Один час и тридцать минут

Фемслэш
R
Закончен
10
автор
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
В среднем, одетый не совсем по погоде человек, может продержаться на морозе примерно два-три часа, после чего следует кома и смерть. Два-три часа без теплой одежды и защиты ауры, в месте, где десять минут назад холод сжигал ткань.
Посвящение:
Своей любимой Винни. :)
Ты все равно это не прочтешь ни за какие коврижки, но знаешь, что это сделано благодаря тебе и для тебя.~
Примечания автора:
Вообще, эта зарисовка могла бы перерасти в полноценный такой миди, но нет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Эх, эх...

Как жаль, что я не вдохновилась на него раньше, ещё под конец седьмого тома.
Работа переписывалась несколько раз, и, в целом, может как и заиметь такой же небольшой сиквел, так и стать небольшим полноценным мини, пхаха
В среднем, одетый не совсем по погоде человек, может продержаться на морозе примерно два-три часа, после чего следует кома и смерть. Два-три часа без теплой одежды и защиты ауры, в месте, где десять минут назад холод сжигал ткань. Как только Винтер пришла в себя после весьма ощутимого удара в висок, где уже красовалась ссадина, ей казалось, что на теле ожоги оставил не раскаленный стеклянный клинок, а снег и лед, на которых она лежала. Аура уже какое-то время в течение самой битвы была практически на нуле, одежда была разорвана и обпалена, а организм и вовсе не успел понять, что сейчас основная опасность – низкая температура, а не горячая поверхность и все ещё продолжал отдавать тепло, в отчаянных попытках спасти хозяйку. Винтер многого достигла в самоконтроле, в контроле и над эмоциями, и над телом, но подобные процессы ей было не под силу держать в узде. Кажется, она видела какую-то яркую вспышку – вроде, серебряноглазая лидер команды сестры решила помочь подруге. Ха-ха, ей сейчас никто не поможет, когда от холода тело передергивает, а голос не звучит ровно. Когда она подвела всех. Генерала, Атлас, Пенни, сестру, Фрейю. Себя. Дева Зимы должна была передать свои способности ей – единственное, где она сама могла принести хоть какую-то пользу, а не быть просто пушечным мясом. Но разве она сама не была согласна? Была. А почему так больно не в раненных конечностях, отбитых внутренностях и сломанных костях, а где-то ещё глубже, когда она слышит слова Вайсс, Руби и Пенни. Почему так болит что-то совсем внутри, когда ей самой позволяют подняться и перелечь удобнее, чтобы не тревожить раны, когда она заставляет (а не выполнили бы они её просьбу и без слов и требования?) их оставить её одну. Ты не бросаешь меня. Я даю вам фору. Я знаю, что ты уйдешь к своим друзьям и не буду тебя осуждать за это. Ледяная глыба за спиной уже не казалась такой обжигающей, когда Винтер облокотилась о неё. Разве что, она сделала это слишком резко и немного ушиблась, поморщившись.Помощь она вызвала. Осталось лишь продержаться и, главное, не спать, пока её не заберут. За её сестрой, вот, как раз уже приехали. И за новой Девой Зимы тоже. Шни вздохнула, стараясь не глядеть сестре в след, не думая и о причинах ареста. Её защитят. Тем более – Роуз, раз она и на столь незнакомых для себя людей тратит «вспышки». - Я должна остаться, - Руби все ещё потирала переносицу, пытаясь избавиться от накатившей боли. Смотрела она уверенно, в сторону Винтер. - Ты сошла с ума, Руби?! – голос её блонд инистой сестры во второй раз разорвал столь желанную дляВинтер тишину (слишком уж болезненно отдавали громкие звуки в голову), - если Айронвуд тебя найдет, то… - А если её найдут уже неживой? – не менее тихо, даже с нотками какого-то… волнения в голосе? Винтер снова раздраженно выдохнула – слишком Руби говорит громко, слишком идеализированы её слова, - мы не можем бросить её умирать. А ещё «она» все ещё здесь, чтобы о ней говорили в третьем лице. - Я вызвала подкрепление и медицинский отряд, - Шни, закашлявшись, подняла взгляд на Руби, но та лишь быстрым шагом приблизилась к ней, поскальзываясь и снимая свой плащ. - А я смогу быстро скрыться, когда они прибудут, - тяжелая красная ткань, как одеяло, опускается на её тело, закрывая полностью, по самую шею. Ноги Винтер Руби чуть сдвинула ближе друг к другу, подтыкая плащ под них. А это уже сопровождалось шипением раненой. Ожоги же были не только на руках. Янг, нахмурив брови и поджав губы, смотрела на младшую сестру: - Это глупо и безрассудно. Мы не имеем понятия, что с тобой сделают, если поймают. Ты – лидер команды, не забыла? А если мы не сможем тебя вытащить?! - Я знаю, и именно поэтому мне не нужна опека! – на этот раз, отвернувшись от завернутой в плаз Винтер, она сорвалась на крик. Старшая сестра опустила глаза, - Я знаю… Вы волнуетесь обо мне. Но я достаточно занималась своим Проявлением, чтобы вовремя использовать его. И… Просто нельзя так бросать кого-то. Даже если это приказ. - Как знаешь. Но как только ты увидишь прибывающий отряд – пиши мне. И когда выдвинешься с места – тоже. Мы тебя заберем. И будь осторожнее, - Янг вновь залезла на корабль. Руби улыбнулась ей:- Обещаю, сис. И снова угнанная Манта поднялась в сопровождении взглядов сестёр – младших и старших. Таких разных, у каждой из которых свое на уме, оставляя двух девушек наедине.

***

Руби казалось, она уже привыкла ко многим вещам. К виду серьезных ран, к тому, что близкие люди оказываются на волосок от смерти. К использованию серебряных глаз. Но она не знала, что вид раненой, едва знакомой, ей девушки, которая, ещё бы пару секунд, и обратилась в горстку пепла, смешанную со снегом, лежащим рядом, так быстро выведет её, заставит желать защитить. СВинтерШни она говорила, кажется, всего лишь один раз в жизни – ещё в Биконе, когда та приехала на злосчастный фестиваль. Тогда она показалась Руби.. Излишне строгой и даже напыщенной. А ещё так легко поддающейся на провокации дяди Кроу, который даже не напрягался, чтобы побесить её. Копия Вайсс, но не Белоснежка, а Снежная Королева – подумалось её тогда. Сейчас она видела разницу между ними во всем. Во внешнем виде, в характере, в манере говорить, двигаться, в каких-то мелочах мимики, на которые Руби почти никогда в жизни не обращала внимания. А вот за старшейШни, почему-то, слишком часто цеплялся взгляд. Сейчас это все неважно. Важно – не дать Винтер замерзнуть насмерть. Руби вновь наклонилась к Шни, приобняла за плечи и потянув на себя. Она болезненно застонала, пока её поднимали и поворачивали. Зачем? Она не знала. Знала лишь, что у неё слишком болело тело, чтобы хоть как-то пошевелиться и запротестовать. Зажмурившись, она прошипела сквозь зубы: - Не двигай меня, - и, к её радости, её наконец оставили в покое. Разве что… Под спиной была не глыба льда а что-то мягкое и, отдаленно… Теплое? Открыв глаза и повернув шею (правда, чересчур резко – быстро отозвалась болью), она смога оглядеться и поняла, что почти полностью лежала на теле Руби, хотя та была и ниже. - Уже всё хорошо, - руки осторожно обвили поперёк туловища, мягко обнимая и поправляя плащ, - так ты быстрее согреешься. Все хорошо. Винтер была… Определённо удивлена. Возможно, ход со стороны Руби был не самым плохим. Только вот кого из них она пыталась утешить? Она расслабилась, укладывая голову на теплое плечо. - Сама не замёрзни, Роуз, - недовольно буркнула она. Может, аура девушки, была на высоком уровне, но надолго ли? И как долго им ждать помощи? Ей ведь нужно будет ещё использовать свое проявление, да и немало. - Я не замерзну, - не менее недовольно ответила Руби. Ей не нравилось такое отношение – как к ребенку, который все ещё нуждался в опеке. С чьей угодно стороны. Она – лидер команды, должна принимать решения и вести людей за собой, не наоборот – тащиться следом. Жаль только, что единственное её решение – сокрытие правды до поры, до времени, привело ко всему этому. Но разве кто-то поступил лучше? Она ведь никого не бросает, не обрекает на гибель! Даже если Мантл и правда обречен, а для обороны Атласа могла потребоваться эта помощь. Руби мотнула головой, прогоняя эти мысли. Это сейчас неважно. Важна Винтер. Ей нельзя спать. Она вновь поправляет края плаща, чуть крепче обнимая её. А ещё нужно чем-то заняться. - Тебе точно удобно? – Винтер подняла на неё взгляд, положительно кивнув головой, - хорошо. Ты скажи мне, если что-то не так, ладно? Уж я-то все сделаю, как надо, ха-ха… Мне приходилось один раз оказывать помощь. - Целый один раз? – Винтер усмехнулась, но вовремя себя одернула. Руби же всего-лишь была первокурсницей, верно? Значит, и алгоритмы ДМП знает плохо. А ведь даже Кроу их, кажется, заучил, - Да, теперь мне точно спокойнее, - она ответила… слишком холодно и грубо. Если её голос сейчас мог звучать так, а не хрипло и слабо. Но ответить она все равно рассчитывала иначе, - я… немного не то имела ввиду. Ты неплохо придумала. Правда, - закашлялась. Горло уже болело… Нехорошо. Руби, издав тихий смешок махнула рукой. - Не замерзнуть легко. Главное – быть поближе, одеться потеплее и не спать. - Точно, - Винтер в очередной раз вздохнула. Может, ей хотелось сделать замечание, рассказать обо всем множестве факторов, но горло слишком болело, а голова слишком гудела для длинных разговоров. Она медленно моргнула, поднимая взгляд на утреннее небо, с облаков которого медленно опускались снежинки, которые Руби иногда смахивала с самой Винтер, плаща и брошки в виде розы, которая его удерживала. Смотреть на это было… Приятно. Небо было окрашено в сотни оттенков розового, лилового, даже какого-то холодного оранжевого, ближе к самому солнцу. В Атласе всегда было так, хотя ночи и были ужасно долгими. Небо здесь всегда прекрасно. Увидеть Атлас, атлесианский рассвет и умереть» - гласила переделка известного выражения. Наверное, Винтер была к этому готова, пусть ей и не позволяли этого сделать. Зачем вообще было цепляться за её жизнь? Она – солдат, одна из сотен и тысяч тех, чьи жизни нужны, чтобы они могли ими пожертвовать ради великой цели. Спасение Ремнанта? Звучит достойно. Разве несколько человек важны на фоне всей их планеты? Почему-то защипало в глазах и носу. Руби это увидела. - Тебе скоро помогут, а Вайсс в безопасности, - она звучала растерянно. Не часто видела, как кто-то плачет (обычно, плакала сама), не умела утешать. Но не могла не предложить, - или ты хочешь поехать с нами? Мы можем забрать тебя от Айронвуда, и тебе не придётся выполнять эти приказы, если ты не хочешь, - что она сама только что сказала? Не знала сама. И лишь позже поняла, что это звучит глупо. Винтер ведь ушла бы, если хотела. Может.. Не стоило и им уходить? А почему они остались? - Я уже говорила, - Шни потянула к лицу ладонь, пытаясь прикрыть кашель, - Мантл – тяжелое решение, которое принял он, чтобы не принимать нам. Солдаты должны исполнять все приказы, а не думать о них. Это работает прекрасно, - слова застревали в глотке. Но не от моральной боли, а физической. Кашель заставлял все время морщиться и двигаться, чтобы найти любое положение, в котором ей не будет так больно. Руби вновь укрепила хватку. - Тебе не стоит двигаться самой. Хорошо? – её голос уже звучал иначе. И как так можно – все время показывать малейшие изменения в настроении? Наверное, легко. И вот сейчас звучала уже грусть… Спокойная, какая-то. Не горящая, - потерпи немного.

***

Винтер повернула голову набок, дыша в шею Руби. Дыхание обжигало, но это было приятно и как раз кстати – самой Роуз тоже уже не было тепло и кофмортно, а по телу то и дело проходились мурашки на пару с дрожью. Слишком уже долго не было медицинского отряда и подкрепления. Конечно, ночь тяжелая, страшная, все задействованы, но, видимо, случилось ещё что-то плохое. И что-то не менее экстренное. В Атласе все были помешаны на пунктуальности. Но Шни уже не было так беспокойно. Её уже не трясло, наступила какая-то… Эйфория. Вместе со спокойствием. Это так на неё подействовало присутствие Руби, или она, наконец согрелась? Было непонятно… Но дрожи не было и хотелось спать – наверное, от тепла разморило, а пальцы ног практически не ощущаются просто потому, что ещё не прогрелись до конца, но это ничего! Вот-вот сейчас кожа начнет неприятно покалывать, отходя от переохлаждения. Руби себя обнаружила с уже прикрытыми глазами, дышащую в макушку Винтер. Поняла, что могла задремать. Нельзя. Неспатьнеспатьнеспатьнеспать! Она ударила себя по щекам, в следующую секунду уже осторожно тормошила Шни за плечо. Она ведь прикрыла глаза всего на несколько минут, ничего не могло случиться за это время! Правда ведь?.. Винтер недовольно что-то пробормотала, у Руби с плеч упала гора. Но затем последовал ужасный хриплый кашель, напряжение снова вернулось. Она осторожно положила ладонь на спину беловолосой, пытаясь угомонить уже заболевшее тело. - Все хорошо, - голос у самой уже звучал не менее хрипло и неровно. Плохо, ничего не хорошо, - помощь уже в пути, верно? Осталось совсем чуть-чуть, - зато ей удалось заставить свои слова звучать искренне, чтобы Винтер смогла поверить. Уже, наверняка, прошло больше полу часа, но у них не было выбора. Ответом послужило короткое « угу», после которого Шни разлепила глаза, что было очень непросто – на ресницах (как и на бровях, как и на волосах) появился иней, мешающий распахнуть веки. Не сказать, что она разобрала слова Руби, но четко уловила, что та дрожит. Винтер, собрав остаток сил в кулак, повернулась на более-менее здоровый правый бок, уложив поперек тела праву руку. На объятия сил не было. - Не спи и не мерзни, - язык заплетался, а глаза снова были закрыты. Но она почувствовала, как её погладили по спине и больному плечу, обняв крепче. Тепла не было. Совсем не было. Винтер его не чувствовала. Как и Руби под своими руками, которыми старалась двигать скорее. От трения будет лучше. Она согреется. Она не заснет. Она будет в порядке. Руби не даст ей умереть. Но у самой глаза начинали слипаться, Роуз зарылась носом в холодные заснеженные волосы и шептала. Вообще обо всём. О Вайсс, о том, что сестра её любят, о том, что в академии Атлас ей было весело, о радости от встречи с Пенни, о том, какая Янг крутая сестра, какой Кроу крутой дядя, и как Винтер легко идет у него на поводу, несмотря на то, что он даже не напрягается. - Я тебя научу не беситься, - снова тихий шепот. Не прекращающийся, но постепенно становившийся всё тише, медленнее и запутаннее. Слова были не разборчивыми и постепенно переставали поддаваться какой-то связи. Глаза было не открыть – слишком тяжелые веки. Но на шее все ещё чувствовалось горячее дыхание, значит, все хорошо. Винтер не совсем замёрзла. Все в порядке. Все, кроме мыслей и тела, которое уже не слушалось.

***

Руби разбудил шум и какое-то движение рядом с ней. Непохоже на будильник, значит, снова заснула в дороге. Но потом кто-то расцепил её руки, забирая что-то тяжелое прочь. И тут она все вспомнила: ЭйсОпс, академия, Пенни, Синдер, Винтер… - Винтер! – ей показалось, она и правда что-то выкрикнула, что-то, что можно было разобрать, и резко распахнула глаза. Свет сильно бил в глаза и слепил, вокруг было слишком много белого, все просто смешалось в кашу. Но среди этой каши она смогла увидеть, что какие-то люди в какой-то форме вдвоем перекладывают Шни на… А там точно есть носилки, или они просто слились цветом со снегом! - Она совсем замёрзнет, - и двинулась с места. Но проявление не сработало, она лишь упала на пол, лицом в снег. Но кто-то её повернул, заглядывая в лицо и говоря что-то об аресте и переохлаждении. Руки застегнули наручниками, не заводя за спину. Плевать. Но её даже поставили на ноги и кто-то отвел в ту сторону, куда несли Винтер. А где она?.. Где? Она снова заснула?!

***

- Мисс Шни в тяжелом состоянии и пока что её не стоит беспокоить, - звучал в коридоре уставший голос, - за полтора часа она получила гипотермию второй степени, но стоит отдать должное Роуз. Без защиты ауры, она бы то, - быстро прерванное слово, - могла впасть в кому. В ближайшие часы она придет в себя.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты