Радиоактивные

Джен
G
Закончен
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Уже пять лет Эван живёт под куполом. Что было до для него загадка - как бы он не старался, все его воспоминания были напрочь стёрты. Однако последнее время резкие видения начинают преследовать его всё чаще и чаще. И игнорировать это с каждым днём становится всё труднее и труднее.
Примечания автора:
Если очень интересно, но нифига не понял, беги к предыдущей работе, не пожалеешь)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Звонкая мелодия пробудила Эвана. Бодро он встал с кровати. Прежде, чем подойти к шкафу и достать одежду, мужчина сорока лет с густой рыжей бородой и скалистым телосложением подошёл к окну узнать погоду. Отдёрнув жалюзи, он пристально стал вглядываться в ещё не сошедшие сумерки. После пробуждения его часто мучила временная амнезия в связи с бурными и динамичными снами, содержания которых он, однако, никогда не запоминал. «За окном ещё не посветлело. Не мудрено в пять-то утра. Однако деревья уже покрыты листьями. Точнее как листьями. Маленькими ребятишками, ещё не доросшими до звания взрослых листьев, – Эван рассмеялся от забавного сравнения, пришедшего внезапно в его мысли. – Очевидно, сейчас весна, при том уже не ранняя». Открыв шкаф, на мужчину свалилась красная клетчатая рубашка. «Как Бог велел! » – усмехнулся про себя он. Нацепив её, Эван принялся расправляться с плотными синими джинсами. Из кармана уже сидевших на нём джинсов мужчина достал пару дырявых носков, которые принялся натягивать на исполинские ступни. Финальным штрихом стала потускневшая красная шапка. Эван осторожно открыл обшарпанную дверь. На цыпочках он попытался прокрасться к ванной, однако та скрипучая доска под выгоревшем ковром предательски помешала его плану. –Куда собрался? – с дивана тут же вскочила проснувшаяся семнадцатилетняя девчонка. Её непослушные кудри, путавшиеся между собой, свидетельствовали о не менее неспокойном сне. –О, Кети, я не хотел тебя будить… –И тем не менее сделал это! – девчонка взяла с близстоящей тумбы гребень и начала расчесываться. –Я… – мужчина устало вздохнул. – Пошёл на улицу. Ну, знаешь, порыбачу там, добуду еды… –Поняла, – резко кивнула девочка, но тут же вздрогнула из-за включившегося внезапно телевизора. –Здравствуйте, жители вакуума! – с экрана заговорил пучеглазый азиат, чьи волосы уже начала пробивать седина. – Мы рады сообщить вам, что прошёл ещё один день с момента вашего пребывания здесь! Мы заботимся о вас и поддерживаем ваши физические потребности, именно поэтому сегодня в тринадцать пятнадцать на координатах восемь северной… –Выключи этого придурка, – закатил глаза Эван. – За пять лет его фальшивый голос уже вызывает рвотный рефлекс. –Как скажешь, – пожала плечами девочка и подошла к кухонному уголку. – Тебе наложить что? –Пельмени ещё остались? –А то! – усмехнулась девочка. Наконец, Эван зашёл в ванную. Подошёл к раковине и услышал, как Кети включила телевизор. Мужчина поднял рукоять крана и из него полилась прохладная вода. Она полностью пробудила мужчину, всячески отвлекая от попыток вспомнить недавний сон. Эван взглянул в зеркало. «Лицо кажется слишком круглым». – нахмурился он. Принялся искать свою слегка заржавевшую бритву. Нашёл. Огромными пучками рыжие жесткие волосы падали в мокрую раковину. И вот, впервые за очень долгое время показался его твердый резкий подбородок. Почистив зубы, мужчина вышел из ванной. Девочка, которую он вот уже полгода кликал своей дочерью, сидела с чашкой хлопьев перед телевизором. –А пельмени? – крикнула она, когда Эван уже открыл дверь, из которой повеяло коварным холодом. –Передумал. –Как знаешь… Удачного тебе лова! – сказала Кети, не отрываясь от экрана. – Кстати, классно выглядишь! Я про бороду. –Спасибо! – улыбнулся в ответ Эван, после чего уже окончательно вышел на улицу, захлопнув дверь. Обязательной кафедрой перед каждой ранней вылазкой на улицу было слияние с родным лесом. Широко расставив массивные руки в сторону и закрыв глаза, Эван пытался заглотнуть своими лёгкими как можно больше елового и острого от мороза воздуха. В минуты наслаждения мужчина пытался не думать ни о чём, однако одна резкая, мгновенная и безумная, но оттого не менее яркая и чёткая картина всё же промелькнула у него в голове. В его сознании создался образ прекрасной женщины, примерно того же возраста, что и он сам. Встряхнув головой, Эван отогнал лишние мысли и направился в дряхлую пристройку, чтобы взять приспособления для рыбалки. Сарай, на удивление, был полон различного хлама. Эван жил тут всего пять лет, а девочка и того меньше, однако по тут и там разбросанным вещам такого и не скажешь. «Это всё проклятая «материальная помощь», – фыркнул носом то ли от недовольства, то ли от чрезмерной влажности мужчина. – Лучше б прислали новую бритву, или надувную лодку, так нет же! Вот зачем мне, на милость, седьмой эксклюзив монополии? Я похож на коллекционера? » – скорчив недовольную мину, Эван взял приспособления для рыбалки и поспешно покинул пристройку. Плотные подошвы ботинок пожирали утреннюю росу, а сам Эван разглядывал каждое деревце, пытаясь отвлечься от посторонних мыслей. «Вот и началась хвоя. Зимой и летом одним цветом, – усмехнулся мужчина. – От елей свежесть так и прёт! » Эван посмотрел на уже почти посветлевшее небо. Однако даже блеск редких звёзд и мутное лунное пятно не смогли помочь мужчине избежать мыслей о видении женщины. «Вдруг я был с ней знаком? Вдруг она была моей матерью, сестрой или… – Эван нервно сглотнул. – И я ничего этого не помню. Быть может, она была для меня очень важна. Тогда, в прошлой жизни…» Прошлая жизнь. Какой она была? Как Эван и Кети, оказались здесь? И главный вопрос, почему они ничего не помнит? Философия – это определённо не конёк Эвана, однако не думать об этом он не мог. Пять лет прошло с того момента, как он оказался здесь (черточки на тыльной стенке шкафа не дадут соврать). Посреди леса, совершенно один и не помнящей ничего, кроме собственного имени. Это напугает даже такого здоровяка как Эван! После дневного блуждания по лесу он нашёл ветхую избушку, в которой вскоре и поселился. За четыре года он вдоволь успел изучить все окрестности этого места. Да к тому же изучать оказалось не так уж и много: окружной купол радиусом километров тридцать отделял Эвана от внешнего мира. Увидев его впервые, он испугался, потому быстро от него удалился. В тот же день телевизор впервые проявил свой интеллект и включился самостоятельно. Из него пучеглазый азиат впервые рассказал хоть что-то об этом новым, неизвестном мире. По словам азиата, Эван – «радиоактивное существо». По этой причине его поместили в так называемый вакуум. В нём ничего не угрожает жизни окружающих. В противном случае Эван сможет убить всех жителей планеты. Они стёрли ему память на случай, если соблазн вернуться к прошлой жизни будет слишком велик. Но всё же их главной целью, по словам азиата, остается исцелить Эвана. Поэтому ежемесячно они посылали ему запасы еды и всякие побрякушки. По этой же причине азиат настоятельно просил радиоактивного «не совершать глупостей». Однако что-то в этом «компьютерном человеке» вызывало у Эвана недоверие. То ли его наигранно дружелюбный тон, то ли натянутая улыбка, то ли пронзающий взгляд... Тем не менее Эван перестал бояться купола. Он приходил туда снова и снова, пытаясь высмотреть что-либо из этой мутной серой сферы, напоминающей небо в самый непогожий и мрачный день. Купол будто манил его. Да и немудрено! Ведь там, всего в нескольких сантиметрах, находился ответ на все вопросы, находилось его прошлое и вся его жизнь. Однажды он даже протянул туда руку. На ощупь сфера была густой, влажной и вязкой, словно холодец. Тем не менее страх неизвестности всё же сыграл своё, и Эван поспешно отдёрнул руку Кто знает, может рано или поздно радиоактивный и сделал бы судьбоносный шаг, но на его голову свалилась иная забота: девочка Кети, которая ровно как сам Эван очутилась здесь, под куполом. –Стоять! – сонный мужчина тут же взбодрился, увидев в своём лесу нечто инородное. Он достал из кармана заранее приготовленный противогаз и подложил к лицу. – Почему ты здесь? Ты радиоактивна? Тебе следует опасаться меня? –Что... Что происходит? – девочка потёрла свежую ссадину на лбу. – Кто вы? О чём вы говорите? –У меня к тебе тот же вопрос. –Я… Ничего не помню. Быть может я… Я дома? –Как тебя зовут? –К… Кети? –Ты знаешь, почему ты здесь? –Даже не догадываюсь. Знаете, я с трудом вспомнила своё имя, а о причине нахождения в лесу с взрослым мужчиной и не подозреваю. –Я могу навредить тебе? –А что это вы у меня спрашиваете? Разве не вам об этом лучше знать? –Ты права, – пробурчал Эван. –Что? Вы меня, конечно, извините, мало ли какая эпидемия здесь ходит, но не могли бы вы убрать маску? Плохо слышно. Мужчина задумался. Разве стала бы компашка азиата отправлять в заражённую зону здорового человека, да ещё и ребёнка? То, как оказалась тут девочка с растрёпанными косичками схоже с тем, что испытывал и сам Эван четыре года тому назад. Очевидно, что и она заражена. –Да, конечно, – Эван неуклюже спрятал противогаз обратно в карман. – Ты… Я могу рассказать тебе, почему ты здесь. Мы будем жить вместе и… Боже, я четыре года не видел ни души! Твое появление это… Это просто чудо! Эван рассказал Кети, про свою жизнь. Про купол, про радиоактивность, про азиата из телевизора. Всё это, очевидно, шокировало девочку, но тем не менее она приняла все слова мужчины за должное и стала жить с ним душа в душу. С момента знакомства с Кети Эвану некогда было думать о куполе и своей болезни. Охотиться приходилось чаще, да и общению с девочкой уделялось отныне внимание больше, чем всему остальному. В общем, с появлением Кети Эван почти что забыл о своей прошлой жизни и не имел боле стремления в ней копаться. Однако странный сон, а также то внезапное видение женщины заставило Эвана снова наведать мутно-серые стены. Отбросив наконец размышления о хвойной красе, Эван помчался к ближайшей стенке. Позже он снова перешёл на шаг, понимая, что чрезмерная торопливость лишь израсходует силы. Наконец, хвойный лес был сменен ровным полем, которое украшало одиноко стоящий заброшенный микроавтобус. Сначала он был совсем маленьким, но по приближении становился всё крупнее, крупнее, крупнее… И вот, Эван уже видел проломанную заржавевшую крышу машины и торчащий из окон плющ. «Эта машина… – вздохнул, улыбаясь, Эван. – Первая не зелёная вещь, на которую я наткнулся здесь, – мужчина поддался воспоминаниями. – Кто знает, может меня привезли на ней? А может, добавили в качестве декорации. А может, она предполагалась в качестве транспорта, но, увы, что-то пошло не так. Коррозия или вроде того… А, быть может, раньше она принадлежала кому-то жившему здесь до меня! Кто знает…» Эван подошёл вплотную к машине. Мозолистой рукой он провёл по её поверхности, что была покрыта слоем желтой пыльцы. После посмотрел в давно разбитое окно. В объеденный саранчой салон пробивались тяжёлые стебли растений. Однако обстановка внутри, если представить его несколькими веками ранее, была вполне уютной и чем-то напоминала фургон из древнего мультика про говорящую собаку. Всматриваясь в фургон Эван пытался пробудить в себе новые воспоминания, однако тщетно. Недолго думая, он зацепился за крышу машины, ловко подтянулся и через мгновение уже стоял, вглядываясь вдаль, где горизонт загадочно уходил в мутно-серую бездну. «Зачем я здесь? – задал он сам себе вопрос. – Куда я иду и что ожидаю получить? Неужели мимолетное видение незнакомой мне женщины заставило меня бросить ребёнка и идти на встречу к неизвестности? Что я планирую сделать? Зайти туда? А если я и правда радиоактивный? Что если мы с Кети – единственные не причиняем друг другу вреда? Что если нам навсегда суждено довольствоваться лишь своим небольшим обществом? А вдруг все эти люди врут? Что если мы никогда отсюда не выберемся, это наша тюрьма? Что будет, когда она вырастет, а я состарюсь и умру? Ей придётся сковывать себя муками одиночества? Что…» – Эван мог ещё долго задавать себе безнадёжные вопросы, однако его голову снова пронзило резкое видение. Та же женщина, но на этот на её руках был маленький ребёнок. Рядом с ними стоял некто. Сначала Эван не мог видеть лица – его место занимало расплывчатое пятно. Однако оно начало проясняться. Эван долго всматривался в кажущегося до боли знакомым человека, пока не признал в нём самого себя. Да, не такой накаченный, да, более худой и начисто бритый, но это был он! Те же рыжие волнистые локоны, доходящие чуть ли не до плеча, то же своенравное веснушчатое лицо, те же карие глаза, прикрытые светлыми ресницами… Видение оборвалось так же резко, как и началось. Эван тряхнул головой. Резкие припадки затуманили его разум и, не отдавая отчёт в том, что делает, он молнией помчался к стене прямо по крутому склону. Не прошло и двадцати минут (хотя пройденное расстояние оценивалось в гораздо большее время), как Эван находился в шаге от мутного занавеса. К счастью, прямо перед решающим шагом к мужчине вновь вернулось сознание. «Что я делаю? Да я буквально нахожусь в шаге от гибели человечества! Радиация ведь убивает, так? Несёт конец света? Что вообще значит – радиоактивный? И можно ли отнести это ко мне? Я же явно что-то ощущал по прибытии сюда. Ощущал каждой частичкой своего тела, ощущал, как оно течёт по моим венам… А Кети? Она ощущает то же? Но вопрос, что же случится, ступлю я один шаг, не даёт мне покоя, я…» Что-то сильное, резкое, сбило Эвана с ног. В попытках удержать равновесия, он сделал этот злополучный шаг и очутился в неизбежности. Небо окутано мрачными, тёмными красками. Будто надвигается самая сильная буря в истории. Однако то, что вокруг, нельзя назвать более успокаивающим. Рухлядь, ржавые развалины когда-то светящихся небоскребов, грязно-коричневые тона. Даже сам воздух будто отравлен чем-то донельзя отвратительным. Раскат грома, и молния озаряет всё пространство. В мгновение всё вокруг одевается в более привычную, но не менее тусклую картину: огромные дома, масса пешеходов... Как будто вся та рухлядь, что видел Эван, скрыла свою истинную суть под занавесом привычной жизни. Начинают мелькать воспоминания. Детство. Эвану едва исполнилось десять, когда его родителей забрали за пацифизм и пантеизм, или вроде того. Больше некому было забирать его из школы по выходным. Потом школа. Он явно не был «правильным учеником», учителя вечно его принижали, подавляли все чувства и интересы. И наконец, первый друг. И первое… Как называют это слово… Нет уж, точно не любовь – она под замком, но быть может… Привязанность? Слава Богу… Или скорее правительству, закон согласовал их брак. Его прекрасная жена. Она тоже была не такая, как остальные, поэтому оба они занимали низшую должность и являлись предметом насмешек. Потом первенец… Всё казалось хорошо, даже слишком, и вот, фортуна явно отвернулась от Эвана. Арена смерти. Ему никогда не казалось привлекательным смотреть на смерть людей, но вот настал и его черед. Падение… Неужели это конец? Неужели его жизнь оборвётся так… Резкий рывок выдёргивает Эвана из затуманенных иллюзий. В своём спасителе он узнает Кети, после чего тут же теряет сознание. Эван очнулся. Он сидел на холодном камне, рядом журчала быстрая речка. –Наконец-то ты включился. Хорошо, что я заметила странность твоего поведения и проследила. Иначе кто бы знает что… –Нет… Нет, всё, что я видел… – сумбурный поток мыслей беспрерывно выбрасывало наружу. –Успокойся, Эйв, что ты видел? – всем своим видом девушка пыталась показать своё спокойствие и доверие по отношению к собеседнику. –Да это не я радиоактивный! – взревел Эван и со всей силы шибанул камень под собой, да так, что он раскололся. – Это тот мир радиоактивный! Тот мир, от которого нас якобы оберегают! –Успокойся, Эван. –девушка взяла руку мужчины. Сейчас, будучи наиболее серьёзной, она казалась как никогда взрослой. –Там моя семья! – Эван резко оттолкнул Кети, всё ещё не утруждаясь понизить голос. –А я не твоя семья?! – спокойно, но требовательно спросила девушка. Эти слова поставили Эвана в чувства. –Я… Мне кажется… – с горечью Эван едва открывал рот, взгляд его был направлен в никуда. – Мы с тобой уже мертвы. Это, может, рай, или… –Нет… – Кети закрыла рот руками. – Такого просто не может быть! Мы живём, мы чувствуем, мы… А тот азиат из телевизора! И еда с небес! Проказы Иисуса? –Я видел свою смерть. Вернее, чувствовал её. И твою. Та… Арена. Меня в миг осенило. Туда вызывают людей, чтобы покончить с ними раз и навсегда… И нас туда вызвали, мы… –Послушай, – Кети пыталась держаться как можно спокойнее, хотя в её голосе чувствовалась дрожь. – Ты говоришь, туда вызывали много людей. Так почему мы здесь вдвоём? Это явно не конец, нет. Мы ещё живы, мы чувствуем, живём и… –Так или иначе, – лицо Эвана вмиг посуровело. – Я не могу прохлаждаться в райском местечке сложа руки, пока мою семью кто-то губит. Или что-то. Кем бы я не был, я должен выйти за вакуум. Если они там, то я помогу им, притащу сюда, а если нет… Я хотя бы попытался. –А как же я? – на глазах девушки начали пробиваться слёзы. – Мы… Мы жили не разлей вода! Нам было так хорошо! Мы купались, готовили завтрак, ловили рыбу, играли в семь вариаций монополии… Мы жили! Чувствовали! Отныне… Мы с тобой семья, ты и я. Чёрт, ты даже не помнишь этих людей! Скажи их имя! Черты характера! Опиши внешность! А я… Для меня ты стал самым родным человеком! Это место, чем бы оно не было, – мой дом! Я поняла это с первых же секунд пребывания здесь. И ты, ты тоже часть этого места! Ты... просто не можешь бросить его! Не можешь бросить меня! От своей непрерывной речи лицо Кети покрылось монотонным румянцем. Глаза её были переполнены слезами, а дыхание неровным. –Пошли домой, Кейт, – Эван встал с камня и вместе с Кети отправился в дорогу. Едва перевалило за полночь, Эван как можно тише вылез из своего окна. Мороз был покрепче того, что был вчера, и даже толстая шапка на рыжей голове казалась жалким лоскутком. Эван взглянул на родной дом. «Неужели это всё? – задался он вопросом. – Неужели я смогу всё так оставить? » Тем не менее Эван развернулся на сто восемьдесят и решительно направился в сторону купола. По дороге он прокручивал слишком много мыслей. Несколько раз он даже разворачивался и шёл обратно, но с каждым поворотом его шаги становились всё увереннее и быстрее. Наконец, мутная стена вновь воссияла перед ним. Эван закрыл глаза. Не мог он просто взять и уйти. В прошлый раз его вытащила Кети, но сейчас. Эван стоит на пороге чего-то огромного, значимого, тяжёлого. Солнце уже взошло. Кети наверняка встала и обнаружила его пропажу. Внезапно он представил, даже нет, почувствовал, каково сейчас ей. Её мысли, её чувства… Всё это так растрогало здоровяка, что он решительно открыл глаза и, глядя прямо в бездонную гущу серого вещества сказал: –Нет. Я не смогу всё так оставить.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты