Он знал, что Чонгук может не вернуться

Слэш
R
Завершён
5
автор
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 5 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
       Война. Она несёт собой разрушительную силу, смерть, боль, отчаяние, потери. Все это тонет в море слез и крови. Земля осквернена убийствами, ее почва впитывает в себя последние вздохи воинов, она последняя видит их полные страха глаза. Война забирает самое дорогое, даже если ты думаешь, что тебе нечего терять.

***

В покоях короля разливается солнечный свет, скользит по деревянному паркету, очерчивая каждую неровность, прокладывает себе путь через разбросанные одежды и останавливается на мягкой, тёплой простыне. Скрип кровати отгоняет солнечного зайчика, мешая ему оставить свой поцелуй на бархатной коже монарха. Никто не смеет касаться этой чистой, шелковистой кожи. Никто кроме Чонгука. Он аккуратно переворачивается на бок и любуется спящим возлюбленным. Король лежит на животе, подобрав под себя одну ногу, белое тонкое одеяло сползо и прикрывает только смуглые бедра, на которых с прошлой ночи осталась россыпь фиолетовых засосов. Чонгук невесомо проводит пальцами по выпирающим позвонкам, задерживаясь у самой кромки лёгкой ткани, слегка надавливает на поясницу и наблюдает как хмуряться брови у его Величества. Чёрные пряди густых волос разметались по подушке, они наверняка сильно запутались и служанкам придётся попыхтеть, чтобы распутать их. Но это потом, а сейчас он бережно убирает чёлку с умиротворенного лица правителя Корё. Его вишневые губы немного приоткрыты и горячий воздух обжигает чонгукову ладонь. Гладкость кожи поражает, если бы Чонгук был писателем он бы обязательно сравнил ее с нежными лепестками роз, но он всего лишь полководец, поэтому просто наслаждаться теплом чужого тела. Даже в такое тяжелое время, его любовник остаётся по истине прекрасным. Иногда когда скверные мысли пробираются в голову, когда царапают острыми когтями черепную коробку, когда хочется выть и рвать на себе волосы, Чонгук смотрит на Тэхена и вся его боль тут же успокаивается. Ким Тэхен такой великолепный, такой нежный для этого мира. Его плавные черты лица, чётко выраженные губы и бездонные глаза создают образ невинного «принца», не способного править королевством. Но, к счастью, за этим красивым личиком, с аккуратной родинкой на кончике носа, прячется достойный правитель своей династии. Его все боятся и уважают, каждый знает на что он может быть способен, многие слышали, а некотрые даже видели, как король самолично расправляется с врагами. На его руках достаточно крови, но даже при всем этом его сердце остаётся чистым. Чонгук думает, что Тэхен его спасение. Он единственный человек, ради которого он каждый раз возвращался с войны, он тот, чьи портреты рисуются в голове в самый опасный момент, он тот, кто научил Чонгука любить, он тот, кто показал ему, что значит быть сильным. — Доброе утро, любовь моя. — сладко произнёс Ким уже с минуты наблюдая за своим главным воиноначальником. — Доброе утро, мой Король. — окончательно расслабляясь ответил Чон. — Как спалось, душа моя? — наклоняясь, чтобы запечатлеть целомудренный поцелуй на царских губах, спросил Чонгук. Монарх довольно поморщился и перекинул затекшую руку через шею любимого, притягивая его чуть ближе к себе. — Мой сон был безмятежный, полон ярких звёзд. Но, о мой свет, твои глаза в сто крат ярче. Сердце генерала забилось чаще. Он часто получал лесные слова от Тэхена и сам ему не уступал, но слыша их каждый раз, на губах все равно появляется влюблённая улыбка. Чонгук ласково снял изящную руку короля со своего плеча и медленно переплел их пальцы, погружаясь в невинную атмосферу утра. Его Величество приподнялся на локтях и перекинул одну ногу через торс возлюбленного, сразу же оказываясь сверху и переплетая пальцы второй руки. Поясница приятно ныла, а тело казалось ватным и воздушным. Мысли были сосредоточены только на человеке перед ним. — Ты прекрасен, Чонгук. И я бы мог любоваться тобой целую вечность. — нежный поцелуй в щеку, — но королевство ждёт своего правителя. — Тэхен мягко прильнул к губам полководца, пытаясь насытиться сладостью губ на целый день. Чон высвободил правую руку из надёжной хватки пальцев и вплел её в запутаные кудри правителя. Волосы были настолько длинными, что щекотали оголенный торс, но это совсем не мешало им наслаждаться друг другом. Король первым разорвал поцелуй и напоследок проведя ладонью по крепкой груди, слез с кровати. Он накинул на себя шёлковый халат и позвал прислугу, которая быстро, беспрекословно выполняла все приказы. День обещает быть сложным, но, а пока что Тэхен примет горячую ванну.                                                                      

***

                                                 — Ваше Величество, это же не разумно! Манжури разгромят нас, если мы аттукаем в этом месте! У них значительное преимущество! — Господин Чан, не могли бы вы перестань орать, иначе я прикажу зашить вам рот. Ваш голос противен мне. — безэмоционально произнёс король. В его словах был чётко слышен холод и равнодушие, и никто в зале не сомневался, что он исполнит свой приказ. — Ваше Величество, не могу с вами не согласиться, это тактика довольна хороша, но мы понесём огромные потери, а в данной ситуации это наихудший исход. — твердо заявил главный военоначальник. Он оглядел всех присутствующих, ненадолго задерживая свой взгляд на Тэхене. — Если Вы позволите я бы мог предложить что-то более выгодное. Правитель нахмурился, он сжал челюсти и было видно как напряглись его скулы. Он ненавидел это чёртову войну, они потеряли слишком многих, он не готов рисковать своими подчинёнными, но и отступать сейчас бессмысленно, он хочет как можно быстрее завершить это кровопролитие. — Что ж, генерал Чон, я слушаю вас. Попробуйте переубедить меня. — Чонгуку даже не нужно было пытаться, если король согласился слушать, значит он уже готов принять его план. Полководец кивнул и обошёл стол так, чтобы стоять точно напротив горячей точки. — Здесь, — он постучал пальцем по карте, — сосредоточены практически все наши силы, как и силы манжуров. Мы ведём боевые действия на этой территории уже около 5 дней. Раненых у нас значительно больше, чем у противников, но число погибших растёт у них. Нашей армии нужно подкрепление именно на этом фронте, тогда мы быстрее сможем завершить войну. Но, Вы безусловно правы, Ваше Величество, еще одна часть манжуровских войск нападает со стороны Ыйчжу, и если не остановить их там, они доберутся до столицы. Поэтому моё предложение таково: отправить полковника Чхве с небольшим отрядом к границам Ыйчжу, но с обратной стороны, так чтобы загнать манжуров в ловушку, они не будут ожидать этого и мы сможем выиграть время. И пока господин Чхве исполняет свою роль, остальная часть войска отправится с генералом-майром Мином к главному фронту и окончательно разгромит противника. — Чонгук гордо вскинул подбородок. Этот план не был идеален, но он мог вывести их из сложного положения. — Ваше Величество, если вы согласны с моим предложением, издайте свой декрет. Тэхен сжал пальцы, план Чона мог сработать, но он был рискованным. Правда, выбора особо и не было. — Хорошо, я даю свое согласие. Господин Чхве, господин Мин, обговорите детали плана с генералом Чоном и отдайте приказ войскам. Как только прибудете на место, жду ваш рапорт. — король окинул всех снисходительным взглядом и быстрым шагом удалился из зала. Ему нужно выпустить пар. — Что ж, господа, приступим…                                                               

***

                                                               — Мой король, вот Вы где, а я вас везде искал. — Чонгук с широкой улыбкой зашёл в царскую библиотеку. Её габариты воистину впечатляли. На стеллажах из красного дерева, покрытых незамысловатым узором стояли различные книги. Здесь, наверное, есть книги обо всем на свете, и жизни не хватит, чтобы прочитать их все. Но генерал знает, что любимые книги Его Величества — книги в кожаном переплёте. Это большая редкость, тем более во время войны, но монарх все  равно старается получить, как можно больше таких экземпляров. Он говорит, что в них спрятано таинство их издателя. — Ваше Величество, что-то не так? — голос военоначальника эхом отбивается от высоких стен библиотеки. Мужчина с волнением поглядывает на своего правителя, он чувствует, что того что-то беспокоит. — Любовь моя, что тебя тревожит? — крепкие мужские ладони ложаться на изящную талию короля, обтянутую светло-голубой тканью ханбока. Чонгук осторожно прижимается чуть ближе и вдыхает приятный аромат тэхеновой кожи, большими пальцами он поглаживает напряжённый пресс, пытаясь расслабить возлюбленного. — Тэхен, свет очей моих, что стряслось? — ещё раз пробует генерал, не оставляя попыток услышать ответ. Но Тэхен все так же продолжает молча смотреть в окно, думая о чем-то своём, кажется, он не намерен делиться своими переживаниями. Чон понимая это, убирает руки с чужой талии и уже собирается уходить, как король хватает его за опущенную кисть и возвращает горячие ладони на свою поясницу. — Меня беспокоит война, душа моя. Её  исход. Планы боевых действий. Это пугает меня. На мне лежит ответственность за все эти жизни. Но я не могу остановить поток бессмысленных жертв. Я король. И я должен оберегать свой народ, а я приказываю идти им на верную смерть. Ты можешь сказать о том, что они обязаны защищать свою родину, это бесспорно. Но должны ли они делать это ценой собственных жизней? Я не считаю, что это верный путь, Чонгук. — Поверь, я знаю, что ты чувствуешь. Намного лучше, чем ты можешь себе представить. Я бывал на многих битвах, я видел, как из-за моих решений погибают люди, некоторые умирали у меня на руках, — Тэхен сильнее сжал пальцы полководца, — я знаю как отвратительно ощущать этот липкий вкус страха, это горький вкус ответственности за чужие жизни. Но ты прав, любовь моя, ты — Король. Ты должен их защищать. Но ты не можешь спасти абсолютно всех. Все это скоро закончится, я обещаю. — лёгкий поцелуй в щеку, заставляет тэхенову кожу покрыться мурашками. — Надеюсь, это так. Я не готов терять ещё больше людей. Я верю тебе, Чонгук. Пусть твой план сработает. — король поворачивается в кольце сильных рук и тянеться за поцелуем, но их бессовестно прирывает гонец с ужасно важным поручением для главнокомандующего. Чонгук отстраняется от правителя и разворачивает письмо, быстро бегая глазами по строчкам. — Ну что же там, Чонгук? — спустя несколько минут спрашивает Ким. — Что-то серьёзное? Что-то плохое произошло? — Ну не молчи же, Чонгук! — практически выкрикивает Тэхен. В библиотеке воцаряется звенящая тишина, слышно только прерывестое дыхание и быстрый стук сердца. Чонгук грубо сжимает жёлтый лист бумаги: — Меня вызывают на главный фронт.                                          

***

                                   В королевских покоях гуляет холодный ветер, разганяя густую темноту. Луна спряталась за пушистыми тучами, оставляя комнату в душном полумраке. Его Величество сидит в огромном кресле, закинув ноги на подлокотник, на нем из одежды только чонгукова белая сорочка, но короля это вполне устраивает. Сон не хочет к нему приходить, а если даже навещает, то приносит только кошмары и тревожные мысли. Тэхен чувствует, что что-то не так. Он понимает, что не имеет права оставлять Чонгука возле себя. Прежде всего он король и должен думать о благе народа, а потом уже о своих личных потребностях. Расстаться со своим возлюбленным выше его сил, он так не хочет его отпускать. Пускай генерал и уверил его, что вернётся, говорил, что всегда возвращался и этот раз не исключение, правителю Корё все равно было не по себе. Эта война другая, она более жестокая, манжуры не знают милости и пощады. Он боится отпускать его, Чонгук единственный, кого он не готов терять. Холодный воздух забирается под царскую рубашку, заставляя кожу покрыться мурашками. И душу тоже. Сердце Тэхена не на месте, душа рвёт и мечет, чувствуя что-то неладное. Король искренне пытался с этим справиться, но все его попытки были провальны. Страшно все равно было, сон все так же не приходил.

***

  «Я обещаю, что вернусь». Уже второй день монарх прокручивает в голове эту фразу. Чонгук сказал её перед самым своим отъездом, прежде чем оставить поцелуй на губах своего короля. Тэхен не может перестать думать об этом, он не может спать - волнуется; без Чона постель холодная, без него снятся дурные сны. Он знал, что его генерал всегда возвращался, в какой бы битве он не участвовал, он всегда приходил к Тэхену, обнимал крепко-крепко, шептал, что любит. И король чувствовал, как слезы полководца обжигают его щеки, он видел, как расслабляются стальные мышцы в родных объятиях, он знал, что Чонгук прячется в нем от всего того, что видел на войне. Быть его опорой и поддержкой самый ценный дар для правителя. Но Чон тоже был рядом в сложные моменты, его советы и поступки очень помогли Тэхену в отвоевании трона. Изначально, в нем не видели достойного наследника, считали, что принц слишком слаб для такой ответственной должности, но он доказал всем обратное. Он стал таким, каким его хотели видеть: жестоким и расчестливым. Он завоевал достаточное количество земель, чтобы получить авторитет у соседних государств. На одной из таких территорий он и встретил свою любовь. Чонгук яро сражался на стороне своего короля, он защищал людей и непоколибимо руководил войсками. Правитель Корё сразу признал его сильным противником, заслуживающим уважения, он захотел его к себе на службу. Сильного, верного, отважного воина, который внушал доверие и умел вести за собой. Он бы помог Киму возвысить себя в глазах отца, они бы присвоили себе все граничащие территории. Так и вышло. Чонгук был неимоверно рад сменить короля. Он многое слышал о юном принце Ким Тэхене — нежном юноше, неспособным на жестокость. Но тот был способен, и то, что видел (на тот момент) капитан* никак не вязалось с устаявшимся образом в голове. Король сам убивал своих врагов, размахивая мечом и каждый его удар был смертоносным, он, казалось, совсем не испытывал отвращения от брызгов крови на своём лице и одежде, его взгляд был холодным, полным решимости и несокрушимого величия. Когда Его Величество предложил вступить к нему на службу, Чонгук право удивился, но когда монарх объяснил, что искренне восхищается его навыками и видит в нем респектабельного полководца, Чон без раздумий согласился. Со временем, старания и усилия, прилагаемые Чонгуком для получения высшей должности, окупились и он стал главным военоначальником королевской армии. По началу знать не принимала его, считала чужаком, правда уважала и поражалась его стратегиям. Тэхен, как сейчас, помнит их первый поцелуй. Полковник Чхве был совершенно против плана, предоставленным Чонгуком и отрицал возможность его осуществления. Король специально молчал, выжидая реакции объекта своего воздыхания. Он видел, что план полководца действительно хорош, но проверить его стойкость было заманчивой идеей. Чон держался долго, он старался дипломатическим путем убедить господина Чхве и остальных в правильности своих решений, но в конечном итоге сдался и просто приказал выполнить его план, без лишних пререканий, так как он имеет полное право отдавать им приказы. Тэхен на это лишь усмехнулся и позвал разьяренного Чонгука пройти вместе с ним, тот смотрел с вызовом и даже не думал о том, что на короля так смотреть нельзя. Именно в этот момент Ким поцеловал его, грубо притягивая за мундир, он знал, что будь Чонгуку противно — он бы оттолкнул его, но главнокомандующий только сильнее прижимал к себе поддатливое тело, соглашаясь вечно принадлежать королю… Тэхен скучал за этим временем, мирным временем, когда они с Чонгуком могли наслаждаться друг другом. Ему не хватало своего воина рядом. Он все никак не может привыкнуть к его отсутствию. А с этой скребущей болью в сердце, он вообще не может думать ни о чем. Чувствует, что на фронте происходит страшное. Волнуется, но твердо сидит на троне и уверенно отдаёт приказы. Он чётко выполняет все царские обязанности, отвечает на вопросы знати и читает подбадривающую речь для народа, и за все это время ни один мускул на его лице не дрогнул, ни одна лишняя эмоция не проскользнула на прекрасном лице. Король думал. Сейчас от его решения зависит судьба королевства и судьба любимого человека.        *Ехать на фронт оказалось фатальной ошибкой*        Чонгук прибыл с рассветом солнца. Его яркие лучи освещали грязное поле и разбросанные по всему лагерю палатки. Было пугающе тихо. Даже шум ветра не затрагивал тонкие барабанные перепонки. Затишье перед бурей. — Сержант Пак, донесите о моем прибытии. Я хочу знать все о нашем нынешнем положении. — Есть, генерал. — отдавая честь, протароторил военный и направился в самую большую палатку. Чонгук невольно напрягся, что-то не спокойно у него душе. В этот раз все не так, как обычно. — Генерал Чон, — от созерцания темного неба полководца оторвал хриплый голос старшего полковника, — спасибо, что прибыли. Ваша поддержка нам необходима. Прошу пройдемте за мной. Мужчина заметно прихрамывал, и бинт на его правой руке был испачкан кровью и пылью. В шатре было ещё несколько воинов, все они были чумазыми, с несерьёзными ранениями. Как только главный военоначальник зашёл в импровизированный штаб, все присутствующие поклонились и подошли к круглому столу, стоящему в центре палатки. — Каково число погибших? — пытаясь унять дрожь в голосе, спросил главнокомандующий. Полковник переглянулся со своими солдатами, и тяжело выдохнув сквозь зубы ответил: — Больше, чем выживших....., — пауза, господин Сим нервно сглотнул, — в 2 раза больше. Чонгук опешил. Это много. Это очень много. — Что враг? — Отступили для перегрупировки. Но по нашим подсчётом они тоже понесли значительные потери. — Нам нужен план, — Чон облакатился об стол, рассматривая карту и нарисованную на ней тактику, — у вас же есть стратегия? Полковник-генерал кивнул и подошёл ближе, указывая на красную точку в нижнем углу карты. — Единственное, что мы можем сделать это застать их врасплох. Манжури не догадываются о нашем подкреплении, и когда они вернуться на территорию сражения, мы поразим их. — Да, верно. Используем стратегию сокрушения. Узнайте о численности армии и приступайте к планировке. Времени у нас в обрез. — Есть, генерал Чон. — солдаты отдали честь и ушли на разведку, полковник же продолжал смотреть на карту, ища идеальный выход. Чонгук вышел на улицу и глубоко вдохнул. Влажность ощущалась массивным грузом, очищая сознание от ненужных мыслей. Генерал покачал головой, перед глазами всплыл портрет любимого человека, воспоминания об их первом поцелуе заставили губы изогнуться в подобие улыбки. И последнее о чем он подумал, перед тем, как вернуться в шатер: «Грядёт неминуемое. Да начнётся бой.»                                                                                    

***

                                                                                    Оглушающий лязг мечей слышен ,кажется, на другом конце света. Крики боли пробирают до костей и даже свист тетивы разносится в этом отвратительном шуме. Всюду лежат трупы, проткнутые стрелами или обезглавленные мечами, какие-то даже сожжены, все поле пропиталось кровью и потом. Гиблое место. Чонгук стоял практически в самом центре, смотря в одну неподвижную точку, в ушах все звенело, а тело дрожало после долго напряжения, по щекам текли слезы, смешиваясь с грязью. Генерал громко выдохнул. Все закончилось. Они выиграли эту битву. Надеясь, что и войну. Но цена, что они заплатили, ляжет тяжёлым грузом на его плечи. Где-то слева послышался вымученный кашель, а следом непонятный набор слов, Чонгук перевёл свой взгляд на место шума и увидел двух раненых мужчин, которые помогали встать другому воину, что держался рукой за окровавленный кусок мяса, на месте своей левой руки. Жуткое зрелище, но Чон видел и похуже. Он осмотрелся вокруг: из многотысечного войска, осталось от силы человек 40 и все они сейчас были в таком же немом ужасе, как и главнокомандующий. Чонгуку не привыкать, он сотни раз видел такое, он столько прошёл и столько вытерпел, это далеко не первая битва, но каждую он воспринимает именно так. Ни одна потерянная жизнь не уйдёт даром. Все эти жертвы положили начало новому (лучшему) будущему — так успокаивал себя генерал. Он знал, что всех этих доблестных воинов ждут домой, но он так же знал, что большинство из них не вернётся. Чонгук тоже бы хотел не возвращаться, хотел бы избавиться от этой боли и ответственности за чужие жизни. Но он не может. Его ждут. Перед глазами всплывает образ Тэхена: такого мягкого и открытого. Кажется, будто сейчас он стоит перед ним, только руку протяни: король улыбается потому что ждал, потому что делал это не напрасно и вот его любимый жив, и скоро будет дома. Генералу так хочется увидеть его бездонные глаза, услышать бархатный голос, коснуться его тёплой кожи, почувствовать..... Боль. Все что чувствовал Чонгук — это боль. Жгучая боль, пронзающая все тело. Он чувствовал как кровь начинает идти быстрее, как проломленные кости разъежаются под давлением мышц. В районе лопатки нестерпимо жгло, ноги больше не держали. И военоначальник упал на колени, прямо в этот момент он так чётко увидел лицо возлюбленного, такое красивое, но искоженное болью и страхом. Чон протяжно прокричал, заводя правую руку назад и через адскую боль во всем теле вытаскивая стрелу. Сил больше нет. Он падает на землю. Последнее, что он видит это охваченные ужасом, полные слез глаза Тэхена. Да уж, его воображение играет с ним жёстко. Взгляд ореховых глаз был таким реалестичным, таким живым и напуганым. Хотел бы Чонгук увидеть его сейчас. Он так его любит, он хочет это сказать и хочет это услышать. Тэхен так по особенному произносит его имя… — ЧОНГУК! ЧОНГУК! Чонгук~и… — голос короля был так близко, будто он действительно рядом. — Я здесь, Чонгук. Я рядом. Пожалуйста, держись. Чонгууук…! — сквозь всхлипы и истеричный кашель, кричал Ким. Генерал медленно сморгнул и не сразу, но сфокусировав взгляд, увидел такие родные черты лица. Тэхен такой красивый.., но почему он весь перепачкан пылью?. — Тэээ…? — прошипел Чонгук, из его рта брызнула тонкая струйка крови, неприятно затекая в уши. — Молчи. Молчи. Береги силы. Тебе помогут. Только держись, — король заходился в громких рыданиях, он судорожно проводил руками по обмякшему телу возлюбленного, ища сквозную рану. — Тэ.., — предпринял еще одну попытку Чон. — Чшшшшш… молчи, душа моя. Молю. Пожалуйста, не уходи. Не оставляй меня одного. — оглаживая бледные щеки Чонгука, как в бреду говорил монарх. — Тэхен. Послушай, — Чонгук собрал последние силы и протянул руку, стирая мокрые дорожки слез на любимом лице, но он только размазал кровь и грязь по гладкой коже, — я люблю тебя, мой Король… Предсмертный кашель захватил лёгкие полководца. — Я люблю тебя. Прости, что оставил тебя. — Нет, нет, нет, любовь моя, нет, — Тэхен обеими руками схватил щеки генерала и наклонился так, чтобы их лбы соприкасались, его горячие слезы смешивались со слезами Чонгука, — пожалуйста нет. Я не смогу без тебя. Любовь всей моей жизни, прошу не уходи. Я так люблю, так люблю… Снова истеричные рыдания, король порывисто целует чужое лицо, окончательно прижимаясь к любимому телу. — Прости…кгх…кгх… я всегда буду с тобой, мой Король. Мы ещё встретимся. Чонгук приоткрыл дрожащие губы и Тэхен сразу же прикоснулся к ним, стараясь забрать всю его боль. — Прости, Чонгук-и… я не смог тебя защитить… — генерал слабо улыбнулся, его глаза медленно закрылись, а сердце перестало биться. Правитель Корё мучился в безвучной истерике. Слезы лились не прекращающимся градом, и на губах застыло единственное 'люблю'.                                    Тэхен знал, что Чонгук может не вернуться. Но король и предположить не мог, что он не вернётся вместе с ним…                                                                                    

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты