В поисках места, что домом зовется

Гет
Перевод
PG-13
Закончен
44
переводчик
Daylis Dervent бета
Tan2222 бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/9885609/1/Finding-a-Place-to-Call-Home
Размер:
Макси, 91 страница, 13 частей
Описание:
"Ты никогда не задумывалась над тем, а есть ли что-то поважнее в этом мире, чем общество с кучей средневековых предрассудков?" Когда Гарри задал Гринграсс мучивший его вопрос после первого задания Турнира трех волшебников, он совсем не ожидал получить ответ. Впрочем, предложение сбежать вдвоем, чтобы увидеть мир, тоже стало неожиданностью. Смогут ли два абсолютно разных человека обрести счастье?
Посвящение:
Желаю поблагодарить автора данного произведения, так как без него был бы невозможен этот перевод.
Желаю поблагодарить всех читателей. Здорово, когда есть для кого стараться.
И огромное спасибо бетам, любезно согласившимся помочь.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
44 Нравится 1 Отзывы 14 В сборник Скачать

Глава 2: Осознание

Настройки текста
      Первой пропажу Гарри обнаружила профессор МакГонагалл.       Если бы кто-то проанализировал события, то понял бы, насколько сильно они все подвели мальчика. Но для большинства обитателей школы это было за гранью их возможностей. Существующее мнение, что дети жестоки, и это было очень хорошо видно на примере студентов четвертого курса. Если бы гипотетические маггловские родители были в курсе ситуации, они не поверили бы Гарри и решили, что он преувеличивает, ведь подобный уровень травли в обычной школе можно увидеть только в фильмах. Однако лишь один взгляд на моральное состояние Гарри убедил бы их. Большинство родителей, конечно же, завалило бы письмами персонал школы, чтобы они что-нибудь предприняли, ахали от ужаса, причитали. Но увы, Магическая Великобритания довольно слаба в вопросах защиты детей от самих детей, а для Дамблдора это был лучший путь, чтобы закалить Гарри для неизбежной битвы с Темным Лордом. Очень жаль, что у магов отсутствовали детские психологи. У них даже существует специальный термин для подобного — буллинг [1].       После того, как имя Гарри вылетело из Кубка, Рон фактически стал лидером мальчиков четвертого курса Гриффиндора. Но громкий голос и большие планы вскоре многих разочаровали, он слишком уж легко поддавался на провокации со стороны слизеринцев и получал все больше отработок.       Гермиона все еще пыталась успевать на все уроки, но вскоре заметила, что немногие готовы терпеть ее всезнайство и перфекционизм.       Некоторые гриффиндорцы были возмущены их управлением факультетом, и будь рядом Гарри — ситуация была бы не такой напряженной. Слизеринцы же никогда не теряли возможности бросить пару обидных замечаний, и некоторые гриффиндорцы начали прислушиваться к ним. Рон и Гермиона начали понимать, что без Гарри трио больше не существует, а авторитета их двоих было недостаточно, чтобы держать однокурсников в узде.       Гермиону бесил сам факт, что Гарри решил сжульничать, ей казалось, что она достаточно хорошо влияла на него, а тут такое. Рон же бесился от того, что его “лучший друг” даже не потрудился поделиться с ним секретом, как он обманул Кубок огня.       Невилл Лонгботтом оказался меж двух огней. Слишком робкий, чтобы встать на защиту Гарри. И в то же время он надеялся, что бабуля не узнает обо всем этом, ведь она всегда говорила ему поддерживать Гарри в любой ситуации. У Поттеров и Лонгботтомов уже несколько поколений существовал союз, поэтому Невилл всем сердцем надеялся, что ситуация разрешится в ближайшее время.       Хаффлпаффцы были довольны тем, что Гарри изолировал себя от общения и игнорировал всех. Теперь уже все внимание было приковано к Седрику. Они показали себя на удивление мстительными, и это было странно, учитывая тот факт, что этот факультет славился дружелюбием.       Студенты Рейвенкло предпочитали не вмешиваться, а слизеринцы многозначительно молчали. Для них раскол в факультете Годрика был очень полезным событием. Если они погрязнут в собственных разборках, у них не останется времени, чтобы портить репутацию Слизерина. Соответственно, со временем их будут рассматривать как умных, но немного скрытных ребят, а не группой ярых сторонников Волдеморта.       Дамблдор слегка удивился реакции учеников. Все же он был уверен, что это лучший вариант — изолировать Гарри, чтобы он мог сконцентрировать на своей миссии, вместо того, чтобы волноваться из-за школьных пустяков. Конечно, некоторые ученики переусердствовали, но у Гарри доброе сердце, он может не сразу, но простит их. А главное, ему придется положиться на друзей, когда он поймет, что не справится в одиночку. Первые попытки извиниться Гарри не принял и против дракона в первом туре выступил лучше, чем кто-либо ожидал, но это было не так важно. Он перестанет обижаться еще до зимнего бала, и совершенно точно партнершей станет или девчонка Грейнджер, или младшая Уизли — они подойдут идеально. После этого он станет еще более популярным на своем факультете, чем раньше, и все решится идеально.       Сириус Блэк волновался. Он не получал от Гарри ни одной весточки с начала школы, и это было весьма нехарактерно для мальчика. Пожалуй, нужно отправить еще одно письмо...       МакГонагалл первой отправилась на поиски Гарри. Она знала, что он пытается избегать общения с другими студентами, но понятия не имела, где проводит время. После проверки кухни, библиотеки, квиддичного поля и гостиной Гриффиндора, она решила найти сначала Гермиону и Рона, которые возможно знали, где его искать.       — Мисс Грейнджер, можно вас на минутку? — сказала она, увидев, что девушка спорит о чем-то с Роном в коридоре второго этажа.       — Да, профессор? — сказала немного раздраженная Гермиона. Она как раз в очередной раз пыталась убедить друга в важности ГАВНЭ.       — Вы не видели Гарри? Я обошла всю школу... Его нужно предупредить, что ему потребуется партнерша для Рождественского бала, но я не могу найти его.       — Наверное, спрятался где-нибудь, изображая из себя мученика, — пробормотал Рон. — О, посмотрите на меня. Я Гарри Поттер, и я опять страдаю. Жалейте меня! Обращайте на меня внимание!       — Мистер Уизли, вы всегда подобным образом говорите о друзьях? — вцепилась взглядом в него МакГонагалл.       — Я пытался извиниться перед ним, но он меня просто проигнорировал, — продолжал Рон, не обращая внимания на вопрос профессора. — Даже с квиддичной командой больше не общается. Чего он вообще хочет?       — Мы не видели его, профессор, — встряла Гермиона, и внезапно осознала, что в последние несколько дней они его не видели вообще. — Кроме того, я не могу точно сказать, где он может быть.       — Почему это? Мне казалось, что вы неразлучны... — удивленно протянула Макгонагалл.       Она знала, что у Гарри появились определенные проблемы после того, как он стал четвертым чемпионом, но даже представить себе не могла, что все настолько серьезно. У них с Дамблдором был разговор на эту тему, но директор обмолвился, что это недоразумение и вскоре все будет в порядке. Он был достаточно убедителен, а у нее были дела и поважнее.       — Мы были, да, — сухо произнес Рон, — но в последнее время он на нас обижен. Уже недели три.       — Думаю, — строго произнесла МакГонагалл, — у него есть некоторые проблемы с этими противными значками, что носят студенты. Разве так можно обращаться с человеком?       — Я не делал значков, — отпирался Рон, словно ребенок, которого застукали за чем-то неприятным. — Должно быть, гнусные хаффлпаффцы разозлились за то, что их чемпион не единственный, кто представляет Хогвартс.       — Ради Мерлина, мистер Уизли! Вы находитесь в школе, и это недопустимо, чтобы студент моего факультета выражался подобным образом о других студентах! — строго произнесла МакГонагалл. Она не ожидала подобного от младшего Уизли, учитывая тот факт, что хорошо знала старшее поколение семьи. Гермиона и Рон пристыженно промолчали.       — Так как вы думаете, где бы он мог бы быть?       — В гостиной, пожалуй. Он частенько плачет, забившись там в угол, будто ему шесть лет. Позорище, — презрительно бросил Рон.       Макгонагалл, услышав тон Уизли, возмущенно вскинулась, но в этот момент намного важнее было то, что, оказывается, студента ее факультета доводят до слез. Почему это происходит? Она никогда не видела, чтобы Гарри плакал, даже после всех ужасных событий, что происходили в школе. МакГонагалл поджала губы, возможно, он воспринял эти значки больнее, чем пытался показать Дамблдор? Пожалуй, нужно переговорить с профессор Спраут, чтобы она лучше контролировала свой факультет. С этими мыслями она направилась в сторону башни Гриффиндора.       Спустя несколько минут она зашла в спальню мальчиков четвертого курса и увидела Невилла и Дина, но не Гарри. Остановившись у его кровати, она неожиданно осознала, что сундук мальчика пропал, а кровать заправлена.       Вот теперь Макгонагалл начала явственно волноваться. Где, во имя всего святого, он может быть? Она проверила всю школу. Может ли быть, что он... нет. Гарри никогда прежде не покидал замок, если это не была экстремальная ситуация. Он не мог просто бросить учебу, это просто-напросто не похоже на него. Наконец она заметила небольшую записку около подушки.       “Я перепробовал все, что только можно,       Бессмысленными потуги мои оказались,       У меня есть гордость, ухожу я теперь,       Прощайте, закрываю за собой дверь. [2]       Гарри Поттер.       Макгонагалл уставилась на этот клочек пергамента, несколько мгновений она просто не могла осознать происходящее. Забавно, но первое, что она поняла — это строчки из маггловской песни, а вот осознание того факта, что Гарри Поттер ушел, пришло позже.

* * *

      Дамблдор сидел в своем кабинете и в задумчивости крутил Старшую палочку в руках. Поиски Даров смерти были сложным делом, однако он справился. Хорошо, что именно он — величайший светлый волшебник — смог первым собрать все три артефакта, а не кто-то другой, менее достойный.       Дамблдор был уверен, что как только Том идентифицирует его палочку как Старшую, он начнет поиски других артефактов, ведь темный маг никогда не упустит возможность проверить, правдива ли легенда. Мантия была у Гарри, который являлся учеником и всегда был под боком, в то же время камень надежно спрятан внутри снитча. План был прекрасен.       В дверь требовательно постучали. Дамблдор перевел взгляд на Фоукса и нахмурился. Он не ждал сегодня посетителей. Возможно, это еще один студент, который пришел жаловаться, что Гарри нечестно попал на турнир? Это уже начинало раздражать. Впрочем, оказалось, что это никакой не студент, а Минерва МакГонагалл. Она выглядела взволнованно.       — А, Минерва, ты нашла Гарри? Это будет удар по репутации Хогвартса, если мальчик не сможет найти себе пару на рождественский бал. Думаю, нужно переговорить с мисс Грейндж...       — Он пропал, — перебила его МакГонагалл, уставившись совершенно паническим взглядом.       — Кто пропал? Куда пропал? — переспросил Дамблдор, не сразу понимая ситуацию.       — Гарри пропал. Отсутствует. Растворился в воздухе. Я проверила весь замок, его тут нет! Кровать заправлена, сундука нет, и никто, даже его друзья, не знают, где он, — заорала МакГонагалл, теряя над собой контроль.       Пропал. Слова глухо отдались в голове Дамблдора. Он мгновенно поднялся с кресла. Мальчик отправился в Гриннготс? Возможно, он что-то узнал?       — Минерва, где ты последний раз видела Гарри?       — На уроке Трансфигурации, вчера, — ответила она. — Я начинаю думать, что студенты издевались над ним больше, чем ты уверял меня! Рон Уизли рассказал мне сегодня такие вещи...       — Он, должно быть, просто расстроен, — заверил ее Дамблдор с фальшивой улыбкой. Сейчас его занимал вопрос поважнее: куда подевалась одна из главных фигур на игровой доске? — Поговори с призраками и остальными учителями. Пускай обыщут замок сверху донизу. Он всего лишь студент и не мог уйти далеко.

* * *

Волшебный экспресс в магическую часть Парижа, Франция

.       Гарри внимательно рассматривал карту, которая лежала перед ним. Ну, по крайней мере, пытался показать, что делает это. На самом же деле, он пытался не смотреть на Асторию, так как был уверен, что обязательно покраснеет, если бросит хоть один взгляд на девушку.       Они волновались в первую очередь из-за того, что двое детей в странных нарядах, гуляющие по ночным улицам Лондона, могли привлечь слишком много внимания.К счастью, магазин одежды встретился им прежде, чем маггловские полицейские.       Астория пребывала в полнейшем восторге от содержимого магазина, отчего они застряли там почти на два часа и закупились полными комплектами одежды. Вытащить ее удалось лишь обещанием будущих закупок. Гарри сомневался, сколько у них в запасе времени, прежде чем Дамблдор узнает о его пропаже и ручные авроры пустятся на поиски.       Астория безостановочно задавала вопросы о любой непонятной маггловской вещи, начиная с того: как именно работают светильники и заканчивая банковской системой. Она наблюдала за проходящими людьми, словно они были чем-то неизвестным, невиданным ранее. В одном из магазинов, в который они заскочили по пути, она даже переполошила охрану, не зная о существовании сигнализации от незадачливых воришек. К тому же, не преминула спросить, что за существо издает подобные звуки, имея в виду сигнализацию.       Астория вышла из раздевалки одетая в футболку с изображением сойки, джинсы и темную обувь. Для Гарри было привычным видеть ее в мантии Хогвартса, но маггловская одежда... оставляла намного меньше простора для фантазии. Она словно светилась от счастья, и Гарри старательно отводил взгляд, чтобы позорно не покраснеть. Даже учитывая тот факт, что он дружил с Гермионой столько лет, он все еще не понимал девушек. Астория, казалось, вызывала в нем новые чувства с того момента, как предложила просто взять и убежать.       А еще — его шрам. Астория предложила наложить на него заклинание сокрытия, но в конце концов они остановились на обычном маггловском методе маскировки с помощью косметики, это было надежней.       Гарри порывался покрасить свои черные волосы в другой цвет, но время поджимало: поезд, на который они планировали попасть, приближался, и он отложил это на потом. Волшебный экспресс напоминал поезд в Хогвартс, кроме того, что передвигался по линии маггловского метро. Некоторое время они блуждали по подземным переходам, пока Гарри не понял, что держит карту вверх ногами. Да, он нервничал, как никогда. Не каждый день сбегаешь из страны с едва знакомой девушкой.       Поток людей подхватил их и потянул за собой вглубь метро. Хедвиг в шоке клекотала, очевидно, ей не нравилась подземка. Гарри попытался ее успокоить, прошептав, что выпустит из клетки при первой же возможности.       — Вот тут написано, что магический экспресс в Париж отправляется со специальных путей, между Северной и Южной ветками, — прочитала Астория в путеводителе. Услышавший это маггл странно покосился на них, но промолчал.       Гарри чуть не подпрыгнул от удивления, когда из воздуха появились двери, Астория же захихикала. Никто не обратил внимания на их исчезновение. Внутри оказалась короткая лестница, ведущая вниз. А впереди открылся вид на волшебный поезд.       — Поразительно, — восторженно пробормотал Гарри.       — Магическая станция старше маггловской, — заметила Астория, — ее построила Международная Конфедерация Магов (МКМ). Она не сильно отличается от маггловской, разве что тем, что они проложили рельсы по верху, а маги — внизу, под землей.       — Никогда бы не подумал, что подобное возможно, — все еще пребывая в легком шоке, сказал Гарри. — А куда еще можно добраться отсюда?       — Я не уверена, но, кажется, поезда направляются во все страны, что являются частью МКМ, по крайней мере в те, которые находятся на одном континенте. Для других приходится использовать паромы или брать межконтинентальные портключи, — сказала она, с легким недоумением рассматривая Гарри. — Ты совсем ничего об этом не знаешь?       — Не-а, — покачал головой он. — Расскажи больше, пожалуйста.       — Конечно, Гарри, — улыбнувшись, кивнула девушка. Внизу лестницы стоял человек, который наблюдал за ними уже некоторое время.       — Вы идете или нет? Гарри и Астория покраснели.       — Извините, мы немного увлеклись, — извиняющимся тоном произнес Гарри.       — А, магглорожденные? Ничего страшного, — усмехнулся человек. Два бывших студента Хогвартса вошли в волшебный поезд и протянули билеты контролеру. Он внимательно осмотрел их.       — До Парижа? Не рановато ли в вашем возрасте передвигаться на поезде одним?       — Ну... на самом деле, — сказала Астория с умоляющей улыбкой, — мы едем отпраздновать воссоединение семьи, я просто не могу дождаться! Мама достала нам билеты на самый ранний поезд, она отправится чуть позже, вместе с бабушкой. Гарри подивился тому, насколько легко с ее уст сошла эта ложь.       — Гарри Эванс и Астория Дурсль, — сверился он с билетами и улыбнулся: — Ладно, вот ваши места, завтрак подадут через несколько часов.       Снаружи волшебники и волшебницы провожали знакомых и родных. Поезд был в несколько раз длиннее, чем Хогвартс-экспресс. В некоторых купе стояли кресла и столики, словно в ресторане. Вместо обычных окон были большие, обзорные, почти во весь рост. Один из волшебников прикоснулся палочкой к столу и тот превратился в комфортабельную кровать.       — Обожаю магию, — восторженно воскликнул он. Астория задумчиво осмотрела их собственное купе и вытащила палочку.       — Попробуем...       Ослепительная вспышка, и Гарри рассмеялся: на месте столика появилась большая, мягкая кровать с прикроватным столиком, а на окнах развернулись занавески. Свет стал слабым, приглушенным, а дверь закрылась с характерным щелчком. И на все это ушло несколько мгновений.       — Тут можно жить, — одобрительно сказал он.       — А она достаточно большая для нас двоих? — неуверенно спросила Астория, осматривая кровать.       Гарри моргнул и затем густо покраснел. Он не задумывался об этом, а теперь хотел провалиться сквозь землю. Астория тоже явственно смутилась. На секунду они просто стояли так, уставившись в пол и перебирая возможные варианты. И тогда Гарри собрал воедино все свое гриффиндорское мужество и взглянул на Асторию.       — Возьмешь правую сторону кровати? — выдавил он из себя.       — Да, конечно, — облегченно ответила Астория, по-прежнему смущаясь.

* * *

Назад в Хогвартс.

      Дамблдор был в ярости. Все учителя и призраки обыскивали замок в поисках Гарри, но не нашли и следа мальчишки.       Как он смог уйти? Почему он ушел? Он ведь знал, насколько важен турнир! Рождественский бал уже завтра, а один из чемпионов Хогвартса отбыл в неизвестном направлении. Это удар по репутации школы, и его самого, как директора. Но кроме этого, Гарри Поттер был важен для всего магического мира.       Целый день бесполезных поисков в самых немыслимых местах, но Гарри так и не нашли. После отповеди Минервы Рон выглядел ошеломленным, впрочем, подобным образом выглядели почти все, когда узнали об исчезновении Мальчика-Который-Выжил.       Дамблдор ненавидел ситуации, когда он чего-то не понимал. Первая война научила его понимать мотивацию людей, но сейчас он решительно не понимал. Почему Гарри сбежал из школы? Он взял свои вещи, сову и письмо, но не оставил никаких упоминаний о том, куда собирается отправиться, никакой конкретики.       “Я перепробовал все, что только мог”.       Очевидно, мальчик куда острее воспринял реакцию школьников, чем должен был. К этому времени он должен был стать менее восприимчивым к мнению других. Но куда он мог отправиться? Это точно не Литтл-Уингинг, Дамблдор даже представить себе не мог, чтобы мальчик сбежал со школы — его нового дома, чтобы вернуться в старый, где эти отвратительные магглы унижали и всячески отравляли жизнь.       — Я должен тут сидеть, Дамблдор? — раздраженно спросил Снейп. — У меня есть дела. Очевидно, Поттер сбежал. Поручите это Минерве, он на ее факультете.       — Северус, студент школы пропал, и не важно — на каком он факультете. Мы должны искать его до тех пор, пока не найдем, — обычным добрым голосом сказал Дамблдор, не выказывая свое раздражение только благодаря многолетним тренировкам. Флитвик и Макгонагалл вернулись в его кабинет спустя некоторое время. Они выглядели уставшими, очевидно, долгие поиски и отсутствие сна не пошло им на пользу.       — Есть новости? — мягко спросил Дамблдор, пытаясь не показать нетерпеливость или панику.       — Полная дама говорит, что Гарри ушел из башни Гриффиндора прошлой ночью, багаж был с ним, — взволнованно ответила Макгонагалл. — Но мы так и не знаем, куда он направился после этого. Он лишь произнес что-то о том, что ему нужно встретиться с кем-то, и ушел.       — Призраки говорят, что не видели его, — добавил Флитвик, — опрошенные студенты разводят руками. Все выглядит так, будто он растворился в воздухе. Это... странно. Растворился в воздухе? Хм... пожалуй, это идея. Мальчик мог покинуть замок с помощью мантии-невидимки. В этот момент он впервые пожалел, что отдал мантию Гарри. Неудивительно, что никто его не заметил.       — На уроках он вел себя... обычно? Вы не замечали за ним странного поведения? Судя по всему, это было последней каплей для Минервы МакГонагалл, так как она вскочила с места.       — Обычно?! Ему лгали и постоянно унижали почти что все в замке! Он всегда выглядел несчастным и подавленным с тех пор, как его имя вылетело из треклятого Кубка огня. Он пытался быть незаметным... на уроках всегда садился в последние ряды и никогда ни с кем не говорил.       — Соглашусь с Минервой, — сказал Флитвик дрогнувшим голосом. — Гарри был вымотан и смотрел на других студентов волком. Я спросил у него однажды — все ли в порядке, но, похоже, он меня даже не слушал. И... да, я не видел его с мистером Уизли и мисс Грейнджер с момента объявления чемпионов. Зато я замечал, как его унижали в коридоре. Извините меня, Альбус, но я начинаю сомневаться в том, что вы правильно поступили, позволяя этой ситуации развиться подобным путем.       Дамблдор вздохнул, подавляя желание нахмуриться. Турнир был важной частью развития мальчика как личности, в этом он был уверен. Гарри нужно было быстро повзрослеть прежде, чем он встретится с Волдемортом лицом к лицу. И подобный курс общественного давления и встреч с опасностями закалил бы его. Но он не мог сказать это профессорам, они просто не поняли бы.       — Это пройдет, им надоест, — осторожно заметил Дамблдор.       — В том-то и проблема, что уже поздно, — заявила МакГонагалл. — Даже я не помогла ему, ты попросил меня не делать этого! Даже представить себе не могу, зачем тебе это все понадобилось?       — Я уже говорил тебе, Минерва. Мои руки связаны обстоятельствами.       — Ты ведь слышал Аластора, верно? — не унималась она. — Только чрезвычайно могущественный волшебник может заставить Кубок поверить, что существует четвертая школа, которая принимает участие в турнире. В школе таких людей не так много...       В этот момент где-то со стороны коридора раздался протяжный крик, а затем еще один. Дамблдор вскочил с места, ринувшись на выход. Остальные учителя не отставали. Когда они забежали в Большой зал, то очень удивились. Большинство учеников стояли у стен, в шоке уставившись на тело, которое лежало у стола преподавателей. Он был одет в одежду Грозного Глаза. Однако, это был не он.       — Барти Крауч? — неверяще произнес Северус.

* * *

Позже.       Для подобного случая у него всегда была припрятана бутылочка огневиски. Было уже поздно, намного позднее того времени, когда он обычно отходил ко сну, и он все еще не мог понять, что происходит.       Но пока Дамблдор сидел в своем кабинете, всматриваясь в лица директоров других школ: Каркаров был ужасно нервным и выглядел загнанным в угол; Снейп прислонился к дверному проему, сдерживая себя от еще одной фразы вроде “ну я же говорил”; Минерва нервно ежилась на стуле, словно кошка в клетке. Кроме этого, к ним присоединились Амелия Боунс и Корнелиус Фадж.       — Это уже третий раз, когда кто-то из ближнего круга Того-Кого-Нельзя-Называть пробирается в школу, — сухо сказала Боунс. Она просила племянницу писать ей обо всем, что происходило в школе, включая турнир. И новость, что Гарри пропал, не стала сюрпризом, а вот тот факт, что они обнаружили человека, который бросил его имя в Кубок — удивила женщину, отчего она и добралась сюда так быстро.       — Вы уверены, что это он? — спросил Фадж уже в который раз.       — Да, Министр, — раздраженно ответил Снейп, — он теперь сквиб, совершенно лишенный магии. Магический контракт перед Кубком не выполнен, соответственно, он наказал того, кто бросил имя в кубок. Барти Крауча-младшего.       — И убил е’го? — подозрительно спросила мадам Максим. Теперь, когда она знала, что Гарри не бросал свое имя, она понимала, что она и ее студенты были к нему несправедливы.       — Он просто без сознания, — сказал Фадж, — но как? Как он сумел сбежать из Азкабана?       — Пожалуй, это мы должны спросить у старшего Крауча, — саркастически сказала Боунс. — Хотя... это пока не так важно. Пропавший студент — вот наш приоритет.       — Да, конечно, — быстро вставила МакГонагалл. Когда она поняла, что Гарри действительно пропал, угрызения совести разыгрались не на шутку, и она не могла ничего с этим поделать.       — У вас нет никаких идей, где бы он мог находиться? — спросила Боунс со все больше возрастающим негодованием. — Никаких следов, верно?       Дамблдор моргнул в недоумении. Это очень плохо, новости о пропавшем студенте (в особенности Гарри Поттере) могли негативно отразиться на его репутации. Учитывая, насколько парень известен, вскоре каждая собака будет знать, что он испарился. Дамблдор раздумывал: не пошел ли мальчик прямиком к Рите Скитер, чтобы рассказать ей печальную историю своей жизни. Это стало бы катастрофой для его планов. Герой не должен получать сочувствие, а ему несомненно будут сочувствовать, если подобная статья выйдет в газете.       — И почему же он ушел? — спросил Фадж. — Он ведь поучаствовал в одном из заданий турнира и сумел победить дракона, так почему же?       — Думаю... — начал Дамблдор.       — Многие студенты были более, чем недовольны участием Поттера в турнире, — прервал его Снейп с обычным ядом в голосе. — Я имею ввиду — почти все, а в особенности — студенты Хаффлпаффа.       — А конкретней, как это выражалось? — с ноткой сарказма спросила Боунс. Дамблдор знал, что Амелия злилась на него из-за отказа доступа в замок для расследования некоторых дел, поэтому понимал ее желание узнать побольше информации.       — Они изготовили и распространили значки, которые превращались в слова “Поттер-вонючка”. Его унижали и обзывали в коридорах. В Большом зале отсаживались подальше, крали еду из-под носа, а лучшие друзья не обращали на это внимания, занимаясь своими делами.       — Мой мальчик, должно быть, ты немного преувеличиваешь, — примирительно произнес Дамблдор, но Снейп в ответ лишь отрицательно покачал головой.       — Я скорее преуменьшаю, директор. Можете спросить Рональда Уизли или Ханну Эббот. Лично я видел два случая: как Уизли посреди коридора говорил Поттеру, что ему не место в гриффиндорской гостиной. И как Эббот бросила ватноножное проклятие ему в спину.       — И ты не вступился за него? — пораженно спросила Боунс.       — Я снял проклятие, если ты об этом, — ответил Снейп. — И, конечно, уведомил Дамблдора о словах Уизли, но он посоветовал ничего не делать, сказал, что разберется с этим сам. Кроме этого, я более ничего не могу отметить — оценки Уизли продолжали быть отвратительными, А Поттер изолировал себя от класса.       Дамблдор коротко взглянул на Снейпа. Он знал, что шпион не согласен с его планами, но неужели стоило говорить об этих инцидентах? Они ведь договорились сказать Министру только то, что ему нужно знать.       — Он подвергался всеобщим издевательствам, — подвела итог Боунс. — Издевались. Проклинали. И он решил уйти, Мерлин знает куда. Единственный ребенок родителей, которые пожертвовали своими жизнями, чтобы защитить его и всю страну от Волдеморта. Ее голос был сухим, словно сама пустыня. МакГонагалл опустила глаза, в то время как Фадж выглядел пораженным, остальные присутствующие смотрели не менее удивленно. В этот момент в дверь коротко постучали.       — Это может быть кто-то из студентов с новостями о Гарри, — пробормотал директор, а затем добавил уже громче: — Входите!       — Ой, извините меня... — несмелый голос раздался из-за приоткрытой двери. Дафна Гринграсс вошла в кабинет, нерешительно осматривая скопление людей внутри.       — А, мисс Гринграсс? Мы немного заняты сейчас, если ваше дело не слишком срочное, не могли бы вы подождать немного? — мягко произнес Дамблдор.       — Я... кажется, я знаю, что случилось, — сказала Дафна.       — Хм, тогда продолжай. Что именно тебе известно? — спросила Боунс. Снейп кивнул, словно разрешая девушке говорить. Дафна сглотнула, сделала несколько шагов в сторону Дамблдора и положила небольшой клочок пергамента на его стол.       — Моя сестра — Астория — исчезла. Я... искала ее, но не смогла найти. Она пропала вчера, примерно в то же время, что и Поттер.       На кабинет опустилась тишина. Дамблдор же усиленно думал. Астория Гринграсс, дочь лорда Даниэля Гринграсса, который занимал на войне нейтральную позицию. Неужели это похищение? Он решил сменить сторону и пытается доказать хозяину, что достоин?       — Я думаю... — моргнув, пробормотала Дафна.       — Они сбежали вместе? — неверяще спросила МакГонагалл, и Дафна слегка кивнула.       — Астория, верно? Астория Гринграсс? Но они же едва словом перекинулись за все время в Хогвартсе! Честное слово, я никогда не видела, чтобы они на хоть раз посмотрели в сторону друг друга. У них даже занятия не совпадают!       — Твоя сестра говорила с ним? — спросил Дамблдор, приподнимаясь с кресла, отчего стал напоминать судью, который вот-вот вынесет приговор. Дафна сглотнула, пытаясь успокоить руки, которые явственно дрожали.       — Моя сестра... она не похожа на других девушек, — Дафна на мгновение замолкла. — Родители готовили нас быть леди Гринграсс, но она всегда говорила, что это не ее путь. Что она хочет работать руками... путешествовать по миру. Астория всегда была такая... дикая. Отец пытался найти способ вразумить ее, но ничего не помогло. Но... но я не думала, что она вот так сбежит. Ох, надеюсь отец будет не слишком зол, — она сглотнула, представив себе выражение его лица.       Дамблдор знал, что ее отец и правда был чистокровен до кончиков пальцев, и, узнав о побеге с полукровкой, он вполне мог изгнать Асторию из рода. Однако после смерти Анжелы — его жены — он принял обет безбрачия. И сколь чистокровным он бы ни был, вряд ли оставил возле себя лишь одну наследницу.       — Если они покинули замок в одно время, вполне вероятно, что сделали это вместе, — размышляла Боунс, пытаясь проанализировать ситуацию. — Прошел только один день... Пожалуй, нам нужно обратиться в Гринготтс, на их месте это было бы первое, что я бы сделала.

* * *

      — Так Гарри сбежал с Асторией, да? — спросила девушка.       — Именно так я слышала, — с энтузиазмом ответила другая. — Астория настолько непредсказуемая девушка, что не хотела жить в мире чистокровных, и когда она увидела, что все издеваются над ним, то предложила сбежать вместе. Ну разве это не романтично?       Гермиона прошла мимо хихикающих девушек, осторожно придерживая пальцами стопку книг в руках. Она посмотрела в направлении Дафны Гринграсс и опустила глаза, не зная — то ли ей злиться, то ли попытаться не заплакать.       Когда Гарри начал удаляться от нее, она позволила себе послушать Рона. Внушила себе, что это не серьезно, что Гарри действительно нужно немного... приручить. И что вскоре они опять будут дружить, как прежде.       Когда она попыталась извиниться после первого задания, Гарри не принял этого. И тогда Гермиона поняла насколько ошибалась: очевидно, что он никогда не желал сражаться с таким монстром, как дракон, если бы у него был выбор.       А теперь он пропал, и это действительно ударило девушку по самому больному месту. Она предала его, первого настоящего друга, к которому, как она думала, имелись определенные чувства.       Он сбежал с девушкой. Слизеринкой. Живот Гермионы скрутило. Он встречался с ней после их ссоры? Астория — она кое-что знала о ней, все же девушка училась на том же курсе, что и Джинни. Она сестра Дафны, которая известна как ледяная принцесса Слизерина.       Гермиона бросила еще один взгляд на Дафну. Она красивая, намного более красива, чем сама Гермиона — книжный червь. Если ее сестра такая же...       Внезапно перед ее глазами пронеслось видение, где Гарри говорит и смеется с милой блондинкой, и она зарычала от ярости.       Рон наблюдал, как Гермиона пробежала мимо и скрылась в спальне, злая и растерянная. Гарри исчез? Сбежал? Просто взял и сделал это? Но зачем? Он же участвует в турнире. Все девушки его. Все внимание. Разве этого не достаточно для него? Неужели... он получит еще больше внимания от этого побега? Опять! И Гермиона волнуется о Гарри больше, чем желает разговаривать с ним. Это было возмутительно.

* * *

      На занавесках была нарисована золотая роза, которая отбрасывала причудливые тени на стенки купе. Это было первым, что заметил Гарри, открыв глаза. Проморгавшись, он попытался сосредоточиться, но сознание возвращалось неохотно.       Краем сознания он отметил, что кровать действительно замечательная. Учитывая тот факт, как мало они спали с тех пор, как покинули Хогвартс, это был подарок свыше.       С этими мыслями Гарри перевел взгляд на вторую половину кровати. Астория все еще спала, ее волосы раскинулись на подушке и простыне и словно мерцали в лунном свете. Гарри почувствовал, как сердце колотилось в груди. Удивительно, но рядом с ней было легко заснуть. Мягкий ритм ее дыхания убаюкивал, словно колыбельная. Хедвиг нетерпеливо металась по клетке, поминутно клекоча. Он выглянул в окно и пораженно задержал дыхание от восторга. Максимально нежно он протянул руку и дотронулся до ее плеча, легонько пробуждая.       — Астория, проснись, ты должна это увидеть!       — Что?.. — сонно произнесла она, поднимаясь на кровати. — Мы уже приехали?       — Не совсем, но посмотри на это, — она проследила его взгляд и уставилась в окно. — О, Мерлин.       Яркие цвета города ослепляли, сияя словно большие кристалы. Поезд медленно поднимался выше и выше, направляясь…       Гарри моргнул несколько раз, прежде чем понял, что глаза его не обманывают.       — Вау, — выдохнул он, — я знал, что французы думают по-другому, но что это... вау...       Магический Париж расположился прямо поверх маггловского, на уровень выше, словно слои на пироге. Здания на зданиях, соединенные платформами. Магазины, которые снизу были маггловскими, переходили в магические наверху. Снизу сновали машины, а сверху — существа, подобные волкам с наездниками.       — Это потрясающе, — прошептала Астория. — Австралия определенно подождет!
Примечания:
1) Травля, агрессивное преследование одного ребенка другим
2) Строчки из песни Jo Dee Messina — Bye Bye
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты