Его последний подарок

Слэш
NC-17
Закончен
57
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Описание:
- … если кто-то против этого брака, пусть скажет сейчас или замолчит навечно.
Тишина окружает светлую поляну, усеянную цветами, на которой прямо сейчас регистрируется брак, посланный самими небесами.
Так говорили старейшины, глядя на наследницу клана Хьюга и молодого Хокаге.
- Стойте!
Примечания автора:
Хотела выложить ближе к Рождеству, но не сдержалась. Приятного прочтения)
***
Dairy: https://moulin-rouge-2020.diary.ru/
***
Другие работы по SasuNaru:
https://ficbook.net/readfic/9901146 - Теперь наши взгляды сходятся.
https://ficbook.net/readfic/9943766 - Детка
https://ficbook.net/readfic/10047667/25853041 - Тайное всегда становится явным
https://ficbook.net/readfic/10076277 - До фильтра
https://ficbook.net/readfic/10209261 - Луна
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 12 Отзывы 13 В сборник Скачать

Его последний подарок

Настройки текста
Примечания:
Что же касается этой работы, то здесь я могла бы вставить эпиграф: Если ты кого-то любишь, то не упусти шанс сказать о своей любви. К чёрту гордость! Потом может быть поздно.
Но я не написала этого, потому что моя гордость никогда не позволит так поступить. Что по итогу: все мои действия - отражение Саске на протяжении всей работы. Хотя, я бы сказала, что в сериале, что в моих фанфиках - Саске полностью олицетворяет меня. Поэтому я его так хорошо понимаю.
Мы оба познали боль - Пейн ликует.
P.S. Музыка, как и обещала:
Hurts - the water
Hurts - Guilt
Linkin Park - in the end
NF - if you want love
      Холодный ветер бушевал на улицах Конохи уже неделю. Всё небо заволокло серыми тучами, не пропуская ни единого солнечного лучика. Крупными хлопьями снежинки оседали на промозглую землю, укрывая её белоснежным ковром. Скоро вся деревня утонет в серебристом снегу и станет похожа на стеклянные шары, которые продаются на каждом шагу в сувенирных лавочках. Тряхнешь один раз, и маленькие снежинки посыпятся в хрустальном куполе, будто с неба, укутывая ветхую лачугу или, быть может, маленькую девочку с подарком в руках, снежным одеялом. А может это будет снеговик с рыжей морковкой вместо носа да с пуговичной улыбкой. Черт их знает! Чего только не придумают, только бы завлечь посетителей.       Такая новогодняя суета была всегда. Рождество в Конохе было потрясающим. Каждый житель старался внести свой вклад в украшение деревни. Ученики Академии вместе со своими учителями упаковывали подарки, наряжали центральную ёлку, да выполняли мелкие поручения. Генины и их сенсеи обычно были заняты на миссиях D или C ранга. С серьезными заказами в это время было туго. Казалось, в Рождество все напрочь забывали о заказных убийствах, переворотах и революциях, а мысли людей занимали лишь бытовые вопросы, по типу, где купить ёлку, куда её поставить, да что приготовить на праздничный стол. Поэтому генины выполняли мелкие поручения в виде похода в магазин за гирляндами или присматривали за детьми. Чунины же вовсю были заняты укреплением обороны деревни и патрулированием улиц. Хотя за последние несколько лет, не считая Великой Четвертой Войны, никаких нападений на Коноху в это время не совершалось, уличные драки никто не отменял.       Но больше всех был занят Хокаге.

***

      Разноцветные странички мелькали туда-сюда, звонко шелестя в руках мужчины. Кричащие заголовки, пёстрые указатели, да огромный шрифт не могли не привлекать внимание. Громко вздыхая, Седьмой хмуро перелистывал страницы.       «Успей купить!», «Хиты продаж», «Акция!», «-30% на всё!» — сплошная реклама, да и только. Ничего стоящего. Насупив брови, Наруто резко закрыл журнал и откинул его в сторону. Горестно простонав, Узумаки уронил голову на стол, жалобно поджимая губы.       Шикамару, стоявший поодаль от Хокаге, даже не посмотрел в сторону друга.       Дело в том, что проблемы с рождественскими подарками занимали не только Седьмого. Всем хотелось вручить своим близким людям нечто особенное. Так, например, в прошлом году Нара за час успел оббежать все известные ему магазины, чтобы достать ту самую юкату лавандового цвета, которую так хотела Темари. И это в канун Рождества! В тот день Шикамару был безумно счастлив, что ему повезло, иначе бы, кто знает, какая участь его бы постигла, явись он домой без подарка.       Вот и сейчас Наруто листал причудливый женский каталог, выбирая украшение для Хинаты и что-нибудь необычное для малышки Химавари. Но, в журнале были лишь какие-то несуразные платья, косметика, в которой мужчина совершенно не разбирался, и всякий мелкий хлам. Оставался, конечно, ещё вариант пробежаться по магазинам, но времени было в обрез, да и он уже был там вчера.       — Может, сделать что-то своими руками? — задумчиво проговорил Шика, с особым вниманием разглядывая обшарпанную стену. — Ну, или что-то такое личное, что ты сможешь передать следующему поколению. Например, как ожерелье Первого Хокаге, которое тебе подарила госпожа Цунаде.       — А? — Наруто поднял голову и посмотрел на друга, смешно сводя брови.       — Подарки, Наруто, подарки. Ты ведь о них сейчас так печёшься, — Нара взглянул на Хокаге и усмехнулся.       Узумаки совсем не изменился. Всё такой же: рассеянный, отчасти глупый, неуклюжий и абсолютно невнимательный. Но за это его Шикамару и любил. За его простоту и честность, за открытость и добросердечность, а главное за то, что, несмотря на обстоятельства, Наруто всегда оставался собой. Всегда оставался человеком.       Сейчас у Узумаки есть всё, чего он был лишён в детстве: друзья, семья, признание, любовь. И, как подмечает Нара, это пошло ему только на пользу.       Нет в мире такого человека, чьей поддержкой и дружбой не заручился бы Наруто.       Нет в мире такого человека, которому бы Наруто не помог, не спас в трудную минуту.       Нет в мире такого человека, который бы не слышал имя Узумаки Наруто — Великого Седьмого Хокаге, носителя Воли Огня.       После войны, когда свирепый ветер завывал свою похоронную песню, а кровь запеклась под ногтями, Шикамару смотрел на мертвую землю, упокоившую сотню людей, и думал, что мир больше никогда не станет прежним. Он видел слёзы, видел боль, видел смерть, как и все остальные шиноби. Но никто из них не прошёл такой же тяжёлый путь, как Наруто. Скольких он потерял? — на пальцах не сосчитаешь. В день, который ныне нарекли Чёрным, Нара вместе со всеми оплакивал тех, кто отдал жизни на благо нового поколения. Тогда Шика впервые заметил, что глаза Наруто поблекли также, как лазурное небо над их головами. Его горючие слёзы омывали щеки, как небо поливало землю серым дождём. Отныне весь мир погряз в уныние точно так же, как и деревня Дождя в период правления Пейна.       Долгое время после этого Наруто ходил мрачнее туч, которые отказывались покидать Коноху. Шикамару уже почти смирился с тем, что дождь будет литься вечно, ведь раз само небо не могло смириться с такой великой утратой, то куда уж им, простым смертным.       Но потом в один миг всё изменилось. Нара до сих пор не может дать этому никакого объяснения. Точнее, у него, как у гения, были догадки, несколько фактов и гипотез, но, как ни крути, а связать он их не мог. Ему не хватало одной важной части пазла, которая должна была изменить всё его представления с ног до головы. Но, сколько бы Шика не вертел деталькой, она всё равно не могла найти себе места в огромной головоломке.       Шиноби помнил лишь один незначительный момент, после которого последовали изменения, но восстановить причинно-следственные связи он не мог.

***

      — … хочешь сказать, что опять издеваешься надо мной, даттебайо!       — Разве я это говорил? Опять всё себе надумал, усуратонкачи.       — Да сколько можно, тэме! Хватит мне голову морочить, ты же знаешь, я совсем не понимаю твоих подсказок! Что я должен, по-твоему, понять?!       — Хн.       — Ну, Сааааске! Дай мне ещё одну подсказку, ну, пожалуйста. Клянусь, в этот раз я её точно разгадаю! Будь уверен, тебайо!       — Грх, добе. Ладно. Но ты должен точно следовать моим инструкциям. Это ясно?       — …       — Сядь напротив меня.       — …       — Закрой глаза. Что ты видишь?       — Ничего, тебайо! Я же их закрыл, глупый Саске-тэме!       — Хорошо. Расслабься. Вот так. А теперь скажи, что ты чувствуешь.       — Это щекотно и… холодно. У тебя холодные руки, Саске. Но они такие мягкие, будто ты никогда в жизни кунаи в руках не держал.       — Это всё?       — Ну, я… Боже, тэме, что ты…       — Что-то не так?       — Ах, да, то есть, нет, то есть… Боже, Саске…       — На сегодня достаточно. У меня есть несколько дел за пределами Конохи. Мне пора. Увидимся, усуратонкачи.

***

      Назвал бы Шика эту ситуацию странной? И да, и нет. Такие близкие взаимоотношения были вполне в стиле Наруто и Саске. В этом можно было не сомневаться. Но единственное, что не давало Наре покоя, так это то, почему же Учиха не убил Наруто, когда была такая возможность? Почему не сдал его Акацуки? Почему так легко пришёл на помощь и прикрывал ему спину на Четвертой Мировой Войне Шиноби? Почему они так быстро нашли общий язык после войны? Да, они всегда были друзьями, хоть и не признавали этого, но всё-таки картина в голове Шикамару не складывалась.       Но размышлять об этом Нара вскоре прекратил, всё потому, что наступил «Рассвет». Именно так он обозначил для себя то, что начало твориться в Конохе.       После того случайно подслушанного разговора между Узумаки и Учихой, Шикамару отметил, что Наруто вновь вернулся в строй. Он снова носился по Конохе, распевая пламенные речи о Воле Огня и силе духа налево и направо, помогал в восстановлении деревни, брался за любые миссии, да и просто делал всё, на что был способен. Узумаки в которой раз удалось удивить Шику. Человека более выносливого и непробиваемого Нара не знал. Да и не узнает уже, скорее всего. Но самое главное, что подметил Шикамару, были глаза Наруто. Они сияли так ярко, что казалось, в них отражается само солнце, наконец, выглянувшее из-за туч. Нара был не тупицей, а потому, сложив два и два, пришел к выводу, что за «возвращение» Узумаки Коноха обязана Саске, хоть об этом и догадался только Шика.       Так было всегда. Эти двое имели странную власть друг над другом. Когда-то Нара пытался понять, кто же из них сильнее, но проведя несколько часов в расчётах, в очередной раз сбился и прервал свою бессмысленную работу.       Они были как чёрное и белое, как лёд и пламя, как огонь и вода, как инь и ян. А значит, сравнить было невозможно — они равны во всём. Это была их награда и их проклятье. Но об этом Шикамару уже не думал. Сейчас, пока Коноха в рассвете, ему, как истинному скромному гению, нужно было приложить все усилия для того, чтобы сохранить этот шаткий баланс на благо всему миру шиноби.       Но, как мы знаем, рассвет не может длиться вечно. Кровавый закат виднеется на горизонте, нависая над полуразрушенной деревней.

***

      — Всё! Это должно прекратиться! Так нельзя.       — Что именно, добе?       — Ты и сам всё знаешь! Прекрати строить из себя идиота! Это, вроде как, моя задача.       — О, смотрю, ты как-никак взрослеешь, становишься самокритичнее. Неужто и ты на это способен.       — Довольно!       — Так значит. Ну-ну. Я ухожу.       — …       — …       — Саске, постой! Я… Ну… Это…       — Что-то не так, усуратонкачи? Не ты ли минуту назад кричал «Довольно!»?       — Да что ты вечно всё с ног на голову переворачиваешь! Ты же знаешь, что я не хочу, чтобы ты уходил. Ты знаешь, чего я хочу на самом деле.       — Этого не будет. Ты и сам понимаешь, что это бред. Твоя очередная глупая идея. Успокойся, Наруто, и повзрослей.       — Да сколько можно, Саске?! Какого чёрта ты ко мне так относишься?!       — Хн. Не понимаю твоего возмущения, добе. Опять разгораешься, распаляешься, хотя совсем недавно сам был на всё согласен. Какое жалкое детское непостоянство. Аж тошно.       — Значит, непостоянство… И это ты мне говоришь, Учиха?       — Как раз-таки я постоянен в своих желаниях. Так что, мне уходить, или мы, как обычно, всё решим?       — Не будем мы больше ничего «как обычно решать»! Прекращай этот цирк, Саске-тэме.       — Да, как раз собирался прекратить. Всего хорошего. Добе.       — …       — Только запомни, Наруто: ты вернешься. Как всегда возвращался, бежал, искал, так и потом вернешься. Ты никто без меня. Да ты и сам это знаешь. Поэтому, как только прекратишь свои сопливые истерики, ты знаешь, где меня найти. Придется очень хорошо извиняться, учти.

***

      Казалось, Кровавый Закат затронул всех жителей деревни. Наруто работал на износ, совершенно не щадя себя. Он стал брать только миссии S-ранга, отказывался работать в команде, стремглав летел на врага, в открытую атаковал, будто пробуя смерть на вкус. С каждой новой миссией его травмы были всё серьезнее, а он лишь глупо улыбался, и сразу после выписки из госпиталя брался за новую, ещё более сложную. Узумаки отказался от режима Отшельника, от кунаев и сюрикенов, от ниндзюцу и гендзюцу. Один рукопашный бой. Он ходил по лезвию ножа, и каждый раз был на волоске от смерти, но продолжал бить врага до изнеможения. Наруто беспечно играл со своей жизнью, отдавая ей всего себя.       Наруто Узумаки — герой Четвертой Мировой Войны Шиноби, Непредсказуемый Ниндзя Номер Один, Ребёнок из Пророчества с глазами цвета посеревшего неба, жил в стране Огня, в деревне Скрытой в Листве, шагавший рука об руку со Смертью, пока Закат поливал кровью омертвевшую землю Конохи.

***

      Небо, оно такое же непостоянное, как и сам человек. Чёрт его поймешь! То оно улыбается, то слёзы льёт, а то метает молнии. Оно неукротимо, подобно морской стихии. Но, как мы знаем, раз в океане бывает штиль, так и на небе бывает затишье.       Затишье перед бурей.       Не зря так говорят, верно?

***

      Закат растворился в чёрном небе, исчезая, будто его и не было вовсе. Одинокие звезды заняли своё место вокруг королевы Луны. Ходят слухи, что после Четвертой Войны шиноби стали её бояться. Её Величество только с виду само спокойствие, а на деле в любой момент готова пробудиться ото сна и раскрыть свои красные, как кровь, глаза-шаринганы и утащить жалких людишек в плен Вечного Сна. Королева Луна обладала невероятной силой. Как-то Шикамару сравнил её с кланом Учиха: такая же бледная, холодная, далекая и… опасная. А Солнце, по заверению Нары, принадлежало клану Узумаки: яркое, жгучее, пылающее и… страстное. Шике очень понравилось данное сравнение. Он долго разглагольствовал об этом, сопоставляя наследников с небесными светилами, но Наруто совсем его не слушал, будучи погружённым в собственные раздумья.       Так начался период Затишья. Сначала Узумаки подолгу молчал, покорно выполняя все свои обязательства. Затем зачем-то вступил в АНБУ, но работать совместно с Саске отказался.       Так протекал один день за другим, а потом Учиха объявил, что женится. Сказать, что все были удивлены — ничего не сказать. Да сам Шикамару после этого фантастического заявления долго не мог подобрать с пола свою челюсть, отвисшую от крайней степени удивления. А, как мы знаем, Нара не из тех людей, кто настолько открыто и экспрессивно выражает свои эмоции. Но это ему простительно, ведь тогда, каждый, кто услышал о скорой свадьбе Саске, принял эту новость весьма странным образом. Ино сначала долго смеялась, толкая в бок Сая, а затем резко прекратила и упала в обморок. Киба от такой неожиданности схватил Хинату за руку так крепко, что та даже вскрикнула от боли и покраснела. Единственными людьми, которые отреагировали более, чем странно, по скромному мнению Шики, были Наруто и сама невеста.

***

      — Ты какой-то тихий сегодня. Да ещё и пьешь посреди бела дня. Обмываешь?       — А, так ты тоже уже в курсе? Хах!       — Да об этом вся деревня говорит! Признаюсь, меня удивить очень сложно, но вы двое своими действиями постоянно вводите меня в ступор. Ладно, ты вечно творишь что-то необъяснимое, но Учиха — это нонсенс!       — Да, у Саске есть феноменальная способность поступать по-идиотски.       — Опять поссорился с Мистером-Холодный-Взгляд?       — Если любой разговор с Саске, который идёт не по его плану можно назвать ссорой, то, да.       — А ты, как всегда, переживаешь из-за него. Годы идут, а ты, Наруто, не меняешься.       — Хах!       — Ну, ничего. Раз сидишь и пьёшь в одиночестве, значит ты уже на той стадии, чтобы пойти и помириться. Как раз есть повод заглянуть на огонёк к Учихе.       — Да уж, вот это повод…       — Эй, я думал, ты рад за Саске и Сакуру. Да, знаю, ты так долго сох по ней, но ты же всегда был из тех людей, кому чужое счастье важнее собственного. Тем более, мне казалось, что между тобой и Харуно была лишь детская односторонняя влюбленность и ничего большего. Разве не ты сам отказал ей тогда, на собрании Пяти Каге? Да и я уверен, что дело тут даже не в вашем бесконечном противостояние с Саске. Тут что-то другое… Только вот что?       — Да, дело совсем не в нашем соперничестве. Просто Саске безжалостный, больной ублюдок, который не способен измениться, сколько не пытайся, а я непроходимый идиот, пытающийся оправдать то, что оправдать невозможно.

***

      Свадьба была довольно скромной. На неё были приглашены только самые близкие. Все бывшие одноклассники из Академии, учителя и родители. В этот день Сакура, наконец, расцвела. Её платье оттенка пыльной розы подчёркивало стройную фигуру, а короткая фата прикрывала полные слёз глаза. Мечта детства сбылась. Харуно даже думать не смела, что когда-нибудь будет гордо носить фамилию Учиха.       У них была выездная регистрация, которую проводили на земле клана, принадлежащей Учиха. Всё было до одури мило, розово и слащаво.       За всем этим действом со стороны наблюдали двое.       Шикамару лениво потягивал какой-то мерзкий коктейль цвета фуксии и тихо ругался после каждого глотка. Он пытался понять — этот напиток отталкивает его из-за неестественно розового оттенка, коего на этой свадьбе было в избытке, или же из-за отвратительного послевкусия. Но, данная проблема эстетического характера, как её обозначил Шика, совершенно не мешала ему внимательно наблюдать за свадебной процессией. За всё время, проведённое на мероприятии, Нара успел заметить, что есть во всём этом какая-то фальшь. Мало того, что Наруто сидит где-то в углу, крутя в руках стакан с выпивкой, так ещё и Саске ведёт себя совершенно не свойственно. За весь вечер Учиха ни разу не отошёл от молодой жены, был приветлив со всеми гостями, особенно с родителями Сакуры. Да что уж говорить, он даже запомнил их имена! И чем больше улыбался гостям Учиха, тем больше пил Узумаки. Такая вот интересная закономерность.       Нара прикусил трубочку, допивая ужасный коктейль, и, заметив пошатывающуюся, уже весьма пьяную фигуру Наруто, направился к другу на помощь, пока его не перехватила Темари, утягивая в медленный танец.

***

      Радостные голоса, крики и музыка напрягали Узумаки. Вечер не успел начаться, а Наруто уже был пьян в стельку. Всю церемонию бракосочетания он яростно сжимал стакан с янтарной жидкостью в руке, вслушиваясь в каждое слово жениха. Узумаки чувствовал на себе косой взгляд Саске, наполненный ядом и решительностью. Дикое сочетание, но за все эти годы он привык получать только это. Видимо, это всё, чего Наруто достоин.       Каждое слово Учихи было пропитано сладкой ложью, в которую безоговорочно верили абсолютно все. Все, кроме Узумаки, естественно.       Наруто усмехнулся, услышав свадебную клятву в исполнении Саске. Подготовился или врал на ходу?       Узумаки ждал. Сейчас был ход Учихи, а ему оставалось лишь наблюдать за его игрой со стороны. Пошёл с козырей, сукин сын.       Так было всегда. На поле Наруто оставались одни лишь пешки, прикрывающие короля, а на стороне Саске — верный ферзь, ладья, да пара турелей. Учиха не собирался проигрывать, это факт.       Услышал тягучее «Да», Наруто опустошил первый бокал, смахивая на пол все шахматные фигуры.

***

      Буря превратилась в торнадо, сметая всё на своем пути. Затишье — то, чего стоит опасаться каждому шиноби. Это правило пора бы уже давно внести в кодекс ниндзя, чтобы ещё с малых лет они вызубрили его так, чтобы к двадцати годам оно от зубов отскакивало. Может быть тогда каждый шиноби сумеет предугадать бурю, способную погубить целый мир.

***

      Вскоре всё вернулось на круги своя. Наступило «Просветление», ознаменовавшееся не менее интересными сюжетными поворотами.       Наруто погряз в работе, со скоростью света разгребая завалы на столе. Строительство в Конохе шло полным ходом. В этом году в Академии появится новое крыло, госпиталь будет отремонтирован, а также откроют новые тренировочные площадки. Строились новые магазины, жилые дома, салоны и почтовые отделения. Только один квартал Учих до сих пор находился в разрухе и запустении. Если поначалу Шикамару пытался как-то спросить об этом у Седьмого, то после свадьбы совсем перестал упоминать эту фамилию, да и другим запретил. С тех пор в резиденции все напрочь забыли о том, что клан Учиха когда-то существовал, а квартал, по просьбе Нары, оцепили лентой до лучших времён. Конечно, Шика предварительно поговорил обо всём с Саске, но ничего такого, что бы помогло прояснить ситуацию, происходящую между ним и Хокаге, выяснить не удалось.

***

      — Слушай, Саске, тут такое дело: квартал Учих восстанавливать пока не будут. Приказа не было. Поэтому всё останется, как есть. Только в мерах безопасности мы должны его оцепить. Надеюсь, с этим проблем не возникнет.       — Хн, Ваш Хокаге настолько занят, что не может направить сюда строительную бригаду, или он настолько туп, что не может без чьей-либо помощи сообразить?       — Знаешь, я не собираюсь влезать в то, что происходит между вами двумя, но для тебя же будет лучше, как можно быстрее всё уладить. Наруто больше не маленький мальчик. Он не побежит за тобой снова, Саске.       — В этом наше отличие, Нара. Ты всегда пытаешься всё решить так, чтобы потери были минимальными. Ты всегда играешь осторожно, исследуя, пробуя, обходя риск стороной, выбирая небольшой выигрыш и относительную безопасность, взамен полной победе. Я же повышаю ставку, играю на всё, иду ва-банк, и в итоге получаю даже больше, чем могу себе представить. Так и здесь. Но, да, тебе, и правда, лучше не лезть, а то попадёшь под удар. А я, знаешь ли, не терплю тех, кто встаёт у меня на пути. Всего хорошего, Нара! И да, передай Узумаки, что он может снести хоть весь квартал, всё равно потом сам приползёт собирать его по кусочкам.

***

      Шли месяцы, а Наруто продолжал сидеть допоздна на работе, обложившись бумагами. Шикамару начинал беспокоиться всё больше и больше, но виду не подавал. Ему казалось, что, заходя в резиденцию, время будто останавливалось. За окнами своим чередом текла жизнь, люди семенили туда-сюда, шиноби уходили и возвращались с заданий, а здесь, в кабинете был всегда один и тот же Наруто, занимающийся одними и теми же делами. И сколько бы Шика не пытался его вытащить на свежий воздух, всё заканчивалось одинаково. Правда, был один раз, когда Наре удалось убедить Хокаге, но потом он очень пожалел о своём решении.

***

      Сакура светилась от счастья, поправляя розовые волосы. Теперь её юкату жемчужного цвета украшала эмблема клана Учих, а её саму — новоиспечённый муж — Саске Учиха. Девушка до сих пор не верила, что спустя столько лет, когда она уже перестала о нём грезить, парень сам стал уделять ей внимание, а потом даже сделал предложение. Всё произошло так быстро, что Сакура даже оглянуться не успела, как стала Учихой. Мечта всей жизни стала реальностью. Чего ещё можно желать?       Но семейная жизнь не была такой, какой её хотела видеть Сакура. Сразу после свадьбы у них в отношениях возникли те же проблемы, что преследовали и до брака. Девушка совершенно не понимала, что она делает не так, что же сподвигло Саске снова стать таким.       В то время, когда они только начали встречаться втайне от всех, Сакура считала, что всё это безумно романтично. Ночные свидания, тайные встречи, записки, цветы и конфеты, подарки — всё это заставляло Харуно вновь чувствовать себя маленькой влюблённой девочкой. Ей не терпелось поделиться своим счастьем со всем миром, но Саске строго-настрого запретил девушке говорить об этом кому бы то ни было, особенно Наруто. Сакура посчитала, что Учиха слишком печётся о своём лучшем друге, боясь разбить ему сердце, ведь девушка знала, что хоть Узумаки и был в неё когда-то влюблён, то это была всего лишь детская привязанность, и ничего больше. Насчет этого они давно с Наруто всё решили, ещё тогда на собрании Пяти Каге. Но раз Саске попросил, то она покорно исполнит его просьбу.       Первые месяцы их отношений были идеальными, а потом Учиха сделал ей предложение, и она согласилась. Пока Саске был таким решительным, Сакура не могла упускать свой шанс на счастливое будущее вместе с ним. Но сразу после свадьбы, Учиха вновь стал Учихой. Он поздно возвращался домой, редко ужинал вместе с ней, постоянно пропадал непонятно где, а самое странное — запретил ей говорить о Наруто. А когда Ино спрашивала у подруги про их сексуальную жизнь, желая узнать, какой же Саске в постели, Сакура сразу же краснела и, отводя взгляд, говорила, что это останется только между ней и её мужем. На деле же Харуно просто не могла сказать, что, будучи замужней девушкой, до сих пор оставалась девственницей.       Но Сакура не унывала. Нацепив самую милую улыбку на лицо, молодая Учиха шагала по Конохе, гордо подняв голову. У них с Саске всегда были непростые отношения, но раз он решил сделать первый шаг и выбрал именно её для создания семьи, то теперь девушка не отступит. Она будет ему прекрасной женой, а в будущем и матерью его детей. Ведь Саске выбрал её, а это что-то да значит.       Теперь Сакура не проиграет.       Теперь она никому его не отдаст, какие бы сложности не были бы на её пути.       Она Учиха и останется ей навсегда.

***

      — Нет, ты несерьезно!       — …       — Пришел поиздеваться надо мной снова, тэме?! Ну, радуйся, у тебя снова это получилось! Прекрасно получилось! Только вот сейчас твои шутки перешли все границы. Либо говори правду, либо выметайся отсюда к чёрту!       — Разве видно, что я шучу? А чего ты ожидал, Наруто? Что я сам приду к тебе и буду молить о прощении? Ты думал, что раз я вернулся в Коноху, то ты можешь спокойно мной крутить как хочешь?! Не забывай, я не твоя собственность.       — Да ты жив только благодаря мне, даттебайо! И это Я вечно бегу за тобой как щенок. Это Я бьюсь головой об пол, лишь бы тебе ничего не сделали. Это Я ползаю в ногах у старейшин и прошу не убивать тебя. Это всё делаю Я, а не ТЫ! И тебе хватает наглости ещё предъявлять мне что-то?!       — Разве я хоть раз просил об этом?       — И так всегда. Почему…почему ты меня так ненавидишь, Саске? Почему тебе так приятно доставлять мне боль? Чем я это заслужил, тэме? Почему ты не можешь хоть раз выбрать меня?

***

      Платье лилового цвета было похоже на только что распустившуюся орхидею, а принцесса Хьюга, облачённая в него, на хрупкий цветок, замёрзший во льду. Её длинные тёмно-ирисовые волосы волнами спадали на голую шею, едва заметно касаясь ключиц. Голову украшал венок из цветов, придавая образу ещё больше нежности и женственности. Белые, как снег, глаза сияли ярче тысячи звёзд, и не было ни одно человека в Конохе, кто с этим бы не согласился.       Хината Хьюга была самой красивой невестой, которую когда-либо видел Скрытый Лист.       Наверное, это была самая грандиозная свадьба из всех. Здесь собрались не только жители Конохи, но и все Каге, да шиноби других деревень. Событие было выдающееся — наследница известного клана Хьюга выходит замуж за героя войны, Седьмого Хокаге — Наруто Узумаки. Чем не повод для всеобщего сбора?!       Поздравления лились рекой, а уж сколько было даров — не сосчитать. Шикамару решил не отступать от своих традиций, а потому, устроившись за барной стойкой, внимательно наблюдал за гостями, потягивая сладкий напиток. В этот раз всё было гораздо сложнее. Туда-сюда семенили неизвестные личности, с которыми Наруто обнимался и подолгу разговаривал, а Хината услужливо кланялась, смущённо сжимая руку мужа. Этих людей Нара не знал, но раз Узумаки так тепло с ними здоровался, значит, это действительно близкие ему люди. Хотя, зная Наруто, создавалось впечатление, что люди со всех уголков мира его лучшие друзья.       Кстати о лучших друзьях. Вот кого-кого, а Учихи на горизонте видно не было. Шикамару немного приподнялся, выискивая в толпе Саске и, завидев вдалеке знакомые розовые волосы, залпом допил коктейль и направился в эту сторону.       Сакура стояла рядом с Ино, Тен-Тен и Ханаби, весело обсуждая подготовку к свадьбе.       — А еще Хината так долго выбирала цветы на венок, что я отчаялась и предложила сделать их в тон платья. Всё гениальное просто! — захихикала Ханаби, щёлкнув пальцами и подмигнув девушкам.       — Дамы, прошу прощения, но мне на минуточку нужна Сакура. Наруто тебя искал, пойдём, — проговорил Нара, утягивая удивлённую Учиху за собой.       — Шикамару, что-то случилось? Кто-то ранен? Что с Наруто? — тараторила Сакура, оглядывая людей вокруг.       — Да нет, я просто хотел узнать, где Учиха, — Нара опёрся о стену, скрестив руки на груди.       — Так Саске ушёл на миссию. Ещё вчера. Это касается Кагуи, дело срочное. Поэтому он даже не появился на свадьбе. Какаши так решил. Я думала, ты знаешь, — грустно пролепетала девушка, понуро опустив взгляд.       — Какаши, говоришь… Ну ладно, стало быть, миссия важная. Спасибо, Сакура, я пойду, пожалуй. Не буду вас отвлекать.       — Подожди, а что с Наруто то?!       — Ах, это! Я думаю, он уже решил свою проблему. Мы ему уже не нужны, — сказал Шика, и скрылся в оживленной толпе, оставив Учиху наедине со своими мыслями.

***

      Как только картинка в голове Нары начинала складываться, ему, как будто нарочно, подкидывали новую часть пазла, которая, как ни крути, никуда не вписывалась.       Небо вновь застилают тучи. К дождю ли, иль к граду?       Просветление прошло. Настало время стихийного бедствия. Какие подарки судьбы принесёт циклон?

***

      — … если кто-то против этого брака, пусть скажет сейчас или замолчит навечно.       Тишина окружает светлую поляну, усеянную цветами, на которой прямо сейчас регистрируется брак, посланный самими небесами.       Так говорили старейшины, глядя на наследницу клана Хьюга и молодого Хокаге.       — Стойте!       Все гости удивлённо переглядываются, оборачиваясь на источник шума. Шиноби с огромным шрамом на пол лица, прикрывающий протектором Конохи, бежал навстречу жениху, то и дело спотыкаясь о собственные ноги.       — Подождите! — кричал он осипшим голосом, еле-еле выговаривая слова.       — Вот, прочтите, — протягивает конверт Наруто, теребя бумагу. — Прочтите прямо сейчас!       Узумаки забирает конверт, смущённо оглядывает гостей и мило улыбается, мол, всё нормально, подождите минутку.       Обычный почтовый конверт не вызывает никаких подозрений. Правда, нет ни имени отправителя, ни адреса. Зато запах ни с чем не спутаешь. Самый знакомый, самый родной.       Сердце пропускает один удар. Наруто выдергивает свою руку из рук Хинаты, сжимая конверт двумя руками. Он чувствует, как капельки пота стекают со лба, а щеки покрываются румянцем.       Дрожащими руками разрывает конверт, высвобождая маленький кусочек бумаги, сложенный вдвое.       Поздравляю       И сердце вновь пропускает удар. Воздуха в легких чертовски мало. Все вокруг кружится, будто в замедленном действии.       Это все происходит не с ним.       Это шутка.       Шутка судьбы.       — Наруто, тебе плохо? — парень слышит голос Хинаты где-то на периферии, оглядываясь по сторонам в поисках чего-то крепкого, за что можно удержаться.       Хьюга придерживает его за руку, нежно проводит пальцами по ладони. Узумаки как будто трезвеет от её прикосновений.       Может и она способна лечить его также, как …       Может и у неё получится заменить …       Может, если он даст ей шанс, она не подведёт его, как …       Может он сможет полюбить её также, как …       Наруто мотает головой, отгоняя непрошенные мысли, складывает бумагу вдвое, засовывая в задний карман штанов и берёт невесту за руки.       Хината улыбается так нежно, так искренне, так ласково и по-родному, что Наруто понимает — она сможет, она, чёрт возьми, сможет.       Они смогут.       Парень подходит ближе, притягивая девушку за талию, и целует в мягкие розовые губы. Она пахнет свежестью, малиной и орхидеями. Совсем не похоже на терпкую мяту, мускус и пряности. Совсем. Но он сможет влюбиться в неё. Да, Наруто уверен в этом.       Хината намного лучше. Она не из тех, кто предаёт. Она не из тех, кто бросает. Хьюга верная, заботливая, ласковая, теплая и родная.       Наруто больше не маленький мальчик. Ему нужна стабильность, надёжность и настоящая семья. И Хината та, кто способен ему это дать, а значит, они со всем справятся.       Узумаки крепко обнимает девушку, углубляя поцелуй, вспоминая о тёмных волосах с запахом терпкой мяты, мускуса и сладких пряностей.

***

      А на следующий день Сакура заявляет, что ждёт ребенка. Друзья ликуют, осыпая девушку поздравлениями, а Наруто лишь тихо усмехается, приобнимая молодую жену, и что-то шепчет ей на ухо, отчего Хината вмиг заливается краской.       Яростный циклон смёл на своём пути всё, что видел. Он уничтожил дома, запорошил дороги, запрятал ясное голубое небо в тёмную клетку из туч. Он уничтожил всё, что так сильно любил.       И я говорю совсем не о циклоне и небе.

***

      — Папа, с возвращением! — малышка Химавари радостно бежит навстречу Наруто, а её маленькие колокольчики на смешной гномьей шапочке радостно звенят.       Хокаге быстро стягивает потрепанный белый плащ, с рассекающими на нём языками пламени, и отбрасывает его в сторону, стискивая дочь в крепких объятиях.       — Папа, пойдем, у нас уже всё готово! — девочка звонко смеётся, улыбаясь отцу, и, схватив за край оранжевой куртки, тянет в сторону гостиной.       Вся комната сияет, точно маленькая хижина эльфов или гномов из детских сказок. Наруто удивлённо ахнул, окидывая взглядом гостиную. Огромная пушистая ёлка была украшена массивными красными, серебряными и золотыми шарами, на которых виднелись маленькие снежинки, пряничные человечки, венки из омелы да красно-белые тросточки. Только от одного взгляда на них во рту сразу появлялся знакомый вкус имбиря, мяты, корицы и смолы. Рядом стояла Хината в милом домашнем платье цвета сирени. Даже в такой простой одежде девушка умудрялась выглядеть сдержано и достойно. Всё-таки она наследница великого клана, это в крови. А кто, как ни Наруто может знать что-то об аристократических повадках выходцев из сильнейших привилегированных кланов. Узумаки нахмурился, отгоняя дурные мысли прочь. Хината приветливо улыбнулась мужу, а затем продолжила украшать ёлку. Даже спустя столько лет она продолжала благоговеть перед мужем, смущаться и мило краснеть в его присутствии.       — Боруто, подай мне вон ту гирлянду, — девушка ласково потрепала сына по голове и указала в сторону большой коробки, стоявшей на маленьком кофейном столике.       — Будет сделано, даттебаса! — Узумаки мигом оказался в нужном месте, опрокидывая коробку, высыпая на пол всё её содержимое.       Старые игрушки, мишура, яркие ленты и плюшевые игрушки с треском свалились на пол. Боруто нырнул в огромную гору елочных безделушек, выуживая спутанную гирлянду.       Хината захихикала, прикрыв ладошкой покрасневшее лицо, а Химавари забавно ткнула в брата пальцем, смахивая мишуру с волос.       Наруто, опёрся на дверной косяк, наблюдая за семейной идиллией. Он улыбался, разглядывая красавицу жену, сидящую на полу среди шумной детворы, малышку Химавари в смешной шляпе, Боруто с мишурой на голове, изображающего злого эльфа. Вот оно — новое поколение. Как много он пропустил, постоянно задерживаясь на работе? Сейчас дома было так тихо, спокойно и умиротворенно, отчего Наруто невольно вспомнил прошлые годы, проведенные в скитаниях, вечных поисках, слезах и криках отчаяния.       А ведь тогда, когда никто не мог ему помочь, когда никто не знал о его проблемах, на помощь пришла верная и любящая жена. Она подняла Наруто на ноги, стала опорой и поддержкой. Именно Хината вытянула его из той тьмы, в которой он самозабвенно и добровольно тонул. Она стала его ярким лучиком в непроглядной мгле.       Наруто смотрел на жену и не мог ей налюбоваться. Такая хрупкая, нежная, точно цветок, закованный в лёд, но при этом, не утративший ни капли своего шарма. Хината всегда была такой, даже в детстве, а Узумаки, глупый, не замечал. Наруто всегда тянуло в другую сторону, всегда манила луна, сколько бы он не твердил, что выбирает солнце. Он думал, что поступает правильно, пока не осознал, что не способен всю жизнь прожить в ночи. Ему нужно было яркое солнце, которое будет согревать и оберегать.       В тот день, когда золотые кольца соединили их, Наруто ещё сомневался, ещё колебался. Дьявол шептал ему на ухо, припоминая все самые порочные, грязные и неправильные желания, а Курама гадко смеялся, задевая самые тонкие струны его души. Сердце Узумаки металось между вечно желанной тьмой и вечно любящим солнцем. А Дьявол с Курамой делали ставки. Как ни странно, оба поставили на тьму.       Прогадали ли?       — Эй, пап, смотри, как я могу! — закричал Боруто, создавая вокруг себя пять теневых клонов. — Вперед, даттебаса!       Маленькие беловолосые демоны, яростно крича, заметались по комнате, обвешивая все предметы мебели праздничными украшениями. Наруто только и успел предотвращать то одну, то другую катастрофу, учинённую сыном.       Хината встала рядом с мужем и крепко обняла его, положив голову на плечо Наруто.       — Я рада, что ты дома. Мы, наконец-то, все вместе. Голоден? — она подняла вверх свои жемчужные глаза, с нежностью смотря на мужа.       Узумаки казалось, что сейчас он влюбился в неё снова. Мужчина трепетно провёл тыльной стороной ладони по щеке Хинаты, мягко целуя её в лоб.       — Самое время поужинать, даттебайо! Дети, все за стол! Рождество в самом разгаре, а мы ещё даже не притронулись к еде. Это надо немедленно исправить, — скомандовал Наруто, нежно сжимая руку Хинаты.

***

      Тихий звонок в дверь заставил всех встрепенуться.       — Кто бы это мог быть в такой час, даттебаса? — возмутился Боруто, оборачиваясь в сторону двери.       Улыбка резко спала с лица Наруто. Он впился взглядом в тёмный коридор, едва почувствовав знакомую чакру.       — Ах, это ко мне! Я попросила знакомого почтальона доставить рождественские подарки в клан Хьюга. Наверное, это он. Я открою. Продолжайте ужинать без меня. Я скоро буду, — звонко воскликнула Хината, выскакивая из-за стола.       Она медленно прошла мимо мужа, как бы случайно проведя рукой по его плечу. Почувствовав прикосновение жены, Наруто заметно расслабился, продолжив ковырять вилкой в тарелке. Но, несмотря на показное спокойствие, внутри Узумаки пытался сосредоточиться, внимательно выискивая знакомую чакру.       Хината скрылась в тёмном коридоре, тихо открывая входную дверь.       На пороге стоял тот, кого она желала никогда больше не видеть.       — Наруто дома? — его бархатный низкий голос заставил Хинату вздрогнуть.       Отросшие чёрные волосы, прикрывающие один глаз, бледная кожа, изящный стан, тонкие мёртвые губы и терпкий запах могли принадлежать только одному человеку.       — Тебе лучше уйти, Саске, — бойко произнесла девушка, сжимая руки в кулаки. — Сакура и Сарада заждались тебя. Рождество всё-таки. Иди домой.       — Так значит, дома, — Учиха небрежно откинул волосы, сверкнув риннеганом. — Позови его. Нам надо поговорить.       Этот тон, не знающий, отказов. Этот взгляд, не знающий преград.       — Наруто устал. Он уже лёг спать. Зайди в следующий раз, Саске, — с нажимом проговорила Хината, прикрывая за собой дверь.       — А ты не изменилась, Хьюга. Всё также краснеешь и не можешь никому отказать. Теперь я понимаю, почему у вас два ребёнка, — ядовито прошипел Саске, положив руку на катану.       Этот жест не ушёл от взгляда Хинаты.       Если сейчас девушке предстоит сражаться за счастье своей семьи, то она готова.       Если сейчас ей придется снова вытаскивать Наруто из непроглядной тьмы, то она готова.       Если сейчас будет необходимо убить тьму, то она готова.       — Учиха… — вскрикнула Хината, впиваясь в мужчину яростным взглядом белых глаз. Вены, выступившие на лице, пульсировали так громко, что казалось, лопнут с минуты на минуту.       — Хината, зайди в дом, — Наруто появился на пороге, прижимая жену к себе. — Здесь холодно. Тебе стоило накинуть пальто или хотя бы шарф. Иди, погрейся. Я всё улажу.       Девушка жалобно посмотрела на Узумаки, кивнула и скрылась в доме.       — Играешь в семью, добе? — заискивающе проговорил Саске. — Ну и как? Нравится?       — Что ты здесь делаешь, Саске? — спокойно промолвил Наруто, скрещивая руки на груди. — Сейчас ты должен быть со своей семьей.       — Я никому ничего не должен, добе. Да и вообще, ты правильно подметил, сейчас Рождество. И у меня есть для тебя рождественский подарок, хоть ты и был плохим мальчиком весь этот год, — ухмылка Учихи стала ещё шире. Сейчас он был похож на Чеширского кота.       — Пойдем, я покажу тебе, — обольстительно подмигнув, Саске протянул руку в сторону Узумаки. — Не выделывайся, усуратонкачи. Давай, решим всё как обычно.       — Это очень мило, что ты приготовил для меня подарок. В кои-то веки. Но у меня для тебя ничего нет, и… — начал было Наруто.       — О, с возрастом ты стал таким занудой, а в детстве всегда был таким бешеным и диким. А вырос скучным, правильным стариком. Сплошное разочарование. И что я тогда в тебе нашёл… Впрочем, ты прибедняешься, Узумаки. Ты и сам знаешь, что у тебя есть для меня подарок. Так что, не ломайся, и пошли, — Саске облизнулся, ближе подходя к Наруто.       — Прости, Саске, но мне, правда, пора. Меня ждет семья. С Рождеством тебя, — Мужчина развернулся, открывая дверь.       — Значит, маленькая, несуразная, большегрудая девка, которая лужицей перед тобой растекается моя замена. Ну-ну! И как долго ты так продержишься — год, два? Не смеши меня, Наруто. Ты ведь знаешь, мне нет замены. И твоё тело тоже это знает, — в мгновение ока Учиха оказался за Узумаки, прижимая его тело к двери.       Саске крепко сжимал его шею, не позволяя двинуться. Резко поддавшись вперёд, кусая оголённую плоть, Учиха желал услышать то, что так долго не слышал. Тихий стон сорвался с губ Наруто, растворяясь в холодном зимнем воздухе. Саске усмехнулся, зализывая рану на шее бывшего соперника.       — Вот видишь, Наруто, я всегда прав. Почему ты не можешь смириться с тем, что я всегда тебя побеждаю.       Одной рукой Саске сцепил руки Узумаки за спиной, поворачивая его лицо к себе.       — Сколько ещё тебе нужно поиграть с семью, Наруто? Просто скажи, и я подожду. Ты ведь всё равно вернёшься ко мне, как тогда, на свадьбе, — Саске наклонился ближе к его лицу, провёл языком по нужней губе и, схватив зубами, больно оттянул, вызывая очередной полустон-полувздох. — В тот день у тебя было такое возбуждающее выражение лица, когда ты смотрел на Сакуру в свадебном платье. Мне так и хотелось тебя трахнуть прямо в момент бракосочетания. Можешь сделать так снова? Тогда я снова смогу трахнуть тебя с тем же наслаждением.       Учиха отстранился вглядываясь в лицо Наруто. Капля крови стекала по подбородку, будто совсем недавно Узумаки ввязался в драку и получил боевое ранение. Весь этот растрепанный, расслабленный вид бывшего соперника заставлял кровь Саске быстрее бежать по венам.       Он резко притянул к себе Наруто, впиваясь в манящие сладкие губы. Он целовал его грубо, настойчиво, требовательно, желая почувствовать тот самый вкус, который, казалось, забыл.       Узумаки не отталкивал его, но и на поцелуй не отвечал. Это изрядно действовало Саске на нервы, но он знал, что еще немного и Наруто сдастся.       — Не хочешь по-хорошему, будет как всегда, — С этими словами Саске провел рукой по его груди, задевая соски и оглаживая живот.       Его длинные пальцы прошлись по ширинке, сжимая возбуждённый член.       — Ну же, Наруто, давай решим всё как обычно, — Учиха прикусил мочку уха, нежно целуя шею, спуская всё ниже.       Отстранившись от Саске, Наруто с силой впечатал его в дверь, жадно целуя. Учиха хмыкнул, оценив порыв соперника, сразу же отвечая на поцелуй. Их языки сплетались во рту, воюя за право быть первым. Даже здесь они не могли уступить друг другу. Даже здесь, каждый желал победы.       Даже здесь они не осознавали, что это их последний бой насмерть.       Также сильно, как Наруто припал к губам Саске, он отстранился, отталкивая Учиху.       — Ты пришел за подарком, ты его получил. А теперь убирайся вон из моего дома, и не смей приближаться ни к моим детям, ни к моей жене, а уж тем более ко мне. На этом всё закончится, Саске, и я не шучу. Увижу тебя ещё раз, и ты познаешь ту силу Девятихвостого, о которой ты никогда не подозревал, — прорычал Наруто, вытирая губы ладонью. — С Рождеством, Саске, и прощай.       Узумаки скрылся в доме, громко хлопнув дверью.

***

      Уперевшись лбом в дверь, он тихо вздохнул, сдерживая подступившие слёзы.       Конец ли это?       Кто знает.       Он медленно осел на землю, прижимаясь щекой к холодной двери. Рука отчаянно впечатывалась в дверь, желая найти свою недостающую пару.       Мужчины, находившиеся по разные стороны, сами того не замечали, что их руки давно уже всё нашли, но были не способны преодолеть возведённую преграду.       Солнце покрылось тьмой. Дьявол победил. Курама тоже. Но как поделить выигрыш, если им стало отчаяние?       Он сидел на полу, тихо глотая жаркие слёзы, шепча в пустоту:       — Наруто…       — Саске…
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты