Там где я тебя нашел

Джен
G
Закончен
32
автор
Mar0chka бета
Размер:
Мини, 19 страниц, 2 части
Описание:
Пути Киллуа и Гона разошлись еще десять лет назад. С тех пор они не выходили на связь ни друг с другом, ни с Курапикой и Леорио. Золдик стал Хантером-Экзорцистом и теперь скитается по земле вместе с Аллукой и Наникой, попутно выполняя заказы на изгнания демонов и тому подобному. Один из таких заказов заставляет сердце Киллуа вздрогнуть.
Посвящение:
Миркедурилке. Если бы не ты, то я бы не написал это. да и вообще мб ливнул бы с фандома.
Да кста ее паблик - https://vk.com/arendovannoe_mesto
Примечания автора:
Слова песни - "Moonshield (In Flames cover) - Slaughter of the Bluegrass"
Рекомендуется читать под нее же
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 13 Отзывы 3 В сборник Скачать

"Уставший от неопределённости, я иду по той же земле...

Настройки текста
      Широкая звенящая улыбка освещает все пространство вокруг, покрывая теплом все то на что упадут ее лучи. Хватает одного короткого взгляда в его карие, словно расплавленный горячий шоколад, глаза, чтобы сердце наполнилось безмерной любовь. Киллуа мог глядеть на него вечно, бесконечно благодаря за то, что Фрикс появился в его грешной и тягостной жизни. До встречи с Гоном Золдик ощущал себя птицей в клетке, на которую в добавок все рвались поглядеть, будто внутри находится редкий вид. Фрикс же помог парню избавиться от этих оков, без всякого злого умысла. Фриксу удалось вдохнуть в Киллуа жизнь, пусть он даже мог и не подозревать об этом.       Взгляд темных, но при этом полных жизни глаз Гона был прикован к безоблачным очам друга. Большинство людей видело в этом бездонном синем цвете лишь смерть и безразличие. Но юному Фриксу удалось разглядеть в них не погасшую каплю жизни. Он чувствовал и понимал одиночество Киллуа. И несмотря на всю силу мальчика, Гону все же хотелось его защитить.       Но не сейчас. Ведь именно в эту минуту время вокруг них замерло. Опадавшая листва на миг застыла в воздухе, а прохожие прекратили гул. Жизнь остановилась, прекращая бурной рекой бежать по всем уголкам мира. Парни просто наслаждались моментом и, возможно, их последней встречей.       — Кайто сказал, — Гон решил нарушить тишину, поняв, что бессмысленно тянуть их прощание, ведь оно все равно вот-вот наступит, — что мы всегда будем друзьями!       В глазах обоих промелькнула искра надежды на лучшее будущее, но тут же погасла. Как только им пришлось оторвать взгляд друг от друга, пылающие васильки Киллуа вмиг завяли, а в очах Гона поблескивала уже не сладкая карамель, а терпкий кофе.       — Старший брат!       Еще не открывши глаз, Киллуа в нос ударил резкий запах протухшей рыбы и соли. Голова слегка кружилась из-за резких покачиваний каюты. Золдик чувствовал, как рука младшей сестры крепко держит его за плечо, ногтями плотно упираясь в кожу, и трясет почти со всей силой.       Старшему с трудом удалось прийти в себя и раскрыть очи. «Опять этот сон» — с прежней горечью на сердце подумал Киллуа. Только это событие, часто мелькавшее в его сознании, помогало не забыть о самом важном в его жизни человеке, на случайную встречу с которым он все еще надеялся. Только лишь этот сон смог сохранить все человеческие качества в Киллуа. Пусть и не полностью. Золдик оторвался от своих раздумий и посмотрел на ту, что вытащила его из царства морфея. Аллука уже не трясла брата за плечо, но все же не решалась отпустить его. Белая манишка на ее груди в некоторых местах была сильно заляпана серыми пятнами жира. Золдик выругался про себя, в очередной раз подчеркивая, что они выбрали не самый лучший корабль для передвижения.       — Что случилось, Аллука? — сонно прохрипел Киллуа и поправил свою серьгу в виде серебряного крестика на левом ухе, точно такую же, как и у его сестры. Единственное что их отличало, так это то, что у Аллуки серьга была с правой стороны.       — Там утопленники! — не дожидаясь старшего брата, девушка встала и, поправив свое платье, длина которого была пониже колен, но при этом не закрывала обуви, стрелой направилась к выходу, попутно доставая из сумки, держащейся на белом поясе, какую-то склянку.       Киллуа же никак не переживал на этот счет. Он стал Хантером-Экзорцистом в шестнадцать лет, поэтому уже успел привыкнуть к таким происшествиям. Забавно, что примерно с этого же возраста он начал становиться все менее человечней. Старший Золдик вяло подтянулся и вышел из каюты на палубу, пытаясь не упасть.       Попав наружу, парня чуть не снес сильный ветер. Огромные волны, которых пару часов назад еще не было, с огромной силой бились о корпус судна, заливая соленой водой всю палубу, местами оставляя на ней мусор с самых подводных глубин, включая живых мертвецов. Моряки в ужасе бегали по кораблю. Некоторые из них пытались вышвырнуть монстров за борт, но в итоге тонули сами.       Пока парень зевал и оглядывался по сторонам, Аллука успела сбегать за оружием брата, которое он оставил в каюте. Она протянула Киллуа футляр для хранения спата.       — Спасибо, — Золдик слабо улыбнулся и вынул из ножны свой меч. Так же он взял из рук сестры пузырек со святой водой и облил ей спату.       — Et cum spiritu tuo. Amen, — закончив произносить нужные слова, Киллуа стрелой ринулся вперед, прямо на первого попавшегося врага. — Что ж, поехали!       Утопленник замахнулся своей бледной опухшей рукой, покрытой зелеными водорослями, и, сжав ее в кулак, прицелился в живот Киллуа. Но Хантер, благодаря своей нэн способности и рефлексам, успел вовремя увернуться. Парень оказался прямо за спиной врага, думая что застал его врасплох. Но утопленик молниеносно присел и резко развернулся, выдвинув одну ногу вперед, чтобы сбить Золдика. Но и в этой атаке его потерпела неудача. Экзорцист вновь избежал удара, подпрыгнув.       — Удивительно! — в прыжке Киллуа замахнулся мечом, готовясь нанести удар прямо по спине противника. — А ты поумнее чем остальные, — спата разрубила утопленника пополам, — даже немного жаль тебя убивать.       Не успел парень приземлиться, как сзади его ждала еще пара противников, которые видели в нем явную угрозу. Хантер закинул оружие за спину, тем самым убив одного утопленника, оставив огромный разрез вдоль его лица, и тут же резко развернулся. Первый противник к этому моменту уже валялся под ногами, превратившись в дымящеюся и шипящую слизь. Одним быстрым движением острое лезвие меча отрубило голову второму мертвецу.       Один из врагов решил взять в руки валяющуюся под ногами доску и атаковать ей. Золдик не ожидал этого и уже готовился разрезать на части очередного нападающего. Но он не успел. Утопленник нанес удар тупым предметов прямо по виску Экзорциста. Стиснув зубы, парень тяжело застонал и упал на колени, выставив руки перед собой, уперевшись ими о палубу, чтобы полностью не рухнуть. Пока он был в состоянии легкого головокружения, то противник принял решение атаковать его. Утопленник толкнул парня в спину ногой и тот, окончательно потеряв равновесие, упал. Враг потянулся к шее Киллуа, но не успел прикоснуться к ней. Золдик схватился за спату, что валялся недалеко от него и, рассекая воздух, снес ею голову очередному противнику.       — Никак вы, блять, не научитесь, — Хантер резко встал и побежал в сторону толпы утопленников, минуя препятствия в виде бочек и матросов, которые уже с трудом держались на ногах.

***

      — Вот, — немного помешкав, проворчал мужчина и протянул Киллуа с Аллукой небольшой мешочек с дзеннями, — раз уж вы спасли нас, то можете проехать бесплатно.       — Я думал, что вы еще сверху подкинете, — старший Золдик взял деньги и задумчиво взглянул на них.       — Брат! — Аллука ударила парня локтем в плечо и повернулась к мужчине. — Спасибо Вам огромное! — девушка приветливо улыбнулась.       Вежливость Золдика ввела капитана в кратковременный ступор. Мало того, что Аллука помогла вылечить всех членов экипажа, не попросив ничего взамен, так еще и благодарит за что-то. Мужчина неловко почесал бороду.       — Что ж, нам пора, — Киллуа хотелось как можно скорее уйти. Ему казалось несправедливым, что они помогли этим несчастным матросам выжить, а в итоге получили все лишь бесплатный проезд.       — Погодите, — капитан поймал на себе раздраженны взгляд парня. — В этих землях довольно трудно найти себе жилье. Здешние жители не любят незнакомцев.       — Зато всяких тварей здесь хватает, — Золдик недовольно скрестил руки на груди.       — Да, но где вы будете ночевать?       — Это Вас волновать не должно, — Хантер развернулся, чтобы уйти.       — Обычно мы с братом разводим костер и по очереди спим по пару часов, — Аллука все так же вежливо отвечала мужчине.       Киллуа все больше и больше напрягала эта ситуация. Он бы с удовольствием удалился, но не мог оставить сестру одну. Девушка абсолютно не умела драться. Зато была хорошим целителем. Вот только в случае нападения ей это никак не поможет. Благо Наника хоть немного в этом смыслина. И все же парень не мог рассчитывать на нее полностью. Девушка могла справиться разве что с парочкой обычных разбойников, но никак не с бандой или же людьми более опытными в драках.       Золдик расстроенно фыркнул и стал ждать окончания разговора сестры и капитана корабля. Он дотронулся кончиками пальцев до виска и вытер остатки засохшей крови, немного пачкая белые перчатки. «Странно, — Хантер посмотрел на горизонт синего моря, которое еще совсем недавно бушевало, — обычно о начале бури предупреждает Дунья-ой или хотя бы Хоуаа». Киллуа еще раз внимательно осмотрел капитана. Рубашка мужчины выглядела максимально неопрятно: местами порвана, огромные пятна жира в районе груди и стойкий запах рыбы. Около четырех зубов у него точно отсутствовало, а на самом лице красовалась заросшая борода. На самом корабле была такая же помойка: всюду валялась прогнившая еда, по углам бегали крысы (но Киллуа смог заметить только троих, хотя уверен, что их наверняка больше), а местами из бочек протекал ром. «Возможно это пираты».       Парень негромко кашлянул, как бы прося Аллуку поторопиться. Девушка обернулась в сторону брата и, в очередной раз поблагодарив капитана, подбежала к нему.       — Ну наконец-то, — парень взял сестру за руку и поспешил прочь. — Что этот старый хрыч тебе наговорил?       — Он дал карту, — Золдик проигнорировала грубость Хантера, — а еще отметил на ней место где нас могут пустить на ночлег.       — Ну уж нет! Он выглядит подозрительно. Это может быть ловушкой.       — С чего такие выводы? — Аллука слегка сжала руку Киллуа. Кажется, она начинала злиться.       — Ни один из духов не предупредил их о шторме.       — Ну и что?       — Как это что? — Экзорцист устало выдохнул. — Похоже я тебе не особо рассказывал о водных духах.       — Конечно, мы ведь плавали всего два раза, — Аллука издала короткий смешок. — И в первый раз с тобой была Наника.       — Точно, — Киллуа щелкнул пальцами свободной руки, — вот у нее и спроси!       Девушка обиженно надула щеки и отвернулась в противоположную от брата сторону. Меньше всего парню хотелось расстраивать сестру. Но и повторять одно и то же по несколько раз он тоже не любил.       — Хорошо, я расскажу тебе, когда мы найдем какой-нибудь транспорт.       Но Аллука все так же обиженно смотрела в другую сторону и продолжала хранить молчание. Ветер, что дул со стороны моря, развевал ее локоны, тем самым позволяя им иногда прикасаться к холодным и бледным щекам Киллуа. За десять лет ее черные, с пурпурным отливом волосы стали гораздо длиннее. Аллука ни разу в жизни их не стригла, и вот уже они достают ей до самых колен. Свою желтую ленту для волос Золдик давно заменила на белую без всяких рисунков, а розовые заколки на волосах в виде смайликов — чередующимися черными и белыми. Вся ее одежда состояла из этих двух цветов: темное платье, которое было ей немного велико; белый пояс и такого же цвета небольшая сумочка с различными склянками и травами, небольшим количеством монет и маленьким блокнотом с карандашом; белоснежная, как снег манишка, правда сейчас она почти вся была заляпана; обувь была такая же, какую она носила десять лет назад, только теперь она стала черной, а шнурки заменены на белые; под платьем была так же белая рубашка, рукава которой выглядывали наружу. Единственной деталью, что отличалась цветом в ее наряде и привлекала к себе больше всего внимания, был золотой крест на ее груди. Киллуа носил точно такой же, только в отличие от сестры парень прятал его под своей одеждой, которая представляла собой черное, длинное, свободно облегающее платье с длинными рукавами и высоким горлом. Пояс был такого же черного цвета, но с белыми краями. На этом поясе и держалась его спата. Прическа парня сильно изменилась с тех пор: виски и затылок были выбриты, но верхняя часть волос была такая же длинная и растрепанная, как и десять лет назад; однако они были собранны в небольшой хвостик.       Серебряную серьгу на левом ухе Киллуа носил из-за Аллуки, которой захотелось надеть украшение лишь на правое ухо, но ювелирное изделие продавалось только в паре. Продавать лишь одну серьгу им не хотели, а выкидывать купленное было жалко.       Хантер более не предпринимал попыток завязать с девушкой разговор. Он лишь шел прямо и осматривал местность. У пристани, которую они покидали, стояло около десяти небольших лодок, легонько покачивающихся на волнах. Берег был чистым, словно тут никогда не бывало людей. В небе над морем, кружили чайки, звонко крича, что раздражало Киллуа, заставляя его ускорить шаг. Золдики направились вверх по холму, заросшему высокой травой, казалось бы слегка дрожащей от шума цикад. На самой вершине холма, где можно было получше рассмотреть пейзаж вечернего моря, зелень доставала им чуть-ли не до локтей. Нормальной дороги нигде не было, только лишь протоптанные тропинки сквозь густые заросли травы. Капитан упоминал, что неподалеку находилось что-то вроде рынка. Когда Золдики добрались туда, то все жители уже спешили как можно скорее попасть домой, так как скоро должно было стемнеть. Торговцы убирали товар с прилавков, чтобы никто не украл его под покровом ночи. В основном продавали всякие водоросли и другую подводную растительность, рыбу, а так же украшения и иные ценности, что рыбаки удачно выловили вместе с добычей.       Киллуа заметил, что обитатели этой земли были одеты весьма странно, как в старину: свободные рубахи и платья. Повсюду стояли лошади, запряженные в телеги. «Все-таки меня не обманули, когда сказали, что время здесь застыло, — Экзорцист направился к одному из торговцев. — Должно быть общество здесь нечто среднее между традиционным и индустриальным. Надеюсь, что с Хантерами они ладят».       — Аллука, ты не могла бы дать мне карту, пожалуйста? — как можно более осторожно обратился к сестре Золдик, но та продолжала его игнорировать. — Я же обещал, что расскажу тебе о водных духах, так на что ты обижаешься? — тишина. — Аллука, ну что мне сделать, чтобы ты простила меня?       Целительница протянула парню карту и указала пальцем на место, которое было жирно обведено красным маркером.       — Мы переночуем у этих людей.       Киллуа хотел было вновь возразить, но подумал, что даже если на них нападут во сне или захотят ограбить, то он в любом случае сможет проснуться. Люди здесь вряд-ли обладают какими-либо боевыми навыками, так что даже Наника сможет с ними легко справиться.       — Ладно, хорошо!       — Ну и про духов ты мне расскажешь, — девушка вновь расцвела в своей привычной улыбке.       Золдик ничего не стал отвечать, а просто приподнял уголок губ в ответ.       Первое время с Аллукой Киллуа казалось, что он просто пользуется ею. Ведь вспомнил он о сестре только тогда, когда ему понадобилась ее сила. Вернее, он вспомнил даже не о ней, а о Нанике. Киллуа чувствовал себя ужасным братом. Временами даже думал, что находится с девушками только из-за собственного угрызения совести. Но со временим он начал вспоминать, что когда-то действительно любил их. Быть может все это время его разум был затуманен иглой, которую Иллуми поместил в его голову. В любом случае, сейчас он действительно счастлив, что вовремя освободил сестер и находится рядом с ними. Правда, ему хотелось бы видеть рядом еще одного человека…       — Добрый вечер! — Золдик поприветствовала мужчину, который складывал коробки с товаром в телегу, но тот не особо был рад её появлению. — Не могли бы вы подбросить нас до одного места?       — Нет, нам не по пути, — резко ответил он и, сев в телегу, уехал прочь.       — Но я ведь даже не сказала куда… — Аллука печально проводила его взглядом.       — Мне кажется, что проще будет дойти пешком, — Киллуа посмотрел на карту и прикинул, что идти им придется часа четыре. На телеге выйдет примерно на час быстрее. — Я бы мог использовать «божественную скорость».       — Ну нет, ты всех распугаешь.       Частично парень был согласен с девушкой, но с другой стороны вряд-ли бы кто-то смог его заметить.       Золдик сидел на краю проторенной дороги в ожидании, что его сестре все-таки удастся найти кого-то, кто согласиться их подвезти. Но при виде Аллуки местные лишь спешили как можно скорее ретироваться. Некоторые лишь озлобленно шипели на Целительницу, кто-то умудрялся нагрубить, но большинство просто боялось незнакомку. В какой-то момент люди стали просто в ужасе убегать от нее. Когда Киллуа позвал сестру, она даже не повернулась. Тогда он понял в чем дело. Спустя пару минут девушка села на землю рядом с братом.       — Бесполезно, — голос стал более монотонным, — никто не хочет меня слушать, Килл.       За последние десять лет Наника научилась контролировать свою способность. Теперь исполнять желания и просить что-то у людей она могла осознано. Так же девушка стала более разговорчива. По большей части это заслуга Киллуа: он читал сестрам книги и рассказывал о мире, что вызывало у них еще больший интерес и развивало любознательность. Аллуке хотелось помогать другим, поэтому она начала заниматься медициной, изучать свойства препаратов и их состав. Наника же долгое время не знала, чем ей хочется заниматься. Она просто много читала и общалась с Киллуа. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, в людных местах девушка старалась носить очки с маской. И только совсем недавно она поняла, что было бы неплохо научиться драться, как старший брат. Тогда они с Аллукой стали бы невероятно сильными.       Удивительно, что девушки не могли обмениваться полученными знаниями и воспоминаниями. Все это время они лишь ощущали эмоции друг друга, но не понимали чем они вызваны. Когда же они менялись местами, то помнили лишь пару минут последних событий.       — Пойдем?       Наника не стала отвечать, молча встав. Киллуа последовал ее примеру. Все это время он сидел и изучал карту, так что успел запомнить маршрут.       За столько короткий период времени солнце почти полностью скрылось где-то вдали моря, придавая воде алый оттенок, отчего ее можно было спутать с кровью. Ветер стих, от чего кроны деревьев затихли, недвижно возвышаясь темными силуэтами. Цветы, едва выглядывающие из высокой травы, постепенно закрывали свои бутоны, медленно готовясь ко сну. Птицы давно разлетелись по своим гнездам, их пения было уже не слышно. Жизнь понемногу останавливалась. Но так могло показаться лишь на первый взгляд. Где-то в лесу начинали пробуждаться ночные животные и диковинные существа, готовясь атаковать потерявшихся странников. Возможно, когда совсем стемнеет, из леса будет доноситься прекрасное пение, которое не будет предвещать за собой ничего хорошего. Но мало кто способен распознать обман.       Киллуа решил, что как только он убедится в том, что их никто не увидит, он возьмет Нанику на руки и использует свою способность. Но планам его не суждено было сбыться.       — Хей! — проезжающая мимо телега остановилась, и человек, сидящий в ней, позвал Золдиков к себе, дружелюбно помахав рукой.       В повозке были два человека: один сидел внутри, а другой гнал лошадь. Первый был одет весьма странно для этого места: обычная белая футболка с разноцветными полосками, джинсы, браслеты и сережки в ушах (они так же отличались по цвету друг от друга). Второй же не был чем-то примечателен. Разве что внешностью очень схож с тем странным парнем, что позвал Нанику с Киллуа. Но выражение его лица было довольно хмурым, чего нельзя было сказать о его лучезарном компаньоне.       Ни секунды не думая, Наника подошла к незнакомцу, таща за собой брата.       — Куда путь держите? — парень никак не отреагировал, увидев лицо девушки, что удивило ее. — Может нам по пути? — Киллуа собирался ответить на вопрос, но его тут же перебили. — А даже если и не по пути, то мы можем подкинуть вас до ближайшей деревни. — блондин повернулся к товарищу. — Ведь можем? — в ответ он получил лишь недовольное мычание.       — Либерт, — резко выпалил Золдик, чтобы его не успели перебить. — Нам нужно в Либерт.       Глаза парня тут же засияли восторгом, словно ему предложили миллиард дзенни.       — Отлично, мы как раз едем туда же!       Киллуа, в отличии от сестры, неохотно принял помощь незнакомца, так как считал, что пробежаться будет гораздо эффективней. Но все же они сели в повозку и теперь впереди им предстояла длинная поездка с незнакомцами. Когда Хантер сел в транспорт, то заметил, что рядом с тем парнем лежал струнный музыкальный инструмент, чем-то напоминающий гитару. Но Золдик не мог точно сказать, как он назывался, так как не разбирался в этом.       — Меня зовут Акихиро Хамада, но можно просто Хиро, — представился юноша в яркой футболке, когда телега тронулась, — а это мой младший брат…       — Нет! — перебил его парень, что гнал лошадь.       — Простите, он у нас застенчивый, — Хиро громко рассмеялся, словно кто-то произнес смешную шутку, отчего все почувствовали себя немного неловко.       Около десяти минут они ехали под смех и разговоры Акихиро с самим собой. Его звонкий голос — единственное, что нарушало вечернюю тишину. Со временем к парню присоединилась Наника, которой стали интересны рассказы парня о своих приключениях. Теперь тишину нарушало два голоса, хотя женский и звучал реже.       — Да, много где я побывал, — юноша слегка стукнул ногой о чемодан, обклеенный разными наклейками, на котором он сидел. — И много чего видел. Так что твоя внешность меня нисколько не удивила, Наника.       Девушка была рада, что ей наконец-то довелось поговорить с кем-то кроме старшего брата. Нет, она, конечно, любила его и общение с ним ей никогда не казалось скучным, но все же было немного обидно, что никто кроме брата ее не принимает. А сейчас она могла спокойной беседовать с едва знакомым ей человеком.       — Да, где я только не побывал: Йоркшин, Нарио, остров Жедо, Занс, скрытый в тумане город Блуборк. И это еще не конец!       — Мы тоже много где были.       — Я так и думал, что вы не местные! — Хиро взял свой музыкальный инструмент и начал его настраивать, при этом не отрываясь от разговора. — Кстати, представляете, когда я сюда плыл, то на нашем корабле вдруг появился какой-то человек из дыма!       — И что же он делал? — Киллуа решил присоединиться к разговору.       — Предупредил нас о шторме.       — Это был Дунья-ой, — в ответ Золдик получил лишь недопонимающий взгляд Хамады, — по-другому «ночной человек».       — Мне это ни о чем не говорит, — в очередной раз рассмеялся блондин, хотя уже и не так громко.       — Ты и Аллуке об этом ничего не рассказывал? — обратилась к брату Наника. — Неужели она на это обиделась?       — Точно, я ведь обещал ей рассказать, — Экзорцист тяжело выдохнул и уже пожалел о том, что начал этот разговор.       Лицо девушки начало меняться. На ее бледной фарфоровой коже проступил живой румянец. Два бездонных уголька превратились в пылающие голубые огоньки.       — Хорошо, такого я точно не видел, — интерес Хиро с водного духа сменился на сестер Золдика.       — Меня зовут Аллука, — Целительница не улыбалась, хотя ее лицо все сияло и так и веяло позитивом. — Спасибо, что был добр к Нанике.       — Так значит вас двое, — парень посмотрел на своего брата. — Мне было бы тяжело делить свое тело с Нагито.       Блондин, что временами нервно поглядывал на компанию, резко развернулся и, хмуря брови, с разочарованием во взгляде грозно уставился на младшего брата. Так сильно ему не хотелось, что бы его имя узнали. Но парень так ничего и не произнес, а, раскрасневшись то ли от злости, то ли от стыда, повернулся обратно в сторону дороги.       — Между прочим, — послышался тихий и хриплый голос, — если бы мне пришлось делить с тобой тело, то я, возможно, согласился бы покинуть дом и немного попутешествовать с тобой.       — Ничего себе, — прекратив настраивать инструмент, сказал Хиро, не скрывая своего удивления.       — Вы вроде говорили о «ночном человеке», — Аллуке хотелось вернуться к прежней теме.       — Точно, Киллуа, расскажи нам о нем поподробнее.       Золдик уже обрадовавшись, что все уже и забыли о водных духах, хмыкнул, понимая, что ему все же придется рассказать.       — Если коротко…       — Мы не торопимся, — парень не понял, кто из двоих произнес это.       — В общем, — Экзорцист помолчал пару секунд, подбирая слова, — люди, чья «жизнь» не прекращается после смерти, зовутся духами. Дунья-ой это один из таких людей. Так же существует похожий на него, однако говорить он не может. Его зовут Хоуаа.       — И как же эти духи появляются?       — Каждый, кого пираты утопили, заставив пройтись по доске, и становится одним из таких духов, предупреждающий о шторме. Они не говорят только с теми, кто убивал людей таким способом.       Все с интересом слушали Киллуа, не смея произнести ни слова. Аллука опустила глаза, не до конца прикрыв верхние века. А вот на настроение Хиро это никак не повлияло.       — А существуют еще духи? И почему с ними не могут справиться другие Хантеры? — никак не мог успокоиться Хамада.       — Да, на самом деле их невероятно много. Но в целом, духи делятся на два типа — темные и светлые. Первые — те кто сам себя убил и теперь убивают других. Среди водных в пример можно привести утопленников, — Киллуа сделал небольшую паузу, не зная, стоит-ли продолжать дальше. — Не знаю существует ли Бог, но многие уверяют, что темные духи после изгнания сразу же попадают в ад, в то время как светлые, по сути, находятся в чистилище.       — Килл, а можно поподробней? — блондин стал наигрывать какую-то мелодию. — Что за чистилище и светлые духи?       — Светлые духи это те, кто погиб не от своей руки.       — Хочешь сказать, что их убили?       — Да.       — Значит, если меня убьют, то я стану призраком?       — Дурак! — пронзительный крик тихого Нагито заставил всех вздрогнуть от неожиданности. — Не говори таких глупостей. Никто тебя не убьет.       — Я ведь просто к примеру, — и вновь привычный смех Акихиро.       — Я не знаю, что с тобой будет, — продолжил Золдик, — Если у тебя есть вещи, которые тебя здесь держат или же незаконченные, очень важные дела, то тогда да — вполне вероятно, что ты станешь духом. К примеру, у Дунья-ой и Хоуаа осталось что-то очень важное в этом мире. Они не хотели умирать.       — Но темные духи хотели, так почему они не могут покинуть этот мир?       — Наложив на себя руки, они согрешили.       — Даже если во время жизни они страдали?       — Да, звучит несправедливо, но что есть, то есть. Не я придумываю правила. И уж не мне судить, кто из них был хорошим, а кто плохим. Вообще, когда они становятся темными духами, то в какой-то степени перестают страдать.       — И начинают мучать других, — блондин издал свой самый тихий смешок.       Никому уже не хотелось продолжать разговор. Аллука давно смотрела куда-то вдаль, отвернувшись от парней, скрывая свое лицо. Киллуа, уставший от длительной беседы, лег, положив голову на один из лежащих рядом мешков и закинув ноги на тот, что лежал напротив. Обо всех духах он говорил совершенно спокойно. Единственное, что заставляло его беспокоиться, так это молчавшая Аллука.       Акихиро, который до этого лишь играл мелодию, начал петь.       «Tired of dull ages, I walk the same ground»       Киллуа и подумать не мог, что человек, который все время громко кричит и звонко смеется, совершенно никак не контролируя этого, может так красиво петь. Во время разговора его голос был скорее сравним с выкриками осла, нежели с соловьиным пением, которое он стал напоминать теперь.       «collecting the tragedies still»       С момента их выезда прошло около получаса. Последние тусклые лучи солнца окончательно исчезли, уступая свои владения луне и звездам. Огоньки постепенно появлялись один за другим на чистом бездонном небосводе.       «Hollow ambitions in a hollow mind»       Звезды были еще очень тусклыми. Золдик не смог даже составить ни одного созвездия.       «carried my cross to the hill»       Едва ощущаемый теплый бриз играл с волосами Киллуа.       «And how I lust for the dance and the fire       taste of the nectarine sunset to drink…»       Чудесная мелодия, чарующий голос Хиро и свежий теплый вечерний воздух — все это лишь еще больше вводило Киллуа в сон. Вот только засыпать ему совсем не хотелось, ведь он знал, что в мире грез его снова ждет все тот же сон.       «spill me the wind and the fire       to steal off the colors — I'm the moonshield».

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты