10 выстрелов в минуту

Джен
PG-13
Завершён
117
автор
Pale Fire бета
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
У русских в прошлом было много моментов, которые они бы с удовольствием переписали. И вот в один из них отправляют Зимнего Солдата, чтобы проверить, получилось ли у них создать машину времени.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
117 Нравится 14 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Отдыхайте, девочки, — тихо сказал Федот Евграфович и, пригибаясь, пошёл проверять посты. Да что там было проверять. Девчонки необстрелянные, девочки, как их всех на войну-то занесло. Федот вздохнул, идя по каменистому плато к лёжкам своих бойцов. Да какие из них бойцы? Им бы на танцы ходить да на звёзды смотреть. Свиданья, а кому-то мужа и детей. Но нет, война разбила жизнь каждой из них на до и после, собрав их тут, чтобы следить, куда пойдут немцы, и остановить их продвижение. Хорошо, что тех только двое, должны были сдюжить. Федот передвигался мелкими перебежками, опасаясь, что немцы могли и разведку выслать. Вот лёжка Гурвич, романтичная натура, и как оказалась на войне? Федот услышал её голос, она читала стихи, и быстро скользнул к ней, устраиваясь за камнем. — Боец Гурвич! — негромко, но строго сказал Федот. — Да! — так же тихо отозвалась она. — Что это ты тут? — эх, девочка-девочка, что ж ты стихи-то читаешь? Тут слово скажи — разлетится в тишине по-над водой, отразится эхом от камней, и услышат немцы, придут на звук. — Стихи читаю, — ответила она. — Не положено в карауле, — снова строго сказал Федот. — Знаешь, как слышно вокруг? — Страшно мне, — призналась Гурвич. — Ничего, хорошо всё будет, — соврал Федот, чтобы хоть как-то успокоить девчонку. Форма, оружие, сапоги, сидор, а всё равно девчонка, куда ж их воевать-то берут? Федот и хотел бы считать их бойцами, да и считал, но нет-нет да проскальзывала мысль о том, что не на войну им надо, а по домам сидеть. Но нужно было всё это выкинуть из головы, потому что бойцы они, других у него нет. Вернуть бы только их домой, всех пятерых. С тяжёлыми думами Федот достал кисет и свернул цигарку, прикурил, вдыхая горький тяжёлый дым, и словно легче стало хоть на пару мгновений, обожгло лёгкие, забирая боль душевную за этих девчонок. Покурив, он хлопнул Гурвич по плечу, приложил указательный палец к губам, чтобы сидела тихо и смотрела в оба, и пошёл дальше. — Боец Осянина, — подошёл Федот к следующей лёжке. — Да, товарищ старшина, — тихо ответила та. — Ну как? — неопределённо спросил Федот. — Тихо всё, — ответила Осянина. — Ну ты смотри, смотри, — наказал ей Федот и пошёл обратно, к оставленным на первом посту девчонкам. Вот же ж ведь, удружило командование. Просил непьющих бойцов, а прислали ему девок. И те ведь и не пили, и по бабам не шлялись, но не бойцы ведь, не бойцы. Девки-молодухи. Федот Евграфович вернулся на главный наблюдательный пост и устроился на расстеленной шинели. Сейчас отдохнёт и на свой пост пойдёт. Он вздохнул, пытаясь отогнать от себя муторные мысли, как заметил движение по их плато, обернулся, наставляя заряженную трёхлинейку на… мужика. Мужик тоже присел, поднимая вверх руки, давая понять, что с миром. Федот моргнул, а не почудилось ли ему, но нет, перед ним вприсяде боец Красной Армии. Пилотка со звездой, сержантские лычки на воротнике, одет по форме, трёхлинейка за плечом да сидор у ноги. — Яков Стрельников, — негромко сказал он. — Сержант, выслан в пополнение зенитной батареи сто семьдесят первого разъезда. — А тут чего делаешь? — спросил Федот, разглядывая непонятного сержанта. — Срезать решил, — ответил Стрельников. — От главного штаба иду. Услышал вас, решил посмотреть, кто здесь. — Я старшина Васков, — представился Федот. — Ко мне, видать, идёшь. — Так точно, — чётко, но тихо ответил Стрельников. — И как же ты болотом-то собираешься идти? — прищурился Федот. Что-то в новом бойце было странное, но он пока не мог понять, что именно. — Слегу возьму, да там тропка есть одна, — ответил Стрельников. — Я тут до войны путешествовал, всякие тропки знаю. Так мне дальше идти? — Раз сюда пришёл, с нами и оставайся, — ответил Федот, а потом добавил: — Сапоги покажи. Стрельников, легко стоя на одной ноге, стянул сапог с другой и протянул Федоту. Тот посмотрел на гвозди в подошве, убеждаясь, что русский этот сержант, не немец переодетый, вот и гвоздики круглые, как у всех, а у фашистов-то квадратные. — Всё в порядке? — спросил Стрельников, надевая сапог обратно. — Да, сержант, всё в порядке, — кивнул Федот. — Жду приказаний, — тихо сказал Стрельников, устраиваясь в лёжке рядом с Федотом. — Значит так, сержант, мы тут ждём двоих немцев, должны они Легонтово озеро во-о-он там обойти, — Федот показал на просвет между деревьями на другом берегу озера. — Ну, двоих, не двоих, это я пока не знаю, но девчата мои только двоих видали. — А если их больше? — спросил Стрельников. — Посмотрим по обстоятельствам, надо будет, за подкреплением пошлём, — уверенно сказал Федот, хотя сам пока об этом не думал. Он очень хотел, чтобы немцев было всего двое, тогда они с Стрельниковым смогут их вдвоём взять, и девчонок не надо будет под пули кидать. С двумя-то всяко проще справиться, чем с теми же четырьмя. Все собравшиеся у наблюдательного пункта замерли, словно воздух застыл, такая тишина стояла, только где-то кричали птицы, а что Федот, что Стрельников, что Гурвич, замерли все не дыша, вглядываясь в маленький просвет промеж кустов на другом берегу. Ждали. — Идут, — едва слышно сказала Гурвич, но Федот знал это и так. — Три, пять… — Девять, — подхватил Стрельников, поглядывая на фрицев через прицел, — тринадцать… — Шестнадцать, — закончил за всех Федот. Кусты больше не качались, прошли все немцы. — Гурвич, ползком, пришли ко мне Бричкину. Не сдюжим мы, подкрепление нужно. — Сдюжим, — заверил Стрельников. — Места наши, нас с тобой — мужиков — двое. А девчонки чуть поодаль помогут, их даже и не заметят. — И что, так места хорошо знаешь, что даже план есть? — скептически хмыкнул Федот. — Давай, говори, но быстро, не так у нас и много времени. — Надо их с пути согнать, вывести к берегу, чтобы им спрятаться было негде, а там расстреляем, как скотину, — выдал свой план Стрельников. План был… спорный, мягко говоря, да и как согнать такую ораву, не выдав себя, ведь начни они стрелять раньше времени, и ничего не получится. — И как ты их сгонишь? — прищурился Федот, видя, что и сам Стрельников пока представления не имеет, как это сделать. — А мы лесорубы, — предложила воодушевлённая своей идеей Комелькова. Женя-Женечка, красивая девчонка и умная, только лес валят артелями, тем более, где они сейчас столько лесорубов найдут? — Так мужиков-то у нас два всего, — вздохнул Федот, — как мы лес-то валить будем. — Так война же, товарищ старшина, — даже удивилась Комелькова, — бабы лес валят. — Молодец, Комелькова! — обрадовался решению старшина. — Так и сделаем. А ты, сержант, готовься, раз ты такой хороший стрелок. — Мне понадобится ещё две винтовки, — сказал Стрельников. — Лёжку я себе найду сам, но перезаряжать у меня времени не будет. Если только ты, старшина, поможешь. Федот задумался. Он никогда не был хорошим стрелком, а уж класть фрицев с одного выстрела и вовсе был не способен. По всему выходило, что Стрельникову придётся справляться самому, ну а он с девочнками, со своими бойцами, пособит, как сможет, не даст немцу разбежаться по перелескам. — Поворачивать их надо будет вон за тем перелеском, — указал Федот на лес справа от себя. — Вот там мы с девчатами и будем готовиться. Если всё правильно будет, то лёжку тебе тут искать, понял, боец? — Так точно, — отозвался Стрельников. — Ну, иди, — Федот хлопнул его по плечу, передал ещё две трёхлинейки и долго смотрел, как бесшумно скрывается в деревьях его боец. Второй мужик на пятерых баб. Федот задумался, а правильно ли он сделал, доверившись незнакомцу, хоть и откомандированному под его начало. Ещё не поздно было отправить Бричкину до части, не поздно… Но Федот верил Стрельникову и малодушно не хотел подставлять под пули необстрелянных девчонок, которые стали уже родными. А пришлый боец Стрельников? Нет, не родной он Федоту Евграфовичу, но дело своё знает, значит, положиться на него можно, видно было, что справный боец. Но раздумывать было некогда, нужно было готовить отвлекающий манёвр. — Ну что, бойцы, айда за мной, — скомандовал Федот. Он махал топором, подрубая деревья, которые девчата должны были свалить, чтобы хорошо напугать немца, заставить отвернуть к берегу, другого-то пути не было. Как там Стрельников? Нашёл ли лёжку, хорошо ли устроился. О том, зачем им в подразделении снайпер вообще, Федот не задумывался, раз послали, значит, есть у него там задание. А что пособит, так это доброе дело. Девчонки кричали что-то, валили деревья в полупрозрачном северном лесу, где иной раз подлесок был тебе по щиколотку, не выше, шумели, как могли, а Федот надеялся, что это поможет, что свернут немцы, пойдут к берегу, нельзя им бой давать каким-то лесорубкам, слишком важно им пройти незамеченными. Но вот как-то же их Комелькова заприметила, а раз так, то это они дадут им бой на своих условиях, главное, чтобы немцы купились. И да, отвернули к берегу фрицы, ушли с пути. Федот утёр рукавом пот со лба и выдохнул. Девчата продолжали стучать и валить деревья, а он сам подкрался поближе, чтобы посмотреть на работу профессионала. И ещё не успел определиться, счесть немцев, как раздался первый выстрел и один из врагов упал, ничего не поняв. В ту же секунду фрицы ощетинились автоматами, вставая в круг, но понять, откуда стреляют, не могли. Раздался второй выстрел, затем третий, а Федот подумал, как же Стрельников из непристрелянной винтовки попадёт-то? Раздались слившиеся в одну несколько автоматных очередей. Фрицы беспорядочно заметались по берегу, пробовали бежать в лес, под прикрытие деревьев, но все их попытки заканчивались тем, что они падали, словно подкошенные. Стрельников бил уверенно, между выстрелами был промежуток ровно для передёргивания затвора. Федот словно слышал этот тихий лязгающий звук, назад-вперёд, и следующий выстрел. Он видел, как падали немцы один за другим, сам целился, вдруг кого-то Стрельников упустит. Видел Федот, как падали немцы, как пытались скрыться в спасительном, по их мнению, лесу, но ничего не получалось. Стрельников бил их на подходе, доставал лежачих. Не прошло и двух минут, как всё было кончено, а из немцев в живых остался только их командир, гауптштурмфюрер, разглядел Федот лычки. Хорошего полёта птица. И молодец Стрельников, сам Федот позабыл, а сержант языком озаботился. Далеко пойдёт мужик. Поднявшись с мшистой земли, Федот вышел к немцу одновременно со Стрельниковым. Немец стоял, озираясь по сторонам, и даже поднял руки, хотя его никто и не просил. — Что ты мне тут лопочешь? — рявкнул Федот, когда немец с ним заговорил. — Он сказал, что сдаётся, — перевёл Стрельников, чем немало удивил Федота, но комментировать он не стал, потом спросит. — Значит, он наш пленник. Возвращаться надо, — сказал Федот. — Я с бойцами обыщу трупы, мало ли что там у них, — сказал Стрельников. — Добро, — кивнул Федот. Пока девчата и Стрельников обыскивали тела, он связал пленнику руки, но тот и не собирался никуда бежать, далеко ли убежишь без карты в озёрном краю, где ступи не туда — и всё, пропал. Это понимали все. — К выходу товьсь! — скомандовал Федот, когда все были обысканы, всё ценное уложено в сидора, а бойцы готовы к выходу. — Дома отдохнём, некогда сейчас. Идти решили обратно тем же болотом, дорога была почти торная, раз они по ней сюда пришли. Федот шёл первым, Стрельников — замыкающим, и думал старшина о том, как бы они били немца без этого чудесного снайпера. Что бы преподнесла им судьба, как бы сложилось? А ведь шестнадцать немцев с автоматами — это вам не шутка, как девчонок необстрелянных на такое пускать? Ох, повезло, так повезло тебе, Федот Евграфыч. Когда вышли к болоту, старшина сам проверил, чтобы слега была правильная, даже фрицу выдал, чтобы тот не утоп, но пустил его между собой и Комельковой. Шёл Федот вперёд, но частенько оборачивался, чтобы убедиться, что все живы, на месте. — Товарищ старшина, — вскрикнула Осянина, — Стрельников утоп! Федот обернулся, и правда, не было с ними больше сержанта Якова Стрельникова, и когда утоп, как? Ведь не слышно было ни всплеска, только вспучилось зловонное болото рядом с тропой, подтверждая — утоп Стрельников. Ничего, Федот его к награде представит, хоть и посмертно. Да и девчонкам по медальке неплохо было бы выбить, молодцы они, и солдаты хорошие, и умные. И вообще хорошо всё закончилось. Так бы каждый бой заканчивался. * * * — Отчёт, Солдат, — потребовал человек в белом халате, когда грязный и мокрый “Стрельников” вывалился из портала в лабораторию. — Задание выполнено. Среди личного состава потерь нет, — заговорил Солдат. — Пятнадцать трупов и один язык. Всё самостоятельно. Вверенный мне отряд ничего не понял. — Значит, машина работает? — спросил другой человек, уже в камуфляжной форме. — Значит, работает, — кивнул “халат”. — Возвращение Зимнего Солдата тому подтверждение. Вопрос, как изменилась история. — Проверьте, — приказал “камуфляж”. — А Солдата привести в порядок и заморозить до следующего раза. — Принято, — ответил “халат”. Зимний Солдат стоял и ждал следующих приказаний. Миссию он выполнил на отлично.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Первый мститель"

Ещё по фэндому "Васильев Борис «А зори здесь тихие»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты