Твоё дыхание, как яд

Слэш
NC-17
Завершён
122
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
—Ты когда-нибудь осознавал, что тебе нравится твой близкий человек спустя долгое время?

Страх в глазах Юнги сменился на непонимание, и тогда Чонгук склонился ближе к его лицу, опаляя дыханием чужие губы.

— Ты сильно изменился за то время, что тебя не было здесь, и я вдруг понял, — он замолчал, чтобы успокоиться перед своим признанием, — что я чувствую к тебе любовь. Не как к хёну.

Юнги молчал, смотрел в глаза младшего несколько секунд, а затем вздохнул.

— Глупая шутка.
Посвящение:
Юнги-щи и его милой улыбке)))
Примечания автора:
Идея была нахлынута после трансляции Юнги после операции. Ну разве он ни милашка? А, такой лапочка. Сразу видно, что он поправился и чувствует себя лучше💜
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
122 Нравится 2 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Как прошла репетиция? Чонгук замер в дверях, смотря на хёна. Тот сидел за столом, с телефоном в руках, в своём большом сером свитере и широко улыбался. После операции Юнги стал чувствовать себя лучше, боль, мучившая его долгое время, ушла, и Мин мог жить дальше, не боясь сделать лишнее движение. На время реабилитации омегу освободили от всех практик, репетиций, тот даже на конференции не был. Поэтому Юнги большую часть своего времени проводил в общежитии, вкусно кушал и спал. Менеджеры бранили его за набранный вес, а Чонгук при виде округлившихся плечиков хёна шумно сглатывал слюну. Юнги изменился. После операции ему запретили пить подавители, так как это могло угрожать его здоровью. Запах вернулся к нему, и Чонгук попросту не мог сосредоточиться. Густой аромат яблок заставал врасплох в самые неподходящие моменты, но Чон не подавал вида. Его альфия натура проявлялась в глупых, почти детских знаках внимания. Например, пару дней назад стафф заказал им небольшой торт в честь выхода альбома, и Чонгук отдал свой кусок Юнги-хёну. Кажется, никто не посчитал это странным. Чонгуку нравилось сидеть рядом с ним. Ему нравилось слушать его. Нравилось прикасаться. Юнги пах и выглядел просто шикарно. Вместо тех худых тонких ножек у Мина появились упитанные бедра, которые смотрелись по-прежнему сексуально. Омега почти всегда улыбался и смеялся, потому что теперь его не мучала острая боль в плече. — О, хён, все прошло здорово! Чимин так классно исполнил свою партию! — воскликнул довольно Хосок, бросая сумку с вещами на диван. — А Чонгуки все время забывал движения! Мемберы загалдели. — О, макнэ совсем от рук отбился, — улыбаясь, произнёс Сокджин, садясь напротив Юнги. — Такой невнимательный стал. Рассмеявшись, мальчишка сел на диван и посмотрел на старшего смеющимися глазами. — Хён, я много думаю о предстоящей работе. Извини, если потревожил этим. Джин закатил глаза. — Не подлизывайся, негодник, — ответил старший и усмехнулся. — Знаю я ваши альфьи дела: увидел красивую фанатку, и думаешь постоянно о ней, так? Остальные мемберы принялись греметь посудой, собираясь накрывать ужин на стол, и Джин поспешил им на помощь. Чонгук взглянул на Юнги, надеясь сделать это незаметно, но как только он повернул голову, то встретился взглядом со старшим. Тот смотрел в ответ и мило улыбался, а его круглые щеки выглядели слишком очаровательно, и Чонгук завис. Ужинали все вместе за большим столом. Намджун, как лидер группы, позволил достать бутылку вина и разлить напиток по бокалам. Им нужно было расслабиться после тяжёлой недели. Налив каждому, Намджун отставил пустую бутылку в сторону и улыбнулся, смотря на Юнги. — Да всё нормально, я правда не буду, — проговорил тот, сжимая рукой стакан с соком. Чонгук не спеша пил своё вино, забывая про свою тарелку, и, как ни странно, от бокала его вставило. Ребята поочерёдно посмеялись над его детской выдержкой и поставили мыть посуду. — Но я не смогу помыть все это один, — возразил макне, направляясь к мойке. — Почему бы нам просто не купить посудомойку? Сокджин тяжело вздохнул. — Окей, сейчас хён все помоет, если ты, негодник, совсем не ценишь меня… — Хён, — тихо позвал Юнги, подходя к младшему. — Иди отдыхай. Я помогу ему. — Не думаю, что это хорошая идея, — сразу же ответил Джин и недоверчиво посмотрел на этих двоих. — Ты только после операции. — Я замечательно чувствую себя, — пожал плечами Юнги и улыбнулся. — Мне не тяжело помочь Гуки. Альфа вздрогнул, услышав своё прозвище. Странно было слышать его от Мина, ведь тот никогда не называл его так. — Ну хорошо, — продолжил тем временем Сокджин. — Только не разнесите кухню. Они проводили Кима взглядами, а затем Юнги направился к столу, чтобы взять грязную посуду. С его плечом, ещё обтянутым сильным жгутом, было неудобно держать тарелки, но омега не просил помощи. Чонгук спешно подошёл к нему и забрал стопку тарелок из его рук, неуверенно улыбнувшись. Юнги улыбнулся в ответ. Молча убирая кухню, они даже не смотрели друг на друга. Каждый думал о своём. Затем Чон принялся мыть посуду, а омега — протирал её полотенцем и убирал в шкафчик. Краем глаза альфа наблюдал за Юнги, за тем, как тот осторожно держит стеклянную тарелку, как тщательно протирает её, придерживая свободной рукой, как тянется наверх, чтобы поставить на полку. Юнги был низким. Теперь он набрал немного в весе и стал невероятно милым, как пирожок. Вот только все знаю, что этот пирожок умеет крыть матом и читать самый лучший в мире рэп. Чонгук пьяно улыбнулся, потягивая носом аромат спелых яблок. — Как же я устал сидеть здесь один, — неожиданно заговорил Юнги. — Хочу начать работать над музыкой. Сжав сильнее край скользкой тарелки, Чонгук покосился на хёна. — У тебя реабилитация. Отдохни хорошенько, а потом приступишь к работе, — ответил макне и улыбнулся, протягивая чистую тарелку. — Устал я отдыхать, — фыркнул омега. — Итак располнел. Хиерин-нуна меня прибьет. Ухмыльнувшись, Чонгук поиграл бровями. — Как по мне, то тебе очень идёт. Юнги нахмурился, а затем закатил глаза. — Тебе вообще нельзя пить. Твой пьяный мозг не контролирует твою речь, — сказал он недовольно. — Такой бред. Крутанув кран и выключив воду, альфа развернулся к старшему лицом и сложил руки на груди. Выглядел он серьёзно, учитывая, что лишь его пьяный взгляд выражал странную неосознанность. — В чём именно ты увидел бред? Юнги фыркнул, убирая последнюю тарелку наверх, и закинул влажное полотенце себе на плечо. — Вот почему, когда ты пьян, тебе надо пристать к какому-нибудь хёну, а? Не хочу ссориться с тобой, Гуки, поэтому просто помолчи сейчас, — спокойно проговорил омега и было хотел уйти, но Чонгук остановил его не сильным толчком в здоровое плечо. — Ты не ответил на мой вопрос, — слишком серьёзно сказал он. — Где же в моих словах присутствовал бред? — Да что с тобой такое? — с толикой страха спросил омега. — От одного бокала так унесло? Чонгук, которого неожиданно покинуло терпение, вжал старшего в дверцу холодильника и приблизился к его лицу невероятно близко. Юнги смотрел испуганно, в его красивых глазах плескался настоящий страх, и Чон виновато опустил взгляд, но продолжил держать омегу в ловушке своих рук. — Ты когда-нибудь осознавал, что тебе нравится твой близкий человек спустя долгое время? Страх в глазах Юнги сменился на непонимание, и тогда Чонгук склонился ближе к его лицу, опаляя дыханием чужие губы. — Ты сильно изменился за то время, что тебя не было здесь, и я вдруг понял, — он замолчал, чтобы успокоиться перед своим признанием, — что я чувствую к тебе любовь. Не как к хёну. Юнги молчал, смотрел в глаза младшего несколько секунд, а затем вздохнул. — Глупая шутка, — прозвучало в ответ. — Детская и слишком глупая. Во взгляде Чонгука мелькнула злость с ноткой возбуждения, и он бесцеремонно склонился к чужим губам за поцелуем. Юнги замер, ощущая прикосновение к своим губам, его словно парализовало. Пожалуй, сейчас это перестало казаться детской шуткой, потому что Чонгук становился всё упорнее и настойчивее, наверняка требуя от хёна ответа. Но тот по-прежнему был в шоке и стоял без движения, позволяя молодому альфе целовать себя. Осознание приходило постепенно. Юнги начинал понимать, что происходит. Во рту чувствовался привкус вина, а язык Чонгука переплетался с его собственным. Противно не было совсем. Скорее было неловко и странно ощущать на себе такой порыв от макне. Хотелось наконец ответить на такой пылкий поцелуй, и Юнги только двинулся, чтобы положить руку на плечо младшего, как вдруг в коридоре раздались тихие шаги. Мин резко отстранился, пихнув Чонгука в живот, и утер мокрые губы рукавом. На кухню зашёл уже сонный Тэхен, который остановился напротив хёна и макнэ. — Вы ещё с посудой возитесь? — спросил он, наливая в стакан воды. Юнги спешно повесил полотенце и поспешил в коридор. —Уже закончили, — сказал он прежде, чем скрылся из виду. Тэхен пожал плечами и, пожелав младшему спокойной ночи, тоже ушёл. Оставшись в одиночестве, Чон выдохнул, облизывая свои губы. В носу ещё ясно ощущался запах спелых яблок, а возбуждение медленно оседало в паху. Боже, какого чёрта? 💜💜💜 — Мы готовы, — сказал Намджун стаффу и оглядел, чтобы посмотреть на ребят. Те были собраны, чтобы ехать на студию, а внизу их ждала машина. У Юнги по-прежнему была реабилитация, которая затянулась ещё на неделю. Жгут с плеча сняли, и омега чувствовал себя прекрасно, но работать ему ещё не позволяли. Поэтому группа занималась работой без него. Хиерин-нуна улыбнулась, пропуская мемберов вперёд, а Чонгук вдруг остановился около самой машины. — Нуна, могу ли я вернуться в общежитие? Я забыл телефон, — виновато произнёс макне. Женщина не широко улыбнулась ему и кивнула. Спешно вернувшись в общежитие, макне вошёл в гостиную, где поискал свой гаджет, но там его не оказалось. Тогда парень направился в их с лидером комнату, надеясь побыстрее найти телефон и вернуться к мемберам и стаффу. Но как только он открыл дверь, то замер, раскрыв рот от удивления. На его застеленной кровати, спустив штаны с задницы и уткнувшись лицом в подушку, лежал Юнги. Его маленькая бледная рука находилась между ягодиц и быстро массировала дырочку. Чонгук аж задохнулся от подобной картины и поспешил захлопнуть дверь. Услышав шум, омега дернулся, поднимая голову. В его глазах читался дикий ужас, и он хотел подняться на ноги, но Чон быстро навалился сверху своим тяжёлым горячим телом, не позволяя хёну улизнуть. Юнги сдавленно охнул, прижимаясь всем телом к постели, и застонал. — Слезь сейчас же, — сказал он тихо. Чонгук проигнорировал его просьбу и тронул пальцами мокрую растянутую дырку. Омега снова дёрнулся, но макнэ удержал его свободной рукой. — Только попробуй, и я тебя, ох… Юнги зарылся лицом в подушку и застонал, чувствуя, как внутрь проскальзывают два пальца. — Хён, — позвал Чонгук тихо, дыша в шею старшему. — Хён, мой хороший… Внутри хлюпало от смазки, а пальцы спешно двигались туда- сюда, задевая края дырочки. В груди горело от возбуждения, и Юнги охотно навстречу пальцам. — Блядь, слезь, нахуй, — буквально зарычал, прогибаясь в спине, — или сделай уже что-нибудь. Чонгук мокро лизнул подставленную шею и отстранился, чтобы снять с себя джинсы. Член уже стоял колом, и альфа обвёл ствол рукой. — Какой же ты красавчик, хён, — прошептал Чон, несильно шлепая мягкие ягодицы. — Как же я охуел, когда ты вернулся в общежитие… Задрав футболку на омеге до самой шеи, Чонгук провёл рукой между лопатками, потрогал тёплые бока и вернулся к ягодицам. — Заебал уже разговаривать, — зашипел Юнги в ответ и поднял бедра выше головы. — Если взялся трахнуть, то… Чонгук не сильно сжал кожу на попе, приставил член в мокрой дырке и склонился к уху хёна. — А вот и трахну, — произнёс он едва слышно, — трахну твою сочную попку, чтобы ты знал, как нравишься мне. Юнги охнул, когда внутрь вошёл член, и скрипнул зубами. — Ах, ты, мелкий пиздюк! — омега развёл ноги шире и взял свой член в ладонь. — Насилуешь хёна, говоря, что любишь его… Двинувшись вперёд, Чонгук ухмыльнулся, сжимая ладонями округлые бёдра. — Мой хён сам соблазняет меня своей красивой задницей, — ответил тот и лизнул шею Мина, потрогал языком красное ушко и куснул зубами здоровое плечо. — Такой красивый хён… Чонгук двигался быстро, тяжело дыша, а Юнги застонал, чувствуя, как рот заполнился слюной от движения, попавшего по простате. Было очень здорово кончать, ощущая горячее сбитое дыхание в волосах и прикосновения к животу и груди. Юнги застонал, сжимая член ладонью, и упал на кровать всем телом. Альфа упал сверху горячей скалой, накрыл его всем телом, продолжая двигаться. — Я близко. Блядь, Юнги-я, какой же ты хороший, — зарычал Чонгук, и, сделав ещё пару движений, кончил на задницу старшего. Упав рядом с Мином на кровать, альфа сонно улыбнулся, разворачиваясь лицом к хёну. — Весело тебе? — лениво зашипел Юнги, прикрывая глаза. Выглядел он замученным, но счастливым. — Ещё бы, — ответил макнэ тихо. — Так хорошо, хён. — Так значит, у нас дружба с привилегиями? Чонгук зевнул — секс всегда отнимал у него много сил, и хотелось просто поспать. Юнги был сонным и тёплым, и альфа двинулся ближе, чтобы обнять его. — Это не дружба, — ответил Чон, обнимая омегу на плечи. — Ты действительно нравишься мне. Фыркнув, Юнги уложил голову на грудь Чонгука и прикрыл глаза. — Ты идиот, альфа. Улыбнувшись, Чонгук тоже закрыл глаза. Мысль о том, что Бантаны собирались ехать на студию, совсем вылетела из головы, и Чон вспомнил об этом только тогда, когда в коридоре раздались шаги. — Эй, Чонгука, ты куда пропал? Нам уже надо… Из-за двери показалась голова Сокджина, и Чонгук поспешил закрыть голого Юнги собой. — Хён, стучаться надо! — воскликнул макнэ, и Джин скрылся в коридоре с недовольным криком. Рассмеявшись, Юнги поднялся с кровати, потянулся за одеждой и начал одеваться под пристальным взглядом альфы. Они какое-то время неприятно молчали, каждый думал о своём. — Тебе пора на запись, — напомнил Мин уже когда был одет. Чонгук потянулся, нащупывая на полу свои джинсы, и поднялся на ноги. Одевшись, он подошёл к хёну и осторожно обнял того за плечи, развернул к себе. — Всё нормально? Омега вздохнул, поправляя волосы на макушке Чона. — Нормально все, не переживай. Иди уже, — ответил Юнги и улыбнулся. — До вечера. Чонгук улыбнулся в ответ, кивнул и поспешил вниз, где ждали остальные ребята. 💜💜💜 Сокджин, семафоря красными щеками, покосился на Чонгука. Тот сидел через сиденье, в наушниках, и слушал музыку. Они не вели себя, словно что-то случилось, но Джин всё ещё был смущён. — Хён, ты в норме? — Намджун положил руку на плечо старшего и улыбнулся. — Я…— тот осекся, снова взглянув на Чонгука, и тяжело вздохнул. — Всё нормально. Намджун нахмурился, наклоняясь ближе к лицу омеги. — Уверен? Сокджин смутился такой близости и покраснел до самых ушей. Джун казался ему привлекательным мужчиной, очень опытным и умным, поэтому он смущался. Быть может, Намджун нравится ему? — Да, я впорядке, — запоздало отозвался омега и потупил голову. Блядь, он видел, как Юнги и Чонгук лежат в постели голые. Боже, это было слишком откровенно для него. Как вообще макнэ мог затащить в постель их главного рэпера?! — Ну хорошо, — пожал плечами Намджун и широко улыбнулся, подмигивая хёну. — Если что, то просто скажи мне. Я всегда выслушаю тебя. Щёки Джина приобрели алый оттенок, и он только кивнул, наблюдая, как на щеках лидера появляются очаровательные ямочки. Боже, да почему Намджун такой хорошенький?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты