Сага о "Драккаре"

Джен
PG-13
В процессе
8
Размер:
планируется Миди, написано 16 страниц, 1 часть
Описание:
Планируется "миди". ("Фикбук", большое СПАСИБО за последнее обновление.)

Новая повесть о российской школе "Драккар". Небольшой, но красивый уголок Швеции с уникальной атмосферой, где танки тоже играют немаловажную роль.
История становления их командира.
Примечания автора:
Это аналогия "Саги о "Правде"". Есть школа, есть командир, теперь есть и история восхождения командира.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 7 Отзывы 1 В сборник Скачать

Нифльхейм

Настройки текста
      Ирен вдохнула свежий морозный воздух. Декабрь в Белом Море был особенно холодным. Но, как жительница заполярного Мурманска, она давно привыкла к подобному климату.       Ухватив за ручку чемодан, Ирен покатила его к ближайшей трамвайной остановке. Сильный ветер мешал нормально идти, острые снежинки неприятно царапали лицо, подошвы ботинок то и дело скользили по обледенелой дороге — именно так встретил Ирен школоносец «Драккар», где и находилась ее новая школа.       Ждать пришлось недолго — минут через пять к остановке подъехал старенького вида синий трамвай с белой крышей.       Жилые кварталы «Драккара» поражали воображение: многоквартирные дома, узкие и широкие, с треугольной крышей, и при этом все выкрашены в самые разные цвета: синий, красный, желтый, коричневый, белый, фиолетовый, зеленый — словно из гигантского игрушечного набора. Ирен буквально не могла глаз оторвать — настолько красиво все это было. Здесь особенно чувствовался дух прекрасной и завораживающей Скандинавии.       Выйдя на очередной остановке, Ирен зашагала в нужном ей направлении. Хорошо, что она заранее изучила карту — не зная дороги, тут можно можно заплутать. Школоносец «Драккара» был одним из самых крупных в России и, тем более, куда больше корабля бывшей школы Ирен.       Высокое бело-голубое здание, если верить адресу — общежитие. Конечно, у Ирен был выбор: она могла выбрать себе квартиру в одном из тех многочисленных цветных домов или же небольшой частный домик: жить отдельно или к кому-нибудь подселиться. Но, чтобы лучше влиться в местный коллектив, Ирен остановила свой выбор на общежитии, тем более оно почти не отличалось от многоквартирного дома — номера многокомнатные, а отличие лишь в том, что там жили исключительно учащиеся школы «Драккар».              Заполнение некоторых документов, краткий инструктаж от заведующей, и все готово.       — Вот твои ключи, — протянула новоприбывшей заведующая. — Я позвонила твоей соседке. Она должна спуститься и встретить тебя.       — А, спасибо, но не надо было, — ответила Ирен.       — Я ее просто предупредила, она сама ринулась встречать тебя. Вот же неугомонная, — тихо добавила заведующая.       Не прошло и десяти секунд, как двери лифта открылись, и оттуда молнией вылетела некая девчушка возраста Ирен, которая, словно маленький ребенок, принялась тут же скакать вокруг нее.       — О, хвала богам, наконец-то у меня есть соседка! — радостно воскликнула девочка. — Надеюсь, мы подружимся, меня Лена зовут!       — И-ирен, — неуверенно представилась Ирен.       — Ого, необычное имя! — удивилась девочка.       Заведующая громко кашлянула.       — Лена, ты смотри, не напугай ее раньше времени, — сказала она.       Ирен постаралась вернуть себе прежний голос.       — Что? Все в порядке, — ответила она.       — Что ж, вот и хорошо, — сказала заведующая и развернулась, чтобы уйти.       Как только она потеряла всякий к девочкам интерес, Лена тут же схватила Ирен за руку и потащила к лифту. Та едва успела не забыть и про свой чемодан.       — У нас девятнадцатый этаж, — сказала Лена, нажав соответствующую кнопку.       Двери закрылись, лифт поехал вверх, а Ирен смогла получше разглядеть свою, как она сказала, новую соседку. Лена была на голову ниже ее, с растрепанными русыми волосами. Одета по-домашнему: футболка, штаны, даже тапочки, кажется, с котиками.       — Тебе понравится у нас! — пообещала Лена. — У нас красиво! И хорошо! И классно! Главное… — голос задорной девчонки неожиданно стал тише. — Не влипать в неприятности…       Ирен собиралась спросить, о каких именно неприятностях говорит Лена, но тут двери лифта раскрылись, и к ней вернулся прежний бодрый и жизнерадостный вид.       — Добро пожаловать на девятнадцатый этаж! — улыбаясь, Лена сделала приглашающий жест.       Девочки подошли к квартире номер девятнадцать-двадцать пять. На двери также была изображена скандинавская руна «ᛞ».       — Я уверена, тебе понравится, — пообещала Лена.       На самом деле квартира внутри не представляла ничего особенного. Светлые обои с незамысловатым узором, самый обычный диван, телевизор, стол, несколько стульев, шкаф, простая кухня. Самая обычная квартира, ничего плохого Ирен в этом не находила, хотя и такого энтузиазма, с которым Лена ей все показывала, не вызывала. Однако чтобы не обижать новую соседку, Ирен улыбнулась и сказала:       — Да, тут миленько.       Она сняла шапку и расстегнула куртку.       — Вау, и тебя такие классные волосы! — восторженно воскликнула Лена. Она провела пальцами по ее косе. — Прямо как у Сиф! Она — жена Тора, у нее волосы из чистого золота!       От такой похвалы Ирен сильно смутилась.       — Ты преувеличиваешь. Но спасибо.       Подобное сравнение любого поставит в неловкое положение.       Тут взгляд Ирен упал, пожалуй, на самую примечательную деталь в квартире — круглый сине-белый щит, топор и лук, которые висели на стене. Лена это заметила и оставила косу новой соседки в покое.       — Да, у нас популярна борьба! — кивнула Лена.       — Борьба? — переспросила Ирен.       — Ну, кто-то называет это фехтованием. Кто-то — реконструкцией. Я хорошо стреляю, — похвасталась девочка.       Ирен кивнула:       — Понятно.       — Твоя комната там, располагайся!              Ирен успела только поставить чемодан и бросить рюкзак на пустую кровать, как вдруг Лена внезапно вбежала к ней в комнату.       — Пошли, с соседями познакомлю! — предложила она и, не дожидаясь ответа, опять насильно схватила за руку и увела в коридор.       Но надо сказать, что Лена совсем не действовала Ирен на нервы, наоборот — веселила. Ирен всегда любила приветливых людей.       Лена подвела Ирен к двери, что находилась напротив. На ней был номер девятнадцать-двадцать шесть и руна «ᛏ». Лена постучала.       — Мальчики, можно?       Из-за двери послышался голос:       — Хелья? Заходи, открыто!       Ирен недоуменно посмотрела на Лену.       — Он меня так зовет, — улыбнулась та.       — Хелья?       — Ага!       Лена открыла дверь, и они прошли внутрь. Внутри квартира оказалась точно такой же, как и их, только бардака побольше. Обувь разбросана, а в конце коридора нагроможденные друг на друга валялись опять-таки два щита, топор, меч и один шлем.       К ним вышел черноволосый парень их же возраста — лет пятнадцати, плюс-минус год. Увидев девушек, а точнее, Ирен, его глаза мгновенно расширились до размеров тех самых щитов, он стрелой подскочил ко ней и принялся всюду разглядывать, словно она была каким-то дорогим предметом или какой-то лошадью на продажу.       — Золотые волосы, две большие косы… — пока Ирен ошалело стояла, парень потрогал мои волосы, затем посмотрел прямо ей в лицо. -…Голубые глаза, — он отошел в сторону. Ирен захотела повернуться следом, но он руками оставил ее. — Большая грудь! — восхищенно заключил он.       — Э… что? — кажется Ирен слегка покраснела.       Парень вознес руки вверх, словно при молитве, и воскликнул:       — О боги судьбы, любви и маршрута четыреста десять! Благодарю вас за это! Не думал, что это реально, но сейчас я четко вижу! Ведь передо мной стоит любовь всей моей жизни!       Ирен с Леной молча стояли, раскрыв рты, и со смешанным выражением удивления, любопытства и ужаса на лицах. У парня определенно что-то не в порядке с головой.       — Славяна! — парень с щенячьим восторгом указал прямо на Ирен.       — Чё? — в шоке стояла та.       — Ты чего там придуряешься? — раздался из глубины квартиры второй голос.       В коридор вышел второй парень, тоже их ровесник, но чуть повыше первого. Темно-русые волосы были мокрые, что говорило о том, что он недавно что вышел из душа. К счастью, он успел переодеться, а то глядеть на него в одном полотенце девочкам было бы весьма стеснительно.       — Лена, — второй кивнул ей. Когда же он перевел взгляд на Ирен, его брови удивленно приподнялись. — А, теперь я понял. Привет, ты, наверное, только что приехала?       — Ну… да… — все еще пытаясь прийти в себя, ответила Ирен.       Второй улыбнулся.       — Что же, добро пожаловать! — Он большим пальцем указал на первого: — И прости за него, он с приветом и задрот, а тебя принял за…       — Я знаю, — отойдя от ступора, спешно закивала Ирен, не желая углубляться в подробности. — Я знаю, играла.       — Эй, не позорь меня! — обиделся на слова соседа первый.       Тот усмехнулся.       — Да я тут вообще и ни при чем.       Прежде чем первый успел ответить, Ирен поспешила встрять в их разговор.       — Меня Ирен зовут. А вас?       Лена улыбнулась, мол, именно это Ирен и должна была сделать.       Все сработало. Первый потерял всякий интерес к своему соседу и снова переключился на девушек. Он сделал шаг назад и, театрально слегка наклонив голову, ехидно улыбнулся. Ирен это показалось странным.       — Зови меня Ивар, — сказал он.       — Как Ивар Бескостный? — удивилась Ирен.       Он продолжал улыбаться:       — Зови меня Ивар Бескостный, — в духе самого Хёг Андерсена представился он.       — Дурак! — вдруг воскликнул второй. — Иван-дурак. Его имя — Иван. Он просто всех на скандинавский манер зовет.       — А… — поняла Ирен.       Ей стало ясно, почему Ивар или Иван назвал Лену — Хельей. Он отталкивался от ее производного — «Хелена». Действительно, странный малый.       Иван или Ивар поморщился.       — Иван — дурацкое и глупое имя! — возмутился он. — Ивар — Бескостный, знаменитый правитель викингов? А Иван? Сам сказал — дурак!       — Иван — отличное и не менее достойное имя, — поспешила не согласиться Ирен. — Многие достойные русские правители носили это имя. Ты должен им гордиться.       Иван болезненно улыбнулся, словно ее слова хоть его и порадовали, но совсем не убедили.       — А я что ему постоянно говорю? — поддержал Ирен его сосед. — Иван-дурак — потому что ведет себя соответствующе. А мог бы быть царевичем, Калитой, Красным, Грозным, да хоть Иваном Васильевичем, и даже профессию менять не обязательно!       — Дурацкое имя, — продолжал гнуть свое Иван.       Его сосед устало выдохнул и одним взглядом спросил: «Представляешь, каково с ним жить?» Ирен едва заметно пожала плечами, так, чтобы Иван не заметил.       — А я — Семен, — представился второй. — Но Ивар, — он с явным сарказмом произнес его «второе имя», — почему-то зовет меня Скади. — Семен развел руками. — Представляешь? Всем — обычные имена, а мне — имя великанши из Нифльхейма, царства снега и льда.       — Да потому что ты такой же холодный, — усмехнулся Ивар-Иван. Кажется, он уже не обижался на соседа. — И фамилия у тебя — Морозов.       Семен махнул рукой, словно далее продолжать разговор было бессмысленно. Он вновь переключил свое внимание на Ирен.       — Не холодно у нас? — побеспокоился он. А не такой уж он и «холодный», как назвал его Ивар-Иван. Если только Семен так только с ним и не обращается, что вполне вероятно. — Ты откуда к нам приехала?       — Да нет, мне особо не привыкать. Я в «Севере» раньше училась, — сказала Ирен, о чем тут же пожалела.       По крайней мере, ей не следовало это говорить в присутствии Ивана. Стоило Ирен сказать это, как его глаза тут же засияли пуще прежнего.       — С «Севера»?! Блондинка с косами и с севера?       Иван чуть было не упал на колени, но Семен успел вовремя подхватить его и силой поставить на ноги.       — Какой Хели ты творишь? — громким шепотом ругался Семен. — Сколько лет тебя знаю, не думал, что ты настолько поехавший!       К счастью, Иван понял, что тут зашел слишком далеко. Он спешно выпрямился и попытался привести себя в порядок.       — Извините.       Семен строго поглядел на соседа и, словно и не было никакого конфуза, снова обратился к Ирен:       — Мы с Леной и Иваном учимся в одном классе, так что будешь с нами.       — С чего ты взял? — нахмурилась Лена.       — Я же староста, меня предупреждают о новеньких, — ответил Семен. — Я, правда, имени твоего не знал. Да, кстати! — он вдруг поднял палец, словно что-то вспомнил. — Подождите немного.       Семен скрылся обратно в комнате, судя по звукам, немного покопался и вернулся с ручкой и каким-то листком.       — Ирен, можешь написать вот здесь свои фамилию, имя, отчество и дату рождения? — Семен протянул ей листок и ручку.       — А тебе зачем? — спросила она.       — Я еще старший по этажу, мне нужно вести учет всех.       — Ясно, — кивнула Ирен.       После того, как она вернула Семену листок и ручку, он вслух прочитал:       — Онищук Ирен Олеговна?       — Да.       Лена заглянула ему через плечо.       — День рождения двадцатого мая? Я должна запомнить.       Тут Ирен поняла еще, зачем Лена притащила ее сюда — не просто со своими друзьями познакомить, а сообщить о ней старосте.       — Не желаешь завтра прогуляться? — вдруг спросил ее Иван. — Ты же новенькая, покажу окрестности, познакомлю. У нас есть интересные места, — говорил он, смотря на меня глазами полных надежд.       — Эм, нет, спасибо, — сказала Ирен, подняв руки. — Думаю, Лена составит мне компанию.       Иван сразу же поник.       — Ладно, не буду задерживаться, — продолжила Ирен, двигаясь к выходу, пока Иван еще не успел опомниться. — Еще увидимся!       — Пока! — попрощался Семен.       Лена просто улыбнулась и помахала им.       — Как передумаешь, сообщи! — крикнул Иван перед тем, как девочки закрыли за собой дверь.       Возможно, он хотел сказать что-то еще, но его уже не слышали. Ирен посмотрела на Лену.       — Интересные у тебя соседи… — задумчиво проговорила Ирен. — Точнее один. Другой нормальный.       Лена покачала головой.       — Ваня нормальный, — сказала она и тут же нахмурилась. — Почти. Ну, сегодня он так впервые себя повел. Сравнил тебя с… с кем?       — Не важно. Это из визуальной новеллы одной.       — В общем, да, — продолжала Лена, — он всем дает скандинавские прозвища. Подружку постоянно найти пытается, а так хороший парень.       Ирен кивнула, но полностью доверять не спешила.       — Учту.              На следующий день у Ирен начались занятия в ее новой школе. Все происходило согласно ее ожиданиям. Учителей практически не интересовала новенькая ученица, лишь двое проявили любопытство и задали больше одного вопроса.       Большую активность, разумеется, проявили сами учащиеся. Уже к середине учебного дня Ирен имела контакты более половины класса и еще парочку из параллели.       Класс Ирен показался весьма дружелюбным, о чем Лена без умолку и твердила ранее. Семен же их всех оценил, пусть и не как самых сплоченных, но достаточно отзывчивых ребят. Классным руководителем оказалась приятная молодая женщина. Большинство учителей оказались терпимы, кое-кто даже показался интересным. В общем, у Ирен был исключительно позитивный настрой, а о школе у нее пока складывалось лишь положительное мнение. Но вскоре Ирен узнала и о другой ее стороне.              За обедом Ирен села с Леной. Вскоре к ним присоединились и Семен с Иваном. Ребята принялись рассказывать новенькой о различных секциях и клубах, которые есть в школе. Большой популярностью пользовался тот самый клуб исторической реконструкции, где занимаются отображением жизни и быта древних скандинавов, правда, в основном оно сводилось к настоящим боям, правда, бутафорским оружием. Помимо него были и другие, более привычные обычному человеку клубы: клуб программистов, натуралистов, астрономический клуб, литературный, клуб по кулинарии, клуб мистиков, футбольный, танцевальный, хор и множество других. Особой известностью пользовался хоккейный клуб, на общероссийских школьных чемпионатах в борьбе за первое место он нередко сталкивался со своими заклятыми противниками из «Севера» и «Тайги». После вчерашнего Иван не оставил попыток сблизиться с Ирен, поэтому всячески пытался завлечь ее к себе в исторический клуб (обычный, а не тот, который с реконструкциями и боями).       Но Ирен практически все пропускала мимо ушей. Ее интересовал лишь один клуб.       — А что у вас по танководству? — спросила Ирен, тем самым перебив Ивана, который в подробностях описывал ей все достоинства исторического клуба.       Ирен удивляло, что одноклассники так ни разу и не заикнулись об имевшемся у «Драккара» танковом клубе. А ведь попасть именно туда больше всего горела желанием Ирен.       Ее мама была танковым командиром, когда училась в старшей школе в Швеции. Любовь к танкам у Ирен от нее. Но во многих странах Европы, включая и Швецию тоже, танководство — развлечение для состоятельных, простым людям туда непросто попасть. Маме Ирен путь туда был заказан.       Но ее желание управлять танком было велико. Ее мама не переставала изучать основы танководства и постоянно искала способ попасть в школьную команду. Словно одержимая она искала любую дверь, любую зацепку, сближалась с нужными людьми, копила деньги. В конце концов ей удалось пройти некий конкурс, по итогу которого она наконец-таки смогла попасть в команду и даже без вступительного взноса!       Наученная этими уроками мама Ирен всегда твердила дочери: «Прислушивайся к голосу своего сердца и следуй за ним. И тогда ты обязательно достигнешь желаемой цели». Ее мама это доказала.       Как и ее мама, Ирен безумно хотела заниматься танководством, и ни за что бы не выбрала школу, где нет такого клуба. К счастью, у «Драккара» таковой был.       Но странно, стоило Ирен задать вопрос о танковом клубе, как все трое с чего-то вдруг замялись. Даже Иван поник еще больше, чем бывает обычно, когда Ирен игнорирует его.       Ирен вопросительно переводила взгляд с одного на другого. Иван молча ковырялся в тарелке с пюре, а у Семена и Лены, казалось, завязался мысленный диалог. Хоть Ирен и не телепат, но она попыталась хотя бы угадать его содержание:       «Ответь ей», — взглядом пытался сказать Семен.       «Сам ответь, ты же староста», — так же глазами отвечала Лена.       «Танковая команда женская? Женская. Отвечай ты».       Лена поняла, что борьба бессмысленна, тем более со старостой, и сдалась. Она прочистила горло:       — Понимаешь…       Неожиданной в другой стороне столовой раздался шум. Лишь несколько человек заинтересовались происходящим, включая компанию Ирен. Остальные лишь лениво подняли голову и снова уткнулись в еду.       Там некая рослая старшеклассница, в окружении свиты из четырех-пяти парней и девчонок, приставала к какой-то девочке.       — Маша, мы договаривались, что ты напишешь Полине сочинение по истории, — сказала та дылда, грозно уперев руки в бока и глядя сверху-вниз на сжавшуюся от страха девочку.       Та что-то пролепетала, Ирен этого не расслышала.       — Это кто вообще? — спросила Ирен у своих друзей.       — Рагнар, — одним словом ответил Иван.       — Настоящее имя, а не прозвище, которое ты ей дал, — сказала я, хотя мне и стало любопытно, почему Иван назвал эту задиру таким звучным именем.       — А это и не он, — сказал вдруг Семен. — Она сама себя так назвала. Это Рогнеда Рёрих. — Семен снизил голос до тихого шепота: — У нас с ней большие проблемы.       Тем временем Рогнеда продолжала приставать к бедной Маше.       — Ты знаешь, что я не терплю подобного, — говорила Рогнеда. — Тебе придется отдать свой обед Полине. В качестве моральной компенсации.       Девочка испуганно кивнула и уже было протянула свой поднос, но тут Ирен не выдержала.       — Эй, а ну стой! — крикнула она, вставая из-за стола.       Лена попыталась остановить ее, ухватив за рукав, но Ирен тут же вырвалась.       — Стой, ты куда? — ошалел Семен.       — Вот же Хель, — тихо выругался Иван, опустив голову, словно не желая смотреть на дальнейшее.       Ирен подошла к ним. Маша испуганно отскочила на шаг, опасаясь то ли Рогнеду, то ли неизвестную незнакомку. Рогнеда и ее свита пристально смотрели на Ирен: кто-то с обычным недоумением, кто-то с любопытством, а кто-то с нескрываемым отвращением.       Рогнеда оказалась лишь чуточку выше Ирен, хотя та ни разу не встречала девушек, которые бы дотягивали до ее роста. У Рогнеды были темные русые волосы, заплетенные в косу, и недружелюбные маленькие зеленые глаза.       — Ты чего творишь? — спросила Ирен ее.       Маша за спиной Ирен попыталась вмешаться.       — Э… все в порядке.       Рогнеда, не скрывая возмущения, окинула новенькую оценивающим взглядом, но так, словно какую-то дворовую собаку.       — Ты еще кто? Я тебя не знаю, — сказала она и повернулась к парню из своего окружения. — Она новенькая?       Тот после недолгих раздумий кивнул.       — Ясно, — Рогнеда снова вернулась к Ирен. — Что ж, новенькая…       — Меня зовут Ирен, Рогнеда, — представилась та.       Рогнеда сжала зубы, когда Ирен ее перебила. Некая девчонка из окружения Рогнеды от злости уже начинала синеть.       — Ирен, — продолжила Рогнеда. — Раз ты новенькая, я прощу тебя на первый раз. Но запомни, у нас в школе есть несколько правил. Во-первых, когда обращаешься ко мне, называй меня Рагнар. Во-вторых, не обращайся ко мне, прежде чем тебя не спросят. В-третьих, не лезь не в свое дело!       — Что…       — Довольно, — в отместку перебила Рогнеда и жестом велела замолчать. — А об остальном, я уверена, тебе расскажут твои одноклассники. У меня же нет времени на тебя.       Она развернулась и направилась к выходу из столовой, жестов велев своей свите следовать за ней. Они даже забыли о Маше с ее обедом. Какая-то девушка, кажется, Полина, попыталась напомнить об этом Рогнеде, но та ее резко осадила, после чего Полина замолчала и перешла в конец процессии.       — С-спасибо, — услышала Ирен робкий голос.       Маша продолжала стоять с подносом в руках.       — Но правда, не стоило. У тебя будут проблемы, — сказала она со всей серьезностью в голосе, глядя прямо в глаза Ирен.       Та все еще не понимала ситуации, но была рада, что этой девочке удалось избежать школьных задир, и что к ней, возможно, вернулось привычное расположение духа.       — Я — Маша, — представилась девочка. — Ты новенькая? Из какого класса?       — Из девятого «Б».       — А я из девятого «А».       Больше Маша не сказала ни слова и заспешила к столу, чтобы скорее расправиться с обедом, пока на него еще кто не позарился.              — Мы не хотели тебе сразу говорить, — тихо произнесла Лена. — Чтобы не расстраивать.       На следующей же перемене Ирен потребовала объяснить ей, что же здесь на самом деле творится, и кто эта особа, которая задирает беспомощных.       — Рагнар, то есть Рогнеда, всем тут заправляет, — сказала Лена, слегка заикаясь.       — Чем? Отбирает обеды у беспомощных? — проворчала Ирен.       — Почти, — ответил Семен.       Ирен доводилось слышать про подобных задир. Правда, она никогда не предполагала, что однажды встретится с ними лично. Она никогда не понимала, почему таким людям просто позволяют делать все, что им вздумается.       — Рогнеда — председатель школьного совета, глава несколько клубов, в том числе по борьбе и танководству, — продолжал Семен.       — Она и раньше почти никого не пускала в танковый клуб, а тебя теперь точно не пустит, — взяла слово Лена.       — Ты так в этом уверена? — усомнилась Ирен.       Лена кивнула.       — Ро-огнеда не любит, когда кто-то перечит ей, — она слегка заикнулась. — К тем, кто ей особо не нравится, она вообще применяет силу.       — А нажаловаться на нее нельзя? — не понимала проблемы Ирен.       Лена грустно вздохнула, а Иван развел руками.       — Не получится. У нее отец — чиновник, и он частично спонсирует школу, — объяснил Иван. — Но этого достаточно, чтобы ей все сходило с рук.       На некоторое время воцарилось молчание. Ситуация в «Драккаре» сложилась ужасная, но неприятней всего казалось то, что Ирен никто об этом не предупредил. И когда ее папа здесь учился, нечто подобное было просто немыслимо.       — Может… тебе стоит извиниться перед ней? — нарушила тишину Лена. — Вдруг она станет немного лояльнее к тебе? Если ты хочешь заниматься танководством, то это тебе особенно нужно.       — Ну уж нет, — отрезала Ирен.       Извиняться за правильный поступок? Беспрепятственно позволять кому-то обижать других? Родители воспитывали ее иначе.       — Я ни за что буду потакать ей. Пусть не думает, что тут все будут прилизываться к ней, — сказала Ирен, полная уверенности.       Семен, поддерживая ее, кивнул.       — И правильно, — одобрил он.       Лена же сомневалась.       — Ну… — растерянно протянула она.       — Посмотрим, — сказал Иван.       — В каком смысле? — тут же спросила Ирен.       Неужели он сомневался, что она сможет? Но почему?       — Он не совсем это имел в виду, — Семен заступился за Ивана, прежде чем тот успел оправдаться. — Мы просто здесь уже давно и, можно сказать, привыкли. А ты вот — новенькая.       Выслушав его, Ирен грустно кивнула.       — Справедливо…       Все-таки, он прав. Ирен, как еще совсем новичку, гораздо легче говорить подобные вещи. Она более чувствительна ко всему чужому и, конечно, более остро реагирует на подобные вещи.       — Ладно. Извини, — обратилась она к Ивану.       — Да все в порядке, — ответил тот. — Ты же хочешь как правильно.       — Мне кажется, что многие новички в первое время похожи на тебя, — подметила Лена.       — Так и есть, — подтвердил ее слова Семен.       После этих слов Ирен почему-то захотелось улыбнуться.       — Что ж, хорошо хотя бы это, — сказала она.       Приятно осознавать, что не все сразу мирятся с подобными обстоятельствами — это внушает надежду. Плохо то, что со временем они принимают все и сдаются. Ирен всегда задавалась вопросом, что может быть сложного, чтобы избавиться от одного задиры в школе или даже трех? Главное — нужно этого захотеть, и не сидеть сложа руки.       Папа Ирен же учил дочь постоять за себя, поэтому настоящих задир она никогда не встречала, а редкие кандидаты на их роль недолго наслаждались такой жизнью. Однако это — «Драккар», школа с уклоном в физическую подготовку, школа, в которой, как все твердят в один голос, царит дух настоящих викингов. Но где это видано, чтобы викинги, сыны битвы, так быстро и легко сдавались? Не могут же эти рассказы быть просто рекламной уловкой. В буквальном смысле не могут, папа Ирен как раз отсюда. Половину всех рассказов она слышала от него. Но Ирен встречала и других людей самого разного возраста, и все они отзывались о «Драккаре» одинаково: холодный, но веселый уголок, где смешались современность и древнескандинавская культура и традиции. Но если это действительно так, викинги никогда бы не посмели прогнуться под того, кто унижает их. Неужели теперь здесь настолько все стало плохо?       И местную задиру не только терпят. Все здесь зовут ее громким именем — Рагнар! Ирен не могла не заметить, что Лена, говоря о Рогнеде, несколько раз осекалась, чуть не называя ее прозвище. Кстати, у Ирен вопросы есть и об этом.       — А почему она назвала себя Рагнар? — поинтересовалась Ирен.       — Ну… ты же слышала о конунге викингов по имени Рагнар Лодброк? — сперва уточнила Лена.       — Доводилось, — кивнула Ирен.       — Ну так вот, — продолжила Лена, — в прошлом году, во время национального чемпионата, наша команда по танководству победила команду «Нормандия». «Нормандия» — команда с французским уклоном. И вот сразу после битвы некоторые из танкисток, близкие подруги Рогнеды, сравнили ее с Рагнаром, легендарнейшим конунгом викингов, который в Девятом веке напал на Францию, захватил и разграбил Париж.       — На самом деле Рагнаров могло быть несколько, — вдруг встрял с замечанием Иван. — Данные весьма разнятся, и не всем можно верить. Рагнар Лодброк — фигура хоть и известная, но туманная. Но самыми громкими событиями в его жизни можно назвать лишь два. Первое — разграбление Парижа. Второе не совсем связано с ним. Во время набега на Англию Рагнар был схвачен и казнен, однако это событие послужило начало нормандскому завоеванию Англии. Его дети мстили за отца. — Иван усмехнулся. — И весьма успешно. Англичане…       — Достаточно, Ивар, — перебил его Семен, насмешливо похлопав того по спине.       — Да чтоб тебя, Скади, — проворчал Иван.       Семен был прав, здесь достаточно было и того, что сказала Лена. Иван же, как он сам говорил, являлся членом исторического клуба, так что глупо винить его в том, что его внезапно понесло. Все-таки не такой уж он и Иван-дурак, как говорит Семен, и каким кажется на первый взгляд.       Однако Ирен задумалась. Как же удобно вышло — сравнить негласного лидера школы с одним из величайших скандинавских правителей.       — Это точно было непредвиденное обстоятельство? — Ирен озвучила свои мысли.       Лена понимающе закивала.       — Я тоже думала над этим. Может быть и нет.       — Скорее всего Рогнеда сама их подговорила, — согласился с ними Семен.       Ирен могла бы задать еще несколько уточняющих вопросов, как вдруг раздался звонок, и ей пришлось отложить все планы на потом.

***

      Хоть Ирен и предупреждали, на следующий день после уроков она все же решила попробовать попасть в команду по танководству. Возможно, что все не так плохо, как ей это описали. И если существует шанс, даже совсем маленький, за него всегда нужно цепляться.       Семен, Иван, да и Лена не знали о ее намерениях. Ирен ничего им не сказала, так знала, что в ответ услышит одно — у нее ничего не получится.              Не сказав никому ни слова и, дождавшись, когда она останется одна, Ирен направилась в танковый клуб «Драккара».       Как только она оказалась в ангаре, ее взору предстали стоявшие в ряд танки, над которыми трудились танкистки. Если верить расписанию, с которым Ирен ознакомилась заранее, сегодня у них должна быть тренировка, вот они все и суетились вокруг танков.       Ирен прошла несколько машин, как вдруг с одной из них соскочила некая особа и побежала прямо к ней. Ее подозрительные русые волосы показались Ирен знакомыми и вызвали у нее странное чувство, которое сменилось недоумением, как только она опознала их хозяйку.       — Ты что здесь делаешь? Я же говорила, Рогнеда не пустит тебя! — взволнованно зашептала Лена.       Оправившись от первоначального удивления, Ирен спросила в ответ:       — А… а ты что здесь делаешь?       Ирен живет с Леной второй, нет, уже третий день, но та ни разу не говорила ей, что сама состоит в танковом клубе. И это при том, что Ирен еще вчера поделилась с ней, насколько она хочет управлять танком. Ирен даже рассказала ей о своей маме, как она стала танкисткой в своей школе в Швеции. Мама также говорила, что танководство — это не призы, награды или почет, это состояние души, то, что помогает найти умиротворение или даже счастье. Обо всем этом Ирен после учебного дня рассказала и Лене. А та лишь похвалила ее маму! Нет, за это спасибо, конечно, но могла бы и сказать, что сама танководством занимается. Лена могла бы поделиться ощущениями, опытом и другим.       Хотя Ирен бы могла и сама поинтересоваться, так что не одна Лена тут виновата.       — Ну я… — Лена, которую словно застали за чем-то недозволительным, нервно теребила край своей формы.       Форма, должна сказать, у танкисток «Драккара» была интересной. Голубая юбка и серый свитер, связанный таким образом, чтобы он напоминал кольчугу. У Лены была непокрытая голова. Но многие девочки носили как и танковые шлемофоны, так и средневековые металлические шлемы, у некоторых — с рогами. А вот единой повседневной учебной формы у «Драккара» не было, только дресс-код. То есть обязательно носи рубашки, блузки, жилетки, пиджаки, галстуки, брюки, юбки и подобное (нужное подчеркнуть), но какие захочешь. Цветные футболки и толстовки, джинсы и кроссовки были под запретом.       — Ты говорила, что так хочешь заниматься танководством… Я… я боялась, что тебе будет обидно. Никак не могла сказать, — кое-как промямлила Лена.       — Чего? Э…       Мягко сказать… Ирен была поражена подобной логикой. Лена оказалась еще более наивной, чем казалась ранее.       — С чего бы мне обижаться? Это же глупо! — развела руками Ирен.       Лена словно удивилась не меньше нее.       — Так ты не обижаешься? — на всякий случай уточнила Лена.       — Конечно нет! Я понимаю тебя.       Причина у Лены была хоть и странная, но более-менее объяснимая. Может, и менее.       — Ты надеешься записаться в команду? — спросила Лена, снова поникнув духом.       В отличие от Ирен, настрой Лены был далек от оптимизма. Она была более опытна и почти наверняка имела основания, чтобы придерживаться своего мнения. Ирен же, как то ни странно, скорее всего сама была похожа на наивную девчонку.       — Я должна хотя бы попробовать, — твердо заявила Ирен о своих намерениях.       Лена поняла, что отговаривать ее бессмысленно.       — Ладно, — сдалась она. — Но я тебя предупреждала.       Ирен кивнула ей в знак благодарности и пошла дальше.       Рогнеда сидела на башне своего Strv m/42 и о чем-то оживленно болтала со своими подругами. Одна из них заметила Ирен и что-то сообщила Рогнеде. Та перевела взгляд на нее, усмехнулась и молча стала ждать, пока она подойдет.       — Привет, новенькая, — поздоровалась Рогнеда и увлеченно похлопала себя по коленям. — Чего пожаловала? — ухмыльнулась она.       Рогнеда даже сейчас пыталась выделиться. Все остальные девчонки сидели либо на корпусе танка, либо стояли на земле, то есть Рогнеда находилась выше всех, что лишь подчеркивало ее роль как главного школьного «авторитета». Ее подружки хоть по статусу и были ниже, но, не скрывая этого, смотрели на Ирен с чувством превосходства и пренебрежения, ожидая дальнейшего ее шага.       Не сильно мешкая, Ирен сразу перешла к делу.       — Пожалуйста, я бы хотела вступить в клуб по танководству, — сказала Ирен.       Кто-то из прихвостней командира прыснул со смеху, кто-то громко фыркнул, сама же Рогнеда сохраняла невозмутимость.       — Извини, мест нет, — ответила она.       — Я хорошо обращаюсь с танками. Я могу доказать…       — Мест нет, — перебила меня Рогнеда.       Ее подружки начинали довольно улыбаться. Похоже, Лена была права, когда предупреждала Ирен.       — Я могу быть в резерве, — предложила Ирен Рогнеде. — Если вдруг кто-то не сможет участвовать, заболеет, например.       Тут Рогнеда на некоторое время задумалась.       — Что ж, может быть, я и возьму тебя, — согласилась было Рогнеда. Ирен должна была обрадоваться, но чувства предупреждали ее, что здесь будет какой-то подвох. И они не ошиблись. — Но только, если ты извинишься за вчерашнее, — Рогнеда расплылась в ехидной улыбке.       — За что именно? — переспросила Ирен.       Рогнеда недовольно нахмурилась.       — За то, что вчера влезла не в свое дело. И за то, что нагрубила мне.       — Я ничего плохого не делала, — возразила Ирен. — Вы хотели обидеть ни в чем неповинную девочку.       Рогнеда театрально громко вздохнула и прикрыла глаза рукой.       — Ох, новенькая… Ирен, ты не знаешь, как у нас все устроено. Маша должна была написать моей подруге сочинение. А она этого не сделала, хоть и понимала, что ее может ждать в таком случае. Это была обоюдовыгодная сделка, труд всегда оплачивается. Но работу надо выполнить, иначе… — Рогнеда усмехнулась. — Иначе, штраф. Маша знала, на что соглашалась.       Оплачиваемый труд? Совсем не похоже на школьных задир. Или Рогнеда, под оплачиваемым трудом завуалировала принцип «сделай, что я прошу, и я тебя не трону»? Может быть… Но Ирен грызли очередные сомнения.       — О чем ты говоришь? — прямо спросила Ирен. — Типа ты что-то обещала Маше в ответ?       — Конечно! Мы с тобой просто недопоняли друг друга.       — И что же ты обещала Маше? — продолжала допытываться Ирен.       До этого момента Рогнеда старалась казаться любезной и приветливой. Но когда она поняла, что с Ирен это не сработает, она снова стала прежней, какой та ее видела вчера в столовой.       — А вот это тебя не касается, — грубо ответила Рогнеда. — С каждым своя договоренность. Так что если хочешь вступить в клуб по танководству, просто извинись, и я приму тебя.       Оправдание Рогнеды совершенно не сходились с тем, как ее описывали друзья Ирен. Но если с ними она знакома хотя бы три дня и чувствует, что им можно доверять, то с Рогнедой Ирен не знакома совсем. Ее ехидные усмешки не внушали доверия, а на саму Ирен Рогнеда смотрела словно на досаждающую ей помеху.       — Извиняться за то, что я поступила правильно? — сказала Ирен, глядя Рогнеде прямо в глаза.       Это и был ее конечный ответ. Но, как оказалось, Рогнеду не сильно волновали ее слова.       — Раз не хочешь, то тебя тут никто не держит, — сказала Рогнеда и, как ни в чем не бывало, продолжила разговаривать со своими подругами.       Рогнеда и ее подружки мгновенно забыли про существование Ирен. Лишь одна из них бросила на нее взгляд, выражающий вопрос «Ты все еще здесь?».              Может, оно и к лучшему. Неизвестно, как бы Ирен выдержала, находясь под командованием подобного командира. В этом плане можно позавидовать Лене, раз она смогла. Или же дело в том, что она, как и рекомендовала Ирен, сидит тихо и не высовывается? Ирен так делать не собиралась.              Ирен до последнего верила в лучшее, но, к несчастью, реальность оказалось далеко не такой, как она себе представляла. С неким чувством пустоты внутри себя, она возвращалась в их с Леной, пустую квартиру.       На улице было еще холоднее, чем в первые два дня. Разве что не было такого сильного ветра, так что можно было нормально идти. Дорога была уже утоптана, а вот утром приходилось прокладывать себе путь после ночной метели.       Но тоска и разочарование внутри оказались хуже любого ветра. Они словно усиливали мороз, который и без того резал и заставлял грубеть кожу на лице. Шея мерзла из-за того, что Ирен по лени не взяла с собой шарф. Руки, несмотря на толстые перчатки, приходилось прятать в карманы куртки. А вот с пальцами на ногах, куда холод проникал даже через теплые ботинки, ничего не поделаешь.       Конечно, это была далеко не самая холодная погода, с которой сталкивалась Ирен. Но ей впервые показалось, что она очутилась в том самом царстве холода и льда — Нифльхейме. Мире, где существует только мороз, и здесь не место любым положительным эмоциям.              После подобного теплый холл общежития показался для Ирен блаженным спасением. Но, когда та оказалась внутри, Ирен на несколько мгновений застыла на месте. Она же совсем забыла, что приближались зимние праздники! Холл общежития был завешен разноцветными гирляндами, с ламп свисали струйки блестящего дождика. Несколько ребят во главе с заведующей украшали оставшуюся часть холла. Посмотрев на лежавшие в стороне коробки с очередными гирляндами и мишурой, Ирен поняла, что до конца работы им еще далеко.       Для Ирен труд всегда был хорошим способом, чтобы отвлечься от негативных мыслей. Тем более, такая, наполненная праздничной атмосферой.       Ирен подошла к заведующей и поинтересовалась, не нужна ли им помощь. Но та сказала, что здесь они справятся и сами, а вот на этаже Ирен как раз добровольцев нет, и отправила ее к некой Ольге Денисовне из квартиры девятнадцать-двадцать на ее же этаже.              Указанная дверь находилась в совершенно другом конце коридора. Под номером квартиры находилась руна «ᛈ». Однако вместо таблички «библиотекарь» на ней была другая: «глава по управлению молодежной политикой». И без имени.       Ирен понятия не имела, что здесь подразумевается под молодежной политикой, и как ею можно управлять. Она на всякий случай еще раз оглядела дверь и стену вокруг, но никакой таблички «библиотекарь» не было. И имени жильца тоже. Но номер был именно тот, что ей дали.       Собравшись с духом, Ирен решила позвонить. В конце концов если это не та квартира, она просто спросит, где может найти нужную.       Через некоторое время изнутри послышались шаги, кто-то пошурудил в замке, и дверь открылась.       Ирен ожидала увидеть неприветливого и строгого мужчину. А если это окажется та самая библиотекарша, то женщину сорока—шестидесяти лет со скверным характером. У нас, как говорится, старики больше знают, что нужно сегодняшней молодежи, и это вовсе не то, чего они хотят.       Однако на пороге стояла молодая девушка с длинными темными волосами. И ей было вовсе не сорок, и даже далеко не тридцать. А двадцать, максимум, двадцать три года. Как-то не удивительно, но в «Драккаре» за молодежь действительно отвечает… молодежь.       — А… я… — после такого неожиданного поворота Ирен с трудом пыталась связать слова. — Я ищу Ольгу Денисовну, сказала она и на всякий случай уточнила: — Библиотекаря.       — А это я, — девушка приветливо улыбнулась. — Ты же новенькая? Я тебя раньше не видела.       Ирен кивнула.       — Да. Я — Ирен. Меня заведущая прислала.       Ольга Денисовна поглядела ей за спину, словно там кто-то стоял. Ирен на миг оглянулась — но никого там не оказалось, коридор был пуст.       — Тебя одну? — удивилась Ольга Денисовна. — Она же обещала, что пришлет нескольких!       — А… разве желающих больше нет? — спросила я.       — Как видишь, — вздохнула та.       Ирен снова оглянулась в коридор. Он по-прежнему был пуст.       — Ну, мы можем подождать. Или начать сейчас, а если кто появится, они подтянутся потом, — предложила Ирен.       — Давай так и сделаем, — согласилась Ольга Денисовна. — Только есть еще одна проблема.       Она оглядела Ирен с головы до ног.       — Ты быстро бегаешь?       — В смысле? — не поняла та.       — Понимаешь… — Ольга Денисовна замялась, словно обыкновенная школьница. — Я забыла купить кое-что для украшений. Ты не могла бы сбегать? Я дам тебе деньги и список. Тут неподалеку есть канцелярский магазин…       — Я видела.       — Отлично.       Спустя пару минут Ольга Денисовна дала Ирен деньги и список, как оказалось, купить надо действительно совсем немного. Перед самым моим уходом она вдруг остановила Ирен.       — Постой, и еще кое что.       Та повернулась к ней, готовясь слушать.       — Пожалуйста, не зови меня Ольгой Денисовной, — попросила она. — Я чувствую себя старухой. Можно просто Оля, можно Хельга, хоть ОД. Но не надо по имени-отчеству.       Ирен неосознанно выдохнула с облегчением. Называть по имени-отчеству девушку, которая ориентировочно года два назад закончила школу, было несколько непривычно       Хельгой ее скорее всего зовет Ивар-Иван, кто же еще? А вот при упоминании «ОД» Ирен на миг вспомнился «Отряд Дамблдора». Интересно, кто ей такое странное прозвище придумал?       — Хорошо, — кивнула Ирен и добавила. — Оля.              Ирен управилась за полчаса, но к тому времени, как она вернулась, никто к ним так и не присоединился. Часть учеников все еще были заняты в своих клубах, хотя многие уже успели вернуться, но, похоже, у них были другие дела. Украшать коридор девушкам пришлось вдвоем. Однако, как сообщила Оля, на некоторые этажи вообще не нашлось работников, так что им придется украшать и их. Но Ирен не возражала.       — Оля, — в какой-то момент Ирен обратилась к ней. — А что значит твоя должность… — Ирен лихорадочно пыталась вспомнить слова на ее табличке, но у нее никак не получалось, она помнила лишь урывками. — Ну, ты… молодежью вроде как управляешь.       Оля, которая наряжала елку напротив дверей лифта, рассмеялась.       — Не молодежью, а молодежной политикой, — поправила она, но, догадавшись, что Ирен по-прежнему ничего не понимает, сказала: — Все, что тебе нужно знать — я просто курирую учащихся «Драккара». Можешь считать меня главным куратором или вожатой, как тебе удобно.       Ирен закрепила второй конец гирлянды над окном.       — Но если ты главная вожатая, как ты допустила, чтобы здесь всем стала заправлять Рогнеда?       Оля некоторое время молчала. По всей видимости, это была больная для нее тема. Но это значило, что они с Рогнедой не подруги, что уже хорошо.       — Я пыталась, — сказала она, копаясь в коробке с игрушками. — Но у нее влиятельный отец.       — Да, мне говорили, — припомнила Ирен.       Оля достала большой расписной шар и стала присматриваться, где он лучше всего будет смотреться на елке.       — Меня несколько раз чуть не лишили должности из-за этого, — продолжала она. — Говорят мне, мол ее отец нам и ремонт оплатил, и компьютеры новейшие в классах поставил и тэ-дэ и тэ-пэ. Что я благодарна должна быть. В общем, не вышло. А мне нравится здесь работать. — Оля полезла в коробку за очередным шариком, который обязательно должен гармонировать с остальными. С этим у нее все было строго, она даже Ирен пару раз окликала, когда та вешала гирлянду не того цвета. — А если меня уволят, то на мое место придет, как обычно это бывает, какая-нибудь старушенция. Которая не умеет общаться с молодежью.       — Наверное, ты права, — неохотно согласилась Ирен              Где-то полчаса спустя, когда Ирен преспокойно вешала дождик над лампой, Оля вдруг истошно закричала:       — Стоять на месте!       С перепугу решив, что она обращается ко ней, Ирен тут же оглянулась. Чтобы увидеть Ивана, который, словно статуя, неподвижно застыл у своей двери, уже держа наготове ключ.       — Хельга! — Иван широко улыбнулся. — Как дела?       — Спасибо, хорошо.       Иван перевел взгляд на одноклассницу.       — Ирен, помогаешь ей? Молодец! Удачи вам тогда! — он еще раз улыбнулся и спешно повернул ключ в замке.       — Стоять, — повторила Оля. — Семен обещал, что ты нам поможешь.       Иван что-то произнес одними губами. Скорее всего, ничего хорошего, и наверняка в адрес Семена или, как он его зовет, Скади.       — Хорошо, сейчас выйду. Только переоденусь.       — Жду.              Оля отправила Семена на пятнадцатый этаж, а сама с Ирен, когда они закончили с их девятнадцатым, пошли на двадцатый.       — Странно, — произнесла Оля, когда мы поднимались по лестнице.       — Что именно?       — Иван всем дает скандинавские прозвища. А тебя, как есть, Ирен назвал.       Ирен вспомнила, как Ивар назвал ее при их первой встрече. Пожалуй, об этом лучше умолчать, решила она.       — Возможно, Ирен и так звучит немного по-скандинавски, — попыталась выкрутиться Ирен.       Они прошли в коридор двадцатого этажа, где Оля с облегчением опустила коробку.       — Не сказала бы, — не согласилась она. — Здесь куда лучше звучала бы… скажем, Ингрид. Или Ингеборга.       — Я довольна и тем, что есть, — сказала Ирен, на что Оля лишь рассмеялась.              Когда девушки покончили с двадцатым этажом, они спустились к Ивану на пятнадцатый. Им пришлось присоединиться к нему, потому что за это время Иван далеко и половины дела не сделал. Хотя, судя по его подозрительно довольной моське, Ирен заподозрила, что тот специально работал медленно, чтобы больше времени провести с ними.       Они управились к тому моменту, как из школы вернулись последние ученики, задержавшиеся в своих клубах. Все это время они работали втроем. Никто больше так к ним и не присоединился, а потом надобность в лишних руках сама собой отпала.       Когда они возвращали пустые коробки обратно в квартиру Оли, вернулись и Лена с Семеном.       — Как круто вы сделали! — восторгалась Лена. — Как жаль, что я не успела. Но обещай, что нашу квартиру мы украсим вместе! — сказала она Ирен.       — Ну… естественно, — ответила та. — Я даже не знаю, где у тебя что лежит.       — А завтра тогда давайте сходим на каток! — следом предложила Лена. — Суббота, всего три урока!       — У вас есть каток? — спросила Ирен.       — Конечно! И несколько! Я могу тебе все показать, — Иван никак не унимался, пытаясь вывести Ирен с ним на прогулку.       — И что за каток, Лена? — спросила та соседку, пытаясь отвадить Ивана.       — Большой, под открытым небом. Как раз недалеко отсюда! — ответила Лена. — Все вместе сходим!       Иван понял, что в этот раз ему ловить нечего, и поспешил сменить фронт.       — Эй, Скади, давай с нами!       Семен уже собирался скрыть внутри своей квартиры, когда его позвал Иван.       — Давайте без меня, — как-то холодно отозвался Семен. — У меня дела.       — Да знаю я, нет у тебя никаких дел! Давай с нами! — настоял Иван.       — Идем с нами! — тут же подхватила Лена.       Ирен тоже не отставала.       — Развеемся хоть, — она несколько растерянно развела руками.       Семен немного подумал, явно хотел поломаться. Но в конечном итоге решил согласиться.       — Эх, жаль, что я с вами не могу, — грустно вздохнула Оля. — Работа. Так что без меня покатайтесь. Только на озеро не заходить, слышите? — строго пригрозила она. — Лед еще недостаточно толстый.       — Вы и по замерзшему озеру катаетесь? — спросила Ирен, когда за Олей закрылась дверь.       — Да, но каток лучше, хоть он и меньше, — сказала Лена. — На озере лед неровный.
Примечания:
Хотел успеть к новогодним праздникам, но не успел! Простите!
Дописывал в спешке. Могут быть ошибки, так как изначально повествование велось от первого лица. За это тоже простите!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты