Проклятие?

Слэш
PG-13
Завершён
44
Пэйринг и персонажи:
Размер:
86 страниц, 10 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
44 Нравится 31 Отзывы 8 В сборник Скачать

10 Часть: Мы такие...дураки!

Настройки текста
Небо покрылось темной пеленой, незаметными, а где-то красивыми и яркими звёздами. Солнце довольно-таки быстро покинуло пределы виденья, оставляя после себя подружку луну в худощавой форме. Повсюду светили уличные фонари, помогая поздно возвращающимся с работы и тем, кто в ночное время ищет приключение на одно место, не угодить в какой-нибудь предмет, столб например, или споткнуться обо что-то, как об камень. А утятам, недалеко от поместья Скруджа МакДака, в лесу освещал, играющий с ветром, огонек, сдерживаемый каменной оградой и небольшой ямкой. Количество хвороста хватало для того, чтобы развести средних размеров пылающее явление. Вокруг огня разместились все те, кто пожаловал на этот тихий, спокойный вечер. Хьюи — организатор, два влюбленных брата — Луи и Дьюи, Вебби и приглашенная подруга Лина. Это их чуть ли не постоянная компания. Ветерок заставлял чувствовать на коже мурашки. Заранее подготовленный старший из братьев Дак одел на себя лёгкую ветровку такого же красного как и его футболка цвета. Вебби с Линой сидели в обнимку, таким образом согреваясь. Луи уверен, что его подруга уже успела излить чувства и открыть свое сердце для уточки с бантиком, а он, пока что в проигравших; обдумывает, как бы, хоть это и странно звучит, подкатить. Если вам интересно: холодно ли среднему и младшему. Так вот — да. Дьюи не стал перед тем, как идти сюда, заглядывать в комнату, говоря, что ему не страшен какой-то там холод и с ним будет всё в порядке. Ага, как же. Он единственный, кто сел так близко к огню, как только можно. Дак вытянул руки к нему, насыщая кончики пальцев тёплыми ощущениями. Он дрожал, однако продолжал говорить: «Всё хорошо, я скоро привыкну». Можно конечно сходить за вещами, но, во-первых, он боится пропустить всё веселье, а, во-вторых, он хочет выглядеть крутым в глаза своего младшего брата. Однако выходит, как можно понять, не очень. Луи же всегда ходит в вещичке, предназначенной для всех времён года — в толстовке. Он, хоть и чувствителен к холоду, однако костер, находящийся совсем рядом, не даёт сильно замёрзнуть. Младший Дак, скрестив ноги и положив на них руки, скрыл область рта, дабы никто не мог углядеть его улыбки. Ему было вроде и тревожно за брата, который пытается согреться, стараясь выглядеть круто, поддерживая беседу с остальными. Но и убрать с лица появившеюся веселую гримасу, он не мог. Наблюдать за братом — одно удовольствие. Вообще вот он шанс, можно действовать — подсесть ближе к Дьюи, обнять того, согревая. И всё. Идеальная идиллия. Все счастливы. Всем неловко. Всё прекрасно. Романтично! Однако. Нет. Во-первых, делать такое при остальных он не мог, это как минимум будет выглядеть странно. Второе, Дьюи может не оценить такую заботу и все точно начнут глазеть на младшего. И третье, зачем, если тот вроде сам сказал, что всё нормально… Хьюи удивляется тупости его младших братьев, Лина вечно косит непонимающий взгляд на Луи, говоря действовать, а Вебби в свою очередь — на Дьюи, намекая перестать притворяться. Луи не выносил эти гляделки. Он попросту не понимает их, не считая тех, что исходят от Де Спелл. А вот Дьюи всё прекрасно понимал, но не поддавался этим взглядам. Им до жути страшно. — Эй, Лин, ты вроде как говорила, что хотела кое кому признаться. Получилось? — ни с того ни с сего спросил младший Дак. Это заставило остальных отвлечься от просверливания глазами влюбленных душ. Однако пара глаз решила теперь прожечь насквозь одного лишь Луэллина, который перепугался до чёртиков, скрываясь под капюшоном. Теперь ей деваться некуда. Вебби поняла, о чем речь и неосознанно покрылась лёгким румянцем, переставая обнимать лучшую подругу. Думаю, не стоит объяснять, что Хьюи и Дьюи в это время сидели в танке. — Да, получилось. — криво улыбаясь, заявила колдунья. — Тебе кто-то нравится? Ухты. Неожиданно. Расскажи. — от недавней неловкости следа и вовсе не осталось. Дьюи, кажись, успел согреться и воодушевиться. Хьюи просто внимательно вслушивался, не отводя взгляда от де Спелл, а Луи, не смотря на угрожающие взгляды, улыбался, радуясь, так как у его подруги получилось это сделать. Следующий на очереди именно он. Вебби же неожиданно для всех притихла. — Ну, не думаю, что тот, кому я призналась, хочет быть озвученным здесь и сейчас… — нервный смешок. Хьюи сразу понял, что этот кто-то, кому было сделано признание, точно среди них. Дьюи неожиданно поник, понимая, что та могла сказать любовные слова Луи, хотя, если подумать усерднее, это в принципе невозможно: во-первых, они весь вечер были уж точно не вместе, а во-вторых, стал бы Лу, утёнок ненавидящий обсуждать свою личную жизнь, заикаться об этом, зная, что его могут спалить. Нет конечно. Один Луэллин всё знал, вот везёт; хоть где-то он понимает, что творится на любовном горизонте, но только не на своем. — Она призналась мне, — видя заинтересованные лица тройняшек, Вандеркряк всё же решила озвучить это. Да, она не против о таком говорить. Дьюи вздохнул с облегчением, Хьюи понимающе кивнул, догадываясь об этом, а Луи кидал постоянные взгляды на среднего, не до конца понимая его реакции, однако на подсознательном уровне уж точно догадывался. Нет. — Так…и всё? — Хьюи не понял: их чувства взаимны или как…? — Эх, — зря Луи вообще об этом заговорил, — она отказала мне… «Вот идиот» — подумал младший, кладя голову на руки, зарываясь от греха подальше. Все с понимаем посмотрели на подругу, стараясь как можно мягче сказать слова ободрения, а Луи тихо, но слышно для самой Де Спелл проговорил пару раз «я придурок», Лина приняла эти слова, как извинение. — Однако…— неожиданно заговорила Вебби, — я сказала ей, что подумаю! — Лина тронута заботой со стороны «Бантика», но она понимала, что взаимности не будет. Это лишь поддержка, не более. — И я говорю искренне, — будто прочитав мысли подруги, закончила Вандеркряк. — Просто…не сейчас… Это обрадовало Лину, она хотела приобнять ее, однако не стала, понимая, что не время. Как же ей не хватало этих слов. Да, Вебби нужно время, но это не проблема, ведь так? Может когда-то они смогут стать отличной парой. — Спасибо тебе, — сердце приятно кольнуло. Дьюи и Хьюи не могли сдержать улыбок, они были рады за девочек. Ночь началась весьма неплохо. Луи понимал, что ему не будет также легко, как и девчонкам, у него всё сложнее, но для приличия ему стоит взглянуть на остальных и сделать морду попроще, всё-таки он счастлив, что у Лины всё идёт как нельзя лучше. — Что ж, давайте есть и рассказывать занимательные истории! — Дьюи подхватил фонарь, который также догадался взять старший брат и направил от него свет на себя снизу, подсвечивая подбородок. Кажется, этого момента ожидали все. Хьюи открыл запечатанную пачку маршмэллоу и наколол парочку на ветки того же количества, что и их здесь. Пока средний пытался на ходу придумать что-то удивительное, Дак в красной кепке раздал всем нанизанную на палочки еду, дабы те её поджарили на огне. — И так, это случилось с одним очень храбрым и отважным утёнком с красивой прической и неповторимым стилем! — Это что, рассказ о тебе? — Луи с ухмылкой на лице решил докопаться, немного позлить рассказчика. — Нет! — возразил он. И вернулся к истории, не обращая внимания на зеленушку. — Так вот. Этого утёнка многие прозывают героем, хоть его настоящее имя и… — Дьюи! — Ш-ш-ш, — на это лишь остальные слушатели издали смешок. — Признайся, братец, твой рассказ о тебе и он глупый! — Признаю, если твой окажется лучше, в чем я сомневаюсь! Ситуация накалялась. — Ладно. Давай устроим соревнование. Чья история окажется интереснее, тот и победит! — Согласен. Со стороны это было больше похоже на братскую забаву. Они оба угрожающе пялились на друг друга, но улыбались, надеясь победить в этой схватке. — Если я выиграю, хочу, чтобы ты стирал все мои вещи весь следующий месяц! — Ладно, — ему всё-таки это не впервой, — а ты…ты! — Дьюи конечно же хочет сказать: «поцелуй меня» — однако…не может. Нужно придумать что-то ещё, — расскажи свой секрет! — конечно же средний подразумевает что-то любовное и надеется, что так оно и будет. — Хорошо, — Лу всё устраивало, если и говорить секрет, то это его чувства к этому дурачку. Так что, либо возможность получать чистую одежду, не вставая для этого с кровати, либо получение скорее всего отказа. Его устраивает всё, что угодно. А вот Дьюи нет… — По рукам! Они в знал согласия пожали руки, не прекращая очередные гляделки. Хьюи тихо, не мешая этим забавным разборкам, ел маршмэллоу, а Лина и Вебби сидели в предвкушении настоящего шоу. Да, теперь Луи и Дьюи какие-то там комики — класс! — Расскажу я вам кое-что интересное, то, о чем мало кто слышал. Многие помалкивают об этом месте, потому что оно проклято! Кажется, ужастик намечается. И всем это понравилось, даже сопернику — Луэллину. — Это произошло в лесу, в таком же как этот, — рано обрадовался младший, такие страшилки его бесили, — в одном лесном домике возле ручья! Дьюи приметил разочарованное лицо брата, поэтому решил исправляться по мере смены настроения Луи. Победить всё же хотелось. Но ещё больше он просто хотел, чтобы именно младшему понравилась история, он пытался угодить ему! — Уточка средних лет решила на грядущие выходные пожаловать в этот деревянный ею же ухоженный дом. Одна. Почему же? Просто у нее никого не было. Её родители непонятно как погибли…парень исчез, она думает, его похитили, а ребенок и вовсе в утробе скончался. И знаете, что самое главное? То, что все эти происшествия хоть как-то были связанны с этим местом! Она намерена продать дом. Её раздражало, бесило, нет, выводило из себя это место…казалось, что все эти случаи не случайность. Здесь определенно что-то творится. Её потихоньку сводили с ума все посторонние и неопределенные звуки. Любой скрип, шаг, шуршание — действовал на нервы. Тем временем слушатели: Лина вспомнила какой-то похожий фильм, Вебби пыталась не моргать, а Хьюи нервно дёргал змейку на ветровке. Дьюи искривлял свое лицо, стараясь выглядеть устрашающе, а Луи тихо жевал маршмэллоу. — Она как раз сегодня ожидала того, кто выкупит этот чёртов дом. Но уже темнело. «Может задерживается?» — подумала девушка, стараясь себя успокоить. Зачем она вообще сюда вернулась? И вот, долгожданный стук в дверь. Она подбежала к ней, спотыкаясь об стоящие вещи на пути. Девушка спросила, дабы убедиться: «Это вы писали мне по поводу покупки этого дома?». Ответа не последовало. Она повторила, думая, что ее плохо расслышали, однако, всё тоже — гробовая тишина. Девушка посмотрела в глазок и там стоял какой-то мужчина невысокого роста, в пальто, а на голове примостилась шляпа, закрывающая всё лицо; было непонятно, с какими намерениями пожаловал этот селезень. Девушка насторожилась. Буквально все в этот момент не отводили взгляда от рассказчика: Кто-то, Хьюи и Вебби, ожидал хеппи-энд, надеясь, что за дверью всё же покупатель, а кто-то, Луи и Лина, ожидал чего-то соответствующего всем канонам ужастиков, резни например. — Почему ей не отвечают? Почему продолжают стучать в дверь? Она сходит с ума, но пытается повторить вопрос. В ответ лишь всё тот же стук, с каждым разом становящийся всё сильнее. Уточка не знала, что предпринять, всё, до чего она додумалась — взять кухонный нож. Теперь она вооружена. Она дрожит, понимает, что возможно это ее конец и она умрет так же, как и остальные. Но ничего не остаётся, кроме как выглянуть наружу и нанести смертельный удар, пока этого не сделали ей. Чего она до сих пор не поняла, так это: почему он не заходит, не вламывается? Но сейчас это неважно. Её мысли затуманены, в руках крепко сжимается нож, глаза наполнены слезами. Доски под ногами выдавающе скрипят, но селезня, всё ещё стучащего за дверью, это не останавливает, он ждёт. Девушка открывает дверь, не намереваясь выглядывать наружу раньше времени. Она стоит подальше, прижавшись к стене, и ожидает, когда войдёт «долгожданный» гость. Колени не стоят смирно, подрагивают, руки готовятся к удару, а губы крепко сжимаются, стараясь не издать писк. Дьюи специально делал небольшие паузы, дабы накалить момент, и у него это получалось. А утята сидели тихо, боясь нарушить эту устрашающую обстановку. — Он сделал пару шагов, прожимая под собой доски, звук, которых сводил с ума ещё больше. Девушка не стала ждать, она набросилась с ножом и ударила им в живот, так как иначе в такой ситуации не могла. За долгое время селезень издал душераздирающий вопль, орудие предназначенное для готовки глубоко воткнулось: он не смог стоять на ногах и упал на пол. Последнее, что увидел селезень прежде, чем потерять сознание — напуганную девушку, кричащую «сдохни». Если бы вовремя вызвали скорую, мужчина в шляпе был бы жив, но от большой потери крови он помер. Конец рассказа. Дьюи выключил фонарь, ожидая критики, которая не заставила себя ждать: — Подожди, почему так просто? Всё же этот селезень был плохим или у девушки крышу снесло? — Хьюи нужны все подробности этого непонятного, но занимательного рассказа. Дьюи пришлось на ходу додумать историю: — Эээ, ну, да. Она сошла с ума…— средний Дак мало видел ужастиков с обоснованными убийствами и толковыми намерениями убийц, — А тот мужчина — это покупатель дома. — Да, так и знал! — старший Дак со спокойной душой съел наконец-то оставшиеся маршмэллоу, ожидая следующей истории от Лу. — Всё же я немного не поняла…— вскрикнула Вебби, ещё одна, тронутая этой историей, уточка. Идея для ужастика неплохая, Лине и тем более Луи понравилось. Просто зеленушка и колдунья привыкли к такому рода рассказам, так как долгое время закалялись просмотрами фильмов эдакого жанра. — Почему этот селезень не ответил заранее, что он пришел купить дом, почему молчал? «Точно, ужас, всё нужно так хорошо продумывать…» — но Дьюи ответил незамедлительно: — У него было нарушение слуха? — это даже сходилось с его ранее сказанным: женщине написали, а не позвони, чтобы узнать о покупке. — А-а-а, ясно! — Хьюи и Вебби были приятно удивлены? Средний даже не подозревал, что история им так понравится. Он точно помнит, что видел этот короткометражный ужастик, где никто даже слова не обронил за все 5 минут, но он спас его здесь и сейчас! — Ну, что ж, Лу, сможешь переиграть? — он протянул фонарь брату, который второй тотчас взял. На лице среднего Дака виднелась победная ухмылка, он не намерен уступать. — Даже и не сомневайся! — он покинул пределы своего места и отошёл на дальнее расстояние от огня, дабы увеличь эффект фонаря. — Готовьте запасные трусы! Это очень жуткая история, будет страшно! — ехидная ухмылка и спокойный взгляд, насторожил даже больше, чем само упоминание «страшно». Луи сам по себе пугал. Он стал наматывать круг, начиная свой рассказ: — Вы когда-нибудь слышали о счастливой семейке Бреквут? Ничем не примечательной, до жути простой и любящей правила. Семья состояла из четырех членов: матери, отца, сына 7-ми лет и двухгодичной дочурки. Их дом находился в не из дешёвых районов, они буквально жили припеваючи. У них было всё, чего только можно пожелать! Как от такой роскоши можно отказаться? Все непонимающе покосились на младшего: начало довольно спокойное, а «недешевое» в повествовании подчеркивало рассказчика, любящего деньги, которым был никто иной, как Лу. — Однако сын относился к этому странно. Он бы радовался всему, чего буквально каждый ребенок желает, — утёнок в зелёном тихо добавил: — и я в том числе, — но все и без того расслышали.— Однако все эти правила сковывали его, не позволяя делать запрещённого: ходить на улицу без взрослых, пользоваться интернетом, читать газеты, есть только то, что приготовит мать. И самое главное — не ходить на чердак! Отец всегда говорил, что он со своей женой любят своих маленький утят, потому правила придуманы лишь для ихнего блага. Утёнок 7-ми лет мог ещё понять предыдущие указания, но не последнее, связанное с чердаком. Что там? Почему это место покрыто тайной? Спросит он мать, а она ему: — Лу произнес последующие слова, искривляя свой голос, чтобы сделать его более высоким, женским, и у него получилось немного жутко, но это не поменяло впечатления и интерес, который захватил слушателей. — «Там много коробок и вещей, мало ли, упадут на мое золотце, и оно покалечится, я же переживаю за тебя, мой сладкий. Там пыльно, может у тебя аллергия. Я не хочу, чтобы ты лежал в больнице. Помнишь: болеют только слабаки!». Но с каждым годом, взрослея, эти слова лишь настораживали. Он не верил во всё это. Ему надоело жить под крылом сверхзаботливой и внимательной ко всем деталей матери. Ему не хватает общения и свободы. Он даже в школу в этом году не пошел, а в садик тем более. Прошел год. Два. И так, пока ему не исполнилось 14. Теперь он уверен: мать поехавшая на всю голову. И он должен съехать отсюда уже сейчас, не важно куда, главное поскорее. И забрать с собой свою любимую сестрёнку. Но прежде, он решил проверить тот чёртов чердак. Может он всё же ошибался в родных. Если вам интересно, как там остальные, так вот, они определенно удивлены. Каждый уже понял, к чему идёт рассказ. Или же нет. — Ночь. Все спят. Лучшее время для открытия всех желанных тайн. Не смотря на то, что утёнок старался ступать по, как всегда, чистому полу, его предательски сопровождал скрип. Поэтому он ускорился. Дойдя по лестнице на самый последний этаж в их доме, подросток попытался открыть дверь. «Конечно же, идиот, она заперта» — он закатил глаза, пытаясь в темноте найти что-то схожее с местом, где можно спрятать ключ. И ничего. Они не в прошлом веке живут: никто не будет прятать что-то под ковер. Ему пришлось спуститься. И заглянуть в самое устрашающее, тоже запретное место в доме — в комнату его родителей. Она, как ни странно, была открыта, будто ожидала всё это время беглеца. Рассказ затянулся, но всем так даже нравилось. Кажется, победитель был известен. Дьюи не находил времени как-то раздраженно смотреть на младшего хитрого братца. Его волновала развязка, он был в предвкушении. А Луи всё продолжал нагонять страха, изредка подкрадываясь со спины к слушателям. Он довольно-таки много жестикулировал. — Он в первую очередь посмотрел на, фух, всё ещё спящих родителей, а затем окинул взглядом комнату и ужаснулся. Она была обклеена фотографиями, их было так много, что даже обои не выглядывали. А самое жуткое то, что на них был он! Вроде бы это нормально, когда тебя фотографируют родители, не важно сколько тебе лет. Однако это нечто иное. Утёнок никогда не замечал ни отца, ни матери с камерой. Все снимки были сделаны в неподходящих местах, как в туалете, или в неожиданное время, например ночью. Пугало то, что сестра также присутствовала на этих фото. Можно и не говорить, что это ненормально ещё из-за того, что все эти снимки обклеивали комнату, а не очередной альбом. — Луи, тебя не туда понесло! Хватит! — Хьюи сжал в руках, уже снятую, ветровку. Чего добивается этот утёнок? Ах да, победы, чего же ещё. — Да ладно тебе, он ведь не закончил, — Лину, кажется, заинтересовал рассказ. Хьюи не сказал ни слова. — Хорошо, я могу не продолжать, если вам так хочется, — Лу хитро улыбнулся, — однако вам всем придется исполнить одно мое желание! — каждый догадывался, что это будет что-то связанное или с выдачей денег или же со стиркой; вообще всё, что облегчает жизнь ленивого утёнка. — Нет уж! — хором вскрикнули. Вообще-то один Хьюи был против продолжения. — Не переживай, Хьюберт, дальше будет интереснее! — даже не пытаясь успокоить, сообщил Луэллин. Всё же ему пришлось согласиться и дослушать историю до конца. Остальным было до жути интересно. — Кхм, я ускорюсь, если вам так не терпится узнать концовку! Так вот. Утёнок стараясь не разбудить этих маньяков, осмотрел сначала шкаф, в котором кроме одежды и пустых карманов ничего не было, а затем приблизился к тумбочке, которая стояла рядом с кроватью. Это был рискованный шаг. Стоило бы уйти, но теперь он хотел докопаться до истины пуще прежнего. Он, присев на корточки, стал отодвигать шухляду, пытаясь уловить взглядом какой-нибудь ключ. И знаете, нашел. Однако…— Луи подошёл к среднему Даку и положил руку на его плече, заставляя вздрогнуть. — Не тяни! — в ответ на это касание крикнул Дьюи. Но от такого действия ему стало как-то спокойнее. — Родители проснулись! Утёнок принялся бежать со всех ног, покидая пределы комнаты. За ним побежал отец. Или лучше сказать псих! Мальчик, никогда не видящий мир, максимум через окно и со своего двора, на который он не ходил часто; не тренировавшийся, не подготовленный физически к побегу, не смог оторваться от преследователя. Входная дверь была заперта, а другого выхода просто невозможно было найти. Он только сейчас осознал, что жизнь здесь сравнима с тюремной, с которой ознакомился в книжках. Все окна были забиты деревяшками, двери имели уж точно не один замок. А эти лица, фальшивые маниакальные улыбки, светящиеся глаза пугали до жути. Его вырубили. Но он не умер, хотя лучше бы это было так. Знаете: он узнал, что за той дверью, на чердаке. Там лежало бездыханное, гнилое тело какого-то мальчика, точно такого же, как и он сам. Утёнок был скован, он не мог кричать о помощи, ему что-то вкололи. Вы не представляете, что он пережил. С каждый новым приходом ему отрубали конечности, а после ели. Неужели когда-то и он ел утиное мясо? И такая же судьба ждёт его сестру; а этот парень, который уже давным-давно помер, мог ли он оказался его старшим братом, который когда-то «покинул» их дом? Победитель и правда очевиден! Хьюи долго ещё сидел с задумчивым лицом, пытаясь понять: откуда у Луи взялись такие идеи. Вебби крепко сжимала в объятиях Лину, которой очень даже понравился рассказ. А Дьюи в шоке поглядывал на Луи. — Признаю, это было круто…— средний хотел было обнять брата, но сдержался, понимая, что сейчас не совсем подходящее время и выглядело бы это как минимум тупо. Подумают ещё, что испугался. — Что ж, буду ждать того дня, когда ты, Дьюфорд, приступишь к работе! — с позой победителя, напомнил Лу, садясь рядышком. Тот лишь криво улыбнулся. — Я в восторге от ваших историй. Может когда-нибудь посмотрим ужастик, — начал было старший, но после, посмотрев на лесную местность позади себя, добавил: — ладно, вы тут сидите, а мне нужно сбегать домой, — Хьюи планировал это ещё с самого начала. Все с любопытством посмотрели на него, — За фотоаппаратом! Хочу запечатлеть наши посиделки! «Это твой шанс, Дью!» — да, именно это истинная причина. Вебби тоже решила помочь другу: — А я схожу за дополнительной порцией вкусняшек, — улыбнулась, — так ведь? — уже обращаясь к Де Спелл, намекая на то, что она тоже должна пойти. — Да, мы пойдем! Не скучайте тут! Вот так и остались два брата вдвоем. У них есть немного времени, чтобы сказать то, что намеревались в парке, что долго таили. Нужно действовать, однако они снова молчат, поглядывая на огонек, который изредка вспыхивал. Но в этот раз им не так страшно, почему-то они даже уверены, что сидящий рядом утёнок скрывает то, чего хочется знать. — Знаешь, — начал было Лу, — ты же хотел услышать мой секрет? Я могу рассказать, — неожиданно, однако Дьюи не упускал возможности и лишь кивнул, — думаю, то озеро и правда волшебное…— тонкий намек, на который средний отреагировал не иначе, как: — Да нет, я придумал всё. Ну, этот наш поход в лес к любовному месту был подстроен изначально… Так что, никаких чар нет… Луи пытался как-то намекнуть на свои чувства, но не вышло; он был уверен, ставил ставку на то, что это сработает… Вы не подумайте, Дьюи не дурак, он понял. Просто не уверен, что то, о чем он думает, сравнимо со словами младшего брата. Неловкое молчание. Луи свернулся калачиком, а Дьюи поглядывал вниз. Оба набирались решимости. — Так, что ты хотел этим сказать? — попытка номер два! — Эх…то, что… Их взгляды неожиданно встретились, из-за чего язык заплетался, не давая закончить начатое. Они одни, это делает их смелее. Они близко. Кажется, что-то шуршит в кустах, пытаясь напугать. Кажется, ветер усилился, пытаясь избавить двух утят от единственного света — огня. Кажется, им всё равно сейчас. — Что? — Дьюи старался не делать резких движений. — То, что…— Луи тоже не спешил. Им и без всех этих слов хорошо вдвоем. Становится теплее и никакой холод им не помеха, даже огонек не мог заполнить душу такими чувствами, не мог заставить органы плясать, а сердце бешено колотиться. — Чувствую, как это чёртово проклятие действует и, думаю, я хочу сказать… Дьюи уверен: он говорит о своих чувствах. Скрывая заветные слова: «я люблю тебя». И без того понятно, что Луи любит не какого-то левого парнишку, а его, Дьюфорда. Дурачком притворяться не вариант. Это точно то, о чем сейчас идёт разговор. О них! Дьюфорд почувствовал прилив сил. Ему было необходимо дотронуться к Луэллину и поцеловать, заставив врасплох. Да, он поцеловал своего брата, нежно касаясь его клюва и обхватывая шею. Луи удивился, но был счастлив. Так неожиданно все его желания исполнились. Он представлял себе поцелуй с средний Даком, с этим активным любимым утёнком Дьюи, однако всё оказалось совершенно иначе. Лучше! Незабываемо! Поцелуй такой простой, но первый, он не страстный, однако желанный. Он лучший, потому что взаимный. Отстраняясь, братья Дак глупо поглядывали на друг дружку. Они сидели красные, смущённые и веселые. — Помнишь: если после снятия проклятия утята не перестанут любить, то они были влюбленные ещё до его действия, — Дьюи смеялся. На него внезапно нахлынули позитивные эмоции. Так хорошо ему ещё никогда не было. — Да? Это ты намекаешь, что любишь меня? — Луи улыбался в своей привычно манере. Он чувствовал скорее не радость, а какое-то облегчение. Кажется, будто страх отступил, а неловкость покинула чат, оставляя лишь влюбленные глаза и уверенный голос. — Э-э, не, это ты начал тут разговор о проклятии! — Кстати, глупая идея с озером. У тебя вообще нет фантазии, я даже не поверил! — Тогда, к чему твое признание? Не проще ли сказать просто, что любишь? — Дьюи встал с прохладной земли и подошёл к Лу, становясь напротив. Ситуация напоминала ту, что была в парке. В этот раз Луи привстал, целуя братца. Разговор у них определенно не вяжется, а спорить не хочется. Думаю, и без слов понятно, что Луэллин любит Дьюфорда, а второй первого. — Для ясности, мне не нравится Лина! — решил добавить утёнок в синем. Лёгкий смешок. — Я это уже понял. Дьюи примостился поближе к брату и положил голову ему на плече. Их руки сомкнулись в замочек, боясь отпустить. Сердце продолжало нервно постукивать, а мысли вздохнули с облегчением. — Я люблю тебя! — делая акцент на последнем слове, чуть ли не шепотом, сказал Дью. — Ленивого. Бесящего. Коварного. Брата? — Луи выделил всё, что по-сути должно смутить, насторожить, однако утёнок в синем лишь смеётся. — Да, именно такого! — Вот и я люблю чудаковатого брата. — Да, мы такие… — Дураки! Очередной смех. — Ах да, если уж на то пошло, можешь не стирать мою одёжку… — Ого, Луэллин решил сам заняться этим нелегким делом? — Замолчи! Не то передумаю! Вскоре Хьюи вернулся с камерой, а Лина и Вебби со всякими вкусностями. И знаете: они сразу догадались, что эти дураки признались в своих чувствах, так как держатся за руки и смотрят на противоположного новым взглядом. Что они теперь вместе! А это фото, которое было сделано на фоне лесной местности возле костра, запомнится надолго, особенно двум утятам, которые в этот день смогли раскрыть свои истинные чувства!
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты