Камелии

Слэш
G
Закончен
12
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Нет забот, нет тревог, нет всего остального мира. Существуют только Тэён, Юта и маленький чайный домик на окраине Фукуоки.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста
      Тэён просыпается от резкого стука в дверь. Пару секунд он пытается успокоить бешено колотящееся сердце и только потом открывает. Юта. Ну конечно, кто ещё может так легко врываться к Тэёну в комнату. Вот казалось бы — японец, вежливый должен быть, а он поднимает людей с постели в час ночи и улыбается так, будто заглянул днём на чай. Только правда в том, что Юта действительно вежливый, постоянно боится помешать и побеспокоить. Просто знает, что в комнате Тэёна его всегда ждут. — Ну и где тебя носило? Я весь день искал.       Тэён тихо ворчит и уже собирается лечь обратно, но не успевает — его крепко обнимают со спины. — Прости, были дела, — Юта едва ощутимо касается губами волос Тэ. — Пойдем.       Тэён от такого окончательно просыпается. — Что, прости? — Собирайся, говорю. Быстрее только, у нас не так много времени.       Юта невесомо касается губами плеча Тэёна и отпускает. Ли знает, что спорить бесполезно, поэтому покоряется. Он одевается медленно. С одной стороны — потому, что очень устал за день и ужасно хочет спать, с другой — чтобы позлить Юту, но уже через пять минут его резко усаживают на кровать. Юта быстро застегивает пуговицы на рубашке и, заметив, как Ли ловит взглядом каждое движение его рук, тихо усмехается и нежно проводит по щеке. Тэён не дышит — боится спугнуть момент. Смотрит на Юту во все глаза и старается запомнить каждую мелочь. Забавно. Столько лет уже вместе — больше шести, кажется? — а каждое прикосновение Юты ощущается как первое. Тэён улыбается уголками губ и ерошит волосы японца. Смех Юты рушит момент. — Сам сможешь обуться или помочь? — В глазах Юты пляшут чёртики.       Тэён что-то бурчит, будто бы обиделся, и быстро отворачивается, скрывая улыбку. Он не знает, что задумал Юта, но чувствует себя бесконечно счастливым — просто потому, что проведёт ночь наедине с любимым.       Ночь необычайно лунная. Тэён словно ребёнок — смотрит по сторонам так, будто впервые видит мир. Он уже давно влюблён в Японию, кажется, с первого взгляда на Юту, и много раз был здесь, но такой её никогда не видел: всё вокруг сияет, залитое мягким серебристым светом. На улицах Фукуоки нет ни машин, ни людей, и кажется, будто во всей стране царит такая же умиротворённость. Эту безмятежность и покой боится нарушить даже природа: пёс не смеет подать голос, птица — пролететь, ветер — зашуршать голыми ветками белой сливы.       Юта движется бесшумно, не нарушая тишину и покой этой ночи, а Тэён боится дышать, будто лишний вдох может разорвать всю атмосферу. — Знаешь, что общего у любви и камелии?       Голос Юты тихий, и кажется, что Тэён его не услышал, а прочитал мысли. Сам ответить боится, поэтому лишь хмурится, не понимая, к чему этот разговор. — Камелия будет цвести, даже если землю покроет слой снега, а на улице будет жуткий холод. — А разница? — Тэён спрашивает едва слышно, одними губами. — Цветок быстро увядает; настоящая любовь живет вечно.       Юта сворачивает на оживлённую улицу и от прежней безмятежности не остаётся и следа. Повсюду горят огни, слышны голоса, музыка, смех. Кажется, вся Фукуока собралась на одной улице. Юта сжимает запястье Тэёна и ловко виляет между людьми, а сам Тэ то и дело на кого-нибудь натыкается, быстро извиняется, краснея, и бежит, стараясь успеть за ним. От обилия звуков начинает болеть голова. Хочется вернуться обратно, на ту залитую лунным светом крохотную улочку. Такое резкое возвращение в реальность заставляет вспомнить, что днём они должны улететь в Корею, а он ещё даже не начал собирать вещи. Да и выспаться перед дорогой хотелось бы... — Куда мы идём? — Тэён пару раз сжимает руку, пытаясь обратить на себя внимание, но Юта молчит. — Юта? Юта!       Тэён резко вырывает руку и останавливается. Юта недовольно вздыхает, медленно оборачивается и щурится. — Какой нетерпеливый. Скоро узнаешь.       Юта снова берёт за руку и тянет, но Тэён не двигается. — Ответь.       Юта подходит близко-близко и прижимает руку Тэ к щеке, оставляя невесомый поцелуй на ладони. Смотрит так, будто видит перед собой не старого друга и лидера, а целую вселенную. У Тэёна сердце бьётся в два раза быстрее и к горлу подкатывает ком от такого взгляда. — Пожалуйста, Тён. — Голос Юты, как мёд, сладкий, тягучий. Японец берет лицо Тэёна в руки, глядя в глаза, целует в щёку и хрипло шепчет на ушко. — Это очень важно для меня. Пожалуйста, пойдём.       Тэён осознаёт, что они стоят посреди улицы, густо краснеет и быстро кивает.       Несмотря на зиму и холод, сад, окружающий чайный домик, остаётся зелёным; каждое дерево, каждая веточка словно светится изнутри. У Тэёна перехватывает дыхание. Такой ночи больше не будет никогда. Он поднимает глаза на Юту, чувствуя на себе внимательный взгляд, и замечает легкую улыбку, от которой на душе становится невероятно тепло и спокойно. — Теперь молчи.       Они медленно идут по узкой тропинке, любуясь окружающими соснами. Тихо. Слышно только дыхание и шелест листьев. Тэён постепенно расслабляется. Все заботы и проблемы, занимавшие мысли, перестают его тревожить. Тэён чувствует контраст между холодным зимним воздухом и теплом Юты — и в этом несоответствии видит гармонию. Юта неторопливо омывает руки, и Тэён, повторив за ним, берёт полотенце и смущённо улыбается. Всё этой ночью пропитано любовью, и маленькое «аи», выведенное Ютой на ткани, — ещё одно тому подтверждение.       Едва уловимый запах хвои от сосновой веточки, на которой аккуратно лежат три камелии, треск углей и методичные, медитативные движения Юты погружали в транс. Тэён, заворожённый, смотрит, как японец заливает чай кипятком, как размешивает его в такт дыханию, как в чаше появляется зеленая матовая пена. Нет забот, нет тревог, нет всего остального мира. Существуют только Тэён, Юта и маленький чайный домик на окраине Фукуоки.       Тэён, поклонившись, принимает чашу из рук Юты и делает два глотка. Вкус маття ему давно знаком, но сейчас в нём нет ни привычной сладости, ни терпкости, лишь едва различимый умами. Тэён совершает ещё пару глотков, окончательно растворяясь в атмосфере тя-но-ю. Он жестом просит Юту выпить чай самому, когда тот протягивает вторую чашку. Сейчас они близки как никогда. Нет касаний, нет слов, только взгляды и единение душ.       После вежливого отказа Тэёна от четвёртой чашки Юта моет чашку и, оставив её высыхать, кланяется Тэёну. Тя-но-ю подошла к концу.       Пару минут Тэён молчит, не желая принимать, что всё закончилось. Он не двигается — надеется, что неподвижность и тишина помогут ещё пару мгновений продлить церемонию и подарить ещё пару секунд безмятежности и спокойствия. Но вот Юта уже разливает новый чай по маленьким фарфоровым чашечкам, начинает разговор о красоте и простоте сервиза, осторожно возвращая их к жизни. Тэён чувствует, как две слезинки катятся из уголков глаз и хочет быстро стереть их, устыдившись внезапных эмоций, но Юта убирает его руки от лица, успокаивающе улыбаясь. Плакать — нормально. Особенно из-за красоты.       За окном весь мир залит красным светом восходящего солнца. Тэёна подташнивает от диссонанса эмоций: он счастлив, спокоен и печален. И пусть эта печаль светлая, нежная, но она все равно тянет сердце, а розово-красные лучи, разрывающие ночь, задержавшуюся в домике, лишь прибавляют тяжести. — Печально, правда? — Голос Тэёна хриплый, приглушенный от долгого молчания. — Что эта ночь закончилась.       Юта мягко улыбается уголками губ. — Все заканчивается, Тэён. И от нас когда-нибудь останутся только камни... — Юта переводит взгляд на цветы — Но пока в наших сердцах будут цвести камелии, эта ночь и эта тя-но-ю не закончатся.       Тэён поднимает глаза и видит, как светится Юта, и чувствует, как светится изнутри сам. По его щеке скатывается ещё одна слеза. — Спасибо. Это было...прекрасно.       Юта чуть кланяется и отворачивается к окну. Задумчиво глядя на лучи рассветного солнца, пробивающегося сквозь бамбук, он случайно отпускает самообладание, позволяя Тэёну увидеть его усталость. Абсолютная чистота, изящество обстановки требуют много сил и времени. Тэён внезапно понимает, что Юта не спит уже сутки ради него, и нежно касается руки. — Пойдём. Нам уже пора возвращаться.       Они медленно поднимаются и выходят из домика. Тя-но-ю окончательно завершилась.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты