Сверху вниз и обратно

Джен
NC-17
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Миди, написано 33 страницы, 5 частей
Описание:
Мы влюблены в свою свободу... Мы в бегстве от самих себя...
Посвящение:
Всем фанатам группы "Звери"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Все умрут, а я останусь

Настройки текста
      Оптимус Прайм стоял перед двухэтажным зданием школы, выглядывая в толпе учеников Смоукскрина. Правую руку крепко сжимал Рэтчет. Молодой медик-студент что-то ворчал про испорченный выходной и надвигавшуюся на город метель, зарываясь веснушчатым носом в тёплый шарф. Порою среди прочих слов слышалось имя бойфренда-историка, на что обожаемый доком «Тимоша» лишь ласково улыбался и ещё крепче сжимал небольшую ладошку, которая грела в этот посленовогодний мороз лучше любой варежки.       — Тимошенька, ну холодно же! — открыто выразил своё недовольство Рэтчет, устремляя взгляд небесно-голубых глаз в хоровод снежинок. — Может, позвонить ему?       — Я телефон дома оставил. — рассеянно ответил Оптимус. — Позвони ты.       — Я тоже дома оставил. Понадеялся на твою сообразительность. — рыжуля печально вздохнул. — А если там ничего серьёзного? Зря мы с пар отпрашивались, получается?       — Дорогой, мы уже так давно Смоуки не видели! Неужели ты не хочешь узнать, как он провёл зимние каникулы? К тому же, он почти никогда с нами ни о чём таком не говорит.       Причиной теперешнего замерзания сладкой парочки перед школой среди разбегающихся по домам тинейджеров была вчерашняя гневная тирада Арси. Компания друзей полгода назад стала снимать небольшой двухэтажный коттедж недалеко от военной академии, где сейчас учились Уилджек, Ультра Магнус и Балкхэд и куда всеми силами души желал поступить Бамблби. Самое прекрасное в этой академии, на взгляд остальных, было то, что начиная с третьего курса курсанты каждый день ходили в увольнение. Поэтому Джеки, Ультрик и Балк каждый день шумно заваливались в уютную обитель дружбы. У Арси и Би также была квартира где-то на окраине, но там одиннадцатиклассники появлялись крайне редко, а после поступления в ВУЗы вообще планировали её продать. Смоукскрин же жил с родителями, в коттедже появлялся редко, с друзьями общался по телефону чаще, чем в живую. Поэтому никто не мог точно сказать, чем занимается самый юный член этой команды. Само собой понятно, что и большинство праздников Смоуки проводил в тесном кругу семьи. Но эти новогодние каникулы прошли вообще без Смоукскрина. Он ни разу не позвонил, не пришёл, не написал СМС да и вообще никак о себе не напомнил. А вчера, только зайдя домой после первого учебного дня, Арси тут же начала возмущаться. Пришла она поздно, после вечерней языковой школы, когда все уже были на кухне и ждали её возвращения. Бамблби в этот день в школу не ходил, так как слегка простудился.       — Не, ну это ни в какие рамки не лезет! Это же ужас! — начала любительница мотоциклов с лазурными глазами прямо с порога. — Как так можно! И, главное, никому ни слова!       — Что случилось? — встревожился Оптимус, вставая из-за стола навстречу единственной леди в их компании.       — Смоукскрин случился! — ответила та, садясь на любезно отодвинутый стул и пододвигаясь к Би. — Просто кошмар!       — Рассказывай уже! — взмолился Уилджек.       — Волосы он в белый перекрасил! Это ещё ничего, это ещё ладно. Но пирсинг! Серёжка!       — Какой Серёжка? — не понял Балкхэд.       — Золотая! А ещё татуировка! О, Боже мой! И к чему это всё приведёт? Такой симпатичный мальчик был…       — А фото есть? — вопросил Ультра Магнус.       — Сами увидите. — Арси отвернулась от товарища сержанта и вперила взгляд в Рэтчета и Оптимуса. — Вы обязаны с ним поговорить! Он доверяет вам. Завтра же вы идёте в школу.       — Но, Арси, как же…       — Возражения не принимаются! Я всё сказала!       Школьница ещё долго возмущалась по поводу нового образа Смоукскрина, настаивая на том, что это не нормально. К тому же, родители девятиклассника славились строгостью.       Вот поэтому два студента сегодня замерзали под беспощадно холодным ветром на небольшом школьном дворе.       — Вот он! — воскликнул Рэтчет, указывая на знакомую чёрную куртку. — Смоукскрин, подойди, пожалуйста!       От толпы подростков отделился невысокий парень. Он знакомой быстрой и неслышной походкой подошёл к друзьям и мило улыбнулся в знак приветствия, продемонстрировав скайс на левом клыке. Из-под чёрного капюшона выпадали, скрывая собой левую бровь, красная, синяя и белая пряди волос.       — Привет-привет! Не ждал вас здесь увидеть.       — Привет, солнышко. — ответил Тимоша, подбирая слова для начала разговора.       — Сними капюшончик, зай. — ласково, но очень требовательно попросил студент медицинского.       — Арси наболтала, да? — поинтересовался малыш, коротко рассмеявшись напряжённым и колким смехом. — Она вчера меня весь день пыталась поймать. Слава Богу, что у нас на разных этажах уроки были. А сегодня Би смотрел, как на экспонат.       Белая макушка ослепительно блеснула среди искрившихся снежинок. Смоуки чуть тряхнул головой с новой модной причёской, убирая с глаз чёлку и показывая пирсинг в виде двух золотых точек над тонкой бровью. Признаться, пирсинг красиво подчёркивал и без того прекрасные изумрудные глаза. Правое ухо было проколото, и чёрный крестик тихо покачивался над худым плечом владельца. Вопреки своим привычкам носить удобное, не обращая внимания на новинки мира моды, Смоукскрин сегодня был в демисезонных берцах на высокой подошве и джоггерах, из-под куртки торчал сине-красный ворот рубашки, а шею обматывал тонкий шарф. Оценив модный «прикид» парня, студенты пришли к выводы, что абсолютно ничего согреть не могло.       — Резко же ты решил сменить стиль. — только и смог выговорить будущий историк, осматривая парня. — Холодно ведь в таких ботиночках…       — Арси ещё про тату говорила. — добавил Рэтчет, строго вглядываясь в подопечного.       — Она на ключице, потом покажу. — отвертелся девятиклассник, пряча вспыхнувшее бледным румянцем лицо.       — Я надеюсь, это всё? — почти грозно спросил юный врач.       — Нет… Ещё пупок проколот…       Рыжуля уже собрался было выплеснуть всё своё недовольство на бедного Смоукскрина, но его остановил Прайм, сжав плечо бойфренда.       — Солнышко, ты же понимаешь, что это очень опасно? Что последствия таких… Махинаций очень опасны для здоровья! — наставник положил руку на плечо школьника. — К тому же, ты так прохладно одет. Простудишься, и оно всё загноится! Ведь и так, наверно, болит, да?       — Болит. — прошептал парень, так и не поднимая глаза. — Немного.       — Пойдём к нам. — предложил уже остывший Рэтчет. — Всё расскажешь, а с родителями мы договоримся. Хочешь, мы с Тимом сами с ними поговорим? И с уроками поможем.       — Нет! — Смоукскрин вырвался из-под руки старшего. — Мне домой надо… Меня одноклассники ждут…       — Можешь и одноклассников к нам позвать, чай попьём. — сказал Оптимус, старательно пряча удивление. Малыш никогда не дружил со своими одноклассниками.       Ответить Смоуки не дал какой-то парень с алыми волосами. Он подбежал к смущённому до крайности девятикласснику и, схватив того за руку, потянул за собой.       — Я спасу тебя! — кричал незнакомец на ходу, увлекая за собой друга.       — Я потом как-нибудь зайду и всё объясню! — крикнул Смоукскрин студентам и припустил за парнем с алыми волосами.       Но он так и не пришёл…       Оптимус прекрасно помнил, каким был Смоукскрин при их первой встрече. Тогда Тимоша перешёл в одиннадцатый класс и готовился поступать в местный университет на исторический, втайне мечтая после получения диплома прийти работать в родную школу учителем. Смоуки же пришёл из другой школы в пятый класс, и до этого дня ни с кем из своих будущих друзей не встречался. Ещё в раздевалке незнакомый худенький мальчик с большими изумрудными глазами и испуганным видом привлёк внимание большой компании. Но, затерявшись в толпе, малыш пропал из виду до самого обеда.       После третьего урока средняя и старшая школы собрались в столовой. И снова перед командой предстал этот малыш. Он стоял на середине большого помещения и испуганно озирался. Бледные впалые щёки ненадолго озарялись румянцем и бледнели ещё больше. Малыш покусывал обветренные розовые губки и нервно расстёгивал и застёгивал верхнюю пуговку большой и слегка потёртой школьной формы.       — О, смотрите, тот самый новенький! — прошептал Джеки за столом, кивая головой на мальчика.       — Какой испуганный! — поразилась Арси. Понятно дело, бойкой семикласснице, способной по урчанию мотора определить марку мотоцикла и этой способностью обворожить любого парня, не понять страха перед незнакомыми.       Чуть помявшись, Оптимус встал. В этой школе не слишком любили новеньких, и парень это прекрасно знал. Тем более, таких неказистых, как этот. Не то чтобы он некрасивый, нет. Достаточно симпатичный, но слишком… Обычный. Заострённые черты худого и бледного личика украшало лишь одно — глаза. И правда, большие, глубокие, словно светившиеся изнутри и освещавшие лицо глаза были невероятно красивы.       — Хей, привет! — поздоровался одиннадцатиклассник с маленьким мальчиком. Малыш был практически на две головы ниже его, поэтому Прайм слегка присел.       Новенький вздрогнул, щёчки заалели, маленький носик чуть дёрнулся, каштановые волосы подлетели от невольного выдоха и снова опали, глаза-изумруды подёрнулись пеленой влаги.       — З-здравствуйте. — тихо ответил он, звеня серебряным детским голосочком.       — Не бойся, солнце, я не обижать тебя пришёл. — Тим попытался придать своей улыбке максимально доброжелательное выражение.       — Честно? — изумрудики ярко засверкали, с наивной надеждой всматриваясь в синие глаза Оптимуса.       Прайм встал в ступор. Он не знал, что ответить. Он не собирался обижать его, конечно, нет! Но эта наивность… Так по-детски… С надеждой, которую Оптимус боялся обмануть.       — Честно, зай, самое честное слово! — поспешил на помощь Рэтчет, увидев замешательство друга. — Ты не знаешь, куда сесть? Да, заюш?       — Да… — мальчик робко протянул худенькую ручку Оптимусу. — Я — Смоукскрин. А вы?       — Оптимус. А это Рэтчет. Идём, мы тебя познакомим с нашими друзьями.       — Что, брата по разуму нашли? — нагло влез между Рэтчетом и Смоукскрином главный хулиган школы — Мегатрон. Позади него противно захохотал его главный подхалим — Старскрим.       — О, а ты что, скучаешь в обществе «На одну ступень эволюции ниже», Мегзи? — бросил в сторону амбала Уилджек, оттаскивая от потенциального врага и усаживая рядом с собой новичка.       — Может, всё-таки договоришься с Рэтчетом о паре-тройке допзанятий, хоть до уровня бабуина дойдёшь. — вторил ему Ультра Магнус, по-отечески взъерошив мягкие каштановые волосы Смоукскрина.       — А это кто? — шёпотом спросил малыш у мигом завоевавшего его доверие Оптимуса, но вместо Прайма ответила Арси.       — Он со мной в классе учится. Отвратительный тип. Лучше с ним не связываться. Я, кстати, Арси.       — Не бойся, салага, если что, то мы за тебя его порвём! — заверил Смоукскрина добродушный и слегка пухлый Балкхэд.       — Спасибо. — смущённо поблагодарил мальчик, робко рассматривая здоровяка в зелёной майке.       — Какой ты маленький! — восхитился подскочивший Бамблби. — Хочешь конфет?       — Нет, пожалуй…       — Не скромничай! Меня Бамблби звать, для тебя Би. Подставляй ручки, вот твои конфеты!       Голубоглазый блондин с пухлыми губками насыпал конфеты не только в руки, но и в карманы, и в портфель новенькому, при этом молча поразившись тому, какой старый и потрёпанный ранец у Смоукскрина. Вопросов малышу, естественно, никто по этому поводу не задал. Так и началась эта долгая дружба…       Летний закат медленно догорал над спящим городом. Сегодня в школе был праздник. Со школьного двора во взрослую жизнь уходили одиннадцатиклассники и некоторые девятиклассники. Экзамены сданы, оценки получены, аттестаты выданы. В голубое небо под бурные крики и аплодисменты взметнулась стая шаров. Ещё одну-две недели можно отдохнуть, радуясь свободной жизни школьника в прошлом и первокурсника в будущем. А потом начнётся новая пора, новая жизнь…       Администрация школы решила не тратиться и объединить выпускной девятого и одиннадцатого классов. А заодно и поразвлечь десятые, пригласив их на торжественную линейку и вечернюю дискотеку.       Арси и Бамблби не были большими любителями шумных вечеринок, поэтому после торжественной части созвонились со всей компанией и отправились гулять. Пытались и Смоукскрина выцепить из кучи танцующих, но их друг уже вовсю блистал на импровизированной сцене рядом со своими новыми друзьями.       Кстати, о друзьях. Они абсолютно никому из команды не понравились. Оптимус сначала пытался найти в них хоть что-то, что могло бы, по его мнению, зацепить в них Смоукскрина, но так и не нашёл. Остальные же категорично отказались как-то оправдывать выбор младшего. Нокаут, тот самый парень с алыми волосами, был мажором, сыном богатого папика. Он плевал на все законы и правила, ведь для него всё решали деньги и связи родителей. Сексуальный красавец с нарощенными клыками, красными линзами и привычкой общаться со всеми, кто не входил в их шайку, как с низшими существами, привлекал изрядную долю внимания. Когда-то Арси была подписана на него в инсте, но сразу отписалась после того, как он выложил фотку, где на заднем фоне Смоукскрин курил кальян в позе, навевающей грязные мысли. Эйрахнид же была полной противоположностью Нокауту. Девочка-эмо с чёрными волосами, двумя жёлтыми прядями у лица и фиолетовой чёлкой, с кучей различных фенечек на руках и страшной любовью ко всему членистоногому. Её чёрные глаза с фиолетовым отливом смотрели холодно и высокомерно на всех, кроме Смоукскрина, Нокаута и, как не странно, Мегатрона. Через пару месяцев наблюдения Бамблби, добровольно ушедший на это дело, заметил, что эмо-гёрл безумно сохнет по этому хулигану. Как-то раз, удачно поймав Смоукскрина, Рэтчет узнал, что эта и без того странная девушка увлекается чёрной магией. В общем, компания странная до ужаса.       Как бы старательно Смоуки не игнорировал бесконечные звонки, СМС, приглашения на чай, сообщения в ВК, даже спустя полгода никто и не подумал оставлять это дело просто так. Дежурили у телефона, по очереди писали, пытались ловить у школы. Но младшенький словно в упор не видел их стараний. Адрес его, к сожалению, никто не знал, а директор и учителя наотрез отказывались дать адрес без разрешения самого Смоукскрина или его родителей. Когда Рэтчет или Оптимус, как самые старшие и ответственные, пытались объяснить про странное поведение подростка, педагоги заявляли, что это выдумки. Девятиклассник продолжал хорошо учиться и готовиться к экзаменам. Правда, под конец года случился один инцидент, но он был списан на стресс перед экзаменом и был благополучно замят, ведь вечерняя дискотека на выпускном в противном случае была бы отменена, чего Смоукскрин допустить не смог. Итак, оставалось лишь звонить, писать и ловить у школы, что с каждым днём становилось всё труднее и труднее. Новые друзья, видимо, были посвящены во все тайны и лишь смеялись над попытками вернуть Смоуки к прежней жизни, каждый раз ускользая из-под надзора старших.       — Я думаю, что он просто боится. — заявил как-то Рэтчет. — Боится признаться нам в чём-то.       И никто не знал, что рыжуля окажется так прав.       Но на сегодняшнюю ночь друзья позволили себе на несколько часов позабыть обо всех передрягах и бедах и разрешили себе отдохнуть. Надо же когда-то расслабляться, верно? Шумная компания прогулялась на набережной, прошлась по всем скверам, перешла провинциальный город вдоль и поперёк, скупила половину всех сладостей во встретившихся им на пути магазинах. Выпускники попозировали около всех дверей всех университетов, студенты лишь смеялись над будущими первокурсниками, не спеша разуверять их в том, что жизнь в универе реально не сказка. Пусть попорхают недолго на крыльях счастья.       Возвращались они к школе по давно знакомым дорожкам старого сквера. Би и Арси вспомнили, как на крайней левой от северного выхода лавочке они впервые поцеловались. Уилджек по памяти показал все деревья, с которых он падал на руки Ультра Магнусу. Рэтчет и Оптимус разыскали капсулу времени, но раскапывать пока не стали, решив повременить. Балкхэд перечислил все скамейки, которые он чинил под руководством трудовика.       Но этому счастливому настроению не суждено было продержаться слишком долго. Подходя к восточному выходу, через который они обычно проходили к школе, друзья заметили Эйрахнид на лавочке с каким-то парнем. Арси и Рэтчет, как главные знатоки этикета, подошли было сделать замечания, но та на них даже не посмотрела. В её партнёре медик узнал одного из наиболее частых гостей наркодиспансера. Она сидела у него на коленях, в конец обкуренная и в стельку пьяная, и страстно припадала к его губам. Они смеялись, он повалил её на лавку, прижав к давно не крашенным деревянным доскам. Сквозь местами порванный топик проглядывал ярко-красный лифчик, но его хозяйка даже не обратила на это внимания. Растрёпанные чёрные волосы свисали до самой земли, а большая часть фенечек была разорвана в порыве страсти. Отправив Арси обратно, Рэтчет попытался оторвать молодых людей друг от друга.       — Эйрахнид, образумься, что ты творишь! Ну, а ты, Джейк? Ей же и шестнадцати нет! Эйрахнид, рано тебе ещё траву курить! Он же наркоман законченный!       — И что? Я люблю его! — заявила эмо-гёрл, разрывая долгий поцелуй.       — А как же Мегатрон? — попытался надавить на больное студент.       Любительница пауков лишь расхохоталась, оскалив отливающие синевой зубы.       — Что мне ваш Мегатрон? — спросила она, уставившись на будущего врача глазами с огромными зрачками. — Увели его у меня! Ваш Смоукскрин увёл! Терпеть не могу! Уходи!       И она снова вцепилась в губы Джейка, тут же позабыв и о Рэтчете, и о Смоукскрине, и о Мегатроне.       — Что случилось? — встревоженно спросил Оптимус, приобняв своего бойфренда.       — Думаю, у Смоукскрина большие проблемы. — мрачно ответил рыжуля. — К школе?       — Именно. — ответил за всех Ультра Магнус, первым направляясь к выходу.       У школы тем временем кучками собирались натусившиеся выпускники. Ультра Магнус вошёл во двор школы раньше остальных и сразу же заметил необычное оживление у самых дверей.       — Да пропустите же! Дайте пройти! Ему же скорую надо! Что вы смеётесь?! — слезливо кричал женский голос.       — Что здесь происходит? — грозно спросил курсант, перекрикивая толпу. Под его взглядом небольшая часть толпы тут же растворилась. — Кому скорую?       Расталкивая самых наглых, Ультра Магнус оказался рядом с плачущей женщиной.       — Что случилось?       — Вот! — женщина, задыхаясь от слёз, указала на мужчину, держащего на руках… Нокаут! — Надо… Скорую…       — Да какая ему скорая, мажор хренов! От похмелья ещё никто не умирал! Весь туалет облевал! Переживёт сыночек твой! — послышалось из толпы. Женщина заплакала ещё громче.       — Тут вам скорую не дадут вызвать. — обратился курсант к мужчине, на что тот согласно кивнул. — Вы на машине?       — Да. — мужчина кивнул на чёрный Volkswagen у ворот.       — Хорошо. Лучше отвезите его домой, а там уже вызовите врачей.       Ультра Магнус взял под руку притихшую женщину и сквозь толпу направился к машине, расчищая путь для мужчины с Нокаутом на руках. Пока парень помогал бедным родителям с их чадом, остальные отловили какого-то сплетника.       — Отвечай быстро! — взревел Балкхэд в ответ на кривляния школьника.       — А то и побить можем. — заверил Уилджек, помахивая перед носом парнишки кулаком.       — Да верю, верю. Только тут и говорить-то нечего. — быстро затараторил сплетник. — Эта безбашенная троица сначала выступила на дискотеке с песней «Районы-кварталы». Кстати, реально круто белобрысый поёт. Ну, вот. Потом чё-то они там поссорились. Ну, они так-то уже последние два дня в ссоре, я думаю, что они тут только ради песни объединились.       — Ближе к делу. — оборвал его Бамблби.       — Так я так максимально коротко! Не перебивай! Короче, они разошлись. Нокаут, понятно дело в туалет, а там одиннадцатые. Ну, те по приколу и давай его поить. Он там до такого допился и обкурился, что на него и посмотреть теперь страшно. Реально весь туалет в его рвоте теперь! А эта эмо, короче, хотела пойти за Мегзом. Там Мегз, короче, оттолкнул Стар и вышел из зала, где дискач, ну, эмо и за ним, она ж в него с первого класса влюблена! Выходит, бац, а её место уже Смоуки занял! Прикол, да? И эта парочка куда-то пропала. Думаю, кого-то сегодня лишили девственности! А эмо с горя решила ещё поплясать, попыталась закрутить шуры-муры со Скримом, ничего у неё не вышло, ну, она пошла Нокаута искать. Нашла, позвонила его родокам и свалила куда-то. Белый, короче, через полчасика где-то вернулся в школе, а там его тётка какая-то ждёт. Он зашёл, а она ему как влепит по щеке! И гонит домой! Он ей под ноги плюнул, полез было к Мегзу, тот его оттолкнул, Стар вообще в шоке был. А сейчас я видел, как белобрысик идёт на площадку. Ну, эту, у школы. А там Скрим со всей своей компанией! Прикиньте? Во мясо будет! Хорошо, что завтра каникулы, а то пипец бы им!       Рэтчет и Оптимус сорвались с места одновременно, не сговариваясь. За ними неслись все остальные. Они знали, как жесток Старскрим в гневе. И как мстит он тем, кто покусился на его святыню — Мегатрона. За это можно было расплатиться не только своей репутацией, но и здоровьем. Причём моральным в любом случае.       Но они опоздали. Когда компания подбежала к площадке, Смоукскрин отгонял от себя Аишу. Девушка вела его к выходу с огороженной площадки, старательно убирая грязные волосы с лица, но парень оттолкнул её, что-то крича. Аиша была десятиклассницей, ничем не примечательной двоичницей без какого-либо проблеска ума. И с самого пятого класса претендующий на золотую медаль Смоукскрин просто терпеть её не мог.       — Все умрут, а я останусь! Понятно тебе, овца? — кричал злой до предела парень. — Отойди от меня! И чтобы в школе даже не дышала рядом со мной! Брысь, шалава!       Разорванная и грязная белая футболка в некоторых местах насквозь пропиталась кровью. Сквозь дыры на джинсах были видны изодранные коленки. Лёгкая джинсовка осталась валяться на поляне. Расцарапанные ладони и локти оставляли кровавые пятна на всей одежде. Из разбитого, а, может быть, и сломанного, носа хлестала кровь. Многочисленные ссадины, синяки, кровоподтёки на лице, руках и ногах. Но повергло в ужас даже не это. Порезы… Порезы на руках и ногах, оставленные на теле с помощью лезвия. И это вряд ли был Старскрим.       — Что вам от меня нужно? Что вы хотите от меня? — в истерике кричал Смоукскрин, отталкивая от себя друзей. Когда по настоянию Рэтчета его всё-таки отпустили и отошли от него на приличное расстояние, он бессильно свалился на землю.
Примечания:
Аишеньки, золотые мои, простите меня, вы все просто чудесные!
Как хотите, но фанфик я продолжу)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты