щеке. Нэйтан пару секунд хлопал глазами, чувствуя, как грудь заполняет смущающее тёплое чувство. — Волосы, — мило улыбнулся Чарльз, заправляя чёрную прядь за ухо. — Совсем растрепались. — Ты серьёзно?.. — угрожающе прорычал Нэйтан. — Конечно. У тебя такие красивые волосы. Чарльз легко поправил очки и ушёл, зажимая в руках какую-то папку. Нэйтан развернулся на сто восемьдесят градусов, сложив руки на спинке дивана и положив на них подбородок. Хотелось догнать Чарльза, прижать к стене и… …выбить из него всю дурь. Да, чтобы так больше не делал! Что это вообще такое было? Заправляет волосы за ухо, врезается посреди коридора… Как будто специально. В студию вошёл клокатир с двумя пакетами чипсов и положил их рядом с Нэйтаном, после чего удалился. Нэйтан разорвал один из них и принялся медленно пережёвывать каждую штуку, раздумывая над поведением Чарльза. Он как будто… дразнил. Хотя, с чего бы Чарльзу его дразнить? И вообще, нахрен Чарльза. Желание догнать его всё ещё присутствовало, но Оффденсен наверняка уже свалил в свой кабинет и зарылся в бумагах. А бежать и проверять Нэйтан не хотел. Кстати, он сделал всё, что хотел здесь, в студии. И он определённо заслужил отдых. Вернувшись в гостиную, он понял, что сильно проголодался. Что ж, через пару минут около него уже образовался небольшой стол с огромной тарелкой горячих бутербродов и пара клокатиров, которые держали напитки. Нэйтан удобно расположился на диване, завернувшись в чёрный плед, и запустил на дэтфоне какую-то игрушку, попутно поедая бутерброды. Абсолютно прекрасный день, если бы не одно «но». — Разрешишь мне присоединиться? Нэйтан мгновенно оторвался от экрана, поднимая глаза. Ну конечно. — Садись, — привычно нахмурился он, не сводя взгляд с Чарльза, который тут же уселся рядом. В руках у него была тарелка с куском торта, на котором красовалась сочная клубника. — Прости, что прерываю трапезу, но наметилось срочное дело, которое нужно решить сегодня, — Чарльз отрезал вилкой небольшой кусок и отправил себе в рот. — Какое, — тихо отозвался Нэйтан, прикованный к чужим губам, немного испачканных кремом. Да, ему точно нужно выяснить, что Чарльз задумал… — Представитель очень крупного рекламного агентства хочет встретиться с тобой. Если сделка пройдёт успешно, это принесёт нам очень много денег, — Чарльз снова улыбнулся этой своей улыбкой, забирающейся под рёбра. — Я пойду с тобой, разумеется. Это всего лишь встреча, тебе особо не нужно ничего делать, ответишь на пару вопросов, улыбнёшься в камеру и пожмёшь руку — остальное я улажу. С тебя только официальный костюм. Нэйтан нахмурился, но через несколько секунд кивнул. Смысла сейчас спорить с Чарльзом особо не было, да и не хотелось. Ему всё равно ничего не стоило съездить на мероприятие, на котором ничего не нужно делать. Даже если нужно надеть для этого официальный костюм. — Ты так быстро согласился? Я впечатлён, — мягко отозвался Чарльз, перекатывая клубнику под зубчиками вилки. Нэйтана гипнотизировала эта вилка. Он поймал себя на мысли, что очень хочет, чтобы Чарльз засунул эту клубнику себе в рот прямо сейчас. Оффденсен, очевидно, поймав этот полный вожделения взгляд, продолжил: — Это будет в семь, я зайду к тебе в полседьмого, — он совсем немного проколол ягоду зубчиками, около них появились маленькие красные капли. Нэйтан сглотнул слюну. Давай же, проткни чёртову клубнику до конца. — Хорошо, договорились, — вдруг сказал Чарльз, поднимаясь с дивана и вроде как направляясь к выходу из комнаты. Нэйтан от такого жеста опешил и инстинктивно подался вперёд всем телом, чуть ли не произнося вслух «стой». — М? — обернулся на него менеджер, держа клубнику на вилке прямо около своих губ. Нэйтан застыл, откровенно пялясь на него. Чарльз постоял так секунд пять, потом снова улыбнулся и медленно откусил половину клубники. Немного сока осталось у него на губах. — Будь готов к полседьмому, — бросил он сидящему с широко раскрытыми глазами Нэйтану и съел оставшуюся часть клубники, после чего развернулся и окончательно вышел из комнаты. — Какого… — рассеянно пробормотал Нэйтан, снова чувствуя, как грудь сковывает приятным и тянущим ощущением. И не только грудь. Он зарылся пальцами в длинные волосы и сжал их. Время вдруг потянулось намного медленнее. Клубника на губах Оффденсена всё никак не выходила из головы, даже наоборот — входила только глубже. В рот Чарльза. Нэйтан зарычал, чуть ли не бросая тарелку с сэндвичами — парочка всё же упала на пол — и двинулся в сторону офиса. Плевать, чего Чарльз добивается — он намерен выяснить это прямо сейчас. Нэйтан распахнул дверь, даже не постучавшись, и вошёл в прекрасно обставленный офис. Даже его привыкший к металлу взгляд всё равно находил в этом какое-то умиротворение. Чёрт, да какое умиротворение?! — Нэйтан? — обернулся на него Чарльз, стоявший около книжной полки. Он сейчас был в одной своей белоснежной рубашке, пиджак лежал где-то на диване. Две верхние пуговицы расстёгнуты, обнажая выступающие ключицы. Нэйтан невольно засмотрелся на него, но потом вспомнил, зачем он здесь, и угрожающе двинулся прямо к нему. — Какие-то проблемы? — приподнял брови Чарльз, будучи уже практически вжатым в несчастный книжный шкаф Нэйтаном, который заблокировал ему левый и правый пути отступления своими огромными руками. Был ли Нэйтан физически сильнее — неизвестно, но в данной конкретной ситуации Чарльз не смог бы сбежать при всём желании. Да и не то чтобы он хотел. — Да, у меня парочка вопросов, — тихо рыкнул Нэйтан, наклоняясь вперёд. — Какого хуя ты творишь? — О чём ты? — невинно улыбнулся менеджер. — Ты знаешь, о чём. Клубника. Волосы. Сраные… пуговицы. Чарльз лишь сложил руки на груди и, улыбнувшись шире, понизил голос, чётко проговаривая: — Не понимаю. Нэйтан обнажил клыки и крепко схватил Чарльза за плечи. Дьявол, как же он злился. Как же его бесил Чарльз, потому что он нихрена не понимал, что происходит. Какие же… какие же у Оффденсена сильные руки там, под рубашкой… Чарльз вдруг приподнял подбородок и нахально закусил губу. Нэйтан чуть не задохнулся. И хотел уже было… сделать хоть что-нибудь, да всё равно. Но не успел. — Господин, я… — после короткого стука в офис вошёл клокатир с кипой бумаг, но сразу же замолчал, увидев, в какой позе стоят два их начальника. — Документы… — всё же рассеянно выдавил он. — О, отлично, положи на стол, пожалуйста, — сразу же изменился в лице Чарльз и тут же многозначительно посмотрел на всё ещё сжимающего его плечи Нэйтана. — Напомни свой вопрос? Нэйтан разглядел за линзами очков тот же наглый, дразнящий взгляд. И расслабил руки. — Пойду доем бутерброды… — буркнул он, быстрым шагом выходя из комнаты. Чарльз усмехнулся, стряхивая с рубашки невидимые пылинки, и пригладил волосы. Ещё совсем чуть-чуть.

***

Клокатиры с напитками всё ещё стояли возле дивана, когда взбешённый Нэйтан вернулся в гостиную. Они лишь мельком переглянулись, но, естественно, ничего не сказали. Нэйтан с громким скрипом уселся на диван, снова принимаясь за яростное пережёвывание бутербродов. Прошло уже полдня, а он так ничего и не сделал — только проверил демки и столкнулся с Чарльзом. А потом смотрел, как он ест клубнику. А потом лапал его плечи. Нэйтан закутался в плед и зажмурился. Конечно, это, наверное, было нормально для партнёров, тем более, что их романтические чувства были взаимными. Но они даже не целовались ни разу (в этот момент сердце забилось на порядок быстрее, ведь Нэйтан упорно не хотел признавать, что ему чертовски хотелось ощутить губы и — упаси дьявол — язык Чарльза на своих собственных губах). Правда, в силу своих притупленных эмоций он даже не знал, нормальна ли такая реакция на подобное. Чарльз, не смотря на то, что постоянно был чётким, холодным и последовательным, сейчас показывал себя мастером управления своими эмоциями. А ещё манипулятором. Потому что как ещё объяснить эти выкиды? Нэйтан глубоко вдохнул, стараясь унять жар в груди. Всё. Время отдохнуть, поесть, порубиться в дэтфон, а потом можно и поспать — прямо здесь, в гостиной — до шести. Никакого Чарльза. Если ему что-то будет нужно, пусть передаст через кого-нибудь. Как об этом решении должен был узнать сам Чарльз — Нэйтана не особо волновало, поэтому через довольно короткий промежуток времени он успокоился и даже позволил себе пару усмешек, пока смотрел в экран. Напитки выпиты, вся тарелка бутербродов съедена. Отослав клокатиров обратно на кухню, Нэйтан расслабился, укладываясь на кучу мягких подушек. Всё-таки хорошо, что он остался в Мордхаусе совершенно один — сейчас он ощущал себя полноправным хозяином этого места, и это абсолютно точно тешило его эго. Ну, конечно, в здании оставался Чарльз… Интересно, чем он там занимается. — Перебирает документы, — хмыкнул себе под нос Нэйтан, переворачиваясь на бок и чувствуя, как глаза понемногу начинают слипаться. — Он же больше ничего не умеет… Да, Чарльз в его мыслях действительно разбирал кучу бумаг, нервно покусывая кончик ручки. Что-то записывал и снова ловил его зубами. Вздыхал, поправляя волосы и очки на переносице. Кусал ручку. И свою губу. А ещё у него снова две пуговицы расстёгнуты, и видно выразительно выступающие ключицы. Нэйтан стянул с себя плед, поглубже зарываясь в подушки. Что-то жарковато здесь стало. Ну конечно, Чарльз должен следить за температурой Мордхауса, или послал бы хотя бы своих клокатиров…

***

— …Нэйтан, просыпайся. Нэйтан приоткрыл глаз, чувствуя, как по его щеке скользят чужие пальцы. Ещё не совсем соображая после пробуждения, он разглядел лицо Чарльза. — Уже шесть, нам нужно собираться, — нежно улыбнулся менеджер. Тут Нэйтана как током ударило. Нет, не от того, что уже шесть и что они могут опоздать, а потому что Чарльз сидел прямо рядом с ним, на диване, и ласково водил подушечками пальцев по его щеке. А ещё Нэйтан вспомнил, что ему приснилось. И осознал, что лицо пылает. Он взглянул на невозмутимого Чарльза и резко сел на диване. В глазах сразу немного потемнело, но это даже было хорошо: он по крайней мере не видел, что Оффденсен еле сдерживает улыбку, которая так и норовила растянуться на его лице. — Тут… жарко… — выдавил наконец Нэйтан, глядя исподлобья на менеджера. — Да, у тебя волосы на лоб налипли, — вдруг понизил голос Чарльз, немного подаваясь вперёд и зачёсывая пятернёй выбившиеся пряди назад. Нэйтана даже слегка передёрнуло от мурашек, пробежавших по телу. И он сидел, всё ещё красный от своего недавнего влажного сновидения, и смотрел на Чарльза, который никак не хотел убирать ладонь с его волос. И Нэйтан тоже не хотел, чтобы он убирал. — Хочешь что-нибудь перед тем, как мы поедем? — тихо спросил Чарльз. Очевидно, он имел в виду еду или выпивку, или что-то в этом роде, но у Нэйтана в мозгу плавала какая-то расплавленная субстанция, мешающая соображать. Он понял, что смотрит на чужие губы. Да, он хочет. Очень хочет. После целого дня этих провокаций. Нэйтан медленно подался вперёд, неосознанно сжимая в кулаке край подушки. Где-то на полпути прикрыл глаза, потому что стыдно было неимоверно, но хотелось гораздо сильнее. И как только он почти приблизился к чужому лицу, ладонь Чарльза переместилась с его волос на щёку, мягко останавливая. — Не дразни меня, — томно выдохнул менеджер. Нэйтан распахнул глаза. И прежде, чем Чарльз поспешно отстранился, встал и, уходя, бросил «я жду тебя на выходе в полседьмого», он увидел его лицо прямо перед собой. Такое же красное и разгорячённое, как и у него самого. Он так и остался сидеть на диване и пялиться в одну точку. С одной стороны он сильно злился, потому что какого хрена?! Значит он всё-таки берёт, делает первый шаг, и его так просто отшивают? Его, Нэйтана Эксплоужена! Менеджер, с которым они, вроде как, встречаются! С другой… С другой стороны красное лицо Чарльза никак не хотело выходить из головы. Значит ли это, что он просто… испугался? И сбежал? В конце концов, не только Нэйтан ещё ни разу не целовался с Чарльзом, но и Чарльз с Нэйтаном тоже. По груди расплылось приятное чувство удовлетворённого эго. Нэйтан улыбнулся. Да, Чарльз просто слишком смутился. Конечно, как он мог отказать ему по собственному желанию? Нэйтан слишком хорош для него, и бедный Оффденсен сломался, как только потерял контроль над инициативой. Довольно хмыкнув и окончательно успокоившись, он всё же пошёл одеваться.

***

Чарльз действительно ждал его около выхода из Мордхауса, поглядывая на часы. Завидев Нэйтана в полностью чёрном официальном костюме (который он сам ему когда-то подарил), Оффденсен оценивающе оглядел мужчину с ног до головы и удовлетворённо улыбнулся. — Идём, лимузин уже ждёт. Нэйтан хмурился, упираясь взглядом в затылок Чарльза. Ведёт себя так, будто ничего не произошло около получаса назад. Но где-то в душе его всё же согревала мысль о смущённом красном лице менеджера. Они, наконец, сели в лимузин. На задние сдвоенные сидения. Остальная группа всё равно где-то далеко, наверняка все уже в хлам, так что почему бы не сесть рядом? Конечно, это была не истинная причина. И вообще, это Чарльз сел рядом с ним! Интересно зачем. Очевидно, чтобы украдкой подглядывать на хмурое лицо, прикрытое чёрными волосами. Нэйтан аккуратно покосился в сторону. Чарльз, к его великому сожалению, смотрел в окно, и Нэйтан разочарованно отвернулся к своему, упрямо разглядывая проносящиеся мимо деревья. Ему так хотелось вжать Чарльза в это окно. И целовать, целовать до изнеможения, пока водитель не смотрит в зеркало заднего вида, как тупые подростки, жмущиеся в тесной школьной подсобке. — Волнуешься? Нэйтан развернулся в сторону голоса. Чарльз как всегда спокойно смотрел на него. — С чего ты взял? — приподнял бровь Нэйтан. — Дёргаешь ногой, покраснел немного, ковыряешь заусенец… Не надо, — он мягко уложил ладонь на пальцы Нэйтана. Всё-то он блять видит. — Я в норме, — отозвался Нэйтан. — Что рекламируют кстати? — попытался он сменить тему, стараясь не думать о ладони Чарльза, которая всё ещё была на его собственных. — Это самый известный бренд шампуней. Ты ведь намереваешься сделать его металлом, правда? — усмехнулся Оффденсен. — Естественно. И когда это Чарльз начал каламбурить насчёт металла? «Убери руку. Я уже не отрываю кожу.» «Не убирай ладонь». Вот между чем метался Нэйтан. Оба варианта казались ужасными. Чарльз не предпринимал никаких действий. Нэйтан снова отвернулся к окну, закрыл глаза. И легко сжал пальцы Чарльза своими. Никакой реакции. Разочарование сразу заполонило его душу. Разжимать пальцы обратно было слишком стыдно, убирать ладонь — тем более. Поворачиваться — вообще кошмар. Нэйтан так и остался сидеть, надеясь, что скоро они всё-таки доедут до места и им так или иначе придётся расцепить руки. Всё же зря он не повернулся: Чарльз сидел, прикрывая ладонью немного покрасневшее лицо и мечтательную улыбку.

***

Встреча прошла прекрасно. Самой плохой была часть, когда они шли до здания, и Нэйтан всё ещё хмурился и краснел от того, что они всю дорогу держались за руки. Но как только к ним подошёл представитель агенства, его мозг сразу переключился на официальный настрой. Он действительно улыбался, жал руки и отвечал на вопросы. По дороге назад Чарльз несколько раз сказал ему, что он очень доволен, что всё обошлось без привычных казусов Dethklok, и самим Нэйтаном тоже доволен. И Нэйтан — о дьявол — позволил себе улыбнуться в ответ, потому что и сам был горд собой. И потому что речи Чарльза ну очень сильно льстили ему. Когда они вошли в Мордхаус, и Нэйтан уже собрался идти переодеваться в свою комнату, Чарльз неожиданно сказал: — Зайди ко мне на пару слов, прямо сейчас. Нэйтан тихо вздохнул, но всё же пошёл вслед за Чарльзом. Воспоминания сегодняшнего дня сразу всплыли в голове. Кстати, удивительно, но встреча его нисколько не утомила, и даже сейчас он чувствовал себя вполне бодро. Поэтому он подумал, что это хорошая возможность попытаться выбить из Оффденсена хоть что-нибудь. После недолгого петляния по коридорам они наконец вошли в офис Чарльза. Оффденсен сразу же запер дверь изнутри. Нэйтан не удивился, потому что Чарльз не любил, когда ему мешали, но что-то интимное в этом всё-таки было. Сразу вспомнилась школьная подсобка. Конечно, изящно обставленный офис мало чем напоминал маленькую тёмную подсобку, но, тем не менее… закрытое помещение, в котором они сейчас находились вдвоём. — Ох… — как-то совсем нетипично для себя выдохнул Чарльз, подходя к столу и что-то доставая из верхнего ящика, перекинувшись прямо через столешницу. Затем он развернулся с двумя бутылками пива. — Не хочешь выпить? Нэйтан подозрительно уставился на менеджера, на бутылки, но всё же взял одну. — Не смотри на меня так, я тоже иногда хочу выпить и отдохнуть, — снисходительно улыбнулся Чарльз, облокачиваясь задницей о стол и щёлкая крышкой. — Непривычно, учитывая что обычно ты пьёшь свой охерительно дорогой бренди, — отозвался Нэйтан, расстёгивая пуговицы и скидывая пиджак на диван прежде, чем открыть свою бутылку. — Я очень доволен тобой, — улыбнулся Чарльз, немного протягивая бутылку вперёд. Нэйтан отвёл глаза, звонко ударяя по стеклу и сразу делая пару больших глотков. Чарльз тихо усмехнулся, тоже отпивая немного пива. — Кстати… Что за хрень ты творил целый день? — всё же задал волнующий его вопрос Нэйтан, стараясь не пялиться на то, как Чарльз ослабляет свой галстук. — Какую хрень? — безмятежно спросил Чарльз, и его пиджак полетел туда же, куда Нэйтан недавно бросил свой. — Я тут работаю, вообще-то. — И облизываешь передо мной клубнику? — Не понимаю. Я ел торт и мне позвонили, я пошёл к тебе. Просто он такой вкусный был, ты не представляешь. У меня осталось пару кусочков, если хочешь, дам попробовать попозже. Ага, торт остался значит. Наверняка с клубникой на каждом куске… Нэйтана уже не волновало, что на вопрос Чарльз так и не ответил. Перед глазами стояли только его губы, покрытые сладким клубничным соком. — Ты дразнишь меня целый день, а потом говоришь, чтобы я не дразнил тебя… — У нас намечалась важная встреча, — Чарльз отпил ещё и пригладил волосы. — Ты действительно думаешь, что мы бы успели на неё, если бы я тебя не остановил? Нэйтан распахнул глаза, медленно переваривая информацию. То есть… — Да ладно, Нэйтан, не строй дурачка, — усмехнулся Чарльз, подходя ближе и покачивая бутылкой. — Ты же сам ко мне полез. — Ты провоцировал меня весь день! — вскинул Нэйтан брови. — Да что ты, — Оффденсен нахально улыбнулся, подходя совсем близко и задирая подбородок. Нэйтан смотрел в чужие глаза и чувствовал, как изнутри, словно лава, снова поднимается горячее ощущение, обжигающее грудь. И он никак не мог понять — злость это или возбуждение. Наверное, всё вместе. Обдумать это он, конечно же, не успел, потому что Чарльз вдруг развернулся, вжимаясь в него всем телом и немного выгибая спину. — Мне правда очень интересно, что ты со мной сделаешь, — понизил он голос и закусил губу, улыбаясь. — Я… Мм… — Нэйтан неосознанно обхватил талию Чарльза ладонью, чувствуя как чужая задница трётся о его напряжённый пах. Да ладно, у него и так весь день стоит… — Ты… — М? — кокетливо хмыкнул Чарльз, переплетаясь пальцами с Нэйтаном и немного отпивая из бутылки, которая до сих пор была у него в руке. Нэйтан почувствовал, как волосы Чарльза легко щекочут его кожу, когда тот уложил голову ему на плечо. Он поставил бутылку на стол и тихо выдохнул Чарльзу в шею: — Ты издеваешься… — Естественно… Нэйтан не выдержал и принялся зацеловывать каждый сантиметр шеи Оффденсена, тихо рыча и временами пуская в ход зубы. Чарльз тоже поставил бутылку на стол, прикрыл глаза и расслабился в объятиях Нэйтана, всё ещё немного ёрзая вверх-вниз. Потом медленно развернулся, обхватывая чужую шею руками, и посмотрел в зелёные глаза напротив. Ох. Опять этот взгляд. Нэйтан стиснул пальцами талию Чарльза, притягивая его к себе ближе и наконец целуя. Он практически сразу почувствовал, как пальцы менеджера обессиленно запутались в его волосах на затылке, а сам Чарльз что-то тихо простонал ему в рот. Это возбудило Нэйтана только сильнее, и он, чуть ли не вгрызаясь в чужие губы, легко подхватил Чарльза под бёдра, усаживая на стол. Кто-то из них (может, оба) неаккуратным движением смахнул бутылку на пол, и она со звоном разбилась о плитку, расплёскивая шипящее пиво. Но им было плевать, потому что Чарльз уже обхватил Нэйтана ногами, не глядя расстёгивая пуговицы его рубашки. Нэйтан церемониться не стал — просто резко дёрнул две части в стороны. Пуговицы разлетелись во всех направлениях. — Тебе обязательно портить мои вещи? — оторвался от него Чарльз, сдвигая очки на лоб. — А тебе обязательно доводить меня до такого состояния? — угрожающе прорычал Нэйтан. Оффденсен легко улыбнулся, провокационно обнажая плечо. — Просто шучу. Нэйтан сильно стиснул пальцами задницу Чарльза, наклоняясь прямо к его уху: — Это ты зря. Нэйтан никогда не был силён в грязных разговорах, но сейчас его почему-то понесло. Чарльз шептал ему какие-то пошлости на ухо, пока он целовал его шею, оставляя метки от укусов и засосов, и стягивал белую рубашку, обнажая сильные руки менеджера. Ох… Он ведь никогда не видел его обнажённые руки. Да и вообще обнажённого Чарльза. Он сразу зацепился взглядом за клеймо шестерни под левой ключицей и принялся покрывать его беспорядочными поцелуями, чувствуя, как его рубашку тоже стягивают с тела, а потом она с тихим шуршанием падает на пол, к разбитой недавно бутылке. Вообще-то Чарльз не обязан был иметь клеймо, но он сам в своё время настоял на этом, и его тело было одним из первых, которого коснулась раскалённая шестерня. Этот факт тешил эго Нэйтана. Клеймо значило, что Чарльз принадлежит Dethklok, а следовательно — Нэйтану в первую очередь. К тому же… Этот шрам чертовки сильно ему шёл. Нэйтан на пару секунд оторвался от груди Чарльза и оглядел его. У Оффденсена выбилось несколько прядей из идеально уложенной причёски, очки вообще непонятно как держались на его лбу, галстук почти полностью развязался, губы, припухшие от поцелуев-укусов… к которым Нэйтан снова прижался своими. Чарльз тихо застонал, стискивая плечо Нэйтана одной рукой, а второй потянулся к пряжке его ремня. Нэйтан вздрогнул и подался вперёд, когда пальцы Чарльза коснулись… не ремня. — Ч..чёрт… — прошипел он, вжимаясь губами в плечо Оффденсена и буквально чувствуя, как тот улыбается своей поганой нахальной улыбкой. — Мне остановиться? — нежно прошептал Чарльз. — Только попробуй… Чарльз тихо усмехнулся, продолжая поглаживать Нэйтана сквозь ткань строгих официальных брюк, даже не предпринимая попыток всё же расстегнуть злополучный ремень. Нэйтан сходил с ума от этого трения, это было безумно приятно и, если честно, раззадоривало только сильнее. Чарльз определённо знал, на какие точки давить. Во всех смыслах. Неожиданно он оказался затянут в очередной поцелуй, и руки сами потянулись к ремню Чарльза, когда Нэйтан услышал, что его собственный уже расстегнули и теперь вытягивают из петель. Проклятый язычок всё никак не поддавался, и Нэйтан готов был разорвать этот ремень голыми руками, потому что терпеть он больше не мог. Но Чарльз мягко отстранил его пальцы и быстро разобрался с ремнём сам. — Ты лишишь меня даже возможности раздеть тебя? — без намёка на раздражение выдохнул Нэйтан в губы менеджера, тем не менее приподнимая его одной рукой, а второй стягивая всё, что оставалось на Оффденсене. — Я думал, ты хочешь побыстрее, разве нет? — Чарльз оставил на его губах несколько коротких поцелуев, выпрямляя ноги, чтобы Нэйтану удобнее было избавлять его от лишней одежды. — Блять, даже не возразишь… — раздосадованно улыбнулся Нэйтан, наконец скидывая брюки на пол и выпутываясь из своих собственных. Чарльз сразу же крепко обхватил его бёдрами, прижимаясь и выгибаясь в спине. — О… Боже, Нэйтан… Щас, подожди… — он лёг на стол, вытягивая руку и открывая верхний ящик, чтобы достать оттуда пузырёк смазки. Этих нескольких секунд практически задохнувшемуся от ощущений Нэйтану хватило, чтобы как следует рассмотреть теперь полностью обнажённого и распластанного на столе перед ним Чарльза. Впрочем, вскоре Оффденсен поднялся обратно, щёлкая крышкой. — То, чем мы сейчас займёмся, достаточно брутально для тебя, м? — улыбнулся Чарльз краешком губ, выдавливая лубрикант в ладонь. — Дошутишься, — нахмурился Нэйтан, но в тот же момент сдавленно выдохнул и прикрыл глаза. Пальцы Чарльза… Нет, всё-таки Чарльз просто невыносим. Нэйтан наслаждался ещё пару секунд, прежде чем накрыл ладонь Чарльза своей, синхронизируясь с его темпом и попутно собирая нужное количество лубриканта. Потом… медленно обхватил Чарльза. Провёл вверх-вниз. Потом он услышал, как в дверь яростно постучали несколько раз. Нэйтан вздрогнул от неожиданности и предпринял инстинктивную попытку обернуться на звук, но Чарльз силой развернул его обратно за затылок и посмотрел ему прямо в глаза: — Тихо, мы же с тобой заняты. И, улыбнувшись, продолжил двигать рукой. Нэйтан сдался под натиском зелёных глаз напротив. К тому же, кто бы не долбился к ним в офис, он ничего не добьётся: Нэйтан всё равно не выйдет отсюда, пока не заставит Чарльза стонать так, чтобы весь Мордхаус слышал. Или пока Чарльз не заставит его. Там уж как получится. Нэйтан снова сжал пальцы, проводя вверх-вниз. Медленно, слушая, как Чарльз начинает напряжённо дышать, стискивая волосы на его затылке. Как нетерпеливо пытается толкаться ему в ладонь, тихо постанывая сквозь зубы. Как не выдерживает и в который раз за сегодня притягивает его к себе и целует, кусая и так уже искусанные губы и проталкивая язык ему в рот. Нэйтан отвечает, конечно же, потому что… Потому что Чарльз — сам по себе огромная провокация, на которую невозможно не поддаться. В какой-то момент, когда темп стал быстрым настолько, что по крайней мере Чарльзу уже приходилось глушить стоны в ладони, Нэйтан ненадолго замедлился и просто обхватил их обоих, сразу возвращаясь к прежнему темпу. Чарльз вцепился в его плечи, царапая их короткими ногтями и выгибаясь в спине. — Не останавливайся… — выдохнул он Нэйтану на ухо, в следующую секунду несильно прикусывая мочку и тут же целуя место укуса, а потом опускаясь на шею и начиная покрывать всю её поверхность мокрыми отметками. Нэйтан и не собирался останавливаться. Невозможно остановиться, когда твой вечно идеальный менеджер сидит с раздвинутыми ногами и даёт тебе трогать себя везде, где захочешь. Когда стонет от каждого твоего движения и тихо материться, когда задеваешь наиболее чувствительные точки. Нэйтан просто не имел права остановиться. Да и Чарльз, судя по участившемуся дыханию, был почти на пределе. Непрекращающийся стук в дверь давал Нэйтану распаляющее разум ощущение, что они не одни. Как в тесной школьной подсобке. Он прикрыл глаза и представил, как они целуются в тёмном коридоре Мордхауса, пока остальная группа ошивается совсем рядом в безуспешных попытках их найти. Или как Чарльз потом опускается на колени и… Или как сам Нэйтан во время очень важного звонка Чарльза сидит у него прямо под столом, а какой-нибудь сенатор на другом конце провода совершенно не понимает, почему голос менеджера Dethklok то и дело прерывается сдавленными выдохами. Или… — Нэйт… — тихо позвал его Чарльз, и Нэйтан с трудом сфокусировал взгляд на чужом раскрасневшемся лице. — Я… Я тебя чертовски обожаю. Чарльз Оффденсен — огромная провокация, на которую невозможно не поддаться. Нэйтан быстро поймал чужие губы своими, ещё пару раз толкнулся в ладонь и кончил. Много. Одновременно с Чарльзом. Тот выгнулся, запрокинул голову назад, царапая плечи Нэйтана и не сдерживая громкого стона. Нэйтана просто с головой накрыла эйфория, и он какое-то время так и стоял, вплотную прижавшись к Чарльзу и мелко содрогаясь, обхватив его спину одной рукой. Что же они наделали. — Это… безумно сексуально, но давай в следующий раз трахаться на диване, — с улыбкой выдохнул Чарльз, убирая налипшие на лоб волосы. Нэйтан в который раз за сегодня оглядел его. Ну что за хаос. Чарльз просто идеально неидеален. — Потянул бы меня в сторону дивана — трахались бы на диване, — буркнул он, хмурясь и отводя глаза. Чарльз звучно рассмеялся, а потом несколько раз поцеловал недовольного Нэйтана. Засранец. Но ответные поцелуи всё же получил. Они быстро отмылись в душевой Чарльза, и тот удовлетворённо занялся работой, вызывая клокатиров, чтобы убрали осколки бутылки. Напоследок он легко поцеловал Нэйтана в краешек губ, улыбнувшись. Нэйтан привычно нахмурился, с трудом давя в себе желание остаться в офисе и натворить ещё дел. Поэтому он быстрым шагом вышел из комнаты. — Вы там охренели что ли?! — сразу набросился на него судя по всему уже довольно пьяный Мёрдерфейс. — Ты хоть знаешь, сколько я стучал?! — Да, по-моему, стоит прекратить, если тебе не отвечают в течении минуты, — прорычал Нэйтан, направляясь в свою комнату. Уильям увязался за ним. — Чем вы там занимались так долго? — тут он вдруг остановился, ехидно ухмыляясь. — Погоди… Ты что, трахнул Оффденсена? Нэйтан развернулся, приподняв бровь. — Ты долбоёб? — но через две секунды на его лице появилась еле заметная улыбка. — Скорее он меня. И развернулся, уходя вглубь коридора. Мёрдерфейс так и остался стоять на месте с широко раскрытыми глазами, переваривая услышанное и подумывая о том, что если он не забудет, надо бы рассказать об этом остальным. Он забыл :)
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.