Прохлада его прикосновений

Слэш
PG-13
Закончен
6
автор
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
Люди боятся смерти. Им страшно закрывать глаза и отправляться в неизвестность, потому каждое мгновение они хватаются за жизнь. Предав свои принципы, на грани жизни и смерти юный волшебник заключает контракт с бессмертным Кощеем и становится его рабом. Новогодняя сказка о жутких творениях, что приходят с первым снегом.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
      Он закрыл глаза.       Приятная темнота скрывала вид разгромленного войска. Ветер уносил прочь запах гниющих трупов, запёкшаяся кровь уже совершенно не имела привычного неприятного привкуса…       Раздался шум крыльев. Крылатое создание приземлилось на него и попыталось отведать плоть — пришлось взмахнуть рукой и всё-таки открыть глаза. Среди лесной чащи, между высоких, вздымающихся в небо, елей, лежало множество трупов. Одетые в разных цветов броню, все они покоились в одном и том же месте — когда в битве нет ни победителей, ни проигравших, никто не станет хоронить мертвецов.       Он выдохнул. Холодный воздух, вышедший из его лёгких, был дыханием мертвеца, морозным инеем, первым снегом. Никак не приятным тёплым прикосновением людского вдоха.       А стремился ли он вообще быть человеком?       Левой (кажется, неповрежденной) рукой он отыскал торчащий чуть пониже груди ржавый меч. Коротким рывком вытащил оружие… Сталь блеснула в свете солнца, пробивающегося сквозь серую завесу облаков. Мужчина отбросил меч, убрал с лица длинные тёмные волосы и принялся за стрелы — их в теле было с десяток, словно бы некий лучник решил превратить своего врага в решето.       Плоть не желала отдавать серебряные наконечники. Но когда они наконец покидали тело, раны мгновенно затягивались, не оставляя и следа на бледной коже.       Наконец, с этим было покончено.       Ещё несколькими движениями он избавился от остатков доспехов, чуть оправил потрёпанное временем одеяние и взглянул на своё отражение в небольшой луже. Ничуть не изменился. С тех самых пор, как обрёл бессмертие, мужчина имел именно такой внешний вид, пусть собственное лицо и не казалось ему особенно привлекательным.       Он потёр переносицу, пытаясь вспомнить, какого чёрта вообще оказался здесь…       Раздался стон.       Тихий звук разорвал природное молчание леса и, конечно же, достиг ушей задумавшегося о своём мужчины. Человеческий запах проник в ноздри. Не привкус мертвечины, который окутывал эту землю; настоящий вкус живого существа, которое всё ещё может говорить и размышлять.       Ему не было холодно. Обувь чавкала по болоту, но даже осенняя погода не могла проникнуть в глубину души мужчины — собственная температура всегда была на несколько градусов ниже.       Коснувшись окрашенных в алый цвет листьев, он раздвинул кусты и наконец достиг источника звука.       На земле, свернувшись в комочек, лежал человек. Почти что мальчик — он только-только начал «входить в возраст» и понимать истинное значение силы, но уже получил… Мужчина присмотрелся к ранению. Враг проткнул живот человека и сам скончался неподалёку от прилетевшей в затылок стрелы. Рана не была смертельной, но парня оставили умирать, и теперь уже было поздно хоть что-то предпринимать.       Умирающий вновь протяжно застонал.       Вероятно, он уже несколько часов пребывал в полубреду и видел какой-нибудь прекрасный сон…       Мужчина посмотрел на торчащий меч.       Несколькими движениями он мог бы облегчить страдания человека, сопроводив того в царство мёртвых. Но рукоять была в чьей-то крови. Весьма неприятно будет коснуться и надолго пропахнуть ароматом предательства. — Помоги… — выдохнул человек.       Из последних сил он шевельнулся и, словно бы видел перед собой бога, протянул ладонь к стоящему над ним существу. — Я не помогаю за так… — скорее, сам себе бросил мужчина и присел на корточки, разглядывая лицо умирающего. Правильные черты, выразительные глаза — будь он девушкой, обязательно пополнил бы гарем бессмертного. — Заключим контракт?       Парень из последних сил кивнул.       Он уже не мог ни говорить, ни слушать, и действительно заключить соглашение не получилось бы. Но согласие было… Мужчина кивнул. Протянув руку с длинными пальцами, он почти нежно коснулся лба лежащего незнакомца, прикрыл глаза, передавая энергию — гниющая рана неторопливо затягивалась. Оставалось только вытащить меч.

***

— Не желаю контракта с нечистью! — парень резко сел.       Ещё мгновение понадобилось, чтобы понять, что находится он уже не в лесу, где единственными человеческими существами были бездушные вояки. Свет едва-едва проникал в комнату сквозь закрытые шторы. Небольшое помещение, большую часть которого занимали кровать и неприлично громадный стол, уставленный баночками и снадобьями.       Медленно опустив босые пятки на деревянные доски пола, парень прошёлся по комнате. Какие-то несколько шагов в обе стороны — вряд ли его покои в столице.       Он нерешительно закатал рубашку, глядя на свой живот.       Поперек кожи растянулся огромный шрам, словно кто-то впопыхах пытался стянуть две разъезжающиеся части вместе. Но контракт… Нет, это уж точно сон. Его нашёл какой-нибудь житель местной деревни, притащил к знахарю, тот залечил рану. Только вот парень точно знал: смертельный был удар. Сколько бы он ни затягивал дыру с помощью собственных магических сил, та никак не желала исцеляться, а потому какой-то лекарь не смог бы так просто… — Много времени прошло, след всё равно останется, — приятный глубокий голос, казалось, коснулся каждой клетки тела парня.       Он поднял голову.       В дверном проёме, откинув ширму, стоял высокий человек. Его длинные чёрные волосы свободно падали вниз, зелёные глаза сверкали… Даже в своей нехитрой одежде незнакомец не выглядел «обычно». — Мы заключили контракт? — убито произнёс парень. — И сразу к самому неприятному, — поморщился мужчина и вошёл в помещение, — верно. Ты целиком и полностью моя собственность, человек, так что…       Парень сцепил руки в замок и ринулся вперёд. Короткий рывок — он преодолел расстояние до незнакомца, руками толкнул его в грудь, одновременно активируя заготовленное заклинание против нечисти.       Комната заполнилась дымом.       Чёрным, будто за мгновение наступила ночь, и маг невольно закашлялся. Неужели испарения заклинания смертельны, а он не удосужился прочесть об этом на следующей странице громадной колдовской книги?.. — Идиот, — фыркнул всё тот же голос. — Если что испортишь, сам будешь платить.       Маг вдохнул побольше воздуха, собираясь яростно ответить что-то о том, что мертвецам не положено возмущаться, но дым, попадая в горло, явно воздействовал на него как-то не так.       Парень вздрогнул.       Неужели он умудрился смертельно отравиться собственным заклятием?..       Незнакомец отодвинул штору и распахнул окно. Чернота большой тучей взмыла вверх и преспокойно поплыла по синему-синему небу… У мага уже закатывались глаза, когда с явным недовольством мужчина с чёрными волосами коснулся его лба и снова вернул душу горе-волшебника в этот мир.       Стоять самостоятельно тот явно был не способен, а потому незнакомец придерживал парня, будто бы ласково приобнимая. — Может, мне отобрать у тебя всю силу?       Маг поспешно замотал головой, немного оклемавшись: — Я больше не стану! — Ну конечно, — хмыкнул мужчина и чуть наклонился к чужому лицу.       Из приоткрытых губ мага ещё взвивалась тоненькая струя дыма, и бессмертный своими прохладными губами мягко прикоснулся к человеку, втянул ядовитые для того испарения… Сам не заметил, как углубил поцелуй. Ладони скользнули по хрупкому телу, пальцы очертили края шрама на животе.       Маг замычал, вяло пытаясь протестовать.       Незнакомец чуть отодвинулся, затем языком слизал остатки черноты из уголков губ парня. — Как там тебя зовут? — шумно выпуская холодный воздух, уточнил бессмертный. — Солой… — Соля, — улыбнулся, облизываясь, мужчина. — Можешь звать меня Кощеем.

***

      Для надёжности заковав непослушную игрушку в кандалы, он покинул домик, который им посмертно «одолжил» местный алхимик. Не любимец деревни, обычный отшельник — вряд ли кто-нибудь поднимет шум из-за его смерти… Произошедшее неприятно отпечаталось в памяти. Кощей привык к тому, что полностью контролирует свою силу, и вовсе не ожидал такого предательства. Сжал шею чуть сильнее положенного — и всё, труп. А уж армия воскресших человечишек была ему совершенно ни к чему, и с одним проблем хватало.       Температура воздуха держалась ниже нуля.       А потому и капли с неба, которые должны были стать спасительным дождём, обратились в пушистые белые снежинки, медленно опускающиеся вниз.       Первый снег… Обычно бессмертный впадал в спячку до весны либо отсиживался за высокими стенами безопасного замка. Вместе с белым покровом на землю возвращались твари, при виде которых даже его бросало в дрожь. Но до пристанища идти далеко. Так уж вышло, что, заигравшись в героя, Кощей попал под град особых стрел, вот и отлёживался в лесу несколько недель и пропустил миг наступления холодов.       Бежать было слишком поздно. Да и человечишка точно привлечёт чудищ, но не бросать же его… Контракт есть контракт. Даже если полноценно заключить его не вышло.       Мужчина наконец достиг центра деревни. По большой пустующей площади носилась детвора. Они то ли играли в догонялки, то ли изображали пантеон бессмертных богов, на ходу ловили снежинки и хвастались их количеством. Радостные. Им не нужно было переживать о будущем, ведь в таком возрасте детишки даже не знают, что существует нечто за пределами высокого деревенского частокола. — Путник, — мужчина зазевался настолько, что невысокий худощавый старик приблизился к нему почти бесшумно. — Зима приближается. И коль ты маг или воитель, возьми своё оружие и выступи с нами. Эта напасть затронет каждого.       Он покачал головой. — Ваша деревня всё равно не выстоит. — Да как ты смеешь! — выдохнула одна из женщин, которые издали приглядывали за детьми. — Не ценишь свою жизнь, так не мешай нам сражаться за наши!       Казалось, даже невысокие строения из дерева насупились, угрожающе сдвинули крыши и взирали на Кощея с опаской. — Мне нет дела до ваших жизней, — он хмыкнул, — позвольте купить припасов, и я с удовольствием покину это место.       Мужчина выудил из мешка несколько древних золотых монет. Они сверкнули в свете скрытого за тучами солнца, и деревенские насторожились ещё больше… Но других денег с собой у бессмертного не было, а оставаться с людьми он не желал. — Где у вас торговая лавка?       Деревенские будто отступили на шаг, а затем какая-то из женщин завопила: — Да он же нечистый! Явился раньше срока, дабы соблазнить нас златом, испортить, подчинить своей воле! — Верно! Не берите у него денег! — Пошёл прочь! — взвизгнула особо яростная мамаша.       Они попытались взять его в кольцо.       Женщины самых разных возрастов и внешнего вида, но все в одинаково старых платьях, приближались, выкрикивая мерзости. Боялись его. Страх вытеснил настороженность, подогревал злость, кипятил многолетнюю ненависть человечества ко всему, что отличалось от привычного им устроя.       Кто-то из толпы потащил мужчину за собой.       Такое случалось — всегда кто-нибудь выступал против, а другой, напротив, соблазнившись блеском монет, с улыбкой открывал навстречу двери. Кощей уже не удивлялся.

***

      Прошла будто целая вечность.       Сквозь закрытое окно Солой наблюдал за падающими с неба снежинками и дрожал от холода: в комнате не было печи, а ничем иным он пользоваться не умел. Ещё и цепь удерживала на минимальном расстоянии от кровати.       Заключить контракт с Кощеем!       До такого ни один известный ему королевский маг ещё не опускался. Бывали, конечно, временные договорённости, но никто не смел продавать душу и тело.       А Солой настолько испугался смерти, что смог. И теперь нечисть станет творить с ним всё, что только пожелает; будет использовать, как девку, заставит прибирать и готовить в этой хижине… или в сказаниях у бессмертного был замок?       Парень внезапно замер. Стол с алхимическими принадлежностями находился совсем близко к кровати, даже цепь не нужно было натягивать. А уж в создании разных зелий он преуспевал… Повторить формулу смертельного яда, которую сам же во время учёбы множество ночей учил наизусть, и применить на этой нечисти! Бессмертный для меча не устоит от силы чародейского снадобья.       Коль не выйдет, так на себе применит — и дело с концом.       За вознёй с бутылочками время прошло незаметно. К появлению в дверном проёме чужой высокой фигуры все приготовления как раз были завершены, а две смертельные пилюли — спрятаны в рукав.       Одежду мужчины чуть притрусило снегом, но маг всё равно заметил, что обноски тот сменил на вполне презентабельный наряд чёрного цвета, на котором особенно ярко сверкали следы от снежных комьев. И запускали их явно не с целью позабавиться. Метили в грудь, в спину, в ноги… Вероятно, и в голову, но бессмертный не стал поворачиваться спиной: бросил у входа тюк, снял сапоги и присел на кровать рядом с парнем.       Выглядел он… устало.       Солой вовсе не ожидал, что на лице силой пленившего его незнакомца может отражаться не раздражение и злость на весь этот мир, а бесконечное разочарование в его обитателях. — Тебе не страшно? — хмыкнул бессмертный. — А чего мне бояться? — чуть опешил маг. Поначалу он испугался, что Кощей прознал о яде, но быстро опомнился. — Снег ведь идёт. Красиво…       Мужчина убрал длинные волосы назад, завязал их красного цвета лентой, которая до того красовалась на его запястье. — Снег — предвестник появления тварей. Сейчас они слабы, малы и ещё не представляют угрозы, но уже к первым праздникам будут питаться человечишками. Никогда не видел?       Мага пробрала дрожь.       Он хотел было посмеяться над словами бессмертного, но затем вспомнил запрет покидать столицу зимой, громадную стену вокруг города, множество стражей, которые именно с наступлением холодов маршем отправлялись на север…       В его книгах по магии также встречались упоминания злобных нечеловеческих существ. — Так ты не знал, Соля, — Кощей побарабанил пальцами по деревянной части кровати.       Снегопад усиливался. За ночь заметёт всю округу, и тогда уж никто не скажет, что он лгал… Деревня окрасится сначала в белый, затем в красный. Для многих детей эта зима станет последней, некоторым повезёт выжить, но не все из них сохранят рассудок.       Парень и не обратил внимания, что его назвали как-то не так. Он просто сидел, с недоумением глядя прямо перед собой, и плевать было, что бессмертный касается его, поглаживает ладони, будто находя в этом странное утешение. — Там… — маг вздрогнул. — Только посмотри на эту лягушку…       Кощей кивнул: животное, которое должно было быть небольшим мирным созданием, увеличилось до размера большой кошки. Во время прыжков изо рта вырывался пар, сверкали странноватые изогнутые клыки — такая «царевна-лягушка» могла развеять любые сомнения. — Лучше закрой глаза, Соля. Бояться тебе следует исключительно меня, — мужчина отпустил руку парня и поднялся.       Нечего подобным тварям разгуливать под окнами в ночное время.

***

      Сапоги остались в комнате, а потому, ступая по тонкому белому покрову босыми ногами, бессмертный ощущал её прохладу. Уже совсем стемнело. И не было привычного тускло-голубого освещения замка, которое разгоняло бы ночь…       Кощей выпустил воздух.       Даже несмотря на мороз, его дыхание не взвилось облачком тёплого пара. Всё-таки он уже давно считался больше мертвецом, нежели существом из плоти и крови. — Милая лягушка, — пробормотал он сам себе, приближаясь к существу.       Оно ещё не знало страха, и при виде человеческого силуэта не насторожилось, наоборот, с желанием пообедать ринулось на врага… Бессмертный улыбнулся. Его рот растянулся в подобие жуткой ухмылки, вряд ли подходящей человеку. Опомнившееся создание хотело было ринуться прочь, но уже оказалось в радиусе досягаемости мужчины: тот взмахнул рукой, вмиг удлиняя когти, и проткнул лягушку насквозь.       Создание тьмы вздрогнуло, а затем издало тихий протяжный визг… Некому ещё было ответить на его предсмертный вопль, а следующим движением пальцев Кощей разорвал тушку на множество частей.       Он взглянул на свои когти, перепачканные чёрной кровью, и брезгливо поморщился. Вскоре рука вернулась в прежнюю форму. Мужчина вытер капли о неприятно-белый снег. Обернулся. Из окна домика лился свет — каким-то образом парнишка осветил помещение, и теперь наблюдал за действиями бессмертного, лбом прижавшись к холодному стеклу.       Кощей нерешительно поднял руку и помахал ему.       На мгновение Соля даже отпрянул. На его лице явственно проступал страх, естественное чувство, которым упиваются людишки при виде хотя бы частички истинного образа мужчины. Но было и что-то ещё. До того, когда парень наблюдал незамеченным, в нём читался и интерес. Странное чувство завороженности, когда некто выполняет свою работу впечатляюще прекрасно.       Утопая в снегу уже почти по колено, бессмертный двинулся к дому. Он собирался было обойти строение и, как обычно, вернуться в комнату, но Соля внезапно распахнул окно, позволяя морозному воздуху проникать в помещение.       Это заставило Кощея остановиться. — Чего тебе, Соля?       Парень вздрогнул. В его руке был зажат какой-то предмет, маленький, полностью скрытый в кулаке. — Можно мне с тобой? — в ответ на чуть ехидную усмешку и вопросительный наклон головы, пленник подобрался ещё ближе, почти что сел на подоконник. — Нам не позволяли покидать столицу. Какие-то крохи снега, конечно, перепадали и городу, но таких сугробов я никогда не видел…       Прогулка по ночному лесу, полному просыпающихся от долгого сна тварей, — не самое удачное решение.       Но это говорил разум…       Мужчина едва кивнул. Он легко, словно окно не находилось почти на высоте его роста, взобрался по стене в комнату и обтрусил снег. Первым делом надел сапоги. Далее вытрусил содержимое мешка, извлекая оттуда явно не дешёвую шубу и комплект одежды.

***

      Маг не ожидал, что нечисть согласится. Да и с чего бы тому вместо приятного вечера в доме отправляться на прогулку из-за прихоти низшего существа, человека.       Но теперь тот холодными пальцами аккуратно застёгивал пуговицы на спине купленного для Солоя наряда. Каждое неаккуратное прикосновение заставляло парня вздрагивать совсем не от прохлады рук — он внезапно ощутил, что внутри разливается странное тепло, которое жаром поднимается вверх и румянцем остаётся на щеках.       Странная болезнь, словно лихорадка, усиливалась, стоило незнакомцу оказаться рядом. — Застегни сам, если так холодно, — раздражённо бросил Кощей.       Солой развернулся, глядя на исключительно аристократические черты мужчины. Бледная кожа, длинные тёмные волосы. Он был исключительно красив, красивее даже, чем сын короля, ровесник самого парня.       Руки мага сами собой потянулись к незнакомцу.       Неловко выпустив воздух, парень осторожно взял ладонь с длинными пальцами в свои. Прохладная, с мелкими капельками чёрной крови недавно убитого существа… От этого бросало в дрожь, но это же и приводило его в восторг. Нечеловеская сила, благодаря которой можно было творить буквально всё, что только пожелаешь, и грустные глубокие глаза. — И что ты делаешь, Соля? — Солой, — ещё сильнее покраснев, поправил маг.       Он потянулся к лицу Кощея.       С кровати перелез на стул, чтобы компенсировать нехватку роста, затем, закрыв глаза, попытался коснуться чужих губ… Чужие длинные холодные пальцы мягко, но крепко поймали его лицо. Двумя пальцами мужчина вынудил парня открыть рот, затем вытащил оттуда заранее спрятанную капсулу с ядом.       Фиолетового цвета, она чуть мерцала при попадании света. — Самоубийство? — незнакомец перетёр капсулу между пальцами, а затем, не дожидаясь ответа или того, что парень осознает свою вину, впился в чужие губы.       Кощей смотрел на него, и маг не смел закрывать глаза, даже когда после поцелуя тот зубами коснулся губ парня, оставляя кровавые следы.       Больно не было.       Отчего-то жар, до того обостривший все ощущения, теперь действовал совершенно противоположно. И Солой, отводя взгляд, переместился на колени к незнакомцу. Сквозь одежду он не мог чувствовать холод, кислотный привкус неудачи будто бы и не мешал утопать в странном новом ощущении… Маг вздрогнул, когда руки, до того застёгивавшие одежду, рывком оказались под ней.       Прохладные пальцы сжали его левую ягодицу, и парень схватился за мужчину, обнимая того руками за шею.       Дышать было тяжело.       Быть может, всё потому, что вместе с контрактом на него наложили странное заклинание; а может, потому, что прикосновения Кощея вовсе не казались грубыми. Ненавидит людей? Нет, когда-то его просто отвергли, оставили в одиночестве и вынудили приспособиться к иному способу существования.       Одним быстрым движением мужчина повалил Солоя на кровать. Та чуть застонала под весом двоих, но поспешно замолкла уже через мгновение — Кощей навис над парнем и молча изучал того. — С чего бы? — тихо спросил бессмертный, уже не употребляя сокращение имени.       Маг не знал, что ответить.       Он уже не слишком обдумывал свои действия, особенно после того, как последнюю надежду в виде пилюли незнакомец превратил в порошок. Вторую капсулу парень оставил в столе, когда понял, что придётся раздеваться…       Теперь и эта мысль звучала иначе. Более неловко.       Как коротким ответом на вопрос выразить всё то, что разрывало душу на клочки и не позволяло дышать? Не так давно он узнал, что всю жизнь провёл взаперти, словно дорогая канарейка, а как только пришёл в негодность, то был отправлен прочь, чтобы умереть далеко от столицы, где наследный принц не сможет его отыскать. Король позаботился обо всём. — Мы не заключали контракт, — внезапно выдохнул мужчина, — это было самое обычное обещание. Ты ничего мне не должен и можешь уйти, если пожелаешь этого. Близится зима, с каждым днём будет всё опаснее, и пока снег не растает, придётся сражаться с чудищами.       Ему не стало легче.       Тот самый «мерзкий контракт», как ни странно, оберегал парня от лишних мыслей, позволял не думать о возвращении туда, где его уже никто не ждал. Отчаяние. Злость на самого себя. Жар, растекающийся по телу от близости нечисти, сводил с ума…       Они виделись на поле брани. Всего на мгновение или два: Кощей в своём истинном обличье мчался, круша врагов, а Солой, замерев, смотрел на меч, торчащий из собственного живота. Он оторвался от кровавого зрелища и утонул в чёрных глазах монстра.       Затем всё закончилось.       Монстр умчался прочь, маг же остался наедине со своим палачом. — Я не хочу уходить, — тихо ответил парень, — да и мне больше некуда пойти. — Тебе предстоит ещё множество раз умереть этой зимой, — бессмертный наклонился, заглядывая в глаза Солоя, — Соля.       Маг кивнул. — Бояться ведь следует только тебя?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты