Day of Dean Winchester's death

Джен
G
Закончен
23
автор
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Описание:
Это больно. Чертовски больно и несправедливо, но приходится глотать слезы, восстанавливать сбитое дыхание и возвращаться на поле боя, вновь выступая в роли защитника. Он в последний раз наклоняется к Сэму, приглаживает рукой спутанные, влажные волосы и тихо шепчет.

"Я вернусь за тобой Сэмми. Обещаю."
Посвящение:
Всем тем, кто скучает за Винчестерами и не может смириться с пустотой в груди и ощущением, что их история закончилась. Всем тем, кому сейчас больно. Давайте поплачем вместе.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 1 Отзывы 7 В сборник Скачать

day of Dean Winchester's death

Настройки текста
Очередная охота. Заброшенный деревянный коттедж где-то в глубине леса, который, кажется, вот-вот развалится… И мертвое тело на мерзком, прогнившем полу. В жизни не всегда всё идет по плану и не всегда Винчестеры выходят из игры победителями. Два до смерти напуганных человека стоят за спиной старшего Винчестера, всеми силами пытаясь привлечь его внимание, а у него в это время трясутся руки и колотится сердце так сильно, что, кажется, будто он алкоголик со стажем. Сэм больше не дышит и из-за этого дыхание Дина тоже сбивается и казалось, могло вот-вот пропасть полностью. Да, они всегда говорили, что умрут на охоте, как настоящие герои, но вместе и не так рано. Не здесь и не сейчас. Долг охотника кричит, что необходимо до последнего защищать пострадавших от лап монстров, а сердце рвется лечь рядом с Сэмом и ждать нового нападения местных оборотней. Это больно. Чертовски больно и несправедливо, но приходится глотать слезы, восстанавливать сбитое дыхание и возвращаться на поле боя, вновь выступая в роли защитника. Он в последний раз наклоняется к Сэму, приглаживает рукой спутанные, влажные волосы и тихо шепчет. «Я вернусь за тобой Сэмми. Обещаю.» Остервенело вытерев скатившиеся по щекам слезы, он быстро встал и, крепко сжав в руках холодное оружие, направился в сторону выхода, ведя за собой две испуганные пары глаз. Он молчал и никак не реагировал на «внешние раздражители», которые шли рядом, всхлипывая и дрожа. У Дина была четкая цель — отвести бедолаг в безопасное место и немедленно вернуться обратно, чтобы забрать тело своего брата. «Почему всё так? Чем он заслужил такие испытания?» — кричал внутренний голос Дина, заглушая все остальные мысли. И когда оставалось сделать последний шаг к исполнению этого плана, проклятый полицейский всё испортил. Парализующий разряд тока. Беспросветная тьма перед глазами. А потом больничная койка и раздражающие капельницы, которые Дин всегда терпеть не мог. Опять он свернул не туда и теперь понятия не имел насколько далеко тот густой лес и затхлый, обветшалый дом, в котором сейчас лежит его младший брат. Всё плыло перед глазами и вставать вовсе не хотелось, но в голове Дина уже зародилась новая идея, которую он должен был воплотить во что бы то ни стало. Потом дверь неприятно скрипнула и в проёме показалось измученное лицо спасенной девушки. Дину было искренне жаль, что ей пришлось пережить такой кошмар, но в данный момент она волновала его в последнюю очередь. Она смотрела на него с сожалением в уставших, покрасневших глазах, а Дину хотелось спрятаться подальше от этого пронзающего взгляда. В какой-то момент его даже посетила жутко эгоистичная мысль — «Лучше бы она умерла, а не Сэм». Это говорил не Дин и даже не его внутренний голос, а обида и разрывающая на части боль. Хотелось просто заживо лечь в свежую могилу на ближайшем кладбище, чтобы эти чувства больше не текли по венам, мучительно циркулируя по измученному организму. Пересиливая себя, Дин медленно встал и ведя за собой, ничего не понимающую девушку, направился в самое ценное место во всей этой чертовой больнице. Дин действовал чисто интуитивно, руководствуясь элементарной логикой и странным предчувствием — неким чутьем, которое было присуще его натуре. Минуя одинаковые двери и лестницы, он спустился в полуподвальное помещение, которое слабо освещалось и, скорее всего, было предназначено лишь для сотрудников, но кого это сейчас волновало? Уж точно не разбитого горем Дина Винчестера. Он никогда не думал, что будет заниматься чем-то подобным. Со стороны это наверняка выглядело как проявление омерзительной слабости — той, которую стойкий Дин никогда себе не позволял. Они всегда пытались ускользнуть от смерти, не раз обводя её вокруг пальца, но сейчас старший Винчестер буквально прыгал к ней в руки, судорожно перебирая десятки одинаковых пластиковых баночек, единественным отличием которых являлись сложные названия. Надо было как можно быстрее найти нужные таблетки и всё это закончится. Дин всегда был до глупости самоотверженным, но сейчас он перешел все мнимые границы и достиг настоящего безумия. Он был мертвенно-бледен, то ли от нервов, то ли от того, что уже медленно погибал изнутри — увядал, как изящная роза в осенние холода. Но Дин отнюдь не был изящен и хрупок. Наборот, он выглядел карикатурно сильным и бесстрашным, как герой какого-нибудь комикса. Но случались моменты, когда жизнь обламывала его черные, словно покрытые сажей и легким налетом воспоминаний крылья, олицетворяющие веру и всю внутреннюю силу. Надломанные крылья — это больно, но не смертельно, а сейчас их будто вырвали, оставив открытые, кровоточащие раны. Боль часто толкает нас на необдуманные поступки и Дин не стал исключением как и все простые смертные, которым разбили сердце. Многие годы самолечения значительно повысили знания Дина в области медицины. Наверное, он мог отыскать необходимые белые таблетки даже на ощупь в кромешной темноте. — Дин, что ты делаешь? — испуганным, слегка дрожащим голосом спросила несчастная блондинка. — Я должен спасти его. — Кого? — всё ещё ничего не понимая произносит девушка. — Сэма. Я не могу оставить его. — отчеканил Дин, а подумав, добавил. — Если что-то пойдёт не так, позови врачей. Всё происходит как в кино, в какой-то дешёвой сопливой мелодраме. Щелчок. Дин высыпает на раскрытую ладонь всё содержимое пластиковой баночки желтого цвета. Щелчок. Дин берет в руки прозрачную бутылку с электролитом. Щелчок. Горло обжигает горечью и ярким вкусом приближающейся смерти. Он не помнит как падает на пол, начинает задыхаться и вскоре теряет сознание и связь с реальностью. Все мыщцы сводит и пока побелевшая от страха девушка истошно вопит, зовя кого-то на помощь, он уже стоит и смотрит на всю эту страшную сцену, как сторонний наблюдатель. От завораживающей картины отвлекает глубокий знакомый голос. — Не ожидала от тебя такого, Дин…- задумчиво произносит Билли, смотря на суетящихся возле тела врачей и медсестер. — О чём ты? — Из всех возможных исходов: пулевое ранение, глубокие раны от когтистых лап, продажа души — ты выбрал именно самоубийство. Я удивлена. Дин на секунду замирает, наконец-то понимая всю абсурдность ситуации. Опытный охотник, борец, человек, который не раз спасал мир от апокалипсиса, просто наглотался таблеток, как какой-то депрессивный подросток, разбитый из-за неразделенной любви. Утешало лишь то, что это не просто импульсивный поступок, а способ решения настоящей проблемы. Но сейчас не время для рассуждений и самокопания, потому что у Дина есть дело куда серьёзнее. Время утекает сквозь пальцы с молниесной скоростью и надо скорее им воспользоваться, чтобы не стало слишком поздно. — Я хочу, чтобы ты вернула его. — ровным тоном произносит Дин, пытаясь казаться спокойным и непоколебимым. — Я не понимаю о чём ты. — Хватит притворяться! — взрывается Дин, а потом добавляет более сдержанно. — Моя жизнь, на жизнь Сэма. Обмен. Один Винчестер, взамен другого Повисла гробовая тишина. В данном контексте, звучит довольно иронично. — Не знаю, что у вас там произошло, но Сэм жив. Если бы с ним что-то случилось, поверь, я бы узнала об этом первой. — слегка посмеиваясь сказала Билли. В это мнгновение Дин понял, что опять совершил страшную ошибку, пытаясь все исправить. Действительно, зачем Билли лгать? Вот кто-то, а Смерть, наверняка самое честное существо во вселенной. Всё бы ничего, но состояние Дина сейчас полностью зависело от нескольких человек, пытающихся вернуть его к жизни и теперь уже Сэм мог потерять брата навсегда. Умереть слабаком ради брата казалось чем-то уместным и… правильным, а вот просто покончить с собой — это жутко унизительно и абсолютно бессмысленно. Что подумают остальные? Дин Винчестер устал? Не справился со своими обязанностями? Что черт возьми подумает Сэм?! Наверняка решит, что Дин сдался, опустил руки и просто бросил его. Говорят, что перед смертью у человека перед глазами проносится вся его жизнь. Дин часто слышал это от других, читал об этом или видел нечто подобное в фильмах, но всегда относился к таким заявлениям крайне скептически, потому что звучит это слишком драматично и романтизированно. Но сейчас он готов кардинально поменять своё мнение, потому что пока его бездушную оболочку откачивали на старой больничной плитке, он видел десятки эпизодов из своей жизни, которые яркими вспышками всплывали в голове, хаотично сменяя друг друга и ослепляя старшего Винчестера. Вот они с Сэмом смотрят на красочный фейерверк, посреди пустого поля, на котором ничего не было, кроме разлетающихся во все стороны огненных конфетти, старенькой Импалы и двух счастливых братьев. Малыш Сэмми радостно прыгал, широко улыбался и было видно, что его искренне впечатляет и завораживает эта картина. А Дин в этот момент просто стоял рядышком, с легкой усмешкой на губах и смотрел на этот комочек счастья, который был самым ценным подарком для старшего Винчестера. Их жизнь никогда не была похожа на сказочный праздник с кучей хлопушек, воздушных шаров и сладким тортом, а скорее на нечто траурное в черно-белых тонах и печально завывающей скрипкой на фоне. Поэтому Дин изо всех сил старался подарить Сэму хоть капельку чуда, ведь он был ещё совсем ребёнком, который, как и другие дети в глубине души мечтал о волшебстве. Но не все воспоминания старшего Винчестера такие радужные и окрыляющие. Вот оглушающий хлопок дверью, который заставил его съежиться, а сердце начать отбивать бешеный ритм, пробивающий грудную клетку. Он стоит прям, кулаки сжаты, а глаза упрямо смотрят в пол и всё внимание сосредоточенно на, повидавшем многое ковре. Сэм ушел. Вероятнее всего навсегда. Он наконец-то сбежал от этой адской жизни, от отца тирана и… от Дина. Душевная боль тогда была настолько сильной, что ощущалась даже на физическом уровне. Без излишней драмы и преувеличения, у Дина несколько дней болело сердце. Возможно, виной тому было отсутствие сна и ужасный образ жизни в целом, но факт остается фактом — сердце Дина с тех пор так и не зажило и переодически напоминало о себе приступами боли. И завершает этот парад моментов из жизни Дина Винчестера, событие относительно недавнее, но пожалуй самое запоминающееся и ранящее. Несколько лет назад они шли по тончайшей грани, как по острию лезвия и Сэм одной своей форазой сумел столкнуть старшего с обрыва в манящую бездну. «Признай, будь ты на моём месте, то поступил бы также.» «Нет, Дин. Я бы не стал.» А потом контрольный удар, хотя казалось бы, зачем, ведь старший Винчестер уже давно был сломан изнутри и кровоточил, как после настоящей драки. «Мы больше не можем быть братьями.» Вот так просто. Четыре слова и всё, что они прошли вместе, всё, что они выстраивали на протяжении многих лет попросту потускнело и потеряло всякое значение. Но только не для Дина. Сэм был и навсегда останется центром его мира. Да, это безумно тяжело осознавать, что самый близкий для тебя человек не хочет иметь с тобой ничего общего. Но Дин всё ещё готов умереть за Сэма, ни на секунду при этом не задумавшись. Потому что это написано где-то в его подсознании, возможно, выжжено прямо на черепе, как енохианские тексты на его ребрах, оставленные когда-то давно Касом. Секунды тянутся целую вечность, а в сознании всё ещё сменяются картинки из его прошлого, как-будто кто-то пролистывает альбом со старыми пожелтевшими полароидами. И на каждой старенькой фотокарточке непременно можно заметить Сэма. Он в каждой мысли, в каждой детали и в каждом поступке, который когда-либо совершал старший Винчестер. Вся жизнь Дина — это Сэм Винчестер. Несмотря на то бесчисленное количество раз, что он уходил, бросал, кричал, что устал и больше не может всё это терпеть — это всегда была лишь пыль, на корешке книги с их историей. Дин не хочет умирать. Он знает, что сейчас Сэм не сможет это пережить — переступить через эту преграду и идти дальше. Его захлестет горе и дешевый виски, а потом он пойдем продавать свою душу на ближайший перекресток. Вот только Винчестеров там уже многие годы никто не ждет. Если бы он мог вернуться в прошлое, когда Сэму было наплевать. Тогда бы Дин и не подумал жалеть о своей преждевременной кончине. Он никогда не был человеком, который любил жизнь и до дрожи боялся её конца. Нет, совсем наоборот. Он находил в конце жизненного пути некое успокоение, которого ему порой так не хватало. Когда было особенно тяжело, а на пороге виднелся очередной конец света, его грели мысли о том, что это всё может в любой момент прекратиться. И не будет больше страданий, переживаний, кровавых ран и слёз, стекающих по подбородку, куда-то за ворот клетчатой рубашки. Этот психоделический трип закончился так же внезапно, как и начался. Легкие как-будто зажали в тиски и он резко перевернулся на бок, начиная безосстановочно кашлять. В груди словно разлили раскаленный металл, голова раскалывалась и горький привкус во рту всё никак не хотел пропадать. Но как только сознание немного проясняется он вспоминает, что Сэм жив, и наверняка сейчас не в самом лучшем состоянии, ведь его рана от пули никуда исчезнуть не могла. Ему сейчас необходима помощь и Дин обязан как можно быстрее выбраться из этого удручающего места. Минуя врачей и, непонятно откуда взявшегося полицейского, который уже готов был надеть на Дина холодную сталь наручников, он выходит в коридор и, несмотря на сильное головокружение, бежит в сторону выхода. Ему крайне повезло, что телефон остался в кармане и не был изъят или забыт в больничной палате. Яркий солнечный свет был скрыт за серыми облаками, но всё равно сильно бил в глаза, обжигая сетчатку и заставляя жмуриться. Руки всё ещё слегка подрагивали, либо из-за перенесенного стресса, либо это был жалкий скулеж организма, взывающий о помощи. Хорошо, что Сэм всегда был у Дина на быстром наборе, иначе у него бы просто не вышло попасть на нужные клавиши. Старший Винчестер поднес телефон к уху и эти монотонные гудки начали медленно сводить его с ума. Дин закрыл глаза, пытаясь отогнать от себя самые мрачные мысли и начинающуюся панику, которая уже подступала к горлу удушающим комом. Он просто ненавидел, когда Сэм долго не отвечал на его звонки или сообщения. Это жутко пугало, по большей части из-за их опасной работы, потому что Дин сразу же рисовал у себя в голове картину, где Сэма растерзал бледный вампир и младший лежит истекает кровью в какой-то канаве. Казалось, будто эти секунды растянулись на долгие часы. Неужели Дин опять попал в Ад и на этот раз его истязают не физическими увечьями, а глубокими душевными страданиями — постоянным страхом за близкого человека. Как хорошо, что эти мучения закончились, как только он услышал до боли знакомый, родной голос, который всегда моментально его успокаивал. — Привет… Дин, ты меня слышишь? — обеспокоенным голосом спросил Сэм. Дин громко выдохнул. «Отлично, если может говорить, значит всё не так плохо.» — пронеслось в голове у охотника. — Ты впорядке. — только и смог прошептать Дин, устало склонив голову и проведя ладонью по напряженному лбу. — Да… Да, всё хорошо. А ты где? — В больнице, но не переживай. Где ты? Я сейчас за тобой приеду. — поспешно заверил Дин, хотя машины у него не было и он пока понятия не имел, где её достать в столь короткий срок. — Я нашел Детку, но я не могу вести машину. — разочарованно сказал Сэм. — Я вызову скорую, тебя нужно подлатать.

***

Теперь все проблемы решены. Сэм жив и практически здоров, не считая нескольких швов, прописанных антибиотиков и ноющей боли, которую не снимали даже сильнодействующие препараты. Они снова вдвоем сидят в старенькой Импале, не нарущая воцарившуюся тишину и атмосферу полного умиротворения. Каждый думает о чем-то своём. Дин благодарит Небеса или обстоятельства за то, что Сэм рядом с ним и ему больше ничего не угрожает, по крайней мере в ближайшее время. А младший Винчестер выглядит очень сосредоточенным и каким-то озадаченным. Он словно обдумывал какой-то сложный план или пытался разобраться в чем-то, что его очень беспокоит. Сэм всегда был задумчивым и иногда даже мог ненадолго выпасть из реальности, но сейчас что-то явно было не так. Он как-будто хотел задать волнующий его вопрос, но никак не решался это сделать. Они проводили все своё время друг с другом, поэтому Дин мог по малейшему изменению изгиба брови понять, злиться Сэм или хочет о чем-то спросить. Он знал его слишком хорошо и иногда это даже пугало. — Дин. — тихо позвал Сэм, но его голос показался слишком громким, из-за воцарившейся чуть ранее полной тишины. — Да? — хрипло спросил Дин, даже не повернув головы. — Что ты сделал, когда думал, что я умер? — вот так, без всякой подготовки, одним резким прыжком в ледяную озерную воду. — Ты о чём? — Когда ты подумал, что я умер, что ты сделал? — спокойно повторил свой вопрос Сэм, но от Дина не укрылись нотки волнения и нарастающего раздражения в его голосе. — Начал продумывать ремонт в твоей комнате. Ну знаешь, можно было бы повесить диско шар, поставить диванчики и сделать что-то вроде зоны отдыха. — посмеиваясь ответил Дин, явно не скрывая сарказм. — Я серьёзно. — Я тоже. — уже вовсю улыбаясь, парировал Дин. — Дин. Ответь мне. Что ты сделал? — Ничего. Я знал, что ты жив. Знал и всё. Поэтому ничего не стал делать. Снова повисло молчание. Теперь было не ясно, успокаивает эта тишина или только больше нервирует, заставляя руки неприятно подрагивать. Между ними словно натянули прочную нить, которая долгие годы связывала их и казалось, могла сейчас разорваться от малейшего неправильного слова или звука. — Я вижу, что ты врешь и хочу услышать правду. — сказал Сэм уже твердым голосом, который был хорошо знаком Дину и перед которым он никогда не мог устоять. Старший Винчестер сделал глубокий вдох, наполняя легкие кислородом, как-будто собирался нырять в глубокий водоем. Он точно знал, что Сэму не понравится ответ. — Я встретился с Билли. — Каким образом, она же… О господи! Что ты сделал?! — сорвался Сэм, всем корпусом резко развернувшись к Дину. — Я взял таблетки, а дальше, я думаю, ты сам понимаешь. — немного неуверенным голосом признался Дин, опустив глаза вниз и неуместно жестикулируя. Он всегда начинал бессмысленно размахивать руками, когда нервничал. — Зачем? Зачем ты это сделал?! Что за глупое желание умереть? — абсолютно не сдерживаясь кричал Сэм — его тоже сейчас переполняли эмоции. — Как-будто ты сам не знаешь. — на контрасте это прозвучало слишком тихо и жалобно, как-будто Дин даже не хотел, чтобы младший это услышал. — Чего не знаю? — искренне недоумевая, спросил Сэм. — Я всегда защищал тебя. Это была моя единственная работа и я не мог её завалить. В прошлый раз, когда такое произошло я, не задумываясь, продал душу. В этот раз я просто не мог поступить иначе. — признался Дин и немного помолчав, добавил. — У меня не было выбора. — Боже, какой же ты придурок. А если бы тебя не откачали? — В бункере освободилась бы комната. — как всегда в особо тяжелые периоды, Дин отшучивался, чтобы скрыть за маской весельчака свою боль. — Это не смешно. Ты правда думаешь, что ты для меня ничего не значишь? Что я бы не был в отчаянии из-за твоей смерти? — Ты бы смог без меня начать всё сначала. А у меня бы так не вышло. — до боли будничным тоном ответил Дин, как-будто это нечто столь очевидное, что даже не нуждается в элементарном сомнении. В их биографии уже встречались подобные случаи. Сэм пытался сбежать не один раз и он, как бы ни было тяжело и страшно это признавать, идеально вписывался в эту спокойную, размеренную жизнь обычных людей. Но всё всегда рушилось в тот миг, когда взъерошенный Дин появлялся на его пороге, с этой очаровательной улыбкой на лице, которая всегда согревала Сэма. Старший Винчестер до сих пор винил себя за эти проявления эгоизма и слабости. Часто, сидя в просторной кухне их бункера, Дин просматривал старые снимки и вспоминал весь тот долгий путь, который они прошли. И каждый раз ему хотелось вернуться в прошлое и не влезать в уютную квартирку Сэма в Стэнфорде, в которой сам Дин был явно чужим и лишним. Он готов пожертвовать всем, лишь бы его Сэмми прожил жизнь так, как ему бы этого хотелось. Без лишних потерь, страданий и боли. Поэтому уже многие годы в голове Дина жила мысль, что его окончательная смерть стала бы идеальным началом нового путешествия Сэма, прямиком в счастливую жизнь. — Я бы не смог. Уже нет. — практически прошептал младший Винчестер, как-будто сил повышать голос не осталось, . — Сэмми, у тебя уже был подобный опыт, разве нет? — улыбаясь сказал Дин, всё еще пытаясь отшучиваться. — Теперь всё по другому. — разлядывая унылое серое здание за окном, ответил Сэм и, немного погодя, смотря прямо в глаза старшему брату, добавил. — У меня бы не получилось бросить тебя сейчас. Только не снова. — Сэм, пожалуйста… Когда-то тебе прийдется меня отпустить. — Нет! Не говори так! — сорвался младший. — Сэм… — Я не хочу тебя терять. Я просто не смогу. — глаза младшего Винчестера уже наполнились слезами, возможно, из-за накопившегося за последний день стресса и нервного истощения. — Я никогда не говорил тебе, но я так благодарен за то, что ты приехал тогда за мной. Я так скучал. — Я тоже. — Ты был рядом столько, сколько я себя помню и я так за это благодарен. — дрожащим голосом сказал Сэм, а потом выдохнул еле слышимое. — Я люблю тебя. Дин так и застыл с немного приоткрытым ртом, обрамленным алыми, слегка потрескавшимися губами. Они никогда не говорили друг другу ничего подобного. Даже, когда один из них был на грани смерти и костлявая уже стояла позади, чтобы забрать жертву в иной мир, они ограничивались сдержанным «Я горжусь нами». Они безусловно любили друг друга, но проявляли это по другому, ведь у Винчестеров всегда все было ни как у всех. Когда Дин приносил утром кофе и незамысловатый завтрак из ближайшей закусочной, он говорил «Я тебя люблю». Когда Сэм стирал грязные фланелевые рубашки Дина, пропитанные кровью, он говорил «Я тебя люблю». Когда Дин обнимал трясущегося Сэма в непроглядной темноте, после очередного приснившегося кошмара, он говорил «Я тебя люблю». Эти слова никогда не произносились вслух, потому что им попросту было это не нужно, да и зачем мотельным стенам слышать эти проявления нежности? Все окружающие видели, как сильно эти двое дорожат друг другом и они сами чувствовали эту сильнейшую связь, которую многие называли нездоровой. Каждое мимолетное прикосновение или нотки беспокойства в простуженном голосе свидетельствовали о том, насколько сильной была эта любовь. Видимо, немного прийдя в себя после сильного всплеска эмоций и некой эйфории, Сэм осознал, что именно он только что сказал. Он знал, что Дин не тот, кто станет говорить о своих чувствам, а скорее предпочтет промолчать и спрятать всё глубоко в себе. Он создал образ немного сурового, сильного мужчины и всегда был некой каменной стеной. От него частенько можно было услышать «Не ной Сэмми» или «Не будь девченкой». Младший Винчестер всегда был гораздо более чувствительным и чутким, но живя на протяжение нескольких десятков лет со страшим братом, он перенял его привычки и тоже стал носить маску хладнокровного охотоника. Поэтому, в их жизни не было подобного опыта и Сэм никак не мог представить, что услышит в ответ нечто подобное. — Я тоже люблю тебя, Сэмми. Всего лишь пять слов, которые заставили младшего Винчестера задержать дыхание на несколько долгих секунд. Он резко обернулся, непонимающе глядя на старшего брата. Сэм уже был готов извиниться за неосторожно брошенные слова и излишнюю сентиментальность, но всё обернулось совсем не так, как он ожидал. Глаза снова стали влажными, а силы резко покинули его, превращая в тряпичную куклу. Он медленно начал склоняться в сторону Дина, а тот, как и всегда, смог понять этот намек без слов и моментально отреагировал. Старший Винчестер тоже развернулся и обнял Сэма, бережно кладя голову младшего на своё плечо. — Я всегда буду рядом. — тихо прошептал Дин, как-будто кто-то мог их услышать, но вокруг были только «стены» Импалы. Такие моменты не случаются с ними каждый день и в этом заключается их огромная ценность. Когда они оба вымотаны и сил не хватает, чтобы продолжать этот долгий путь, они есть друг у друга, чтобы сказать, что все будет хорошо, обнять и погладить по мягким волосам, в их маленьком мирке.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты