Лучше

Фемслэш
R
Завершён
7
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Я всегда готовила себя к худшему.
Примечания автора:
Осторожно, стекло.
С самого начала возлюбила Анастасию Петрову всем сердцем, а потом ещё и возлюбила их пейринг с Бэллой Кузнецовой. Не знаю, что меня сподвигло написать такую драму.
Приятного прочтения всем фанатам этой пары, и не только)

Elvira T-лучше.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

***

-Я не хочу общаться с этим человеком, -выпаливает Петрова, вкладывая всё своё пренебрежение и брезгливость в каждое слово. Она не обращает внимания, как Лаура Альбертовна опускает глаза, прикрытые солнцезащитными очками, как в толпе девочек воцаряется напряженная тишина. Единственное, что она замечает — это как глаза Бэллы, стоящей на краю моста, начинают блестеть от нахлынувших слёз и как дрожат поджатые ею губы, ненадёжно сдерживающие поток рыданий. Её пальцы сильнее вцепляются в перила, а взгляд устремляется на Настю. Девушка колебаясь какую-то секунду, на мгновение поймала его, но этого мгновения более чем хватило, чтоб прочесть боль и разочарование.       Настю передёргивает, когда она вспоминает это происшествие на мосту. Наверное, это и был заключительный момент в их с Бэллой отношениях. После этого они ни разу не разговаривали. Петрова, проходя мимо, всегда ускоряла шаг и демонстративно отводила взгляд в сторону. Её крайне раздражало, что Бэлла всегда затравленными щенячьими глазами неотрывно смотрела вслед, наверно, в надежде на то, что когда-нибудь получит в ответ не гнетущее молчание, пропитанное ненавистью, а такое желанное и как когда-то, любящее тепло карих глаз. Ей не хотелось думать о том, что это конец, и это нежелание очень тешило что-то внутри Петровой. Может, потому что позже она очень пожалела о абсолютно каждом своём действии.       Их отношения с Бэллой разворачивались неожиданно, но очень стремительно. Когда после очередной вечеринки, выпив чуть больше, чем стоило, Бэлла выждала момент, когда они с Настей остались в спальной комнате тет-а-тет и неуклюже пробубнила под нос о своих чувствах, робко теребя пальцами подол красного платья. Петрова ещё тогда отметила про себя, как комично, но в то же время, как умиляюще Кузнецова смотрится в нём. -Опять надралась, Бэлла, -строго осадила девушку подруга, с укором глядя той в горящие, как тогда казалось, от опьянения глаза. -Непр-а-а-авда, -в своей привычной манере картавить, протянула Кузнецова, отстраняясь от Насти. На её детском личике застыла неподдельная обида.-Ты внатуре самая пиздатая из всех, кого я вообще встречала.       Уголки губ растянулись в лёгкой улыбке. Кажется, более трогательного признания в любви Насте никто и не делал. Разумеется, это было взаимно. Петрова сразу нашла что-то завораживающее в этой юной пацанке. Она находила Бэллу притягательной как и внешне, с её синими чудными глазами и стройной фигуркой, всегда скрытой мужскими поло и олимпийками, большими не по размеру, так и духовно. Настю поражало, как она, такая маленькая и беззащитная на первый взгляд, таила в себе столько мужества и отваги. Это поистине удивило Настю, она узнала себя пару лет назад и с теплом восприняла девчонку, хоть и не показала виду.       Увидев, как Бэлла медленно начала разворачиваться, чтоб уйти, Петрова бережно взяла её за плечо, притянув к себе и наклонилась, чуть касаясь губами губ Кузнецовой. Бэлла оцепенела, но это оцепенение быстро спало и она неумело ответила на скромный поцелуй.       Невинность девушки вскружила Насте голову. Трепет в груди, который она почувствовала впервые за долгий период своей мрачной жизни изменил её до неузнаваемости. Об их отношениях никто в коллективе не знал, хотя пару раз Наташа и Вера и пускали характерные шуточки в их сторону. Они всегда уединялись после съёмок где-то в глубине дома, подальше от чужих глаз. Суровая и жестокая Настя была всегда поразительна нежна с Бэллой. Когда касалась губами лба и розовой щеки, когда нежно обнимала за талию и заправляла спавшие на лицо русые пряди обратно за ухо, когда нежно сжимала руки Бэллы в ладонях, целуя белые пальцы со сбитыми костяшками. Кажется, глаза девушки никогда и ни на кого не смотрели с такой горячей любовью и заботой. Девушки твёрдо верили, что так будет всегда.

Глаза твои глубже пустоты В горле пересохло Дай мне лучше воды Руки, пальцы ближе Я любовный торчок Всё, что было до тебя Сейчас вообще ни при чём

      Петрова нервно забарабанила пальцами по лакированной поверхности стола. Бэлла ссутулившись сидела на кровати и даже не смотрела на возлюбленную. Её тело качалось из стороны в сторону, как хрупкая травинка на ветру, а стеклянные глаза выдавали её с головой. Бэлла опять напилась. -Меня это заебало, -покачала головой Анастасия, укоризненно глядя на девушку.-Ты в очередной раз ужралась в говно.       Бэлла отрешённо подняла голову и пустым, туповатым взглядом уставилась на Петрову. Кажется, ей даже не было стыдно и это приводило Петрову в неистовое бешенство. Она с размаху ударила кулаком об стол, напоследок окинув Бэллу ледяным взором и, хлопнув дверью, вышла курить.       Трясущимися руками запаливая сигарету, Настя мучительно пыталась понять, в какой момент они пустили всё под откос. Она затянула так много дыма, что её лёгкие свело болью и поспешно выдохнула его. Чувство отвращения и смертной обиды задавило её. Как Бэлла может так поступать?       Всё было хорошо первые пару недель, настолько хорошо, что Петровой это казалось подозрительным. Словно затишье перед бурей. И буря не заставила себя долго ждать. Впервые увидев Бэллу пьяной, Настя возмутилась и прочитала девушке длинную нотацию о том, что её разочаровывает подобное поведение, и она бы не хотела больше видеть её в таком виде, на что та лишь размашисто кивнула. Петровой казалось, что это единичное упущение, и что этого не повторится. Хочется врезать самой себе за такую тупую наивность. Всё чаще пацанка заставала свою девушку в нетрезвом виде и кричала всё больше и громче, и больше грубостей она выливала на неё, порой доводя Кузнецову до слёз и истерик. Всё большее время стали занимать скандалы, казалось, от былой любви осталось лишь слово.       Пытаясь вытянуть это, пережить это всё, в конце концов, Петрова сдалась. -Убирайся! Между нами всё кончено! -Кричала Настя, швырнув в Бэллу что-то тяжелое, когда в очередной раз та появилась, будучи подшофе.-Ты просто невыносима!       И Бэлла ушла. Бессильно сползшая по стене Настя могла лишь слышать отдалённые громкие рыдания своей подруги.       Нежалко — думала тогда девушка, хоть щемящая боль внутри и говорила об обратном.

В томный вечер, я не скучаю Мы с девочками до субботы Ты так часто меня вспоминаешь Дай воды — у меня икота

      Настя так привыкла засыпать в обнимку с Бэллой. На цыпочках, максимально тихо, чтоб никто не увидел, добираться до её кровати, забираться к ней под одеяло и ещё долго потом сдержанно хихикать под игривую тихую фразу:"Насть, ты дура», с замиранием сердца чувствовать, как Бэлла утыкается носом в шею и сопит, как котёнок. В такие моменты непробиваемая Петрова почти плакала от избытка чувств. А потом, рано утром, пока все так же спят беспробудным сном, возвращаться к себе. Привыкла настолько, что её собственная постель теперь казалась неприлично огромной, но в то же время такой тесной и давящей. Холодная пустота под руками не давала покоя, и девушка не могла уснуть, таращась в потолок.       Вчера состоялся выгон Бэллы. И пацанку поглотили смешанные чувства. Её охватывал страх от мысли, что она больше не увидит девушку, к которой прониклась до самой глубины души, но в то же время непонятный триумф. Будто бы уходя с проекта, Кузнецова забрала с собой все Настины чувства к ней, точнее, их остатки.        Петрова перевела взгляд на мирно дрыхнущую Костью. В последние дни присутствия Бэллы на проекте, Купер оказывала ей слишком большое внимание. По крайней мере, так показалось Насте. Они постоянно проводили время вместе, будто неожиданно что-то сплотило их. Особенно ей не нравилось, как Костья вела себя во дворце холостяка. Эти лишние прикосновения к Бэлле, поглаживания по плечам и спине заставили всё похолодеть внутри Петровой. Но поймав себя на мысли, что между ней и Бэллой всё кончено, отчитала себя за чрезмерное внимание к ней. Пора забыть. Это точка.       Она очень хотела думать, что исключение Бэллы было к лучшему, и твёрдо убеждала себя в этом. Беспокойный сон Насти длился недолго, а потом все её убеждения рухнули как карточный домик, разлетевшись с треском.       Анастасия ощутила, как лёгкие сжимаются и она начинает задыхаться, когда на испытании в детском саду снова встретилась взглядом с ней. Первая мысль, которая пришла к Петровой-она бредит. Этого не может быть, Бэллу выгнали на той неделе, и на этом их история должна быть закончена. Вот только выглядела она вполне реально, стояла и совершенно искренне улыбалась. Но на Настю она даже не смотрела, её взор был прикован к Костье, которая так же лучезарно улыбалалась вернувшейся девушке в ответ.       Петрова почувствовала себя пустым местом, несуществующей безделушкой, когда Бэлла прошла прямо перед ней и крепко обняла Костью. Будто бы её не существовало. Это разозлило Настю, непонятный ком подкатил к горлу, а кулаки сами сжались, когда она стояла в стороне и отрешённо наблюдала, как Купер сжимает Бэллу в объятиях. -Я не ревную, пошла ты нахуй, -произнесла про себя Петрова. Она очень хотела верить, что ей плевать.

Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше ебется? Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше ебется?

      Несмотря на все запреты и табу, Петрова стояла на крыльце школы леди. Время далеко за полночь, все другие ученицы давно пребывают в своих постелях, видя сон за сном. Вот только ей не спится. В одной футболке и шортах, несмотря на холодный ночной ветер, девушка стояла, докуривая четвёртую сигарету подряд и не моргая смотрела куда-то под ноги. Она всё понимала. Она всё понимала, когда на прошлой неделе Костья как бы в шутку поцеловала Бэллу в щёку, а та залилась смехом. Всё понимала, когда на каждой вечеринке Купер с Бэллой сидели рядом и болтали о чём-то своём, и только одна Настя замечала, как соприкасаются их руки. Девушка всё понимала, когда увидела на шее Кузнецовой засос. Свежий и очень яркий. И это понимание пришлось Насте как удар под дых.       Не-е-ет, она совсем не ревнует. Ей по барабану на то, что спустя какое-то жалкое время Бэлла преспокойно зажимается с другой и даже не вспоминает о той, кому когда-то с огнём в глазами говорила о своих чувствах и нежно поглаживала по щеке. Ей плевать на Бэллу, она просто пустое место. Вот только всё равно очень сильно хотелось судорожно реветь, больно зарываться пальцами в волосы и и кричать до потери голоса, чтоб хоть как-то унять тупую боль, жрущую её изнутри вот уже не первый день. -Сука, -выругалась девушка, затушив сигарету о перило. Дело не в Бэлле, нет. Настя просто перенервничала, вот и всё. В этом нет ничего такого и это скоро пройдёт.

Будь с кем хочешь, мой бывший краш Хочешь проведу ей нормальный инструктаж Как любить тебя правильно — знаю только я Ну и убежала с тонущего корабля

      Очередная вечеринка была в самом разгаре, оглушительная музыка и беззаботная атмосфера казалось не закончатся никогда. Ещё одна сложная неделя позади и все девушки развлекались с огромным удовольствием. Все, кроме Анастасии.       Ей не посчастливилось не вовремя зайти в комнату за резинкой для волос и застать Кузнецову и Костью за очень страстными поцелуями. -Можете не отвлекаться, я только резинку забрать, -как можно более равнодушно проронила девушка, стараясь не смотреть на пару. Она быстро вышла из спальной, с грохотом хлопнув дверью. Она на ватных ногах вышла из дома, хватаясь рукой за косяк двери. Создавалось впечатление, что вот-вот, и Настя потеряет сознание. Свободной рукой она распахнула воротник платья, стараясь дышать полной грудью. -Настя, ты в порядке?! -Анжелика испуганно подбежала к подруге, увидев, что Петрова согнулась пополам. -Да-да, всё хорошо, не беспокойся.-отозвалась Настя, даже толком не расслышав вопроса. Перед глазами её стояла Бэлла, которую она совсем не ревнует и чувства к которой она уже давно отпустила. Ей просто стало противно, вот и всё.

В томный вечер я не скучаю И устрою винно-бокальный процесс Я к тебе никаких больше чувств не питаю На неё и тебя рвотный рефлекс.

-Анастасия, почему вы плачете? -раздаётся голос Лауры Альбертовны.       Девушка судорожно ёрзает на стуле, её тело содрогается в агонии и она нервно закусывает губы. Ей бы очень хотелось сказать, что всё в порядке, вот только мокрые дорожки на щеках и уставшие, обезвоженные глаза выдают её с головой, и ей не удастся соврать. Окруженная пристальными взглядами преподавателей, одноклассниц, она чувствует себя мышью, загнанной в мышеловку. И она знает, что та скоро захлопнется. Беспомощность и страх настолько сковывают её, что кажется, если сейчас она начнёт говорить, то просто умрёт на месте. -Все девочки настроены против меня, -голос Анастасии звучит настолько жалко, будто она растеряла всю ту мужественность и силу, с которой изначально пришла на проект, затмив ею всех остальных учениц.-Они переехали от меня в другую комнату.       Спазм больно сдавил горло и девушка запнулась, прекратив говорить. Пусть все думают, что ей просто обидно, что все отвернулись от неё. Петрова опускает красные от беспрестанных слёз глаза, ей просто страшно даже смотреть на Бэллу и признаваться себе в том, что на самом деле её состояние на данный момент-это только награда Кузнецовой.       Бесконечно уверяя себя в том, что её чувства пережиты и она ничего не испытывает к этой девчонке, Петрова почти лишилась рассудка. Не ела и не пила, бессонными мрачными ночами пытаясь избавить себя от липкого чувства одиночества и тоски по Бэлле, которое грубыми холодными руками сдавливало её тело, выламывало рёбра и не давало вздохнуть. Если ей удавалось уснуть, она постоянно вскакивала на кровати. Ей казалось, что кто-то нежно целует её в щёку и поглаживает руку. Казалось, что Бэлла снова с ней, а потом она снова ворочалась на кровати, в ожидании очередной попытки уснуть, попутно умоляя кого-то сильного и всемогущего избавить её от этих эмоций, болезненно изрезавших её нервы подобно острой бритве.

Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше ебется? Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше ебется

      Насте всё равно на Бэллу. Как и всё равно на их отношения с Костьей. Она её уже не любит, ведь Бэлла так отвратительно вела себя, будучи с Настей. Пила, провоцировала, обманывала. Странно только, что с Костьей она себя так больше не ведёт. Нет, это совсем не из-за того, что её Бэлла любит больше, чем Настю и её мнение значит чуть больше. Нет, это совсем не из-за этого… А впрочем, какая разница? В пустой комнате Настя подходит к большому, во весь рост зеркалу и широко улыбается. Натянуто и без особого желания. Такая улыбка очень хорошо сочетается с опустевшими глазами, до краёв заполненными смертной тоской, которые лишний раз говорят о том, что её ничуть не задевает Бэлла и её любовь к Костье Купер, которая оказалась гораздо сильнее, чем любовь к ней.       Не больно. Разве что, совсем чуть-чуть.

Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше ебется? Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше ебется? Неужели она целуется лучше? Я всегда готовила себя к худшему Я топлю в себе тыщу эмоций Неужели она лучше, лучше, лучше.

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты