put in place

Слэш
Перевод
NC-17
Закончен
113
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/18455879
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Хёнджин и Джисон любят испытывать терпение Минхо, но он всегда ставит их на место.
Примечания переводчика:
>Вторая часть — https://ficbook.net/readfic/10042235

Прошу вас не забывать выразить благодарность автору работы: пройдите по ссылке в шапке и ткните на кнопку kudos в самом низу. Вам не сложно, а автору приятно.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
113 Нравится 4 Отзывы 21 В сборник Скачать
Настройки текста
Поджатые под себя ноги сводит судорогой, когда Хёнджин стучит по экрану, прикусывая губу. — Не-е-ет, — хнычет он, когда его персонаж снова умирает. — Ты отстоен в играх. Хёнджин ворчит, и телефон выпадает из его рук и приземляется на живот. Он смотрит на сияющее лицо Джисона рядом с собой. — Джисон, не говори так. Джисон смеётся, перепрыгивает через спинку дивана и устраивается на плече Хёнджина. — Мне скучно. Хёнджин фыркает и снова берёт телефон, но Джисон утыкается лицом в его шею. Он напрягается, все ещё раздражённый, но не может удержаться, чтобы не прижаться к нему секундой позже. — Хёнджинни… — бормочет Джисон, скользя губами по чувствительной коже. Он вздрагивает и закрывает глаза, когда зубы царапают его кожу, нежно покусывая. Рот слегка приоткрывается, но он закрывает его и мотает головой, пытаясь отогнать наваждение. Мягко отстраняет Джисона от своей шеи, чтобы посмотреть на него. Джисон умоляюще смотрит, его глаза темнеют от желания. — Минхо здесь нет, — тихо напоминает ему Хёнджин. — Не могу ждать. Я купил кое-что для нас. — Неужели? — Хёнджин оживляется от любопытства и ёрзает на месте. Они не должны играть, не сказав Минхо, но интерес мучителен настолько, что его дыхание учащается только от того, как Джисон смотрит на него. Иногда он чувствует себя неловко из-за того, что невероятно чувствителен, совсем незначительные детали могут возбудить его, но Джисон и Минхо наслаждаются этим. Джисон дуется на него, влажные губы блестят в тусклом свете. — А… Ладно, — выдыхает Хёнджин, мучительно медленно наклоняется, смотря в прекрасные глаза Джисона. Их губы мягко соприкасаются, Джисон кусает нижнюю губу Хёнджина и проводит по ней языком, чтобы смягчить жжение. Хёнджин путает пальцы в чужих пушистых волосах и притягивает Джисона ближе, пока тот не оказывается у него на коленях. Они отрываются друг от друга, тяжело дыша. Джисон улыбается так, что перехватывает дыхание, и слезает, хватая Хёнджина за руку и поднимая его. Спотыкаясь, они вваливаются в спальню и падают вместе на огромную кровать, сделанную так, чтобы поместиться всем троим. Хёнджин тихо хихикает, чувствуя головокружение от плохого поведения. От одной мысли о наказаниях, которые Минхо подготовит для них, когда вернётся домой, у него покалывает кожу. Он снова целует Джисона, небрежно сплетаясь языками. Джисон мило рычит и вжимается своим возбуждённым членом в бедро Хёнджина, такой напор словно поджигает нервные окончания. Их ноги сцепляются вместе. Джисон прерывает поцелуй, его волосы растрепались и рассыпались веером по простыням, а губы распухли. Всё похоже на прекрасный сон, и он морщится, когда Хёнджин так потрясающе прижимается к нему. — П-подожди, — выдыхает. — Позволь мне взять кое-что. Он почти забыл о сюрпризе. Хёнджин неохотно отстраняется, и Джисон сползает с кровати, исчезая в гардеробной и ища свою покупку. Появляется снова с завёрнутым предметом в руке, прыгает обратно на кровать и срывает бумагу. Рот Хёнджина открывается в благоговейном страхе при виде предмета, он протягивает руку и гладит кремниевый материал. Это двойной фаллоимитатор, почти 20 дюймов в длину, гибкий, но твёрдый. Он изумленно смотрит на Джисона и облизывает губы. Они оба двигаются одновременно, Хёнджин роется на столе в поисках смазки, а Джисон чуть не рвёт свою одежду в спешке, чтобы быстрее раздеться. Хёнджин возвращается с большой полупустой бутылкой лубриканта в руке, не торопясь смотреть на теперь обнаженную гладкую кожу Джисона. Он выдёргивает бутылку из рук Хёнджина и открывает крышку, перекатываясь на живот и широко расставляя колени. Хёнджин скидывает с себя одежду, отвлекаясь на открывающийся перед ним вид. Джисон, не теряя времени, просовывает два пальца в себя под голодным взглядом Хёнджина. Его голова откидывается назад от удовольствия, кадык слегка дёргается. Хёнджин хватает руку Джисона за запястье и вытаскивает её, заменяя своей собственной. Он резко толкает пальцы внутрь, выдавив из горла парня тихий вздох. — Джисон, мне тоже, давай, — выдыхает он, хватая другую руку Джисона, небрежно капая на неё персиковой смазкой и направляя к своей заднице. Хёнджин тихонько вздыхает, когда пальцы проникают внутрь, глубже заталкивая свои. Он откидывает волосы с лица, насаживаясь на пальцы внутри себя, свободной рукой крепко сжимая мышцы бедра Джисона. Ни один из них не нуждается в большой растяжке, учитывая, что Минхо любит держать их в напряжении как можно чаще. Джисон не может оторвать глаз от фаллоимитатора. — Д-давай, Джинни, я хочу попробовать, — говорит он, вынимая пальцы и хватаясь за игрушку. Хёнджин тоже убирает пальцы, хватая одну сторону игрушки и прижимая её к кольцу мышц Джисона. Он мягко надавливает, пока кончик не проскальзывает внутрь, и продолжает движение миллиметр за миллиметром, наблюдая, как Джисон извивается и скулит, пока, наконец, большая часть одной половины не оказывается глубоко внутри него. Хёнджин вскакивает и полностью прижимается к Джисону, каждый дюйм их разгоряченной кожи соприкасается. Он сгибает фаллоимитатор пополам, не теряя времени и запихивая оставшуюся половину внутрь себя. Громкий стон вырывается из него, каждая часть их тел трётся друг о друга. Хёнджин смотрит вниз на лицо Джисона в паре дюймов от него, раскрасневшиеся щёки, волосы, прилипающие к вспотевшему лбу, и всё ещё припухшие губы выглядят абсолютно восхитительно. Блять, фаллоимитатор толстый, широко раздвигает его стенки и наполняет. Джисон обхватывает руками спину Хёнджина и движет ими, пока они не садятся на кровати, обхватив друг друга ногами. Таким образом, внешняя часть фаллоимитатора прижимается к матрасу, проскальзывая дальше внутрь них обоих одновременно. Они поднимаются и опускаются, отчаянно цепляясь друг за друга. Хёнджин царапает спину Джисона, который тяжело дышит ему в шею. Воздух вокруг слишком раскалённый, а мышцы сильно напрягаются. Каждый раз, когда он чуть-чуть шевелится, соприкасается, скользит по тёплой коже Джисона. Их возбуждённые члены зажаты между их телами, кожа скользкая от пота и предэякулята. Джисон опускается под немного другим углом, его глаза закатываются, а рот открывается, обдавая лицо Хёнджина дыханием. Он хватается за него, чтобы удержать их ритм, хватает губами воздух, как рыбка, и тихо стонет. Хёнджин ёрзает, пока не находит идеальный угол, тяжело дыша в рот Джисону, когда их влажные губы смазано скользят друг по другу. — Джин-Джинни, я сейчас кончу, — скулит Джисон. Хёнджин знает, что ему нужно остановить их, прежде чем они больше не выдержат, но он тоже зашёл слишком далеко и не может ничего сделать, кроме как бездумно двигаться. Дверь квартиры открывается. Они оба замирают, одновременно поворачивая головы, чтобы посмотреть на дверь спальни, а затем друг на друга. — Я до-о-ома! — противно пропевает Минхо. — Джисон? Хёнджин? — его шаги приближаются к двери. Дыхание Хёнджина задерживается в груди и остается там. Дверь распахивается, и на пороге появляется Минхо, его глаза притягиваются к кровати, как магнитом. Довольное выражение лица немедленно меняется на что-то тяжёлое и голодное. — Так, так, так, — говорит слегка хриплым голосом, шагая к кровати. Джисон жмурится от стыда, но Хёнджин не может оторвать глаз от лица Минхо. — Джисон, посмотри на меня, — Джисон с трудом открывает глаза и смотрит на Минхо, сжимая руками плечи Хёнджина, словно спасательный трос. — Что здесь происходит? — Господин, я… Я не хотел нарушать правила, правда, это был Хёнджин… — Хёнджин застывает в негодовании, глядя на Джисона, который не хочет смотреть на него. Минхо задумчиво хмыкает, переводя взгляд с одного на другого. — Меня это не удивляет. В последнее время он ведёт себя странно, — лицо Хёнджина горит от стыда и разочарования. Джисон вздыхает с облегчением. Будь он чуть внимательнее, то заметил бы игривый блеск в глазах Минхо, но сейчас единственное, о чём думает, — это угодить ему, убедить, что нет, он не плохой, он будет лучшим для Господина. Минхо сидит на противоположной стороне кровати, похлопывая себя по коленям. — Джисон. Иди сюда, — Джисон вздрагивает и отстраняется от Хёнджина, вытаскивая из себя игрушку. Он подползает к Минхо, который улыбается и проводит пальцами по его волосам. Без него ужасно холодно. — Хочешь помочь мне наказать Хёнджина? — Джисон с обожанием смотрит на Минхо с глуповатой улыбкой, кивая. Минхо пронзает Хёнджина своим пристальным взглядом. — Оставайся так. Не двигайся ни на дюйм, — он притягивает податливого Джисона в свои объятия, поглаживая голову и мягко, но глубоко целуя, тихие звуки доносятся до Хёнджина. Он хочет сдвинуться так сильно, избавиться от твердости фаллоимитатора, всё ещё находящегося внутри него, но ему нужно показать, что он тоже может быть хорошим. — Ты хороший малыш, правда? — Минхо бормочет Джисону, крепко сжимая его ягодицы и притягивая к себе на колени. Его взгляд не отрывается от Хёнджина, когда он оставляет метку на шее Джисона, потом кладёт его животом на кровать и прижимается к нему. Так Хёнджин получает полный обзор на лицо Джисона, вина окрашивает каждую его черту. Очевидно, он забывает чувствовать себя виноватым в тот момент, когда руки Минхо широко раздвигают его и дразнят пальцами кольцо мышц. Хёнджин не может видеть, что делает Минхо, но прекрасно видит восхищенное выражение лица Джисона, когда Минхо проникает внутрь. Хёнджин хочет быть на его месте. Почему Господин трогает и трахает Джисона, а не его? Он тоже хорош… Каждая клеточка его тела болит, а колени начинают затекать от долгого пребывания в одном и том же положении. Минхо стонет гортанно, Джисон морщится в нескольких дюймах от Хёнджина, который скулит закрытым ртом, мышцы напрягаются и кажется, что вот-вот вырвутся наружу. Минхо выглядит безумно хорошо, он всё ещё наполовину одет, голова откинута назад, обнажая бледное горло. Его пристальный взгляд возвращается к Хёнджину, когда он вытаскивает свой член из Джисона, ухмыляясь, как будто знает, насколько это мучительно. Совершенно униженный, Хёнджин пытается остановить это, но горячие слёзы стекают по его щёкам. Он смущенно шмыгает носом, а Минхо восхищённо смотрит на него. Джисон выглядит так, будто попал на небеса в стремлении быть избранным, остаться без наказания. Минхо прерывает зрительный контакт, наклоняется и обхватывает руками грудь Джисона, поднимая его вверх, пока их тела не прижимаются друг к другу, и опуская младшего на свой член. Волосы Джисона беспорядочно прилипают к вспотевшей коже. Хёнджин больше не может этого выносить. Он хочет быть хорошим, но это уже слишком. А Минхо даже толком не видит его, когда Джисон мешает. Он ведь не будет плохим, если его не поймают, верно? Чтобы проверить это, он чуть-чуть разжимает простыни, вытягивая вперед сведённые судорогой пальцы. Реакции нет, Минхо, кажется, полностью отвлечён стонами Джисона, крепко прижимая его к себе. Поэтому он просто выбирает риск, прилагая крошечные усилия, чтобы немного приподняться и сильно сжаться. Кончик игрушки наконец-то дразняще скользит по его простате. О, это увлекательно. Он не может не быть немного смелее, повторяя свою шалость и двигая бёдрами вниз, каждое движение усиливает напряжение в животе. Его глаза закрываются, он забывает обо всем вокруг, не замечая, что все движения замерли по другую сторону кровати. — Хёнджин. Стальной тон разносится по воздуху, замораживая Хёнджина быстрее, чем ведро льда когда-либо могло. Он неохотно открывает глаза и видит, что Минхо смотрит на него пустым взглядом. — Вау. Я не могу сказать, напорист ты или просто глуп. Хёнджин судорожно сглатывает, страх глубоко в его животе смешивается с затяжным удовольствием, пока не становится просто коктейлем ощущений. Джисон удивленно смотрит на него, надежно прижатый руками Минхо, как будто никогда не мог себе представить, что кто-то так грубо ослушается Господина. Джисон не любит, когда его наказывают, он жаждет быть абсолютно послушным. Хёнджин же наоборот… Может быть, с ним что-то не так, потому что он чувствует себя лучше всего, когда его щёки пылают от стыда, а Минхо смотрит на него так, словно вот-вот выебет и выжмет из него все соки. Этот взгляд у Минхо прямо сейчас, и Хёнджин дрожит, хоть виновато и избегает зрительного контакта. — Просто подожди, когда я закончу с Джисоном, и ты получишь то, что тебе причитается, шлюха. Хёнджин морщится, но смиряется с ожиданием, затаив дыхание наблюдая, как Минхо продолжает трахать Джисона, прижимая его к себе и запечатлевая поцелуи по всей его коже, более нежные, чем обычно в подобной ситуации. Хёнджин думает, чёрт возьми, у него и так проблемы, поэтому можно пойти до конца. Он раздвигает свои ноющие ноги, наконец, хватает фаллоимитатор и суёт глубже в себя, как и хотел это сделать, срываясь на высокий гортанный и пронзительный стон. Минхо едва не прожигает его взглядом и в отместку тянется рукой вниз, чтобы сжать член Джисона, парень выгибается, пешка в их маленькой вражде, но слишком далеко зашедшая, чтобы делать что-то, кроме как наслаждаться этим. Хёнджин принимает это как вызов и широко раздвигает ноги, проводя руками по себе, двигая бёдрами вверх-вниз. Минхо стискивает челюсти от неподчинения и вымещает злость на Джисоне, сильные бёдра, питаемые его яростью, сильнее толкаются внутрь. У Джисона стекают слюни по подбородку, а стоны застревают в горле, и он и слепо тянет руку к Хёнджину, который хватает его пальцы и втягивает их в рот, облизывая языком чувствительную кожу. Издав звук, похожий на писк, Джисон сгибается и кончает на руку Минхо. Не обращая внимания на это, Минхо обхватывает тонкую талию, тянет взад и вперёд, используя его безвольное тело как игрушку. Пальцы Джисона выскальзывают изо рта Хёнджина, который пытается вторить движения фаллоимитатора с толчками Минхо, представляя, что внутри, действительно, его член. Минхо издаёт низкий стон и кончает внутрь Джисона, замедляясь и лениво продолжая движения ещё немного. Осторожно снимает с себя Джисона, который, тяжело дыша, без сил падает на кровать. Затем Минхо полностью сосредоточивается на Хёнджине, который останавливает свои движения, предвкушение превращает его слюну в кислоту. — Ты сам приблизишься ко мне или придётся тащить тебя? — спрашивает Минхо. Его тон ледяной, ровный. Хёнджин подползает так быстро, как только может, и как только оказывается в пределах досягаемости, Минхо тянет его на колени, укладывая на них животом. — Ты просто хочешь быть уничтоженным, не так ли, детка? — Н-нет, Господин, я, действительно, хочу быть хорошим, — выдыхает он. Минхо усмехается. — Ну, это уж точно не похоже на правду, — его руки блуждают по обнажённой спине Хёнджина, вытаскивая игрушку, всё ещё находящуюся внутри. Он задумчиво смотрит на внушительный размер, прежде чем отбросить на другую сторону кровати. Оглаживает ладонями задницу Хёнджина, хотя он этого и ожидает, резкий шлепок приходится чертовски болючим. Прошло много времени с тех пор, как его сильно и жёстко отшлёпали, и он почти забыл, как это ощущение пронизывает до кончиков пальцев. Следующий приземляется на то же место, что и предыдущий, вместо того, чтобы чередоваться, и обжигающая боль заставляет Хёнджина трястись на коленях Минхо, приглушённые звуки вырываются из его горла, а руки скребут простыни. Джисон, почти пришедший в себя, придвигается ближе и прижимается носом к щеке Минхо, когда тот снова шлёпает. Хёнджин чувствует себя таким крошечным рядом с ними, беспомощным и униженным под их взглядами. Боль от шлепков распространилась по всему телу, каждый дюйм его кожи напряжён и горяч, а дыхание прерывисто. Минхо чувствует, что Хёнджин привыкает к ритму, и резко переключает его, быстро опуская обе ладони вниз. Хёнджин не может не издать смущённый всхлип, когда слёзы скатываются по его щекам. Джисон проводит рукой по растрёпанным волосам Хёнджина. Сначала это приятно, отвлекает, но его пальцы сильно сжимаются и дёргают голову вверх так, что шея начинает болеть, взгляд вынужден встретиться с прекрасными карими глазами Джисона. — Не плачь, Хёнджинни, — заботливо воркует он, заставляя Хёнджина плакать еще сильнее. — Ты знаешь, что заслужил это за то, что был таким непослушным, — у этого маленького засранца такое невинное выражение лица, как будто он не является причиной всего этого. Но окольным путём он оказал Хёнджину услугу. Какое-то время тот просто жаждал наказания, но никогда бы не попросил об этом прямо. Минхо отсчитывает последние шлепки и проводит ладонями по покрасневшей коже. Боль настолько глубока, что ощущается как часть его самого, покалывая до самых кончиков пальцев. Джисон резко убирает пальцы с волос Хёнджина, и голова падает вниз, мышцы кричат от облегчения. Руки Минхо обхватывают его живот и одним движением переворачивают на спину. Хёнджин пищит, когда его пылающая от боли задница ударяется о колени Минхо, неудержимо извиваясь в попытке вырваться. Но Минхо крепко удерживает на месте, и он смотрит в потолок сквозь пелену слёз. — О, Хёнджинни, — снисходительно вздыхает Минхо. — Посмотри, в каком ты состоянии. Что мне с тобой делать? Хёнджин встречается взглядом с Минхо и этого почти, почти достаточно, чтобы заставить его стыдиться того, насколько он обнажён и беззащитен. Хёнджин шмыгает носом, глядя на Минхо, который расплывается в душераздирающей улыбке. Один палец проводит вверх по возбуждённому члену Хёнджина, достигая липкого пятна предэякулята на животе и втирая его в кожу, тихо напевая. — Джисон-и, отсоси у него для меня, пожалуйста? Я думаю, что немного переборщил с малышом, давай сделаем ему что-нибудь приятное. Джисон кивает и наклоняется, не теряя времени, просовывая член в рот наполовину, заводя головку за щеку и тщательно облизывая языком. Хёнджин взмахивает руками от внезапного ощущения, инстинктивно выгибаясь. Всего через несколько секунд пальцы Минхо опускаются к его заднице, и он без предупреждения засовывает два пальца, легко проскальзывая внутрь. Джисон усердно сосёт, когда кончики пальцев Минхо трутся о простату. — О, чёрт, Минхо, Джисон, блять, пожалуйста… — бормочет, закатывая глаза. Пальцы Минхо внутри легко доводят его до пика, и с низким стоном он кончает в рот Джисона. Опускаясь полностью на кровать, морщится от того, как всё болит от долгого напряжения мышц. Минхо вынимает пальцы и крепко хватает за подбородок Джисона, который всё ещё не проглотил, и целует его глубоко, убеждаясь, что Хёнджин может их видеть. Наблюдает, как его собственная сперма обволакивает их языки, беспорядочно скользящие друг по другу. Они останавливаются только тогда, когда всё проглочено, губы липкие и красные. С влажным чмоком Минхо, полуприкрыв глаза, отстраняется от Джисона. Хёнджин жадно глотает тёплый воздух, чувствуя, как его душа вытекает из пор и испаряется в пространстве. Минхо плюхается всем телом на Хёнджина. — Ты весь липкий, — морщит нос. — Мы все липкие, — смеётся Минхо, таща Джисона к себе, чтобы объединить их в одну большую кучу. Как и следовало ожидать, веки Джисона трепещут, закрываясь, и он выглядит неоправданно мило, моргая, чтобы попытаться держать глаза открытыми. — Нам действительно нужно прибраться, — вздыхает Хёнджин, прижимая их обоих ближе. Минхо пыхтит и начинает выбираться из объятий. — Я схожу. Когда он выходит из комнаты, Хёнджин поворачивается и насмешливо смотрит на Джисона. — Ах ты, маленький наглый лжец! Я верну тебе должок. Даже в полудрёме Джисон всё ещё дерзко улыбается, радостно наклоняясь, чтобы поцеловать Хёнджина в нос. Минхо заходит обратно в комнату с влажным полотенцем в руках. — Ну, ребята, не ссорьтесь из-за меня, тут есть чем заняться. Джисон закатывает глаза и дёргает ногой, смеясь, когда Минхо падает и почти бьёт их по лицу. Хёнджин довольно улыбается и успокаивается, пока его парни мило перепираются рядом с ним.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты