Влюблённость

Гет
PG-13
Завершён
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Мне так сильно нравится запах его парфюма, что я чувствую его даже тогда, когда парня и вовсе не может быть рядом. Его голубые, словно океаны, глаза весело бегают по моему лицу, как всегда, лишь немного покрытому косметикой. Мы стоим в полуметре друг от друга, и я уверена, что он слышит, как сильно колотится моё сердце, готовое выскочить из груди и упасть прямо к его ногам. Наверное, он единственный парень, которому я бы позволила забрать своё сердце. Возможно, даже насовсем.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Он улыбается мне своей самой милой улыбкой, и я на мгновение забываю, как дышать. Мне так сильно нравится запах его парфюма, что я чувствую его даже тогда, когда парня и вовсе не может быть рядом. Этот запах достаточно резкий, немного кислый, с примесью чего-то сладкого, что остается в носу на десяток секунд. Его голубые, словно океаны, глаза весело бегают по моему лицу, как всегда, лишь немного покрытому косметикой. Мы стоим в полуметре друг от друга, и я уверена, что он слышит, как сильно колотится моё сердце, готовое выскочить из груди и упасть прямо к его ногам. Наверное, он единственный парень, которому я бы позволила забрать своё сердце. Возможно, даже насовсем.       Он немного выше меня, поэтому мне приходится чуть приподнять голову, чтобы видеть не его татуировку на шее, уходящую под воротник футболки поло, и даже не бороду, закрывающую подбородок и часть шеи. Мне нужно видеть его глаза, чтобы быть уверенной в себе. Он даже сам не осознаёт, насколько сильно ободряет меня каждый раз, когда моё настроение стремится к отметке «ноль».       — Вика, — моё имя слетает с его губ, и я вздрагиваю не потому что задумалась и прослушала всё то, о чём он толковал мне последние пять минут, а потому что его голос пробирает до мурашек. — Пожалуйста, скажи мне, что ты всё поняла.       — Ты уходишь на перерыв, а я должна стоять около примерочных и, если что, помогать на кассе, — быстро произношу я, с вызовом смотря на него. Его губы расползаются в улыбке, обнажая ряд белых ровных зубов.       — Именно, — он слегка касается рукой оголенного предплечья моей руки, а потом скрывается в менеджерской. — Саня ушёл на брейк!       Для вечера среды в нашем магазине товаров для всей семьи оказывается достаточно много народу, поэтому я оказываюсь буквально погребена в примерочной под кучей одежды, которую посетители в течение прошедшего часа оставляли на столике в углу.       Не успеваю я разобрать и половины завала, меня в срочном порядке вызывают на кассу. В руке тут же оказывается рация, через которую я прошу свободного сотрудника магазина сменить меня на важном посту, а потом буквально бегом направляюсь в сторону касс, очередь возле которых тянется, кажется, к самому выходу.       Занимаю одну из касс и бросаю беглый взгляд на свою коллегу — Даша нервничает, пробивая очаровательного плюшевого слоника девушке с ребенком. Руки девушки трясутся, когда она пытается положить игрушку в фирменный пакет –она работает здесь совсем недавно, и ещё не освоилась до конца, но, будучи по натуре упертой особой, она старается как можно лучше выполнять свою работу, что не остаётся незамеченным со стороны начальства.       — Нужно назвать сумму покупки, — раздаётся бархатистый голос справа от меня, и я краем глаза замечаю Сашу, прислонившегося к одному из рейлов для одежды, стоящему за кассой, куда кассиры аккуратно навешивают вешалки, чтобы потом отправить их на склад. Я знаю, что он смотрит на меня — обязательно с едва заметной улыбкой на губах. Он буквально научил меня всему, что я знаю, обучил всей работе, которая стала непосредственным смыслом моей жизни. И я знаю, что он напрягается, когда не очень вежливый покупатель начинает в довольно жесткой форме выяснять у меня, почему он не может в случае чего вернуть купленные им носки, не желая слушать о политике компании.       — Когда-нибудь я и правда врежу посетителю, — ворчу я, протискиваясь между Сашей и стенкой к примерочной, завершив свою работу на кассе.       — Что же, в этом случае я буду уверен, что он это заслужил, — улыбается парень, снимая рейл с тормозов и двигаясь с ним в зал.       Новые сотрудники недовольно ворчат, складывая вещи на полках после закрытия магазина. На часах — половина одиннадцатого ночи, но работа и не думает заканчиваться. Ноги абсолютно не держат меня, но я стараюсь не показывать вида и продолжаю упрямо застегивать все молнии на куртках, которые посетители буквально растащили по всему торговому залу.       — Всё, коллеги, закругляйтесь и валите домой! — Раздаётся усталый голос из динамика, и ребята медленно двигаются в сторону менеджерской, по дороге поправляя изъяны, допущенные при уборке зала.       — Ты завтра работаешь? — Его голос раздаётся за спиной так неожиданно, что я подпрыгиваю на месте, выронив из рук сумку. Присаживаюсь, чтобы поднять вещь с пола, поднимаюсь на ноги и оборачиваюсь. Саша стоит, склонившись над столом, и делая какие-то пометки в открытом ежедневнике, лежащем на столе.       — Утром, — вешаю сумочку на плечо и закрываю дверцу шкафчика, на которой черным маркером выведено мое имя.       — А я вечером, — я едва не скулю от недовольства — работать в смене со вторым администратором для меня сродни самому ужасному кошмару. И всё же, моё лицо выдаёт меня с потрохами, потому что парень смеётся и сгребает меня в охапку объятий. Я вдыхаю такой любимый запах его парфюма и улыбаюсь, зная, что моя кофта ещё долго будет пахнуть им.       — Не переживай, мы увидимся завтра.       — Тогда до встречи, — улыбаюсь ему и, помахав рукой, скрываюсь за дверью.       Он снится мне ночью — всего лишь образ и силуэт, но я отчетливо помню его голубые глаза, с любовью смотрящие на меня — сероглазую блондинку с прямыми волосами чуть ниже плеч и правильными чертами лица. Кажется, что его образ остаётся со мной на протяжении всей ночи, потому что утром, несмотря на ранний подъем — шесть утра — я чувствую себя как никогда одухотворенной.       Вся радость и хорошее настроение исчезают в тот момент, когда автобус уезжает прямо у меня из-под носа, а следующий обещает приехать только через полчаса. Остановка оказывается заполнена людьми уже через десять минут, но даже это не заставляет автобус двигаться по маршруту хотя бы чуть-чуть быстрее. Через двадцать минут я с ужасом начинаю осознавать, что катастрофически опаздываю на работу, что точно не понравится Лене — второму администратору нашего магазина, с которой мы сохраняем состояние холодной неприязни друг к другу.       Автобус приезжает спустя обещанные полчаса, и я познаю несчастье оказаться зажатой возле выхода несколькими весьма неприятными людьми.       — Была бы умнее — ездила бы на машине, — ворчу я сама на себя, пытаясь вспомнить, почему когда-то давно отказалась добираться до работы на личном транспорте. Пробки. Именно те пробки, которые несчастный автобус так удачно объезжает по выделенной полосе.       Наконец выйдя из автобуса, я боюсь представить, на что похожа моя идеально уложенная прическа и отлично выглаженная с утра юбка, а когда вижу своё отражение в зеркальной поверхности витрины, расстраиваюсь настолько, что буквально готова заплакать. Взгляд на часы заставляет меня собраться и со скоростью звука рвануть вверх по лестнице ко входу в торговый центр — до начала моей смены остаётся меньше пяти минут.       Расталкивая людей перед собой и бросая бесконечные извинения, я, громко топая, бегу мимо только что открывшихся магазинов, стараясь не упасть — и без того испорченное настроение тогда будет спущено в унитаз.       Прямо около самого входа в магазин мне приходится протискиваться сквозь толпу людей, и я, конечно, задеваю одного человека, после чего на ходу оборачиваюсь, чтобы извиниться, при этом не сбавляя скорости своего движения. А стоило бы. Когда моя голова возвращается в прежнее положение, а у глаз снова появляется возможность созерцать пространство впереди, я буквально влетаю в кого-то.       Сильные руки обвивают мою талию, а в нос ударяет знакомый запах парфюма. Грудь моего препятствия начинает двигаться в приступе смеха, а я отстраняюсь, удивленно хлопая глазами и смотря на предмет своей задержки.       — Хорошо, что я оказался здесь, а то ты бы точно снесла какой-нибудь манекен, — Саша смотрит на меня сверху вниз, его руки лежат на моих предплечьях, а я не могу вымолвить и слова, буквально умирая от жжения в груди.       — Что ты тут делаешь? — Все-таки произношу я, одергивая кофту крупной вязки, которая от бега съехала на одно плечо.       — Сегодня твой счастливый день, потому что Лена поменялась со мной сменами, — довольно произносит руководитель, а я чувствую, как боль в груди и ногах потихоньку отступает, и вся злость на сегодняшнее утро исчезает.       Видимо, весь спектр эмоций в прямом эфире отражается на моем лице, потому что парень улыбается, а потом с наигранной серьезностью отправляет меня в менеджерскую, где я прихожу в ужас от своего внешнего вида, но даже это не может испортить моё внезапно поднявшееся настроение.       Когда моя лучшая подруга показывается в дверях магазина ровно в половину третьего, я понимаю, что моё время идти на перерыв, о чём я незамедлительно информирую своего непосредственного руководителя, дежурящего за кассой. Дождавшись его утвердительного кивка, я без зазрения совести покидаю рабочее место и уже через семь минут обсуждаю последние сплетни с подругой, заняв столик на фудкорте.       — Итак, — Катя помешивает сахар в своем стаканчике с кофе, смотря на меня, аккуратно нарезающую блинчики в тарелке, — вы работаете вместе уже почти полгода, но никакого сдвига в ваших отношениях не наблюдается?       Я удивленно поднимаю брови и открываю взгляд от тарелки, переводя его на подругу.       — Как это «не наблюдается»? Прогресс есть, просто он не такой ощутимый.       Подруга скрещивает руки на груди и откидывается на спинку стула. Я снова опускаю глаза в тарелку, а в голове пробегают картинки нашей с ним первой встречи.

15 июля 2019 года.

      Поток машин кажется нескончаемым, и я нервно смотрю на часы, понимая, что точно опоздаю, если светофор немедленно не сменит красный свет на зелёный. Наконец, машины перестают со скоростью света мелькать перед глазами, и я широкими шагами пересекаю улицу, стараясь не запутаться в длинной шифоновой юбке.       Телефон в моей сумке начинает издавать недовольные вибрации, но я даже и не думаю останавливаться, чтобы вытащить его и прекратить бесконечные мучения. Он стихает буквально через десять секунд, но вновь возобновляет работу через еще полминуты.       Торговый центр, являющийся моим конечным пунктом назначения, показывается за поворотом, и я ускоряю шаг, через две минуты уже заходя внутрь. Около эскалатора меня уже ждет мой коллега — Денис. Он переминается с ноги на ногу, озирается по сторонам и крутит в пальцах мобильный телефон.       Стоит ему заметить меня — телефон исчезает из его рук, и он начинает жестами поторапливать меня — то и дело взмахивает руками и строит недовольные гримасы.       — Ты сам напросился работать со мной, — напоминаю ему я, ступая на эскалатор и поворачиваясь к нему лицом. Я оказываюсь выше на одну ступень и могу без труда созерцать его гладко выбритую макушку, на которой виднеются капельки пота — то ли от волнения, то ли от невероятной духоты, царившей в помещении.       Он молча сопит, но возразить не решается. Мне никогда не нравилось работать с ним в качестве напарника хотя бы потому, что он никогда не проявлял никакой инициативы. В нашей профессии — дизайнер и декоратор интерьера и помещений — очень важную роль играют инициативность и самостоятельность. Ни тем, ни другим мой коллега, увы, не обладает, а я, к его счастью, являюсь чуть ли не единственным сотрудником компании, который не гнобит его за отсутствие требований к работе. Собственно, вопрос о том, как он вообще оказался в нашей компании, все еще витает в воздухе и разумных ответов на него пока что придумано не было.       Телефон в сумочке снова дает знать о себе, и на этот раз я решаю ответить — точно знаю, что звонит не мой назойливый коллега, лишний раз разговаривать с которым совсем не хочется.       — Будем через две минуты, — не давая собеседнику на другом конце вставить и слова, я сбрасываю звонок и ускоряю шаг, одновременно успевая смотреть по сторонам и отмечать масштаб проведения работ.       — Магазин ещё только строится, — говорю я, слегка повернув голову влево, чтобы шагающий рядом коллега мог услышать меня. — Наша задача — составить подробный план, по которому будет делаться освещение и расставляться оборудование. Они еще не набрали команду для работы, так что, возможно, наша помощь понадобится и в наполнении зала.       Парень согласно кивает, мы поворачиваем направо и оказываемся перед огромными дверями, пока что завешенными прозрачной плёнкой, но абсолютно точно ведущими в нужное нам помещение. Слева от дверей я замечаю служебный вход, а около него высокую девушку с длинной косой на бок, увлеченную разговором по телефону. Едва заметив нас, она разрывает разговор с собеседником с делает несколько шагов нам навстречу, после чего мы встречаемся где-то примерно посередине.       — Виктория, спасибо, что согласились помочь нам с открытием, — девушка, я знаю, что её зовут Анной, протягивает руку для рукопожатия сначала мне, а потом моему коллеге, стоящему чуть позади меня.       Обменявшись приветствиями, через служебный вход мы проходим в магазин, который поражает нас своими размерами. Около стойки, которая в будущем будет служить кассой, я замечаю несколько человек, в руках каждого можно обнаружить огромные листы с планом помещения и отметками на нём.       — Это наш скромный управленческий состав, — говорит Анна, пока мы приближаемся к разговаривающим людям, и я понимаю, что их всего трое — двое парней и девушка.       Стоит им заметить своего руководителя, разговоры моментально стихают, и девушка пользуется этим моментом, чтобы представить нас друг другу:       — Это Денис и Виктория, декораторы, помогут нам с открытием, а это моя команда — Елена, Александр и Николай, администраторы.       Я ловлю на себе заинтересованный взгляд мужской половины команды, но стараюсь не обращать на это внимания, а лишь с головой углубиться в работу.       Первый рабочий день на новом месте заканчивается слишком быстро, и мы не успеваем сделать даже половину запланированной работы. Безумно огорченная данным фактом, я решаю задержаться после окончания рабочего дня и ухода сотрудников домой, поэтому занимаю свободный от пыли стул в подсобном помещении, и начинаю набрасывать примерный план расставления оборудования в зале, когда оказываюсь прерванной громыханием в зале.       Любопытство не дает мне спокойно продолжать свою работу, и я, поднявшись, выхожу из менеджерской.       — Кажется, не я одна люблю задержаться на работе, — усмехаюсь я, смотря, как мой новый коллега — Александр — поднимается с пола и отряхивается от строительной пыли, которая безнадежно испортила его модные джинсы.       — Я забыл ключи от машины в столе, — оправдывается парень и, обойдя меня боком, направляется в менеджерскую, где замечает разложенные на столе листы с планировкой. — А ты, судя по всему, уже закончила, так что я могу подбросить тебя до дома.       Этим вечером он действительно подвозит меня домой, а утром мы встречаемся на парковке, и настроение почему-то взлетает до небес.       В конце февраля прямо в магазин заявляется руководитель компании, в которой я работала, когда приехала помогать с открытием этого самого магазина. После открытия из компании я ушла, потому что влюбилась в коллектив, работу в целом, в одного конкретного человека.       Я удивленно хлопаю ресницами, когда донельзя серьёзный Саша просит меня вместе с ним пройти в менеджерскую, и замираю в дверях, когда вижу бывшего начальника, сидящего на одном из стульев возле стола.       — Я открываю новый офис в городе, — говорит он, переводя взгляд с Саши, стоящего возле меня и скрестившего руки на груди, на меня, сидящую на одном из стульев напротив. — И мне нужен человек, знающий, как работает этот конкретный бизнес. Который знает, как работать с клиентами. Ты была лучшей, до того, как ушла. И я предлагаю тебе новую должность. С новой оплатой труда.       — Однозначно нет, — краем глаза вижу, как Саша удивленно смотрит на меня, но продолжаю твердо смотреть на бывшего работодателя, не желая изменять своего решения.       — Ты всегда была немного импульсивной, поэтому я дам тебе время подумать, — он поднимается со своего места и оставляет визитку на столе, — буду ждать твоего звонка.       Он обходит нас и скрывается за дверью, после чего направляется к выходу из магазина.       — Не будем сейчас обсуждать это, ладно? — Я поднимаюсь со своего места и выхожу в зал, где занимаю место за кассой и принимаюсь обслуживать клиентов. Настроение упало до отметки «ниже нуля», покупатели уже не радуют, а вещи падают из рук, не успевая добраться до пакета.       Мне искренне хочется понять причину, по которой такое соблазнительное предложение выбило меня из колеи. «Ты не хочешь терять его» — шепчет мне подсознание, и я осознаю, что оно чертовски право.       — Вика, пожалуйста, займись мужским отделом, там никого нет, — раздаётся знакомый голос над ухом, и я снова вздрагиваю. Прохожу мимо Саши и чувствую, как его рука касается моей спины в области поясницы, смотрю на него, но он уже занят новым покупателем.       Настроение спущено в унитаз, и я даже толком не могу помочь ни одному клиенту, подходящему ко мне с вопросом. После закрытия я медленно убираюсь в своём отделе, стараясь отвлечь себя ненужными мыслями, и даже не сразу замечаю, что все сотрудники расходятся по домам.       — Как ты? — Саша показывается из-за стенда с куртками, и я вздрагиваю, когда его голос вырывает меня из водоворота моих мыслей.       Я поднимаю глаза на него и понимаю, что уже не могу контролировать слёзы, просящиеся наружу добрую половину дня. Опускаюсь на холодный пол, и закрываю лицо руками, уже не в силах бороться с подступившей истерикой. Чувствую, как он садится рядом и обнимает меня, а я лишь прижимаюсь к нему, и заливаю рабочую футболку слезами.       Когда истерика чуть-чуть отступает, я отстраняюсь и смотрю в его глаза, в которых плещется переживание.       — Я боюсь потерять тебя.       Он кладет руку мне на щеку и убирает свалившуюся на лицо прядь волос. Его взгляд бегает по моему лицу, а я смущенно опускаю глаза, из которых всё ещё бегут дорожки слёз.       Он целует меня так нежно, словно боится, что я растаю от его прикосновений. Его правая рука покоится на моей щеке, другая держит меня за руку, и я чувствую, что не хочу, чтобы этот момент когда-либо заканчивался.       — Ты не потеряешь меня, — шепчет он, отстранившись. — Никогда.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты