'(не)маленькая шалость.'

Слэш
NC-17
В процессе
196
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 27 частей
Описание:
чимин позволил юнги в детстве из интереса укусить его, но он и понятия не имел, к чему это может привести.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
196 Нравится 177 Отзывы 50 В сборник Скачать

глава двадцать вторая /часть первая/

Настройки текста
— Знаешь, я передумал.       Именно с этими словами Юнги влетел в ванную, нарушая и без того сбитое к чертям сердцебиение омеги, что стоял полуобнаженный в одних спортивках после душа и необходимых процедур. Альфе было слишком сложно сидеть в темной комнате и ждать своего часа: не то чтобы быстрее хочется — просто мысли лавиной накрывают, делая из него параноика и шизофреника: одним словом помешанного.       Чимин и пискнуть не успел, как старший кинул свой портфель рядом с раковиной и подошел совсем близко, смотря на него застланным туманом взглядом. Лучше всякого наркотика, резкий запах и сильные феромоны расслабили омегу сразу же, выгоняя из головы стеснение, лишние сомнения и заставляя его опустить полотенце, которым он первые секунды после появления Юнги прикрывал свой торс. Какой в этом смысл? Правильно, никакого.       Альфа дрожащую руку уложил на щеку младшего, облизывая пересохшие губы и кое-как ногой доставая до краника, чтобы включить воду. Он мягко погладил чуть розоватую от прилива крови кожу, осторожно опуская ладонь ниже: к шее, ключицам, оголенной груди. Когда же она дошла до ювелирно аккуратной и точной талии, парень прижал к себе Чимина, выдыхая в его губы горячо и как-то нервно, не находя себе места в этой Вселенной. — Примем ванну вместе? — хрипло спросил Юнги, точечными поцелуями добираясь от его губ до ушка и несильно прикусывая его. По телу младшего дрожь от этого. У него ватные ноги и взрывы в голове, где витает одно лишь наказание: «доверься ему». Чимин слабо кивнул, немного отворачиваясь и предоставляя больше места для приятных ласк. Юнги точно знает, что делает, поглаживая кожу на боках и ребрах и слегка царапая ее ногтями для наибольшей чувствительности, — Раздень меня сам… — Я ничего не соображаю, — честно признался омега и заглянул в глаза старшего, — Меня тело не слушает. — Меня тоже. Раздень.       Сглотнув, омега робко потянулся к краю спортивной кофты, и медленно стал стягивать ее, когда Юнги послушно поднял руки, неотрывно смотря на парня. Кончики пальцев покалывает от вида смущенного и одновременно нетерпеливого Чимина, который еле справился с моторикой своих пальцев, чтобы развязать крепкий бантик на штанах, и присел, опуская их вниз. Тишина. Атмосфера накалилась и воздух потяжелел — они оба буквально с ума сходили: омега от пытливого, жадного взгляда сверху, а старший от парня, стоящего перед ним на коленях. — Стесняешься меня? — задал вопрос альфа, ловя быстрый взгляд. Чимин помедлил, прежде чем отрицательно махнуть головой и зацепить резинку темных боксеров, решительно спуская и их. Юнги задержал дыхание следя, за каждым движением младшего. Сидел бы он чуть ближе… Омега не решился сильно долго задерживать внимание на возбуждении старшего и поднялся с колен, не отталкивая рук истинного, что взаимно решил помочь с таким сложным делом, — Ты просто не представляешь себе, как мне страшно, — признался альфа, осторожно целуя маленькие шрамики от своего укуса и спустя секунду всасывая тонкую кожу у основания шеи. Чимин вздрогнул, смотря на чужую макушку и не смея пошевельнуться, — И как сильно я хочу тебя, — алый засос получился небольшим и симпатичным, Юнги погладил его пальцем, перехватывая подбородок и целуя парня пылко и ярко, до дрожи в коленках и легкого тремора в груди. — Откуда тебе знать? — тихо прошептал омега, — Может и представляю? — Чимин-а… — альфа замялся, подталкивая истинного к ванне и бережно опуская его туда. Омега, погруженный в теплую воду, сглотнул вязкую слюну, наблюдая, как Юнги залезает к нему, и сам потянулся за поцелуем, — М-м… сладкий…       Младший улыбнулся ему в губы, ладошками хватаясь за крепкую шею и притягивая к себе сильнее, чтобы Юнги навис над ним, и груди соприкоснулись, чтобы ни одного сантиметра свободного пространства между ними не осталось, чтобы чувственнее, чтобы жарче. Чимин сам не уследил за движением своих бедер, когда альфа под водой аккуратно провел рукой по ним: дернул ими вверх, слабо прикусывая чужую губу и выдыхая. Старший почти потерял голову от сдавленного звука и пальцы запустил в чужие влажные пряди, несколько сжимая и оттягивая их. — Будешь нежным? — еле слышно спросил омега, когда послушно улегся в большой ванной на на ее стенку и раздвинул ноги, позволяя Юнги пристроится между ними и тут же слыша его ухмылку. — Когда ты поймешь, что я не умею быть грубым с тобой? — альфа зачесал челку назад, облизывая губы. Низ живота давно уже стянуло и это практически больно, а возбуждение пульсировало, но желание парень отгонял — Чимину нужна подготовка, пусть у него и течка. Конечно, она облегчала ситуацию, но вовсе не давала стопроцентной уверенности в том, что Юнги не навредит, — Я обещаю, Чимин-а… тебе никогда не будет больно из-за меня, — он уложил руку на небольшой член омеги, чуть сжимая его в кольце пальцев, — Доверься мне, — полушепотом, с приятной хрипотой; старший лизнул мочку чужого уха, — Нужно растянуть тебя, — Юнги понимал, что омега готов метаться, но хорошо сдерживает себя, сильно кусая пухленькие губы, поэтому отрицательно махнул головой, предугадывая возможные отговорки. Младший это уловил и послушался, чуть отстраняя истинного и переворачиваясь для большего удобства.       Перед альфой молочно-белое тело с восхитительными изгибами. Он сглатывает, проводя рукой по спине и чувствуя каждую мышцу, каждую косточку. Это сшибает с ног. В момент. — Ты такой красивый, — с надломом проговорил Юнги, нависая над Чимином и отглаживая упругие половинки, что тот специально сильнее оттопырил, роняя голову на сложенные на бортик ванны руки, — Невероятный, — альфа нежно поцеловал заднюю сторону шеи парня и достал с рядом стоявшей полки полотенце, заботливо подкладывая под локти омеги, чтобы тому не было больно. Плавно спускаясь поцелуями по позвоночнику и находя чувствительное место ровно между лопатками, он заставил Чимина вздрогнуть, — Боже… — Пожалуйста, быстрее… — Хочешь меня? — старший хмыкнул, проводя между ягодицами истинного ладонью, — Скажи это, малыш. — Я хочу тебя, — сквозь зубы протянул омега, елозя коленями по скользкому дну ванны, — Еще несколько секунд, и я тебя ударю. — Мое солнце, — мурлыкнул Юнги, проталкивая один палец во влажное, горячее нутро и утыкаясь носом в загривок нижнего. Проходит немного времени, и омега скулит из-за двух пальцев в себе, прикусывая кожу на предплечье. Горячее дыхание альфы добивало, и Чимин выгнулся в спине, чувствуя не менее горячий язык на шее и раздвигающиеся внутри на манер ножниц пальцы, — В кармане спереди презервативы и смазка, достань. — Зачем… кх… смазка в воде.? — У тебя тут быстро все заболит, мы пойдем в комнату, — старший легонько укусил его, не выпуская клыков, — Или ты тут хотел? — он усмехнулся, придерживая парня, потянувшегося к рюкзаку, за бока. — Мне все равно, я просто не хочу ждать, — признался Чимин, в ту же секунду наблюдая за тем, как Юнги вылезает, не смущаясь того факта, что на пол вылилась добрая часть воды. Альфа потянул руку младшему, откидывая пряди волос со лба назад. Низ живота снова свело неприятным ощущением, и омега закусил губу, без страха смотря на голое тело истинного, — Когда ты стал таким? — прохныкал он, с чужой помощью выбираясь из воды. — Вопрос такой к тебе скорее, Чимин-а, — Юнги поднял Чимина на руки, а тот крепче сжал нужные атрибуты, — За время моего отсутствия ты… — он не продолжил фразу, целуя младшего и наощупь направляясь в спальню, где осторожно уложил его на кровать и навис сверху, не сумев оторваться от влажных, мягких губ, — Я боюсь потерять контроль. — Не все тебе всегда удастся контролировать, так что перестань… — Если что — бей меня, — альфа серьезно взглянул на истинного, а тот улыбнулся, прикрывая глаза. — Юнги-я. — Мм? — У меня течка. Дай мне то, чего я хочу. Без лишних мыслей. Я устал от них, — Чимин зацепил уголок квадратика зубами и разорвал упаковку, протягивая старшему презерватив, — Уверен, что и ты тоже, — Юнги сглотнул, еще раз заглядывая в чужие глаза, и взял резинку, сразу раскатывая по члену. — Поднимайся.       Омега послушно принял коленно-локтевую, разводя ноги шире и подтягивая одну из подушек, чтобы подложить под себя. Старший задержал дыхание, на всякий случай дополнительно смазывая свой орган лубрикантом и двигаясь ближе. Он медленно вошел, закусывая обратную сторону щеки и судорожно выдыхая в унисон слабому стону Чимина. Кажется, будто мир взорвался. Юнги вспоминает все, что произошло после его приезда и совершенно не понимает, где поставили ту самую точку, с которой началось это сумасшествие. У него проматывается их первый разговор, тот самый болезненный, по телефону, когда он сидел в машине, совершенно разбитый и потерянный от «Я не нуждаюсь в тебе» и «У меня есть альфа». Сердце болезненно колит, и альфа делает не резкий толчок, а отдаленное кряхтение Чимина переносит в не такое далекое прошлое и режет жестоким «Кто ты мне такой?», «Я привык», «Отвык» и добивающим «Мне не нужно твое присутствие в моей жизни».       Омега выгнулся, поддаваясь навстречу старшему. У него нахмурен лоб, прикушена нижняя губа и закрыты глаза — парень цепляется за Юнги, и тот бережно хватается за его талию, позволяя ему положить голову на свое плечо. Чимин же не долго смог пребывать в неведении. Как бы он не отбивался — все же хотел знать правду. А может оправдать хотел? Не мог держать зло? Младший хныкает, руку кое-как выгибая назад и притягивая альфу ближе, насаживается сильнее, приоткрывая рот, а Юнги чуть ускоряется, выбивая из истинного более громкие стоны, но сразу каждый ловя своими губами. Он чувствует стекающий по спине пот, как начинают болеть от напряжения бедра и колени саднит, и с радостью бы поменял их положение, да только Чимину, кажется, очень хорошо так. — Мы никогда не были друзьями, потому что я любил тебя до безумия с того самого момента, когда ты лежал на диване перед первой течкой, — замедлившись, альфа провел носом по бледной, влажной шее и вдохнул собственный запах, сейчас так гармонично соединившийся с запахом младшего. Чимин приоткрыл глаза, всматриваясь в парня и поскуливая от каждого его толчка, — А комната стремительно наполнялась твоим запахом… — омега вспоминает, где это слышал, хмуря брови и безропотно слушаясь Юнги, что укладывает его обратно на подушку, сводя его ноги вместе и подминая под себя, — С тех самых пор, когда я приехал домой и ты обнял меня при встрече, крепко, и при этом осуждая, что меня так долго не было рядом, — старший, не спеша, облизывает участок солоноватой кожи на шее Чимина и громко выдыхает, теряя рассудок и самообладание, — С тех пор, когда ты за ужином сказал, что тебе меня не хватало. — Юн? — Мне тоже… ужасно… не хватало, — альфа плавно выпускает клыки в прикушенную секундой ранее кожу, не сильно давя на спину омеги, вздрогнувшего от неожиданности, и удерживая его в одном положении, чтобы не ранить сильно. Он вводит в маленькие ранки присваивающие феромоны, словно печатью скрепляя их узы, и резко толкается в податливое тело, слыша скулеж. Чимину не больно — напротив, но он пытается осознать, что сейчас произошло и у него никак это не получается под действиями минового «яда», — Тогда, — Юнги сцеловывает кровь младшего, сжимая рукой тонкую талию, — Сейчас, — хватает за подбородок и впивается в губы, ловя мычание и глухие вскрики, — Всегда.       Чимин кончил неожиданно для самого себя, ничего не соображая, и напряг бедра, не отстраняя от себя альфу, еще какое-то время продолжающего вбиваться в него редкими, сильными движениями. Дыхание у обоих тяжелое, у Юнги голос и вовсе сел, когда тот на репите повторял «мой», ощущая самый сильный свой оргазм за всю жизнь. Истинность действительно творит что-то невероятное, напрочь сбивая с ног. Старший упал на омегу, не выходя из него и окольцовывая руками вокруг неширокой груди: презерватив делает свое дело, но не мешает сцепке благодаря Чимину, инстинктивно сжимающего член альфы внутри. Узел набухает, а Юнги успокаивает младшего теплыми поцелуями в шею и устраивает их двоих удобнее.       Это не последний раз, но перегрузки омеги Юнги хочет избежать, прижимая к себе и лишая возможности делать хоть что-то в течении ближайшего часа. — Что ты сделал? — тихо спросил Чимин, наконец чувствуя легкую боль в области плеча и недавнего укуса. Он расслабил тело, обмякая в объятьях и поправляя подушку, чтобы альфа тоже положил на нее голову. — Прости, — старший прижимается губами к ранкам, прикрывая глаза. — За что? — Больно? — Только немного. — Прости, — повторился Юнги, поглаживая разгоряченную кожу омеги одной рукой, — Это… что-то вроде… печати? В детстве я еще не мог поставить на тебе достаточно сильную метку, мы оба были детьми, но… Извини, я должен был сначала согласовать это с тобой. Я просто… усилил прошлую метку, — он обнял крепче, боясь, что младший станет вырываться, не смотря на узел. — Откуда… ты узнал про это? — Я долго изучал этот вопрос, — хрипло проговорил старший, — Я не имел в семь лет той силы феромонов, как например сейчас. И ты тоже на биологическом уровне не мог принять их адекватно, поэтому тебе было так плохо. Чисто формально да, у нас была связь, но эта метка действовала лишь из-за истинности, не давала… полных ее возможностей. Отдаленно мы могли чувствовать только очень яркие эмоции друг друга, ну и интимную связь с чужаками, хотя при нормальной метке пара зависит от своего партнера во сто крат сильнее, и измена не болью отдает, а скорее… тяжестью. — Т-то есть… — омега повернул голову к парню, изламывая брови в немом вопросе. — Я не сдержался и окончательно… прости…       Чимин прикусил губу, поднимая взгляд в потолок. Альфа просит прощения, просто не понимая его реакции и мыслей по этому поводу. Да, омега захотел переспать с ним, но значило ли это то, что он согласен на еще более мощную связь? Юнги не отрывает глаз от профиля задумчивого младшего, мысленно молясь. Он не хочет все портить. Ему впервые так легко и хорошо, и пусть он снова поступает эгоистично — альфа не о сексе вовсе просит: о чувствах. О любви. Взаимной. Сердце замирает в ожидании и дергается больно от смущенной улыбки, появившейся на чужом лице.       Прижимаясь ближе, Чимин осторожно взял в свою руку ладонь старшего, лежащую на его животе, и переплел с ним пальцы, решая просто выдохнуть и перестать себя накручивать. Пока им вместе так спокойно, все идет правильно. Пока омега ощущает себя на своем месте, он не делает ошибок. — Юнги, тебе не за что просить прощения. Просто не пропадай больше. Я нуждаюсь в тебе. — Никогда, — альфа спрятал нос во влажных волосах истинного, целуя куда-то в загривок, — Я больше не оставлю тебя. Я тебе обещаю. — Хен… — Мм? — протянул старший, наслаждаясь запахом истинного. Он чувствовал, как постепенно узел сдувается и возбуждение накатывает с новой силой, но старательно это пытался задушить в себе. Им некуда спешить, да и нежности хочется больше, чем безумства и чрезмерной страсти. — Я влюблен в тебя, — еле слышно шепнул Чимин, вжимая голову в плечи, — Мне кажется, я очень сильно влюблен в тебя… и мне страшно. — Почему? — Потому что вдруг я просто… выдумал это? Я не хочу тебя обманывать. — Ты не обязан мне это говорить, только потому что я так говорю. Если тебе будет легче, дождись момента, когда будешь уверен в себе, я же не требую этих слов. Чимин, ты должен понять, что мне все равно — будешь ли ты мне это говорить или нет. Я вижу тебя, вижу твои взгляды, вижу смятение, вижу, как ты реагируешь на меня. Это значит намного больше слов, — Юнги осторожно прикрыл их обоих одеялом и невесомо поцеловал омегу в ушко, умирая от переизбытка эмоций, — Поспи немного. — Не уйдешь, когда сцепка пройдет? — спросил младший, а альфа посмеялся, отрицательно мотая головой. — Это последнее, что я хочу сделать — оставить тебя одного в постели.

***

      Хмурясь во сне, Юнги еле разлепил глаза, почувствовав движение рядом. Он уже просыпался ночью, когда омега крепко спал и осторожно сделал все незаконченные дела вроде «выйти наконец из него» и «снять использованный презерватив». Ну и принести новые, конечно. Чимин сидел на краю кровати, свесив босые ноги с нее и оглядываясь по сторонам. В воздухе стояла приторная тревожность, и альфа обнаружил под собой мокрое пятно естественной смазки младшего, окончательно просыпаясь. Тремор тут же атаковал его, норовя лишить оставшегося рассудка: омега обнажен и в полной мере открыт перед ним, непреднамеренно дразня Юнги слишком приятным запахом.       Гон.       Протянув руку к Чимину, старший коснулся его спины, заставляя обернуться. Ох уж это напуганное лицо… — Хен.       Хену не до приветствий. Альфа подвинулся к нему, завлекая сразу в поцелуй, отдающий утренней горечью и яркой жаждой большего. Юнги чуть надавил на парня, укладывая под себя и продолжая со страстью сминать покусанные вчера в порыве страсти губы. — Я хочу пить, — немного отстраняя от себя истинного, Чимин улыбнулся, — Еще со вчера. — Прости, — старший кое-как выгнулся, в конечном итоге доставая бутылку с прохладной водой, — Чимин-а… — он недолго посмотрел на то, как севший прямо омега глотает воду, и облизнулся, свою ладонь пристраивая на его оголенном бедре. — Мм, — закрутив крышку на бутылке и скинув ее на пол, омега коротко чмокнул Юнги в уголок его губ, ослепительно улыбнувшись, — Ты подготовился, — он кивнул в сторону коробочки с контрацептивами и смазки. Альфа хмыкнул, хватая младшего под коленки и подтягивая к себе, а после залезая на него и всем весом ложась сверху. В крепком кольце рук Чимин расслабился, обнимая в ответ. Он отчетливо почувствовал возбуждение альфы на своем бедре и подался чуть пахом вверх, вырывая из Юнги сдавленный выдох. Их обнаженные тела соприкасались и жались друг к другу изо всех сил: ни миллиметра сводного. И опять горячо. Очень. Омега повел носом по чужому виску, зубки ловко пристроил на мочке его уха и осторожно прикусил.       Ему так приятно в этих объятьях.       Старший сжал руку на талии Чимина, не выдерживая на себе таких манипуляций. Если утро, то только такое. — Когда успел пластырь на метку налепить? — спросил омега, пальцы зарывая в волосы на затылке Юнги, а тот еле разборчиво прошептал: «ночью, пока ты спал», на немного поднимаясь, и раздвинул ноги младшего, садясь между ними, — Не надо растягивать, — Чимин махнул головой, — И… я хочу быть сверху… — Уверен, что не надо? — Ну вот опять ты слишком много думаешь, — сваливая альфу и забираясь на него, парень поцеловал его, рукой шаря по тумбочке в поисках презерватива и лубриканта, — Неугомонный. — От кого я это слышу, — в чужие губы пробормотал Юнги, сминая ягодицы истинного и двигая его ближе. Чимин запротивился, пятясь назад с квадратиком в руке. — Не бойся быть не сдержанным, — омега наклонился, взяв в руку внушительных размеров минов член и лизнув на пробу предэякулят. Старший дернулся от этого, напрягая бедра — неожиданно.       И приятно. — Малыш… — простонал альфа, прикрывая глаза, — Пожалуйста… — Что такое? — Чимин ухмыльнулся, ведя ладонью по стволу. Юнги затуманенным взглядом отыскал младшего, облизывая пересохшие от тяжелого дыхания губы. Он не нашел в глазах истинного ни капли совести, что вполне удовлетворило. Снова откинув голову на подушку, альфа накрутил на кулак одеяло непонятно зачем и подался пахом вверх, судорожно вдыхая пьянящий запах. — Сделай… — Что? — Приятно… — И как же?       Чимин играется, нагло дразнит, но Юнги не смеет сказать, что ему это не нравится. — Отсоси, малыш. — Сейчас? — Прямо сейчас. — И что же получу взамен? — отглаживая миново бедро, омега ощутил мурашки на его коже и мягко провел языком по выпирающей тазобедренной кости. — Чимин-а, пожалуйста… не мучай меня. — Как можно, — посмеялся младший, ненадолго подбираясь к лицу истинного и целуя его, — Но я страшно неопытен в таких вещах, так что… — Меня твое дыхание с ума сводит, ты всерьез думаешь, что я способен что-то оценивать? — альфа еле проговорил это, хмыкнув в конце, — Все, что ты делаешь, прекрасно. Но если ты не… — Хочу. Я хочу, хен, захлопывай свою думалку и наслаждайся.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты