Don't Shoot Me Santa

Слэш
PG-13
Закончен
96
автор
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Описание:
По правде говоря, Фрэнк даже в раннем детстве не особо верил в существование Санта-Клауса...

пока однажды не встретил его.
Примечания автора:
Арт к фанфику: https://twitter.com/srsabinka/status/1333321606328938496?s=19

Don't Shoot Me Santa — песня группы the Killers, пусть её смысл совсем не подходит данной истории, но очень уж она мне нравится. Хотя можно представить, что выстрелы из песни довольно метафоричны и могут означать, к примеру, выстрелы в сердце... В общем, вы поняли, к чему я клоню ;)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
96 Нравится 17 Отзывы 19 В сборник Скачать

Настройки текста
По правде говоря, Фрэнк даже в раннем детстве не особо верил в существование Санта-Клауса, как только раскусил, что под костюмом рождественского волшебника на самом деле скрывался его отец. Это не стало огромным ударом или незабываемым потрясением. Возможно, где-то на подкорке Фрэнк всегда осознавал, что никакого Санты не существует, хотя, пожалуй, миф о нём и его волшебных санях помогали обрести предстоящему празднику сказочную атмосферу. Похоже, грядущее Рождество ничем не отличалось от всех предыдущих: те же украшения на улицах города, сверкающие огоньки над головами людей и непрекращающийся полёт хрустальных снежинок под куполом тёмного, почти чёрного неба. Фрэнк шагал по людной улице, будучи всё ещё слегка пьяным, но ужасно счастливым. Это была такая бессмысленная эйфория, обычно следующая за какими-то приятными событиями или же предшествующая им. Вечер в баре прошёл просто замечательно, Фрэнк даже хотел продолжить веселье, хотя все его друзья начали расходиться по домам. Их всех кто-то ждал — кого-то родители, а кого-то вторые половинки. Фрэнк жил в этом городе уже больше года, переехав поближе к университету, и в этом году он не смог найти ни времени, ни средств, чтобы вырваться к родителям и отметить с ними. На самом деле, хоть ему и стыдно было это признавать, он почти не расстроился, что не смог отпраздновать вместе с семьёй, ведь сегодняшний вечер в самом деле был довольно неплох. — Смотри, куда прёшь! — раздался недовольный голос сбоку, и Фрэнк, испуганно вздрогнув, посторонился, пропуская недовольного мужчину вперёд. Решив, что он и правда сейчас слишком медлителен для такой оживлённой улицы, парень свернул в сторону небольшого переулка, расположенного между двух высоких домов. Таким путём он мог срезать дорогу до своего дома, чему был сейчас несказанно рад, потому что лёгкая усталость и выпитый алкоголь так и просили забраться в кровать и провести там последние часы перед Рождеством. Пустая квартира встретила Фрэнка пугающей и холодной тишиной, совсем не вяжущейся с завтрашним праздником. Он подумал, что, наверное, проспит до обеда, а потом поедет в центр, чтобы найти веселье даже среди незнакомых людей, и плевать, что он будет похож на зомбаря, выползшего из задницы. Устало вздохнув, Фрэнк скинул ботинки и куртку и, не переодеваясь, рухнул на кровать, тут же кутаясь в одеяло и блаженно жмурясь... Раздался громкий скрип. В ужасе распахнув глаза, Фрэнк бросил взгляд сначала на часы, где время показывало два ночи, а это означало, что он проспал три часа. И только после этого парень заметил нечто, замершее у его окна, уперевшееся ладонями в подоконник. Нервно сглотнув, Фрэнк подобрал одеяло ближе к подбородку и, чувствуя, что сон как рукой смахнуло, уставился на... Грабителя? Кажется, этот мудак не знал, что в подобных квартирах чертовски старые оконные рамы, которые скрипят от одного прикосновения к ним, не то что от более активных действий. Найдя телефон в кармане джинсов (благо он их не снял), Фрэнк громко воскликнул: — Я сейчас вызову полицию! Человек, всё это время карабкающийся в окно, испуганно охнул, но лезть не прекратил и, закинув ногу на подоконник, не очень-то ловко запрыгнул внутрь квартиры. — Ты слышал, что я сказал, ублюдок?! — заметив, что грабитель пятится, Фрэнк окончательно осмелел и, вскочив с кровати, ударил рукой по выключателю, зажигая свет. Это был совсем молодой парень, какого-то дьявола одетый в костюм Санта-Клауса и глядящий на Фрэнка глазами, полными ужаса. Из-под белого меха, которым была обшита его шапка, торчали длинные чёрные волосы, а сам он был похоже скорее на эльфа-переростка, нежели на Санту. — Господи, он меня убьёт, — одними губами прошептал парень, пятясь к окну, но Фрэнк оказался проворнее и, настигнув его за пару секунд, резко захлопнул раму, противно проскрипевшую напоследок. Однако, стоило ему это сделать, как боковым зрением он увидел что-то яркое прямо за своим окном и, нахмурившись, медленно повернул голову, после чего замер, испуганно пялясь на то, что находилось по ту сторону. — Это что, какой-то пранк? — почти с пониманием спросил Фрэнк спустя несколько секунд, повернувшись к незнакомцу и глядя на него с презрительным скептицизмом. — Какого чёрта у меня за окном ебучие летающие сани? — Слушай, давай я уйду, а ты просто сделаешь вид, что ничего не видел, — пролепетал недоСанта. — Не-а, нихрена подобного, — тут же ответил Фрэнк. — Что это за Голливуд хренов у меня за окном? Погоди-ка, — моргнув пару раз, он всем корпусом развернулся к окну и уставился в него огромными, точно ёлочные шары, глазами, — там что... о... Олени? — Умоляю тебя, — совсем уж печально произнёс парень, опустив взгляд и переминаясь с ноги на ногу, но Фрэнк перебил его: — Ты что, блять, Санта? Звучало абсурдно, абсурднее просто некуда, но иначе происходящее было невозможно объяснить: волшебные сани с девятью оленями в упряжке, один из которых нетерпеливо поглядывал назад, в сторону окна, мелькая ярко-красным носом, и парень, который чем и похож на Санту, так только костюмом. Фрэнк допускал возможность, что он спит или находится в пьяном бреду, поэтому с силой укусил себя за руку, и тут же взвыл от боли, осознав, что это не сон, а также заставив незнакомца в красном полушубке испуганно на него посмотреть. — Нет, я не Санта, — произнёс незваный гость несколько заторможенно, и Фрэнк расслабленно выдохнул, но облегчение продлилось ровно до следующей фразы парня. — Я его внук. — Интересно, — произнёс Фрэнк, не в силах выдать что-то более впечатляющее. — Послушай, дед меня правда убьёт, если узнает, что я спалился перед кем-то, поэтому, пожалуйста, дай мне уйти, — взмолился парень, жалобно уставившись на хозяина дома. Что ж, за прожитые годы Фрэнк усвоил одно из самых важных правил жизни: из всего нужно уметь получать выгоду. Поэтому, хитро улыбнувшись, он сложил руки на груди и как можно более невозмутимо сказал: — Хорошо. Но ты возьмёшь меня с собой. Не то чтобы он поверил в сказочный бред этого придурка, ему скорее было ужасно интересно, чем вся эта херня может закончиться. — Нет, даже не думай об этом, — возразил парень. Фрэнк, недолго думая, вытащил телефон из кармана и щёлкнул камерой, запечатлев сначала обомлевшего от неожиданности внука Санты, а после и сани, висящие в воздухе. — Боюсь, твой дед, если это, конечно, правда, не обрадуется обнародованию твоего лица. Я ведь прав? — Фрэнк улыбнулся во весь рот, безо всяких угрызений совести глядя обескураженному недоСанте в глаза. — Хорошо, мать твою, ты меня уговорил, — процедил тот сквозь зубы спустя пару мгновений. Довольный Фрэнк распахнул окно и позволил... Санте? вскарабкаться к его саням. — Эй, а тебя как зовут? — спросил Фрэнк, когда парень с самым угрюмым видом помог ему залезть следом и устроиться на мягком сиденьи. Сани покачнулись от неожиданной тяжести двух тел, олени оживлённо зашевелили ушами. Что ж, подумалось Фрэнку, совсем неплохо для постановки. — Джерард, — бросил парень, хватаясь за вожжи и дёргая их, отчего олени, тяжело вздыхая, рванули вперёд, заставляя непрошенного попутчика испуганно вскрикнуть и прижаться к сиденью. — Круто! — прокричал он, как только олени немного сбавили ход. — А я Фрэнк. А почему ты вообще решил забраться в мой дом? Или ты всё-таки какой-то маньяк и сейчас увезёшь меня в своё логово? — Очень смешно, — Джерард закатил глаза. — Разве я похож на маньяка? — Скорее на эльфа, — хмыкнул Фрэнк, поймав себя на мысли, что этот парень довольно симпатичный, хоть и ужасно странный и, честно признаться, больше похож на галлюцинацию. — О, — он смущённо отвёл взгляд, уставившись на вожжи. — Ну, знаешь, я думал, что в твоей квартире живут женщина и её маленький сын, так что я должен был подбросить ему подарок. — Так вот оно что. У этой женщины я снимаю квартиру, она принадлежит ей, — заметив хмурое и явно ничего не понимающее лицо Джерарда, Фрэнк звонко рассмеялся. — Вижу, ты не привык к житейским приколам простых смертных. — Ничего смешного, — насупился тот, сильнее дёргая вожжи. Олени резко затормозили, недолго покружив вокруг коттеджного дома, после чего сани с успехом зависли в воздухе над самой крышей. Распахнув небольшую дверцу, Джерард спрыгнул вниз и, слегка проехавшись пятками по черепице, выжидающе посмотрел на Фрэнка, глядящего на явно скользкую поверхность крыши с очевидным опасением. — Боже мой, — Джерард закатил глаза и, приложив большой и указательный пальцы ко рту, оглушительно свистнул. — Рудольф! Самый первый в упряжке олень, тот, что был с ярко-красным носом, недовольно шмыгнул, но всё же подогнал сани ближе к хозяину, который обхватил испуганного Фрэнка за талию и помог спуститься, продолжая придерживать и не давая упасть. — Отлично, — скорее для себя произнёс парень, схватившись за предплечья Джерарда, крепко держащие его. Глаза его скользили по покрытому снегом двору, до которого падать предстояло аж три этажа. — Просто отлично. — Ты сам за мной увязался, — хмыкнул Джерард и, опустив Фрэнка, подтянул к себе сани, обхватив руками полозья, и не без труда достал из мешка, набитого подарками, тёмно-синюю коробку, перевязанную красным бантом, предназначенную для шестилетней девочки. — Только давай не через окно, — взмолился Фрэнк, как только Джерард принялся уверенно карабкаться вверх по черепице. — Нет, что ты, — обернувшись, он посмотрел на парня с заметным огоньком в глазах. — Через дымоход! — Через... Нет, боже, нет! — запротестовал Фрэнк, но Джерард крепко схватил его за руку и потащил к трубе. — Отпусти меня, мудила, ты что, оглох? — Помолчи, — внук Санты сурово взглянул на него, обернувшись и оказавшись слишком близко, почти столкнувшись с ним нос к носу. Вскочив на край трубы, он потянул упирающегося Фрэнка за собой и, опустив его руку, перехватил коробку одной рукой, а после крепко обнял парня за талию, чем вызывал крайне недоумённый взгляд. — Держись крепче, всё будет хорошо. Весело подмигнув ему, Джерард с ужасной скоростью прыгнул вниз, утягивая за собой прижимающегося к нему и орущего во всю глотку Фрэнка. И, кажется, происходящее в самом деле было волшебством, потому что боли он не почувствовал, лишь осознал, что они приземлились на потухшие угли, укрывающие дно камина. — Я чуть в штаны не наделал! — злобно прошипел Фрэнк, всё ещё держа молодого волшебника за плечи и яростно глядя ему в глаза. — Повторюсь: ты сам за мной увязался, — тихо усмехнулся Джерард и, приложив палец к губам, отпустил Фрэнка, после чего взял его за руку и на цыпочках последовал к большой ёлке, стоящей посреди комнаты. Он расцепил их пальцы и, наклонившись, положил подарок под густые хвойные ветви, а потом вздрогнул, встретившись с парой ярко-жёлтых глаз, замерших под рождественским деревом. — О, это же кошка, — прошептал Фрэнк, присаживаясь рядом, в то время как Джерард рухнул на четвереньки и, испуганно зажав нос, попятился назад, заставляя своего спутника настороженно на него посмотреть. — Что с тобой такое? — Кошка, — только и смог выдавить он, едва справляясь со слезящимися глазами. — О, только не говори, что... Фрэнк не успел озвучить своё предположение, что, впрочем, было уже и не нужно, потому что Джерард отвратительно громко, нет, скорее даже оглушительно чихнул. — Твою мать, — выронил Фрэнк, вскочив на ноги, в панике не зная, куда податься. К счастью, Джерард сориентировался быстрее. В соседней комнате загорелся свет, когда он, вновь схватив Фрэнка за руку, затащил его в камин. Достав из кармана полушубка что-то, напоминающее конфетти, он со всей силы бросил это в угли, после чего их с Фрэнком объял яркий свет огня, и спустя секунду они вновь оказались на крыше. — Как-то неловко вышло, — пробормотал Джерард, глядя на парня, приземлившегося пятой точкой на заснеженную черепицу с широко открытым ртом и выпученными глазами. — Ты хочешь сказать, — Фрэнк что было сил втянул носом морозный воздух, — что ты чёртов Санта с аллергией на кошек?! Ты ведь волшебник, у тебя не должно быть аллергии, тем более на кошек! — Жизнь полна сюрпризов, — закатив глаза, Джерард подошёл к саням и схватил их за полозья, таща ближе к Фрэнку, чтобы тот смог забраться. — Слушай, тебе не холодно? — Честно говоря, — он поёжился, осознав, что после слов волшебника в самом деле ощутил минусовую температуру, хотя до этого за всеми событиями даже не обратил внимания на погоду, выбравшись из окна в одной только чёрной толстовке и мятых джинсах. — Немножко. Да, пожалуй. — Забирайся, — велел Джерард, хватая его под руку, помогая сначала подняться, а потом залезть на сиденье, обитое красным бархатом. Как только недоСанта забрался следом, он достал из-под мешка с подарками тёплый клетчатый плед и накинул его на плечи Фрэнку. Тот благодарно кивнул, кутаясь и блаженно улыбаясь, и от его довольного вида Джерард сам не сдержал улыбки. Короткий сон сказался довольно негативно, поэтому Фрэнк задремал, сам того не заметив. Плед сполз ему на колени, а голова его волшебным образом переместилась на плечо Джерарда, вынуждая того мгновенно покраснеть и даже слишком резко дёрнуть вожжи, заставляя оленей недовольно зафырчать. Что ж, будить так хорошо пригревшегося паренька было бы огромным преступлением, поэтому Джерард молча продолжил вести сани, чувствуя, как пунцовый румянец не сходит с его щёк. Объехав ещё пару домов, волшебник забрался обратно в свою повозку, вновь осторожно устраивая голову парня, ставшего уже совсем привычным, на своём плече. Тот резко моргнул и, распахнув глаза, уставился на Джерарда абсолютно ясным взглядом, словно познавшим все ответы на вопросы вселенной. — Санта, ты такой лопух, — заявил Фрэнк без каких-либо предисловий. — Какого хрена ты развозишь подарки в ночь с двадцать третьего на двацать четвёртое, если Рождество наступит только следующей ночью? Некоторое время Джерард неверяще смотрел на него, а потом, осознав, что Фрэнк всё же не врёт, обхватил голову руками, едва ли волосы на себе не вырывая. — Дед меня точно грохнет, — без единой эмоции в голосе произнёс он, жмурясь до боли в веках. — Эй, эй, — слегка подпрыгнув на месте, Фрэнк прикоснулся к его щеке, осторожно поглаживая, — ладно тебе, всё хорошо. Подумаешь, подарил ты подарки некоторым детям на день раньше, что с того? Они точно не расстроятся, а деду совсем не обязательно об этом говорить. Джерард открыл глаза и недоверчиво покосился на парня, который слегка щёлкнул его по носу, заставив нервно вздрогнуть. — Как же хорошо, что ты за мной увязался, — внезапно осознал Джерард. — Неизвестно, сколько бы я ещё так проездил, если бы ты не сказал. — Думаю, всю ночь, — хмыкнул Фрэнк и, порывшись в кармане джинсов, достал оттуда две смятые купюры. — Итак, Санта, раз уж тебе в эту ночь больше нечем заняться, предлагаю купить по пивку и немного отдохнуть. — По пивку? — глаза волшебника расширились. — Не говори, что ты не пьёшь, — Фрэнк подозрительно на него покосился. — Да ладно! — Нет, я просто... Я не особо много пил раньше, правда. — Дай угадаю, дед не разрешал? — Фрэнк пару секунд пялился в глаза Джерарда, словно язык прикусившего, а потом грустно покачал головой. — Так и подумал. Ну ничего, никогда не поздно попробовать. Значит так... Он продиктовал адрес, и Джерард с тяжёлым вздохом и не менее тяжёлым взглядом направил оленей в нужную сторону. Фрэнк вновь прижался к его плечу, хотя больше спать не собирался, и мечтательно уставился вдаль, в то время как Джерард сначала жутко покраснел, а после набрался смелости и приобнял Фрэнка за плечи, заставляя его ещё уютнее сжаться под боком. Сани пришлось остановить ближе к лесу, так что парни около двадцати минут шли пешком до площади, где проходила ночная рождественская ярмарка. В воздухе парил аромат хвои, красно-белые натянутые палатки с сувенирами украшали жёлтые и белые огоньки гирлянд, и именно к одной из таких палаток и устремился Фрэнк, с сожалением прерывая разговор с Джерардом. Всю дорогу тот рассказывал о том, что всю жизнь его готовили к тому, что именно он должен стать преемником Санты, потому что он первый мужчина в их роду, появившийся на свет после деда. Фрэнк не мог не задать вопрос, почему женщина, а именно мама Джерарда не может быть Сантой, на что тот лишь грустно покачал головой, сказав, что такое положение дел ему бы понравилось гораздо больше. Вручив купюры приветливому продавцу, Фрэнк обхватил руками два закрытых горячих стакана — он в последний момент отдал предпочтение глинтвейну — и с довольной улыбкой вернулся к Джерарду, который ждал его чуть поодаль и испуганно озирался по сторонам. — Вот, держи, — Фрэнк протянул один стакан, который волшебник недоверчиво повертел в руках, а после сунул в глубокий карман полушубка. Они направились обратно к лесу, где их ожидали олени, и обсуждали теперь уже жизнь Фрэнка. — Ну, знаешь, я думаю, что мне грех жаловаться, — произнёс он, шагая рядом с Джерардом и отчётливо слыша, как снег скрипит под их подошвами. — Меня не собираются насильно сделать Санта-Клаусом, да и вообще мои родители... Они хорошие люди. Я не поехал к ним на это Рождество, потому что у меня не было денег и времени, — Фрэнк быстро растрепал свои волосы, коротко поёжившись и сильнее кутаясь в плед, который, к счастью, взял с собой. — Хотя кому я вру. Мне просто не хотелось к ним ехать, и это гораздо, гораздо хуже, чем если бы я в самом деле был недостаточно свободен или недостаточно богат. — Я прекрасно тебя понимаю, — кивнул Джерард, внимательно посмотрев на него. — Не вини себя, нам всем иногда нужно отдыхать от близких людей и лучше вежливо отказаться от их компании, чем сидеть весь вечер с таким лицом, будто ты хочешь выблевать праздничный ужин. — Наверное, ты прав, — хмыкнул Фрэнк. — Просто позвони им завтра и скажи, как сильно хотел бы с ними быть, — волшебник мягко улыбнулся, коснувшись пряди волос Фрэнка и заправляя за ухо. — Они всё поймут, им просто нужно знать, что ты, несмотря на расстояние, рядом. — Да, — кивнул Фрэнк, покраснев от последнего действия Джерарда. — Я обязательно им позвоню. И он знал, что говорит это не для очистки совести и не для того, чтобы задобрить симпатичного волшебника. Он знал, что правда позвонит завтра родителям и, собрав все свои скудные запасы тёплых слов, пожелает им чудесных праздников. Глинтвейн оказался удивительно вкусным, и Фрэнк был несказанно рад, что выбрал его, а не пиво. Пить что-то холодное в такую погоду было бы роковой ошибкой, а глинтвейн, несмотря на то, что он немного остыл за время их ходьбы, всё же был более уместен. Джерард оказался одновременно похож и не похож на Фрэнка. Он звонко смеялся над его глупыми шутками, а потом рассказывал истории из детства, после которых меньше всего хотелось становиться внуком рождественского волшебника. Да, кажется, Джерард, как и Фрэнк не любил, когда на него взваливали лишние обязательства. Они тянули его к земле, заставляя ментальную опору хрустеть, и это заставляло искорки в его глазах понемногу гаснуть. Но потом Фрэнк вновь говорил что-то невообразимо тупое, и Джерард заходился в хохоте, едва ли не опрокидывая стакан с остатками глинтвейна и откидываясь на спинку сиденья, где парни сидели уже чуть ли не вплотную. У Джерарда были невероятно красивые глаза и мягкие, чуть потрескавшиеся на холоде губы. Фрэнк не мог перестать пялиться на него. Фрэнк не мог удержать язык за зубами. — Я никогда прежде не целовал Санту, — ляпнул он, и тут же картинно прикрыл рот рукой, ненавидя себя всеми фибрами души. — О, — Джерард сначала испуганно уставился на него, а потом зарделся и отвёл взгляд, пялясь в собственный стакан, словно там было сокрыто что-то чрезвычайно интересное. — Хм. А я... А я никогда не целовался с парнем, к которому по ошибке забрался в окно. — Может, не такая уж это была и ошибка? — Фрэнк был уверен, что виноват глинтвейн, хотя прекрасно осознавал, что алкоголя там совсем мало, но надо же хоть на кого-то свалить свою вину, верно? Он пододвинулся ещё ближе к волшебнику, встречаясь с ним взглядом, проскальзывая в глубину его глаз и едва дыша. — Это была совсем не ошибка, — уверенно произнёс наконец Джерард и, положив холодные пальцы на скулы Фрэнка, притянул к себе, мягко накрывая его губы своими и чувствуя, как лицо сгорает от нахлынувшего румянца. Они продолжали целоваться, прижимаясь друг к другу и греясь в чужих руках до тех пор, пока Рудольф громко не фыркнул, ударив копытом о землю. — Дружище, где твоя совесть?! — воскликнул Джерард, отстранившись от Фрэнка, но всё ещё придерживая его лицо руками, возмущённо глядя в сторону оленя. — Имею же я, блин, право на личную жизнь! — вновь повернувшись к парню, он грустно вздохнул. — Кажется, Рудольф намерен рассказать деду. Фрэнк лишь тихо рассмеялся в ответ, представив, как олень нашёптывает Санта-Клаусу на ушко информацию о том, как его внук бесстыже целовался с каким-то парнем в санях. Джерард, кажется, хотел заявить, что ничего смешного в этом нет, но не успел, потому что Фрэнк уже сам прильнул к нему, до безумия нежно целуя его губы и едва заметно улыбаясь.

* * *

Окно подморозило, заставив витиеватые узоры разойтись по стёклам и украсить собой рождественское утро. Фрэнк распахнул глаза и, отбросив одеяло, замер, испуганно пялясь в пустоту. Кажется, его сон оборвался ровно на том моменте, когда он снова уснул у Джерарда на плече, однако... На сон всё это не очень-то походило, особенно учитывая устойчивое ощущение чуть опухших после поцелуев губ, которое стояло в памяти слишком явно, чтобы быть всего лишь сновидением. Если честно, Фрэнк просто не хотел думать, что этот прекрасный волшебник был всего лишь плодом его воображения. В любом случае мысли о Джерарде никак не способствовали решению вопроса о том, сон это был или всё же реальность, поэтому, даже если он и не был настоящим, к одному его совету Фрэнк точно собирался прислушаться. Вскочив с кровати, он уже схватился за телефон, готовясь позвонить родителям, как вдруг его взгляд наткнулся на тетрадный лист, вырванный будто в спешке и лежащий у него на столе. Подойдя чуть ближе, Фрэнк резким движением схватил листок и, вернувшись на кровать жадно принялся читать послание, оставленное теперь уже явно не приснившимся ему Джерардом. И с каждым словом, с каждой буковкой улыбка на лице Фрэнка становилась всё шире и светлее, обещая наполнить ярким сиянием если не комнату, то одно одинокое сердце так точно.       Доброе утро, Фрэнки, надеюсь, ты не думаешь, что всё это было просто сном? Окей, на самом деле я хочу поблагодарить тебя за чудесную ночь (и за то, что сказал, что до Рождества ещё почти сутки). Я сижу за твоим столом и пишу это, а я ещё я ужасно красный, надеюсь, ты доволен. Так вот, знай, что вся эта идиотская праздничная мишура теперь никуда из твоей жизни не денется, потому что я от тебя так просто не отстану (если только ты не дашь мне понять, что тебе не нужен придурковатый волшебник, чем, к слову, рискуешь разбить мне сердце). И ты в курсе, конечно же, но сегодня Рождество, поэтому, если хочешь вновь прокатиться на моих санях (или вздремнуть у меня на плече, я совсем не против, правда), то я снова буду ждать у твоего окна. Я готов прождать всю ночь (настолько я безответственный Санта), но если ты откажешь мне, я всё пойму. Ну а если всё же решишь ещё раз составить компанию неловкому волшебнику, я буду счастлив и, возможно, заобнимаю тебя до смерти. Спасибо тебе ещё раз, надеюсь, мы снова встретимся. Счастливого Рождества!

С любовью, Санта Джерард.

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты