Гадание

Гет
PG-13
Завершён
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Ирида — старшая дочь Никонора, мастера музыкальных дел и владельца музыкальной лавки, спокойная, умная, красивейшая девушка. Но странно, что возлюбленного у неё нет до сих пор. Всех женихов отметает, ищет более благоразумного, добродушного, нежели тех, кто к ней приходит. Для Ириды дело это обыденное — отказать ещё одному заносчивому парнише, а для подружек её, девчушек, которые только и думают, как поскорее выскочить замуж, — вздор.
Посвящение:
Посвящается Жуковскому и его работе "Светлана", как источнику вдохновения.

Посвящается автору данной вселенной.

Посвящается фанатам пейринга.
Примечания автора:
Вдохновилась произведением Жуковского "Светлана" и решила написать что-то подобное в мире Леватр.
Я не пыталась спародировать всё произведение, а лишь взяла саму идею гадания на зеркале.
ООС поставила, потому что не очень уверена в характерах персонажей здесь. Всё же, Ирида у меня тут более эмоциональнее, чем в предписаном ей характере, а Бом-Бом даже имеет реплики.
Пыталась так же писать работу старым слогом, каким были написаны работы писателей века так 18-19. Надеюсь, хоть немного получилось.

Под работу лучше всего подходят мелодии:
Oliver Deriviere — In Shock
Oliver Deriviere — Father

Ну-с, приятного прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Глубокая ночь опустилась на землю. Жители небольшого села мирно спали в своих домах. Лягушки и сверчки тихо пели в траве и в пруду, убаюкивая природу и людей. Небо застилали тёмные тучи, закрывая луну и звезды. И, кажется, все должны были спать в такое время. Но не эта девушка. Ирида — старшая дочь Никонора, мастера музыкальных дел и владельца музыкальной лавки, спокойная, умная, красивейшая девушка. Но странно, что возлюбленного у неё нет до сих пор. Всех женихов отметает, ищет более благоразумного, добродушного, нежели тех, кто к ней приходит. Для Ириды дело это обыденное — отказать ещё одному заносчивому парнише, а для подружек её, девчушек, которые только и думают, как поскорее выскочить замуж, — вздор. Вот и вчера вечером, в избе у одной из подруг, девушки решили погадать. Взяли большое блюдо, какие обычно для праздников достают, набрали туда воды, каждая девушка бросила украшение, бывшее с ней, будь то серьга или перстень, и накрыли белоснежной скатертью. Только Ирида, тихо сидя с остальными, ничего не бросила, чем вызвала вопросы у своих подружек. — Подружка, почему ничего не бросила? — спросила одна, сидевшая рядом. — Ты не будешь с нами гадать, да петь? — Нет нужды мне гадать, — ответила Ирида, взглянув на удивленных девушек. — Пока что сердце не тоскует по любви, да дела в отцовской лавке идут хорошо. К чему же торопиться и волноваться от гаданья? — Как же! — вскочила девчушка, коей было лет 14 от роду. — Так если ты и будешь отметать женихов налево и направо, то и не найдёшь своего суженого! Вдруг он рядом совсем, а ты его не видишь? — Если суженый мне явится, то я его узнаю, — спокойно говорила Ирида, наперекор пылким высказываниям младшей подружки. — А если не узнаешь? — испуганно охнула третья подруга. — Вдруг ты уже отмела своего суженого? В душу Ириды закралось сомнение. А вдруг и вправду? Вдруг и вправду она, отказывая всем тем молодцам, вместе с ними отвела от себя и своего суженого? Девушка покачала головой, отводя страшные мысли. — Слушай, Ирида, — девушка, что была почти что ровесницей Ириды, подсела к ней, взяла её за руку и заговорила. — Есть одно гадание. Оно очень сильное и опасное, но работающее. Ночью, когда все спят, бери зеркало, свечу и уходи в безлюдную комнату, где тебя не потревожат, — старшая из подружек замерла, слушая. — Сядь к двери входной спиной, поставь зеркало напротив себя и гляди в него. Там ты увидишь лицо суженого своего... Скрип входной двери в лавку заставил Ириду вернуться из воспоминаний. Вот она зашла внутрь. Хоть девушка была мудрее и сообразительнее своих подруг, но вдруг гадание сработает? Тогда она может снова с чистой совестью искать своего жениха, не боясь, что разобьёт сердце не тому человеку. Приготовления много времени не заняли. Пододвинув табуретку к столу и сев спиной к двери, девушка начала разматывать белоснежное полотенце, в котором пронесла небольшое зеркало. При свете свечи оно переливалось, словно серебро, только выкованное кузнецом. — Суженый-ряженый, приходи ко мне ужинать. И она начала смотреть в зеркало, сосредоточенно, опасливо. Она до сих пор помнила последние слова своей советчицы: "... Но помни. — Ирида до сих пор видела перед собой побелевшее от страха лицо подруги. — Оборачиваться нельзя, только спугнёшь суженого, а духов злых приманишь. А если обернёшься — беда приключится. Но вовремя скажи слова: "Чур сего места". Тогда беда тебя обойдёт..." По спине пробежали мурашки. В тёмной лавке было страшно и беспокойно. На улице давным-давно всё помутнело. Начали собираться тучи, подул сильный ветер, а Ирида всё смотрела через зеркало на входную дверь. Наверное, она бы так просидела до утра. " И почему я поверила, что это гадание сработает?" — подумала девушка. И хотела она было уже встать, как в зеркале увидела тёмный-тёмный силуэт. Высокое, длинномордое существо с закрученными полукругом рогами смотрело прямо на Ириду своими бусинами глазами. Точно чёрт из мира духов, увидев возможность выбраться, на ветру прилетел к бедной девушке. Никонорова дочь ужаснулась, но не оборачивалась. А чёрт всё ближе, да ближе подбирался, скрипя половицами. И чем ближе он подходил, тем яснее видела Ирида его силуэт. Одет он был, словно скоморох самого дьявола, а на рогах его блестели круглые украшения. В руках он держал что-то похожее на инструмент музыкальный, то ли лютня, то ли балалайка. Ирида не сводила глаз с зеркала. Сердце бешено билось в груди. Сказать, что она боялась — ничего не сказать. Руки стали холодные, словно у мертвячки, а спиной она чувствовала, будто за ней кто-то есть. Ах, как тоскливо, как обидно, что именно сейчас она забыла заветные слова! Когда чёрт подобрался уж совсем близко, Ирида не выдержала и обернулась. Вмиг длинные руки черта выронили инструмент, схватили девицу и забросили на плечо. Девушка видела, как выбежал нечистый из лавки отца её, как пронеслись, словно ветер мимо домов, как быстро ,юркнув в лес, по неведомым дорожкам бежал чёрт всё далече и далече. Ирида не могла сдержать слёз. Что она наделала! Что вытворила! Навлекла на себя беду! Тёмная ночь путала следы и дорожки, скрывая вора от чужих глаз. Девушка вырывалась, била злодея ногами и руками, а духу, будто было всё равно. Вылетев из леса на огромную поляну, увидела Никонорова дочь огромный шатёр без конца и края. Бес туда сразу же вбежал, а у входа остановился и девушку спустил с плеча. Держа Ириду крепко за руки, дух вместе с ней прошёл к трибунам, на которых сидели черти, бесы, духи всех мастей: лешие, кикиморы, полудницы, утопленники, сам дьявол. Ужасные создания смотрели на арену, где выступали, на потеху всем, черти-скоморохи и смеялись заливистым, громовым хохотом. Свет в шатре был ярко-бордовым, а в центре скомороховского собрания горел до самой верхушки кроваво-красный костёр, будто из самого подземного мира он поднялся до небес. — О, святые угодники! — застыв от страха, пробормотала девушка. Она оглянулась на черта, что украл её и увидела, как он отвлёкся на духов других. Бес ожидающе смотрел на арену, крепко, но осторожно держа руки девицы краденой, будто не хотел её пускать никуда, будто прятал от других обитателей шатра. "Была не была!" — Ирида решилась сбежать. Не хотелось ей стать заложницей дьявола! Вывернув руки из ослабшей хватки нечистого, она кинулась к выходу, но ах и ох, выхода не было. Вместо него был длинный коридор. Ирида бежала и бежала по нему, надеясь выбраться, но вместо этого снова оказалась в шатре, в самой середине арены. Вокруг были скоморохи дьявола. Они прыгали, игрались, потешались друг над другом, играли на инструментах, но увидев девушку, остановились, бросили свои дела. Черти обступили её, разглядывая и потешаясь, бросая в неё мячи, кости и протягивая к ней свои когтистые руки, пугая и царапая одежды девицы. Их смех был словно скрип ржавых дверей, будто бульканье болот. Непроизвольно Ирида начала отступать назад, но бежать было некуда — коридора позади, как будто не существовало. Упершись в стену спиной, девушка закрыла глаза, всё еще пытаясь вспомнить заветные слова, прогоняющие нечисть, но из-за воплей и смеха никак не могла она сосредоточится. "Думай! Думай! ДУМАЙ!" — чуть ли не плача, думала Ирида. Но мысли, как пугливые лягушки, упрыгивают всё дальше и дальше. Кажется, это все? Её обступили слуги дьявола, которые до конца дней будут глумится над ней. Но внезапно за ладони её подхватили руки, подобные человеческим. Ирида распахнула очи и увидела того самого беса, который притащил её сюда. Все черти отошли от вора, виновато посмеиваясь. Но не успела девушка и вздохнуть облегченно, как шут закружил её в танце. Начала играть музыка. Лютни, гусли, балалайки, ложки — вся какофония музыкальных предметов соединилась в одной оглушающей мелодии. А бес все быстрее и быстрее кружил Ириду, так, что ноги начали болезненно ныть. Казалось, они так размашисто танцевали, что шатёр тоже начал двигаться под музыку. — Чур! — внезапно выкрикнула русоволосая девица, понимая, что вспомнила заветные слова. — Чур этого места! Чур меня! Музыка стихла, шатёр начал плыть. Бес начал таять. Вместо смеха и гогота шутов Ирида вдруг услышала... Стук! Девушка вздрогнула, резко открыв глаза. В первые несколько секунд все было мыльно. Потерев очи рукой, девица оглянулась. Она всё еще была в музыкальной лавке, где на столе лежало зеркало и полностью сгоревшая свеча в подсвечнике. — Так это всё был... Сон? — облегченно вздохнула Ирида, замечая, что стук стал прерываться на долгие паузы. Похоже, кто-то очень неуверенный пожаловал сегодня. — Похоже, отец еще не проснулся. Тогда открою лавку сама. Встав с небольшой табуретки, девица увидела на полу инструмент. То была лютня с узорами, которую выронил чёрт из сна. "Не может быть!" — удивлённо охнула Ирида, быстро подхватывая инструмент с пола и пряча под лавку. — "Как она тут оказалась?" Всё еще пытаясь прогнать остатки ужасного сна, девушка прошла к двери и отперла её. Снаружи стоял высокий парень в костюме и в маске. Ирида вздрогнула, поняв, что очертания шута похожи на силуэт черта в зеркале. Но, в отличие от прислужника нечистых сил, вид скомороха был намного дружелюбнее. Да и к тому же, Никонорова дочь была знакома с пришедшим. Это был Бом-Бом. Русоволосая расплылась в облегченной улыбке: — Привет, Бом-Бом, — скоморох приветственно кивнул. Только сейчас, оторвавшись от разглядывания паренька, Ирида заметила в его руках лютню с порванными струнами. — Юра опять испортил струны? Ничего, сейчас заменим. Она поманила шута рукой в лавку, за пару шагов оказываясь у лавки и выискивая нужные инструменты и новые струны. Краем глаза девушка видела, как неуверенно и тихо идёт за ней Бом-Бом. — Так, давай сюда, — Ирида осторожно взяла инструмент из рук скомороха. — Всего пара струн порвалась. Ты можешь немного подождать, пока я починю? Бом-бом кивнул, оглянулся и сел неподалёку от девушки на небольшую табуретку. И как Ирида смогла проспать в лавке до самого утра? А главное, как смогла заснуть? Да и сон никак не давал покоя. Чёрт в образе Бом-Бома желал ей зла? Или наоборот, пытался показать, где искать суженого? "Как странно..." — девушка нахмурилась, осторожно натягивая струну и фиксируя её на колке. Она осторожно взглянула на Бом-Бома. Сидит тише воды, ниже травы. Высокий, сутулый, как бы сказали подружки, несуразный. — Хм... Бом-бом, мне сон такой недавно снился, — начала Ирида разговор. — Там был шатёр, шуты и ты. Парень после этих слов уставился в пол, наверное, смутился слов девушки. — И вот ты сегодня пришёл в лавку, — продолжала девица, затягивая еще одну струну. — Хорошее совпадение, правда? Бом-бом вздохнул, о чём-то думая. Ирида уже не надеялась, что услышит от него хотя бы какой-то ответ, но он вдруг заговорил: — Я... — Бом-Бом осёкся, но тут же продолжил. — Ты мне... Тоже снилась. Будто бы мы.... В шатёр пришли. — Ох, — в мыслях у девушки проскочила мысль. — Возможно ль, что нам приснилось одно и то же? В любом случае, — Ирида встала на ноги, держа починенный инструмент. — Держи. Теперь Юра сможет снова на ней играть. Бом-Бом подошёл к девушке и взял лютню из её рук. Но не успел он отойти, как Ирида вытащила из-под лавки еще одну лютню. — Не знаешь, чья она? — спросила девица, аккуратно проводя рукой по деревянным узорам. Бом-Бом встрепенулся и оживился. Он осторожно осмотрел лютню со стороны. — Это... Это же моя лютня, — он аккуратно взял инструмент из рук Ириды. — Я сегодня её не нашел, хотя... Оставлял рядом. Где ты... Нашла её? Парень выглядел радостным, хоть за маской этого видно не было. Девушка озадачилась еще сильнее, но внешне этого не показала, лишь легко улыбнулась. — Да так, подобрала сегодня утром по дороге в лавку, — ну не могла же она прямо сказать, что эту лютню ей принёс бес! — Ох... Спасибо тебе, — голос парня дрогнул. Он заплатил и вышел на улицу, где уже начали просыпаться и работать люди. Ирида, глубоко вздохнув, тяжело опустилась на скамейку. Как всё странно и непонятно. "Для начала, нужно убраться в лавке," — подумала Ирида, прокручивая в голове свой сон. — "А потом... Надо навестить Бом-Бома".
Примечания:
Надеюсь, вам понравилось! Оставьте отзыв, так я буду знать, что исправить в следующих своих работах.

Ещё работа этого автора

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты