волосы мягкие у тебя пиздец

Слэш
PG-13
Завершён
41
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
В автобусе было темно, только свет фар и мелькающие за стеклом фонари. Анечки мирно спали рядом, опять уснув за обсуждением предстоящих концертов. Кикир уснул, прислонившись головой к стеклу, непонятно только, как он мог так спокойно спать в наушниках из которых орал какой-то жесткий метал. Остальная команда Шляпников дрыхла на заднем ряду опять ужравшись в мясо ершом из пива и какого-то левого коньяка.
Примечания автора:
это моя первая работа, так что хотелось бы знать ваше мнение, только пожалуйста не "этот пост говно, автор пидорас"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
41 Нравится 4 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
В автобусе было темно, только свет фар и мелькающие за стеклом фонари. Анечки мирно спали рядом, опять уснув за обсуждением предстоящих концертов. Кикир уснул, прислонившись головой к стеклу, непонятно только, как он мог так спокойно спать в наушниках из которых орал какой-то жесткий метал. Остальная команда Шляпников дрыхла на заднем ряду опять ужравшись в мясо ершом из пива и какого-то левого коньяка. "Ничего-ничего, проспимся, просремся и к вечеру будем ебашить как обычно" - стандартная отговорка Мустаева. Странно конечно слышать это от директора группы, хотя чего странного? На то они и есть русско-цыганский алкохардкор. Конечно, не всегда эта отговорка была столь правдивой, но чего ж поделать. Нет, концерты то проходили нормально, только голова как правило болела так, что после выступления все дружненько шли блевать, а после опохмеляться. Вообщем-то это уже была отработанная схема: нажраться вечером, а потом весь следущий день проклинать себя за это, но в конечном итоге вновь "по бутылочке". Сомнительного вида, конечно, развлечение, ну а чем еще развлекаться? Эти разъезды, безусловно, были крутыми и разнообразными. В каждом из городов было по-своему ахуенно, да и аудитория очень их любила. Но все-равно, это же утомляет: подготовка-концерт-ночь переезда и так хер его знает сколько раз. Тут невольно подзаебешся. Бухать конечно было круто, но не очень то безопасно. Для Пашки с Юрой в частности. Вот нажрутся, а потом на утро разбирайся кто кому отсосал и кто кого куда послал. И вообще, если бы не Анисимов, то их поебушки уже давно спалили Анечки. А это нехорошо, женатые люди все-таки. - Бляха, Паш - сонно произнес Юра. Забавно, что даже сквозь сон он понимал, чья рука оказалась у него на лице - может сразу хер мне на лицо положишь? - Нет уж, это твоя фишечка - ехидно ухмыльнувшись Паша и провел по Юриной щеке - Сволочь а, знаешь же что сейчас нельзя - окончательно проснуля Юра - спи давай - Как знаешь, Юрочка - Паша ухмыльнулся этой своей фирменной толи кошачьей, толи блядской пьяной улыбочкой - Хуюрочка - Музыченко отвернулся к стенке, тем самым заканчивая тупой диалог. А вот Павел совсем не хотел успокаиваться. Сначала он несколько раз подрят пьяно шипел имя скрипача по идиотски прикладывая руки к губам, толи чтобы быть громче, толи потомучто выпендривался. Осознав, что Музыченко непреклонен, Личадеев пошатываясь из стороны в сторону с пьяной грацией встал и аккратно плюхнулся возле Юры. Какое-то время Павел тупо сверлил мутным взглядом спину музыканта, однако та гипнозу не поддавалась. Тогда Личадеев придвинулся чуть ближе и начал медленно перебирать волосы скрипача: было непонятно, пытался ли он заплести их во что-то походящее на косу или же просто ему нравилось трогать Юрины волосы. - Ну ты совсем уже ебанулся?! - невыдержав прошипел скрипач, отдергивая волосы - Да успокойся ты блять - Личадеев сказал это довольно спокойно и серьезно, что было странно для его состояния. - У тебя волосы пиздец мягкие - Чего? - Музыченко сел, смотря на Павла недоуменно, подзаебавшись от всех этих его выходок. - Волосы мягкие у тебя пиздец, всегда хотел их нормально потрогать. Незнаю какой шампунь ты спиздил у Серговны, но они ахуенные. - Личадеев говорил абсолютно серьезно, при этом с какой-то непривычной нежностью в голосе. Юра продолжал недоуменно смотреть на друга, который уже совершенно открыто и не стесняясь лапал его волосы. Вот за это он его и ненавидел. За то что тот мог так спокойно и невинно издеваться над Юрой. За то что только в пьяном угаре мог быть таким, а в остальное время только ржал как сволочь над попытками Юры нормально с ним об этом поговорить. Но сейчас ему было плевать. Сейчас у Музыченко перед глазами был только Паша. Такой открытый, такой родной. За это Юра любил его. За то, что тот дарил минуты надежды. Это тупое взаимодействие продолжалось несколько минут, которое казалось длилось вечность. - Ты такой ахуенный, Юр - наконец произнес Павел заправляя выбившуюся прядь Юриных волос за ухо. - Я, кажется, люблю тебя. Никогда еще Паша не говорил с такой осторожностью. Он был невероятно искренним. Небыло этой привычной насмешки или грубости в его голосе. Скрипач немного отстранился. Он не верил, он немог верить в это до конца. Это слишком, слишком хорошо чтобы быть правдой. - Я люблю тебя, Юр - повторил Личадеев, кладя руку ему на шею. - Всегда тебя любил. Он очень осторожно, чтобы ни в коем случае не напугать, наклонился ближе ожидая ответа. Юра немного помялся, глядя на Личадеева . Наконец, он закрыл глаза и наклонился так, что почти касался Пашиных губ. Паша взял эту инициативу на себя, поцеловав Юру как никогда нежно и осторожно, попутно зарываясь в его волосах. Это был не один из прошлых разов. Это было что-то новое. Что-то совершенно другое.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты