Friendly Support

Слэш
NC-17
Завершён
223
автор
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Минхо просто решил поддержать своего друга после тяжёлого расставания, но что-то пошло не так...
Посвящение:
Всем, кто прочитает
Примечания автора:
Не бейте
09.12.20...100♥️ — первая работа, достигшая такое количество оценок, спасибо всем <3
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
223 Нравится 5 Отзывы 58 В сборник Скачать

1 часть.

Настройки текста
По комнате раздаётся громкий звонок, который заставляет Минхо сильнее вжаться лицом между двумя подушками, стараясь игнорировать противные звуки. Но рука сама потянулась куда-то вперёд, наугад щупая одеяло рядом с собой. Наконец, найдя источник шума, он лениво открывает один глаз и успевает мысленно пожалеть, что ещё днём забыл поставить устройство на беззвучный режим, чтобы отдохнуть после вечерней подработки. Но когда Минхо видит на ярком включённом дисплее «Белка~» и время 23:47, сон моментально пропадает, а к горлу подкатывает ком беспокойства. Зачем Джисону звонить ему в такое позднее время? Наверняка, что-то случилось... Эта мысль не даёт Ли покоя и, взяв себя в руки, он поднимается с кровати, следом неуверенно проводит пальцем по экрану в правую сторону, нажимая на зелёную трубочку, и сжимает в свободной руке помятое под собой одеяло. Чувствует, как внутри всё немного перемешалось. – Алло? – Привет, хён... Прости, что разбудил. – Всё в порядке. Что случилось, что ты звонишь так поздно? – Минхо слышит хриплый голос младшего, словно после долгого плача, и от осознания сжимается сердце. Он всегда знал, что чутьё никогда не подводит, если это связано с Джисоном. – Не знаю, как сказать, но... Не посчитай меня странным... Ах, чёрт... Я хочу увидеть тебя прямо сейчас, – очередной поток слёз даёт о себе знать, с двойной силой подкатывая к карим глазам, и, не задерживаясь, горячие солёные ручейки, один за другим, снова бегут по опухшему лицу. – Джисон, что случилось? Не хочешь мне объяснить? Не пугай меня так. – Вот, почему, когда я просто хочу увидеть тебя, услышать твой голос, на это нужна причина? Ответ «просто так» уже не прокатит, да? – глотая окончания некоторых слов, тараторит Джи, после чего затихает, пока старший вслушивался в его прерывистое дыхание. – Я знаю, что ты плакал, поэтому мне нужно услышать причину, чтобы потом разобраться с теми ублюдками, которые довели тебя до такого состояния. – Нет, хён... Дело не в этом. Мне никто ничего не сделал. Просто, понимаешь... – Что? – Я остался один... Совсем один! И единственный, кто у меня есть, это ты, Минхо! – Хан срывается на чуть громкий крик, громче своего обычного голоса, и сжимает в руках мокрый от слёз телефон, продолжая наблюдать, как на него падают следующие большие капли. – А как же *имя девушки*? – Она бросила меня! Это же очевидно, хён! Она никогда меня не любила! Я был таким придурком... Почему я сразу тебя не послушал? Прости... Прости, Минхо. – Так-так, остановись. Говори по порядку. Она тебя, всё-таки, бросила? Я был прав? – глаза Ли удивлённо расширяются, смотря на стену перед собой. – Да! Сегодня она пришла ко мне и заявила, что всё это время она мной откровенно пользовалась. Чувствую себя таким грязным и униженным... – Вот же стерва... Я так и думал. Она не достойна твоих слёз, слышишь? Не переживай так сильно, Джисон. Всё будет хорошо, обещаю. – Было бы это так просто... Я любил её... Очень... – Джи снова прерывается, но через три секунды продолжает что-то говорить, словно обдумав, что сказать дальше, а Хо рад, что он не видит, как ему больно слышать от него эти слова. – Я понимаю... – Ха, «понимаешь»? Да что ты можешь понять? Ты никогда не чувствовал подобного! – Ты позвонил мне, чтобы просто наорать и сорваться? – голос старшего становится всё ниже и строже к концу вопроса, заставляя Хана мысленно откусить себе язык. – Нет, нет-нет, прости... Я не хотел, просто вырвалось... Прости, – он закусывает губу, не зная, что сказать следующим. – Хочешь, я приеду? – через минуту убивающей тишины мягко спрашивает Минхо, потому что изначально понимал, зачем младший позвонил ему. Джисону нужна поддержка, но не по телефону, а физический контакт. Ему необходимо прикоснуться к кому-то, возможно, обнять. И Сон прекрасно знал, что Ли никогда не откажет ему в этом. Даже в 12 ночи. – Не представляешь, как сильно, – такие спокойные и очень ожидаемые слова, после которых на лице появляется горькая, но искренняя улыбка, сопровождаясь тихим смешком. – Дай мне 15 минут. – последняя фраза и старший отключается, но Джи точно знает, что он улыбается. Улыбается своей очаровательной редкой улыбкой, от которой перехватывает дыхание и все мысли мигом улетучиваются, отправляясь на далёкий задний план. И только от представленной в голове картины уже становится так тепло на душе. Ли кидает телефон куда-то в сторону и шумно выдыхает, выпуская из рук бедное одеяло. После довольно сухого разговора осталась некая тревожность, словно Хан чего-то не договорил или, может, специально скрыл, не желая открываться даже ему. Собрав все домыслы в одну кучу, он приводит себя в человеческий вид, так как после долгого и крепкого сна волосы сильно растрепались, а лицо было слишком заплывшее, поэтому, закончив с водными процедурами, Хо с такими же перемешенными чувствами отправился к этому причине, словно, нехотя, вызывая такси на давно выученный адрес.

***

Дверь в квартиру Джисона на удивление была открытой, так что Минхо без каких-либо проблем вошёл и закрыл её за собой, оставляя кеды в прихожей, и, по пути снимая с себя лёгкую куртку, направился в гостиную, в самую дальнюю комнату в доме. В нос били резкие, смешанные друг с другом, запахи, вынуждая уверенные шаги Хо сразу стать более медленными и тихими. И сама удушающая тишина во всей квартире слишком сильно давила на уши, думая, что младший, скорее всего, заснул, не дождавшись Ли, и будить его совсем не хотелось. Но не успел он освободиться от верхней одежды, проходя в глубь просторной комнаты, где был выключен свет, как чувствует, что кто-то неожиданно набросился на него, стискивая в крепких объятиях. Узнав, что это был Хан, старший на этот раз уверенно обнимает в ответ, ощущая некое успокоение, услышав от того тихое, но такое приятное «спасибо, что приехал, хён». Он положил голову на плечо Хо и замер на несколько секунд, вдыхая его аромат, и немного пошатывал обоих из стороны в сторону. А Минхо просто наслаждался моментом, умиляясь с детских выходок Джи. Он понимал, что это сейчас, как нельзя, необходимо ему, так что молча поддался его невероятному очарованию, отвечая взаимностью. Младший невзначай горячо выдохнул в шею Ли, от чего по всему телу пробежались мурашки, а после, учуяв от него сильный запах перегара, слегка отстраняется. – Ты пьяный? – Совсем немного, – слишком нежно отвечает Хан, всё ещё держа Минхо за шею, но его ярко-малиновые щёки и блестящие глаза говорили об обратном, когда старший включил свет. Смотря на его опухшее из-за недавних слёз лицо, натёртые красные глаза и, слушая охрипший голос вперемешку со сбитым дыханием, хотелось только одного – сделать тем так же, как они сделали ему. Ли недовольно поджимает губы, видя, что с его появлением настроение младшего хоть немного, но улучшилось, но отчасти это было из-за выпитого ранее алкоголя, что не могло облегчить его волнения. Стараясь не зацикливаться на этом, он отбрасывает подальше включатель режима «правильного хёна или мамочки», объясняя, что так делать неправильно и ни в коем случае не нужно. Потому, что прекрасно понимал, что таким образом он дал себе расслабиться и освежить голову, освобождая её от всех ужасных мыслей по поводу болезненного расставания. – «Немного», говоришь? – Хо старается разрядить обстановку, невольно улыбаясь, и продолжает с огромной любовью смотреть на чертовски милое и такое пьяное лицо Джи. – Смотри, тебя уже ноги еле держат. Сколько ты выпил? – Ну, хё-ён~... Я не помню... – тянет в ответ младший и отпускает его, плюхаясь обратно на диван позади себя. – Почему сразу не позвонил? – Минхо, наконец, снимает куртку и бросает её на край широкого кресла, садясь рядом. – Не зна-аю... – также долго протянув ответ, он смотрит куда-то перед собой и незаметно вздрагивает, когда тёплая ладонь старшего накрыла его. – Хочешь поговорить об этом? – Хо спросил не для того, чтобы услышать ответ, а просто, чтобы показать, что ему не плевать на его ситуацию, ведь заранее знал, что ответ будет отрицательный. – Нет, не хочу, – Джи, как по привычке, пододвигается чуть ближе и снова опускает голову на надёжное плечо, свободной рукой сплетая пальцы старшего со своими. – Хорошо, не будем, – тихо шепчет в ответ Ли, обнимая его за плечи, и поворачивает голову в сторону, едва задев, целует пшеничную макушку, вдыхая головокружительный запах шоколадного шампуня, который сам ему подарил. Какое-то время они сидели в полной тишине, наслаждаясь присутствием друг друга. Для них это было так необходимо: просто сидеть и молчать вместе, думая о чём-то своём, не боясь, что тебя посчитают странным. Минхо слишком отчётливо чувствует, как сердцебиение с каждым свободным вздохом Хана невольно учащалось и надеется, что он этого не заметит. Ощущать его присутствие так близко заставляет вновь полюбить своё жалкое, никому не нужное, существование. Осознание того, что ты кому-то нужен или можешь что-то сделать, самого делает тебя очень счастливым. Тем более, в том случае, когда именно этот человек понятия не имеет о твоих настоящих чувствах к нему. – Хён... – прерывает идеальную тишину Джисон, полностью повернув лицо в его сторону. – Что? – Сделав также, отвечает старший. – Я странный, да? – издав тихий смешок, спрашивает он, натягивая глупую, но всё ещё до чёртиков милую улыбку. – С чего ты так решил? – улыбаясь на, скорее, странный вопрос Сона, сам спрашивает Хо. – Ну, просто... Я позвонил тебе очень поздно, рассказал о своих личных проблемах... И даже попросил приехать, зная, что ты точно не откажешь, будь это раннее утро или глубокая ночь. – Это называется «дружба», Джисон. Логично, что я всегда готов тебя выслушать и поддержать, верно? – Он сам не может понять, как у него язык повернулся сказать что-то подобное. Какая, к чёрту, дружба!? То, что он чувствует к младшему даже рядом не стоит с этим словом. – Верно, но... – только Хан хотел закончить фразу, как Ли притянул его чуть ближе рукой, которой обнимал, и слишком долго поцеловал в лоб, ощущая, как сердце продолжает больно бить по рёбрам. – Прекращай о таком думать. Повторяю, всё в порядке. Я захотел, я приехал, ясно? – Ясно... – Ты не устал? Может, поспишь? – заботливо спрашивает старший, мягко взъерошивая пушистые волосы. «Только если с тобой, хён...» – думает про себя Хан, но не осмеливается сказать это вслух. – Не-е, я хочу побыть с тобой, Минхо-я, – прижавшись чуть сильнее, он кладёт руку на колено Хо и плавно ведёт ладонью вверх. Ли чувствует, как его прикосновения заставляют выпасть на время из реальности. Вроде бы, ничего необычного: друг приехал поддержать друга, но... Если опустить то, что первый уже давно неровно дышит ко второму. И находиться сейчас к нему так близко, не имея возможности сделать то, что ужасно хочется, порой становится крайне сложно. Чертовски сложно контролировать себя и свои действия. А сам Хан, будто ничего не подозревая, продолжает без колебаний «лапать» Минхо, проходясь тёплыми пальцами по внутренней стороне бедра, и, вынуждая старшего плотно поджать губы. Вроде бы, нужно сказать, чтобы он, сам того не понимая, прекратил сводить Хо с ума, но от таких нежностей невозможно отказаться, потому что, опять-таки, прикосновения младшего очень редкий подарок. – Почему ты так напряжён? – невозмутимо спрашивает Джи, не поворачиваясь к нему лицом, и продолжает водить рукой по колену, будто в этом не было ничего «такого». – Что-то не так? – Всё из-за тебя, – не зная, зачем, слишком открыто отвечает Ли и, наконец, останавливает ладонь младшего, взяв в свою. – Из-за меня? – поворачивается лицом в его сторону и чувствует, как тот слишком нежно гладит тыльную сторону его ладони большим пальцем. – Я сделал что-то не так? – Можно и так сказать... В общем, забудь. – Что ты имеешь в виду? – взгляд Хана становится строже, а интонация к концу вопроса всё ниже и ниже. Он поднимается, немного отодвигаясь от Минхо, но также, как и он, не прерывал зрительного контакта, словно они играли в гляделки. Или, точнее сказать, кто кого первый убьёт своим грозным взглядом. Но Джисон сдаётся и поворачивает голову вперёд, смотря на свои руки, закреплённые в замок, и понимает, что Хо не собирается отвечать на его вопрос. Поэтому слишком неуверенно произносит, продолжая нервно перебирать пальцами, и, всё ещё чувствуя его пристальный взгляд на себе: – Наверное, ты думаешь, что я сейчас в невменяемом состоянии, поэтому то, что я следующее у тебя спрошу, можешь считать, как оправдание... Слушай... Мне показалось, или я тебе... Нравлюсь, да? – взяв всё своё мужество в кулак, Джи поворачивается к нему, наблюдая за тем же каменным выражением лица, и чувствует себя слишком глупо и неловко. – Видимо, ошибся... Прости, хён... Совсем не соображаю, что несу... Я прос- Не успевает договорить Хан, как Минхо неожиданно подрывается с места и, обхватив ладонями его лицо, поворачивает к себе и затыкает мягким поцелуем, лишь касаясь губ напротив, и также мягко отстраняется, вынуждая того рефлекторно взяться за запястья и прикрыть глаза. Минхо посчитал, что скрывать уже нечего, тем более младший, скорее всего, даже не вспомнит об этом завтра, а если нет, то будь, что будет. Он решает пойти ва-банк именно сейчас. – Тебе не показалось... – Хо облизывает губы, будто пытаясь распробовать вкус губ Хана, и смотрит на него с таким лицом, что прямо на лбу было написано «хочу большего». Наверное, прочитав мысли старшего, Джисон без раздумий наклоняется, сам желая повторить спонтанный поцелуй, делая его более решительным, и накрывает его губы, придерживая лицо рукой. Дыхание сбивается очень быстро, заставляя голову кружиться, и Минхо не может поверить в то, что сейчас происходит. От губ младшего отдавало ранее выпитым алкоголем, что лишь сильнее его заводило. Хо хотел повернуться к нему всем телом, чтобы было удобнее, и совершенно плевать, что он, возможно, делал это из-за того же самого алкоголя. Но Джи перехватывает его руки, седлая бёдра, и прижимает их к спинке дивана, продолжая настойчиво целовать. Чуть открыв рот, чтобы глотнуть хоть немного воздуха, Ли чувствует, как тот, не теряя возможности, пользуется моментом, и без прелюдий проникает в него языком, лаская стенки, нёбо, осторожно проходясь по дёснам, а после сплетаясь с языком старшего, продолжая крепко держать за руки, и, слегка вжимая голову в ту же мягкую спинку пушистого дивана, что не могло не заставить Минхо крайне удивиться его уверенным и чётким действиям. Ощущать такие желанные, но, казалось, никогда недостижимые губы на своих, так чертовски приятно и...вкусно. Господи, губы Джисона такие мягкие и нежные, такие умелые. – Погоди... Постой... – отворачивается в сторону Хо, восстанавливая сбитое дыхание, но младший даже не собирался его слушать, поэтому снова немного грубо повернул лицо Минхо к себе, заключая в очередной влажный поцелуй, специально одновременно ёрзая на его нарастающем возбуждении. Ли сам не понял, как всего за мгновение, его руки оказались сперва на бёдрах Джи, несильно сжимая их, и ощущает, как тот трётся своей упругой задницей об его пах, а после перемещает их на эту же слишком аппетитную задницу, начиная нежно мять её, вслушиваясь, как младший горячо выдохнул ему прямо в губы, закрывая глаза, что показывало, насколько ему это нравится. Следом Хан положил обе руки ему на шею, аккуратно зарываясь пальчиками в его волосы, тем самым вызывая приятную дрожь по всему телу. – Джисон.. Что ты творишь? – Наконец, возбуждённым шёпотом спрашивает Хо положение всей абсурдности ситуации и отчитывает его за развратные действия, но сам же осторожно приподнимает худи Сона, под которым ничего не было, и проникает под него холодными руками. – Хочу тебя, хён~... – коротко и ясно отвечает тот и наклоняется к уху, опаляя его горячим дыханием. – Я знаю, что ты меня тоже, так что... Не сдерживайся. – Ты же понимаешь, что сейчас пьяный, да? Не думаешь о том, что после пожалеешь об этом? – Нет, нисколько не пожалею, потому что я хотел тебя всё время нашего знакомства. – Что? А как же- – Девушка? Ха, это был способ заставить тебя ревновать. Думал, что, когда ты разозлишься, сразу признаешься и всё случится намного раньше, но... Ты оказался слишком упёртым и гордым, чтобы поступить по-моему. – Вот же засранец... Сразу сказать не мог, что это взаимно? А, кстати, почему ты тогда плакал, когда позвонил мне? – Потому, что устал... Устал показывать свои чувства к тебе, ведь ты меня жёстко динамил тогда. У меня просто опустились руки, понимаешь? Поэтому я принял решение признаться тебе лично. – Да я же тебя сейчас... Минхо резко скидывает его с себя всем телом на диван. Хан сжимает под собой накидку и слишком шумно дышит, словно побежал километров пять, следом облизывает опухшие губы, вынуждая Хо нервно сглотнуть, смотря на его извращённый вид: розовые щёки, глаза, которые буквально стали чёрными, говоря о своих не очень приличных мыслях. Которых, кстати, в голове Минхо точно не присутствовало. Он устраивается между ног и одним ловким движением стягивает с Джи слишком обтягивающие джинсы, даруя волю возбуждению. Рука опускается на выпирающий бугорок, лаская плоть через тонкую ткань боксеров, что уже успела намокнуть. Ли никогда бы не подумал, что ему понравиться таким способом дразнить младшего, то прикасаясь, то убирая руку с набухшего члена. Из губ вылетают высокие стоны, смешанные с обрывками любимого имени. Минхо уверенно срывает с него последний слой одежды и берёт ствол в руку, плавно ведя вниз, следом вверх. Джисон чуть выгнулся в спине, чувствуя, как его плоть, истекающую обильной смазкой, накрывают мягкие горячие губы, нежно облизывая головку. И все мысли напрочь отпадают, оставляя лишь слишком умелые губы старшего. Стоны становятся громче и выразительнее, заполняя в тесной комнате всё пространство вокруг, а рука глубже зарывается в мягкие волосы, невольно сжимая пряди между пальцами, от чего сам Минхо тихо простонал, вызывая вибрацию на всём стволе, и, чувствуя, как внизу живота завязался тугой узел, вынуждая скулить, прося желаемое. Горячий язык скользит по всей длине, обводя каждую венку, помогая внизу рукой. У Хана просто крышу сносит от всех этих ощущений. – Прошу, не останавливайся... Я хочу- Хо с причмокивающим звуком вынимает твёрдую плоть изо рта, начиная быстрыми движениями двигать на ней рукой, чтобы дать себе немного отдохнуть, потом горячие губы снова накрывают член, а Джисон начинает двигать бёдрами навстречу. Руки также в волосах, что насильно давят вниз, чтобы Ли взял по самое горло, ведь для него это было самое эйфорическое ощущение. Старший прибавляет скорость, чувствуя, как тело Джи немного подрагивает, готовясь к скорой разрядке, и возвращается к головке, продолжая нежно облизывать вокруг и брать в рот только наполовину. Всего несколько секунд, и он с громким стоном изливается себе на живот, пачкая чёрное худи белой жидкостью. По лбу стекают капельки холодного пота, руки слегка дрожат, а на губах довольная улыбка. Джисон тянет Минхо к себе и валит рядом, впиваясь страстным поцелуем ему в губы. Чувствуется слабый вкус естественной смазки, что так понравилась старшему, и он добавляет напора, что Джи физически не успевал за его быстрым языком, вынуждая тихо скулить в ответ. – Всё ещё не передумал? – Возьми меня, хён. Прямо сейчас. Больше не вынося эти до жути пошлые фразы, Ли поднимается, снимая с себя и с него тонкие кофты, и выкидывает их куда-то в сторону, нависая над обнажённым телом младшего. Он внимательно осматривает чистую гладкую кожу, думая, где оставить первый засос, следом опускается ниже, немного оттягивая за волосы в бок голову младшего, и впивается губами в белоснежную шею, вырисовывая на ней различные узоры языком, оставляя мокрую дорожку до правой ключицы. Хан тоже не терял времени, он отправил руки к штанам Хо, бессовестно проникая в них, и, не вытаскивая также, как и у него, колом стоячий член, начинает дразнить рукой, то невесомо поглаживая, то чуть надавливая. Ли возвращается к лицу Сона, продолжая покрывать его мягкими поцелуями в щёки, в нос, в лоб. Показывая, как он любит его до беспамятства, ценит и ещё раз безумно любит. – Ты готов? – задыхаясь от собственных представленных в голове картин, спрашивает старший. Хан уверенно кивает два раза, помогая тому освободиться от оставшийся лишней одежды, также отбрасывая её далеко на пол. Следом Ли разводит ноги младшего, приподнимая одну, и проходит нежными поцелуями до самого конца, останавливаясь на пупке. Подушечкой пальца он осторожно обводит сжатое колечко мышц и несильно надавливает в середину, снова отвлекая того мягкими поцелуями в губы. Младший, конечно, чувствует, к чему это идёт, поэтому притянул его к себе ближе, говоря на ухо: – Не бойся, я знаю, что по началу будет больно, но после это сменится удовольствием, – с нежностью проговаривая эти слова, излагает свои мысли Джи, но, кажется, пытается в первую очередь убедить в этом именно себя. – Я не хочу сделать тебе больно, Сон-и. Давай не будем спешить, хорошо? Минхо проталкивает кончик пальца, наблюдая за выражением лица Хана, тот хмурится от весьма неприятный ощущений, но не издаёт ни звука. Целуя его, покрытую алыми соцветиями, шею, он снова немного вставляет палец, и он входит уже наполовину. Джисон слабо улыбается, не думая, что Хо окажется таким нежным и внимательным в постели, но почувствовав, как палец вошёл до конца, громко выкрикивает, сжимая бедную накидку. Ли продолжает осыпать его тело поцелуями, уже более чаще и размашистей растягивая его одним пальцем, после добавляет второй, что уже свободно входил, и замечает, что сам Сон несмело начал насаживаться на его пальцы, наконец-то, ощущая это долгожданное «удовольствие после боли». Достаточно растянув младшего, он вытаскивает пальцы и снова целует его, словно предупреждая, что сейчас будет совсем не неприятно, а скорее наоборот. Подставив головку к его промежности, он пару раз обводит вокруг и несильно надавливает, наконец, входя в желанное тело довольно свободно и легко. Джисон выпускает из себя протяжный пошлый стон, и старший начал медленно двигаться, желая снова услышать их. Через пару нежных толчков младший начал сам быстрее насаживаться на член, что дало Хо зелёную карточку, и он прибавил скорость, почти вдалбливая податливое тело в мягкий диван. Джи до крови кусает свои губы, думая, что он ведёт себя слишком несдержанно, слишком громко крича, и, двигаясь навстречу. – Хочешь грубее? – проносится где-то около уха, и младший яростно кивает, сжимая Минхо внутри себя. Ли понимал, что после Хану будет больно двигаться, поэтому разрешил себе немного расслабиться, входя в того немного быстрее, и, взамен получая крышесностные стоны и крики, которые эхом отскакивали от стен. Джи поднимается, обхватывая старшего за шею, и несильно проводит ноготками по горячей спине, чуть впиваясь в кожу, и Ли слышит, как тот шепчет «глубже, хён, пожалуйста». Оба были на пределе. Ещё один резкий толчок, и младший снова изливается себе на живот, а за ним следом кончает и Хо, едва успевая выйти из него. – Ты прекрасен... – шепчет напоследок Минхо, смачно целуя того в щёку. – Дурак, – со сбитым дыханием отвечает младший, затыкая его страстным поцелуем. – Можно мне сегодня остаться у тебя? – А ты думаешь, что я тебя после этого куда-то отпущу? – Тогда.. Я первый в душ, – убегает в ванную Ли, оставляя Хана одного, который тихо посмеялся, смотря ему в след. После достал из тумбочки салфетки, для начала пытаясь себя оттереть хотя бы ими, но быстро сдаётся, направляясь туда же, решая проникнуть к тому в ванную. Но, видимо, зря он это сделал, потому что они задержались там ещё на полтора часа.
Примечания:
Та-дам!)

Я не знаю, что это такое, не бейте

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты