Мой мир больше не будет прежним

Naruto, Boruto: Naruto Next Generations (кроссовер)
Слэш
NC-17
Закончен
25
автор
Размер:
Драббл, 9 страниц, 1 часть
Описание:
Боруто так и подначивало сказать "Обращайся со мной, как с игрушкой", но Шинки уже и так делал с ним такое, словно он его собственность.
Посвящение:
Представителям того несуществующего (?) вида, который любит пару Шинки/Боруто и редкий Наруто/Гаара.
Примечания автора:
Статус работы "завершен", но могут появится новые части, зарисовки по этим парам, относящиеся к первоначальном сюжету
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
25 Нравится 10 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Мне сложно представлять детей за подобным занятием, так что возраст увеличен до 18
      — Гаара! Давно не виделись, даттебайо! – лицо Хокаге излучало гостеприимное радушие. Обычно Наруто посылал клонов на подобные встречи и даже они не приходили вовремя, но сегодня все было иначе, Хокаге решил лично встретить важных гостей из Суны.       — Рад тебя видеть. – Гаара сдержано улыбнулся. – Мы здесь с официальным визитом.       — Да, понимаю. – Наруто протянул руку, приглашая следовать за ним.       Казекаге прошел вперед, увлеченно о чем-то говоря, позабыв о сыне, который так и остался стоять. Ему было крайне неловко находиться в компании двух каге, особенно когда они, увлеклись друг другом, практически забыли о его существовании.       — До начала собрания есть немного времени... – Шинки привлек внимание отца. – Я найду, чем себя занять.       Гаара, помедлив пару секунд, утвердительно кивнул. Парень с благодарностью посмотрел на отца и, извинившись за свой поспешный уход перед Хокаге, скрылся из виду.       Шинки не находил ничего занимательно в подобных визитах в Коноху, вплоть до экзамена на чунина, с которого прошло несколько лет. Кто бы мог подумать, что он встретит там человека, изменившего его жизнь. После экзамена он стал сопровождать отца каждый его визит в Коноху. И если раньше эти поездки носили исключительно политический характер, то сейчас встречи стали происходить все чаще и не всегда официально. Казекаге явно был рад этому, раз они в очередной раз прибыли на день раньше положенного срока и Хокаге полностью его поддерживал, он так же в который раз пришел встречать их лично.

***

      — Эта миссия подходит для людей с развитой мускулатурой и высокой выдержкой. Достойна ранга генина, не меньше. – скрестив руки на груди, Сарада исподлобья с серьезным видом посмотрела на своего напарника. – Думаешь, справишься?       — Конечно, можете на меня положиться, даттебаса! – Боруто, широко улыбнувшись, протянул руку.       Выполнить задание в одиночку гораздо лучше, чем слушать упреки за свое взвинченное состояние, да и отлучится Сарада не даст... Его мысли были заняты далеко не миссией и препираться с Сарадой – тратить время, а времени Боруто катастрофически не хватало.       Сарада вложила свиток в протянутую ладонь. Пока она не передумала, Боруто побежал выполнять неизвестную ему миссию, обрадовавшись, что избежал очередную нудную лекцию от во всем правильной сокомандницы.       — Миссия достойна ранга генина... – задумчиво проговорил Мицуки, все это время он пожирал взглядом напарника. – А какой ранг ниже генина? – с хитрым прищуром парень перевел взгляд на Сараду, – Он знает, что в свитке?       — Неа, сам виноват. – Сарада поправила очки. – Если бы не опоздал, знал, что его ждет.       — И все-таки, эта слишком для него. – Мицуки проводил сопереживающим взглядом удаляющуюся спину друга.       — Уборка на заброшенном складе пойдет ему только на пользу.       Боруто с большим энтузиазмом развернул свиток, но по мере того, как он погружался в текст, его боевой настрой нисходил на нет.       — Вот же блин, Мицуки ведь знал и ни слова не сказал! – Боруто негодующе ударил кулаком в ладонь.       — Тоже мне, друг называется... – его копия шла рядом с ним, закинув руки за голову.       — Эй, смотрите-ка. – второй клон ударил оригинал по плечу, другой рукой указывая направление.       — Это же... – по лицу поплыла улыбка, вобрав в легкие воздуха, чтоб крикнуть стоявшему перед ним парню, но копия тут же с хлопком исчезла, оставляя после себя небольшое облако. То же случилось со вторым.       Боруто, крадясь, последовал за удаляющейся фигурой, явно хотел застать его врасплох. Но когда он подошел, как ему показалось, незаметно, его окружил железный песок, не позволяя двинуться с места.       — Тебе не стоит подкрадываться ко мне сзади. – Шинки развернулся и подошел вплотную к Боруто. – Если бы на моем месте был кто-нибудь другой?       — Но это же ты. И ты не причинишь мне вреда. – в голосе не было и тени сомнения, а в глазах плененного читалась уверенность в своих словах.       — Не будь таким самонадеянным. – Шинки, не отводя взгляд, посмотрел на обездвиженного Боруто и провел ладонью по двум отметинам, красовавшимся на щеках, плавно переходя к губам.       Узумаки резко открыл рот и слабой хваткой вонзил зубы в большой палец, игриво поглядывая на Шинки, обхватил его губами, пытаясь втянуть намного глубже.       — Ты что творишь? – Шинки освободил нахального блондина, посмотрев по сторонам, добавил спокойным голосом, – Здесь слишком людно.       — Беспокоишься за репутацию отца? – Боруто обхватил руками его шею и повис на ней, обдавая горячим дыханием, – Или я недостаточно хорош? – наигранно жалобно проскулил он, ловя губами мочку уха.       Зрачки зеленых глаз заметно расширились от накрывшего возбуждения, Шинки хотел что-то сказать, но прикусил губу, тщательно подбирая слова.       — Еще раз услышу нечто подобное... – брюнет шумно сглотнул, когда Боруто провел горячим языком по шее, оставляя влажный след.       Боруто отстранился от него, наклоняя голову набок, вопросительно заглядывая в раскрашенное узорами лицо.       — И что мне за это будет? – Боруто не отводил взгляд, когда его рука прошла сквозь железный песок, покрывающий тело, найдя то, что искал, блондин уцепился указательным пальцем за штаны. Шинки приблизился к его уху и перешел на шепот.       — Мне связать тебя и подчинить? – он перехватил руку парня, смело гуляющую под железной накидкой. – Или будешь вести себя хорошо?       Он понимает, на сколько заманчиво звучит первый вариант?       Боруто закусил губу, в голове все зашумело, а кровь прилила к щекам... и не только. Он очень долго провоцировал своего парня и сам был на пределе. Не в силах дальше сдерживаться, Боруто остервенело вцепился в губы Шинки, просовывая язык в самые дальние и никем, кроме Боруто, не изученные места.       Что ж, вести себя хорошо он не собирается. Пришел к выводу Шинки, и эта мысль отдалась приятной тяжестью в паху.       Поддавшись страстному порыву, Шинки на мгновенье забыл про скрытность и, притянув парня к себе, ухватив за светлую копну растрепанных волос, углубил поцелуй, скользнув языком внутрь, проводя им по небу, наткнулся на язык Боруто, настойчиво гуляющим по дальним уголкам рта. В момент, когда кислорода оказалось недостаточно, они отстранились, жадно глотая воздух.       Было огромное желание поправить стояк, выпирающий из ставшей тесной одежды, но только парень без тормозов мог это сделать на глазах у общества, осуждающего подобные отношения. Что Боруто и сделал, чем заставил покраснеть Шинки, то ли от возбуждения, то ли от злости, то ли от стыда, а может все вместе.       Этот идиот знает о таком понятии, как скрытность? Хотя я тоже хорош, не стоило поддаваться на провокацию.       Парни, распаленные недавней игрой, смотрели друг на друга и, поняв все без лишних слов, поспешили скрыться от назойливой и косо смотрящей на них толпы.       — Ты уверен? – Шинки презрительно осмотрелся по сторонам.       — Конечно! – проведя рукой по столу, продемонстрировал указательный палец, покрытый толстым слоем пыли. – Видишь, здесь давно никого не было.       — Только не говори, что твоя миссия – уборка... здесь. – Шинки носом ботинка презрительно откинул открытую пачку презервативов, обходя стороной белесое пятно непонятного происхождения.       Боруто почесал затылок, за широкой улыбкой скрывая свою неловкость.       — Делов-то. Мигом управимся, даттебаса!       — Я подожду. – Шинки присел на пыльный диван с засохшими пятнами, предварительно покрыв его железным песком, вместо подстилки и по-хозяйски положил ноги на стол. – Стол ты ототрешь в первую очередь.       Боруто тяжело вздохнул, понимая, что эти пару часов он проведет совсем не так, как представлял. Он посмотрел на Шинки, тот сверлил его негодующим взглядом, не терпящим никаких возражений. Смирившись со своей участью, Боруто принялся за уборку.       — Осторожнее. – Шинки вовремя отскочил, когда ведро выскользнуло из рук, а мыльная вода расплылась по полу.       — Прости. – Боруто выронил мыло на пол, указательным пальцем провел по носу, оставляя мыльный след.       — Тебе кто-нибудь говорил, что не стоит так бездумно ронять мыло? – Шинки подошел к Боруто и потерся пахом о его зад.       — Ммм… Здесь только ты, а ты не сделаешь со мной того, чего я бы не захотел. – Боруто промурчал себе под нос.       Покачивая бедрами, блондин не спеша подошел к мылу, медленно, растягивая каждое движение, нагнулся, выпячивая зад. Шинки не выдержав такой провокации, дал звонкий шлепок и стал сильнее тереться пахом, будто хотел трахнуть через одежду, что заводило их обоих.       — Что, сучка, подразнить меня задумал?       Шинки схватил Боруто за затылок и потянул вверх, Боруто с сладкой ухмылкой подчинился и поднялся.       — А как же уборка? – безвольно прошептал блондин.       — В жопу ее, – брюнет сильнее вцепился рукой в светлые волосы и повернул голову, принуждая Боруто развернуться и наклонить ее слегка в бок, — вместе с мылом.       Парень приник к губам Боруто, с жаром поцеловав. Боруто едва поспевал за Шинки, который вцепился в его губы так, словно хотел языком оттрахать парня в рот. Шея затекла, не отрываясь от губ, Боруто попытался выпрямиться, но рука лишь сильнее стянула волосы парня, не давая пошевелиться. Блондин пустил свои руки в ход, начал изучать тело Шинки, пробравшись через коричневый костюм, под которым скрывалось накаченное тело, обхватил оголенную спину, за что его тут же отдернули.       — Но-но-но! Даже не думай. – Шинки, отпрянув от Боруто, сам снял верхнюю часть костюма и аккуратно положил на чистый стол. – Я видел, что ты этими руками от пола отдирал.       — Это был клон! – Боруто даже передернуло от этого воспоминания, – Мои руки чисты!       — Тсс! Закрой свой грязный рот! Для него еще будет работенка.       Боруто так и подначивало сказать: Обращайся со мной, как с игрушкой, но Шинки уже и так делал с ним такое, словно он его собственность.       Шинки, наклоняя голову парня, прильнул губами к шее, оставляя горячие влажные следы на ней, попутно освобождая Боруто от излишков одежды. Первой на пол слетела черно-розовая куртка, безнадежно намокая в пролитой на полу воде. Боруто хотел что-то возразить, но тут же закрыл рот, получив очередной шлепок по заднице.       — Нечего было дразнить меня, ползая здесь, как шлюшка, – брюнет хватает его за горло и впечатывает в стену, – Ты хоть представляешь, как давно я хотел трахнуть тебя, пока ты копался в куче мусора?       Шинки коленом надавил на чувствительный пах парня, все еще сжимая горло. Боруто, чувствуя крепкие пальцы на своей шее, молча смотрел на него, взгляд расфокусировался, в глазах помутнело, но от этого он получал еще большее удовольствие. С приоткрытого рта раздался хриплый выдох, Шинки ослабил хватку и, дав блондину свободно вздохнуть, вцепился в него губами, снова лишая кислорода. Брюнет зубами схватил губу Боруто, прокусывая ее до крови. Это мигом вывело из прострации парня, нахлынула волна боли, похоти и желания. Боль часто распаляла в них страсть, но страдать почему-то приходилось Боруто.       — Не расслабляйся. – Шинки схватил парня за голову, принуждая опуститься вниз, – Тебе стоит постараться как следует.       — Для тебя все, что пожелаешь. – Боруто задыхался в собственном похотливом желании.       Узумаки покорно встал на колени, штаны мигом впитали влагу с пола. Он опустился на уровне ширинки и высвободил стоящий член внушительных размеров, представляя, эту махину внутри себя, внизу возникла приятная тяжесть.       Не отводя взгляд от чарующих зеленых глаз, Боруто, обогнув уздечку, провел языком по сочащейся смазкой головке, и, обхватив ее губами, взял в рот. Прокушенная губа дала о себе знать, чем больше он двигался, тем больнее ему было, но юный мазохист не сдавался, напротив, он лишь наращивал темп, в какой-то момент, накрывшее его возбуждение вытеснило боль, превратив ее в еще один оттенок удовольствия.       Шинки стоял возле стены, мышцы в ногах сладко напряглись, тяжело дыша, сквозь пелену возбуждения он смотрел, как Боруто обхватывал его член губами, выпуская головку изо рта, а потом снова заглатывал. Пытаясь сдержать рвущийся наружу стон, брюнет закусил костяшку указательного пальца. Но эта негласная борьба продлилась не долго, Боруто знал, как доставить удовольствие, он не ограничивался банальным отсосом, уделяя внимание яйцам, при этом не забывая надрачивать член, умело работал ртом в купе с языком.       — Заглоти его уже, хватит играться! – за раздраженным тоном парень скрывал степень своего возбуждения. Как будто это возможно! Ему было крайне неловко, что за пару минут Боруто довел его до подобных высот блаженства.       С пересохших губ сорвался шумный выдох, Боруто брал за щеку так, что у Шинки крышу сносило. Тяжело дыша, он, схватив за волосы парня, начал насаживать голову на член, проталкивая его глубже в горло, заставляя парня давиться, вдалбливая по самые яйца. Спустя несколько толчков, чувствуя, на сколько близок к финишу, Шинки спустил все в глотку Боруто, грубо оттолкнув парня, тот с плеском сел в лужу.       Боруто сглотнул обиду с приторным вкусом спермы и, прокашлявшись, хотел открыть рот, чтоб возмутиться, как Шинки схватил его за шиворот и прильнул губами к ключице. За серией нежных поцелуев пошли слабые покусывания, перешедшие на шею, вгрызаясь в тонкую кожу, он провел языком по ней, слизывая выступившие солоноватые капельки пота, оставлял засосы и редкие следы зубов. Шинки, покрывал тело Боруто отметинами так, словно сожрать хотел, причиняя сладкую боль и наслаждение парню, после, не говоря ни слова, практически швырнул Боруто лицом к столу. Его член снова был наготове.       Все тело покрылось мурашками, губу саднило, Боруто провел по ней языком, слизывая выступившую капельку крови. Боруто чувствовал, как слетели штаны вместе с нижним бельем, и на него всем своим весом навалился Шинки, вплотную прижимая стоящий член к ягодицам. Вот он, тот момент, который так долго ждал Боруто…       — Войди в меня… – умоляюще простонал блондин.       — Прости, что? – Шинки, словно издеваясь, поерзал, отпрянув, пару раз ударил вставшим членом по заднице.       — Я хочу, чтоб ты трахнул меня… – голос был сбивчивым.       — Вот значит как… – Шинки склонился над ухом, – Ты знаешь, как твои просьбы меня заводят.       — Да, именно поэтому, – Боруто повернул голову в сторону парня, – На ближайшие пару часов зови меня своей шлюшкой.       Молящие интонации пробрали Шинки до мурашек, но он быстро взял себя в руки.       — Не так быстро.       Боруто хотел что-то возразить, но его тут же нагнули, поддав пару шлепков, призывая заткнуться. Проложив дорожку поцелуев от плеч до поясницы, Шинки присел на корточки перед Боруто и погладил внутреннюю сторону бедер, шире раздвигая ноги, он раздвинул ягодицы, прижимаясь губами к ним.       — Ммм… – протяжно промычал Боруто, закусив губу и раскинув шире ноги, впиваясь пальцами в край стола.       Обхватив бедра руками, Шинки прильнул губами к анусу, нежно поцеловал и сплюнул обильную порцию слюны, которая тут же поспешила вниз, но он поймал ее пальцем, не позволяя растечься, размазывая по всей поверхности. Нежно и бережно ввел в него один палец в без особого труда поддавшееся кольцо.       — А я смотрю, ты время зря не терял, – Шинки было безумно приятно осознавать, как сильно его ждал Боруто. – Подготовился на славу.       Лицо с двумя полосками залилось краской, играть роль – одно, но он перестал замечать, как начал вести себя, как сучка во время течки, потакая желаниям своего партнера. Хотя, если бы и заметил, то ничего менять не стал.       Шинки, зарываясь носом, прильнул губами к ягодицам, и, высунув влажный язык, провел им, делая круги, проникая внутрь, и тут же вышел. Он проделал так несколько раз, дразня парня, языком гладил чувствительные стенки, прихватывал губами края дырки и снова сунул язык внутрь, стон сорвался с губ Боруто.       Брюнет протянул Боруто средний и указательный палец, блондин понял его без лишних слов и погрузив их в рот, тут же облизал, обильно смачивая слюной. Шинки поднес руку к заду и сначала вставил один палец, он прошел без труда, затем второй, все глубже вводя его в анус, который рефлекторно сжался, чем вызвал лишь азартную улыбку у брюнета. Он массировал стенки внутри, потихоньку расслабляя.       Ладонь Шинки сжала член Боруто, заставляя того еще больше постанывать и скулить от удовольствия, его всего трясло, он вцепился в край стола, прогибаясь, чтобы открыться как можно больше. Шинки продолжал двигать пальцами внутри так, что Боруто все больше расслаблялся.       Решив, что проход достаточно растянут, Шинки потянувшись за упаковкой презерватива, начал тереться членом меж бедер Боруто. Закусив губу, брюнет кинул упаковку на пол.       — Я так сильно тебя хочу… – голос Шинки звучал возле самого уха. – Ты чувствуешь, насколько сильно?       — Да... – Боруто прогнул спину словно сучка, – Я тоже тебя хочу... хочу чувствовать внутри себя.       Дважды повторять не пришлось. Уже через пару мгновений Боруто почувствовал, как Шинки начал медленно входить.       Парень вцепился пальцами в злосчастный стол, приоткрыв рот и пытаясь максимально расслабиться — не впервой. Шинки схватил его за талию, притягивая к себе, прижавшись к спине парня, тяжело дышал, медленно входя внутрь, почувствовав, как напрягся Боруто, он задержался на половине, давая ему привыкнуть. Ноги Боруто стали ватными и подкашивались, но крепкая рука Шинки не выпускала его из рук, затем, войдя до основания, дал передышку, покрывая спину поцелуями. Боруто прикрыл глаза, развратно и тихо постанывая от ощущения наполненности, начал насаживаться на член.       Шинки осторожно и медленно двигался, постепенно ускоряя темп, подстраиваясь под заданный Боруто ритм. Схватив за уже в край растрепанные волосы, Шинки вжал парня в стол.       Невнятно мыча от нахлынувшего возбуждения, Шинки, вытащив член, резко засаживает его до основания, Голубые глаза широко распахнулись, а изо рта вырвался громкий стон.       — Мне остановиться? – голос звучал с плохо скрываемым садизмом.       — Н-не останавливайся. – сбивчиво шептал Боруто, стирая выступившую каплю пота. – Ж-жестче.       Поверхность стола приятно охлаждала разгоряченное тело парня, Боруто мертвой хваткой уперся в стол, с каждым толчком сильнее впечатываясь в него. Звонкие влажные шлепки и шумные вздохи, переходящие в громкие стоны, заполнили комнату.       Изрядно устав, Шинки вышел из Боруто, ложась на твердый стол, что для такого жесткого парня не было проблемой.       — Садись сверху, – это даже не просьба, а приказ в чистом виде, такие игнорить себе дороже.       Боруто остается только подчиниться, насаживаясь сверху на член, выбирая ритм.       Ага, щас! Если Боруто и мог что выбирать, то это были вещи наподобие: ты отсосешь сначала этому клону или тому? или какой дилдо впихнуть в тебя первым?       Шинки схватил его за ягодицы и, придерживая на весу, стал впечатываться в зад, не жалея ни сил, ни Боруто. Блондин, откинувшись назад, ухватившись за края стола, поддался навстречу толчкам.       Брюнет чувствовал, как трение становится сильнее, но даже и не подумал смочить слюной или взять смазку. Так ощущения острее, правда Боруто будет жалеть об этом, но он знал, на что идет.       — Громче, – дыхание Шинки становится рванным.       Член парня почти полностью вышел из Боруто, чтоб резким движением погрузиться обратно, сделав пару толчков, Шинки замер. Выполняя очередную просьбу, Боруто, выгибаясь от удовольствия, смешанного с глухой болью, заполнил криками помещение, пока сперма Шинки заполняла латекс.       — Ты был великолепен, – Шинки лежал, тяжело дыша на чертовски неудобном столе с закрытыми глазами, пока Боруто слезал с него.       Надо было переместиться на диван. Мысль пронеслась у Шинки в голове, он повернул голову в бок и открыл глаза, смотря на зачмыренный диван. Покачав сам себе головой, он посмотрел в другую сторону. На него уставились глаза цвета чистого неба, пока Шинки тонул в них, они продолжали сверлить его. Да в чем дело? Сил на разговоры практически не осталось, удивительно, что они нашлись, чтоб снять презерватив... или это был Боруто? Не важно. В синеве этих глаз можно было раствориться, но парня не покидало скверное ощущение, что он что-то забыл.       — А может... ну... как-нибудь... наоборот? – Боруто произнес это, запинаясь, последние слова он протараторил, словно боясь, что сказанное им будет воспринято в штыки.       — А? – что от него хотела эта запинающаяся и краснеющаяся милота?       — Ну... я... ты... у меня... еще ни разу не было... – одновременно мило и так нелепо.       До Шинки медленно доходило, что хочет его парень. Он так развязно просил трахнуть его, развратно стоня, когда членом проходил по простате, а сейчас и слово нормально сказать не может, залился краской еще больше, чем когда прогибался под Шинки.       Запинается, словно целка… Хотя… Ну нет. Девственник и Боруто – это настолько противоположные понятия, что смешно.       — Забудь, – Боруто встал и развернулся, чтобы уйти.       Ах да, Боруто не кончил.       Оценив напряженный до предела член, промелькнувший у него под носом, Шинки наконец-то понял, что это было за забывчивое ощущение. И перебирая в голове бессвязную речь своего парня, он все еще пытался понять, о чем ему пытался сказать Боруто.       — Боруто... – голос Шинки был полон заботы. – О чем ты хотел спросить?       Казалось, сердце пропустило удар. От непривычно нежного тона Боруто содрогнулся, тысячи мурашек прошлись по его телу.       Эта нежность... С чего вдруг?       Тепло расплылось по всему телу, придавая уверенности парню. Боруто, собравшись с мыслями, произнес это на одном дыхании, зажмурив глаза, будто это помогло бы не сгореть со стыда.       — Я ведь все еще девственник, даттебаса!       Тишина. Боруто уже перебрал в голове сотни вариантов ответа. И был готов ко всему, в том числе и категоричному нет. Но тишина давила на грудную клетку, сжимая сердце.       Так вот оно что... Вдох. Прикрыл лицо руками, переваривая информацию.       Спокойно... Выдох. Попытался успокоиться, обдавая горячим дыханием ладони.       — Шинки...       Комната залилась громким смехом. Боруто никогда еще не слышал, чтоб Шинки смеялся, да он вообще не слышал настолько заливистого смеха. И так громко даже Боруто не стонал, когда Шинки нагибал его. Смех затянулся, это было слишком позорно, вспоминать о своей просьбе.       Идиот! Все испортил. Свои идиотские мысли лучше держать при себе.       — Прости, — Шинки сел на стол, его все еще потряхивало от истеричного смеха. — Это было... кхм... неожиданно.       Боруто стоял, понурив голову, кровь прилила к лицу, даже больше, чем к члену, но стояк меньше не стал. Парень хотел провалиться сквозь землю, но вопреки всем своим дальнейшим ожиданиям, Шинки схватил Боруто за руку и притянул к себе.       — А я-то все думал, трахаешь ли ты того пидорковатого напарника, пока меня рядом нет.       — Ммм... Что?       — Тот, что тебя глазами раздевает и солнцем зовет.       — Мицуки... – слегка опешив и подумав, почему Шинки так завелся, Боруто с блеском в глазах посмотрел на парня, – Так ты ревнуешь?       Ревнует ли он? Конечно! И это еще мягко сказано. Каждый раз, уезжая на сотни километров, оставляя свое солнце рядом с этим... напарником, который так тщательно обхаживал его парня, Шинки места себе не находил. Да, он собственник и прекрасно это понимал и не считал недостатком.       Выкуси, Мицуки. Боруто только мой и ни чей больше.       — Пфф... Нет, конечно. Он мне не конкурент.       Хоть Шинки и успел совладать с голосом, сделав его снова безэмоциональным, но блеск в глазах и широкую улыбку скрыть не смог. Это открытие согрело душу Боруто. И в одном его парень был прав.       У Шинки нет конкурентов.       Боруто полная – противоположность Шинки, он практически никогда не был серьезен, а если и был, то выдавливал дежурную улыбку, за которой прятал свои мозги, об этом знали два человека. Один из них обладал им полностью, второй – Мицуки. И Боруто чувствовал, что если его напарник еще раз подкатит к нему в присутствии Шинки, тот его в железный порошок сотрет.       Это неправильно, заставлять ревновать, но как же приятно, даттебаса.       Шинки было неловко, когда его читают как открытую книгу, даже если это Боруто – единственный человек, который видел его без пафосно-надменной маски и знает о нем больше, чем кто-либо. Чтобы предотвратить вопросы, на которые Шинки не сможет сказать правду и солгать тоже, он накрыл губы Боруто своими, чувствуя приторный вкус... себя? Подростковый возраст и всплеск гормонов поддернули его на совершение новых подвигов, хотя до этого сил практически не было.       Ненасытность Шинки парень знал не понаслышке и уже сжимал скользкую головку меж пальцев.       Но у брюнета появились другие планы. Боруто замер, увидев ухмылку на раскрашенном лице, и сильно удивился, когда Шинки вжал его в стену, а сам опустился на колени.       — Просто стой и дай заставить тебя кончить.       Заставить кончить? Серьезно?       Шинки медленно, словно все еще сомневаясь в своем решении, прильнул губами к члену. Тело пробил озноб, Боруто ловил губами воздух, не зная как реагировать. Шинки услышал шелест песка, он резко дернулся, вынимая член изо рта, вытер большим пальцем паутинку, протянувшуюся от Боруто до уголков его губ. Оглядываясь по сторонам, парень пытался побороть в себе тревогу.       — Все в порядке? – Боруто воспринял это на свой счет.       Шинки готов поклясться, что почувствовал технику отца, это ощущение он ни с чем не перепутает. Впрочем, не стоит грузить светлую голову своими темными подозрениями, тем более, если что-то и было, то слишком поздно, а если не было – он своей паранойей только момент испортит.       — В полном. – выбросив лишние мысли из головы, Шинки взял в рот, больше его ничто не отвлечет.

***

      Хокаге доложили, что его сына видели вместе с сыном Казекаге в очень интересных обстоятельствах. Гаара стоял в кабинете Хокаге, прикрыв глаз средним и указательным пальцем и проверял, на сколько информация достоверна.       — Нашел их?       — Да... кхм... – Казекаге очень смутился, и растерянно посмотрел на анбу. – Они на складе.       Получив приказ, анбу, применив шуншин, оставили каге наедине.       — Только полный идиот или сын идиота мог додуматься привести своего парня в всеми забытый склад.       — В смысле парня? – немного подумав, – В смысле идиот?       Гаара тяжело вздохнул, ожидая, пока Наруто переварит сказанное сам, ну или с подачи Курамы придет к нужному выводу.       — Ты хочешь сказать, они на том складе, где мы были на прошлой неделе.       — Да, они в том гадюшнике, в котором я сказал, ноги моей не будет.       — Что они там делают? – Наруто сгорал от любопытства.       — Скажем так, их... рвение укрепить связь между Суной и Конохой гораздо... кхм... глубже, чем мы предполагали.       — О чем ты? Что ты там увидел, даттебайо? – Наруто начал волноваться.       — То, после чего мой мир больше не будет прежним.       — Все настолько плохо?       — Ужасно!       — Что не так?       Гаара в очередной раз тяжело вздохнул, тряся головой, пытаясь вытряхнуть из головы воспоминания.       — Ужасно, что мы такого не вытворяли раньше.       — Что...       Наруто не успел договорить, Гаара схватил его руку, потянув на себя, впиваясь в губы так, что Наруто мог только мычать, отвечая на внезапный поцелуй.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Naruto"

Ещё по фэндому "Boruto: Naruto Next Generations"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты