сердцем к сердцу

Слэш
NC-17
Закончен
56
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Описание:
Не всегда мы получаем то, что хотим, но всегда ли стоит расстраиваться по этому поводу?
Посвящение:
Злоше и ее удивительным способностям мотивировать меня что-то делать или как набросок превратился в 5 000 слов в ворде.
Примечания автора:
Первый раз решаюсь что-то выложить из того, что в принципе писал за свою жизнь(пару набросков в твиттере не в счет). И я, конечно, понимаю, что с чего-то надо начинать, но почему именно нца...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
56 Нравится 3 Отзывы 6 В сборник Скачать
Настройки текста

***

Когда он слышит, как резко открывается входная дверь и с шумом ударяется о стену, после чего через несколько секунд так же громко захлопывается, а в коридоре слышится совсем не тихая ругань и копошение, на часах почти одиннадцать ночи. Шота прикрывает ненадолго глаза, трет их пальцами, вздыхает и откладывает очередную работу одного из своих учеников в сторону, так и не проверив ее до конца. Все равно ему сейчас не дадут закончить с проверкой, как бы он не старался и как бы он не хотел сделать все сегодня, так что решает, что лучше быть готовым сразу, а потому он встает и, зевнув, убирает все в папку, а потом в ящик стола, решив, что если уберет на полку, то просто отложит до самого последнего момента, а так хотя бы пару раз наткнется, когда за чем-нибудь полезет, может хоть это смотивирует сделать все заранее. А то как садится, так сразу появляется одна огненная бестия. Кстати, как говорится, помяни черта, да? Даби не входит, о нет, он влетает в комнату, продолжая что-то или точнее будет сказать кого-то под нос себе материть, пока по его ладонями и немного волосам пробегается огонь, а потом тут же исчезает, но все же парень сбавляет темп ближе к дивану, на который в итоге падает, почти сразу уставившись в потолок, раскинув руки. У него на лице видно следы крови рядом с линиями шрамов и с теми скобами, которые давным давно уже пора поменять на новые, чтобы в неподходящей ситуации они не слетели к чертям, на одежде и руках так же была кровь, но уже явно чужая, а еще то ли грязь, то ли еще какая-то хрень темного цвета. Но о ее происхождении лучше не задумываться, мало ли куда могла ситуации занести его во время выполнения очередного поручения в этот раз, и не такое бывало. Шота невольно вспоминает, как в один день парень завалился к нему в квартиру весь перепачканный кровью и с огнестрелом в плече, так еще и с застрявшей в ране пулей, из-за чего они пол ночи провели в ванной, разбираясь с последствиями очередной неудачи, но он решает не думать об этом, качает головой и складывает руки на груди, продолжая изучать катастрофу на своем диване взглядом. На одежде помимо грязи и крови так же были новые дырки и в некоторых местах по краям его куртка была ободрана сильнее обычного, что невольно снова наталкивает на желание достать ему уже в конце концов новую, чтобы не ходил в каких-то тряпках, но опять же эти мысли он решает проигнорировать. - Я хочу, чтобы ты меня трахнул, - у них обоих на лице ни одной лишней эмоциии: у Даби, потому что, честно говоря, заебался, а Айзава просто не удивлен, лишь бровь чуть поднимает, в ожидании каких-либо пояснений, которые обычно следовали за такими резкими и внезапными высказываниями. Даби говорит сухо и прямо, зная, что уж тут от него точно не ждут красивых речей, а как раз наоборот, чтобы он прямо и честно говорил о своих желаниях, только вот паузу сейчас выдерживает, подбирая правильные слова, которыми он смог бы пояснить точнее, что ему хочется. Но Шота и не торопит, просто отметив, что не зря тратил свое время и нервы, чтобы приучить парня говорить хотя бы с ним спокойно обо всем, что ему хотелось, а не увиливать, врать или прятать основную суть за лишними фразами. - Вот так чтобы голос сорвал, сделай мне больно, не знаю. Мне нужна самая жесткая сессия, которую ты можешь устроить, а я в курсе, что ты можешь многое. Сегодня мне нужен максимум, вот прям- - Нет, - он даже не дает ему закончить, смотря все так же, почти безразлично на то как сразу садится парень, возмущенно на него смотря, нахмурившись и сжав пальцами край своей куртки. Мужчина прекрасно помнит их первые моменты, в которые они только-только начинали как-либо сближаться, когда Даби все не мог расслабиться и передать кому-то другому в руки контроль над ситуацией, не давая ни связывать себя, ни завязывать глаза, рыча, почти все время порываясь завалить своего партнера и оседлать его бедра самостоятельно, вместо того, чтобы спокойно позволить делать что-то с собой, причем делать вещи приятные. Но все же спустя приличное количество времени, кучу разговоров и попыток, полных как и ошибок, так и небольших побед, Даби честно говорил том, что он хочет в данный момент, не подстраиваясь слепо под партнера, не шугался некоторых проявлений ласки или внимания, а так же без возмущений отдавал в руки Айзаве контроль над своим телом, чувствами и состоянием, всем видом показывая, что получал кучу удовольствия, смакуя свою покорность. - Чего?! В смысле "нет"? Не ты ли говорил, что мне стоит- - Мой ответ нет. И возражению это не подлежит, - Шота чуть повышает голос в ответ на громкое недовольство Даби, который вот-вот мог вспыхнуть и в волосах его снова мелькнул синий огонек, так что мужчина вздохнул в очередной раз и опустил руки, подходя ближе и опускаясь рядом с ним на диван, игнорируя взгляд, которым злодей походу хотел его испепелить. - Ты совсем сейчас не осознаешь того, что хочешь на самом деле и просишь необдуманно. По крайней мере я точно могу сказать, что против, потому что ты просишь то, что требует понимания границ. Но ты будешь до последнего молчать, как бы тебе больно и неприятно не было, и не скажешь стоп-слова или же не озвучишь, что цвет давно сменился на красный и тебе неприятно. Нельзя через сессию искать выход гневу, недовольству или же другим тяжелым эмоциям ни тому, кто снизу, ни тому, кто сверху, ты это понимаешь? Он в ответ получает слабый кивок и притихшего после его небольшой и строгой лекции Даби, который тупит взглядом вниз, даже не смотря на него в этот момент, из-за чего Шота чуть склоняет голову в бок, чтобы поймать его взгляд и видит, что вся та злость постепенно отступала. По крайней мере на время, хоть и не вся сразу. Да, он все еще недовольно хмурился, сжав руки в кулаки, но его взгляд стал мягче и в нем не сходили с ума черты, желая сжечь все вокруг вместе с хозяином, а значит можно продолжать. Иногда парню нужно было, чтобы ему напоминали возвращаться в реальность, отвлекаясь от своих планов мести и бесконтрольных порой эмоций, которые так утягивали его, что тот терял всякий контроль, так что Айзава даже рад, что сегодня ему не пришлось долго возиться с тем, чтобы обратить на себя внимание и донести до парня суть проблемы, так что мягко касается щеки и проводит пальцами по еще неповрежденной огнем коже. - Я могу сейчас о тебе позаботиться? Или ты хочешь просто побыть один? - такие и похожие вопросы были стандартной частью их общения наедине, потому что все же как бы у Даби не получалось справляться с собой и самостоятельно говорить о своих желаниях, то бывало, как сейчас, когда он терялся и уточнения были необходимым. И спустя одну небольшую паузу мужчина все же слышит ответ, который по-своему его радовал. - Первое.. - Хорошо, - он почти сразу встает, чтобы взять за руки голубоглазого и ведет того в сторону ванной комнаты, где не торопясь стягивает с него сначала грязную куртку, потом майку, в этот момент часто касаясь кожи руками, легкими движениями обводя края шрамов и откладывая после этого одежду в сторону. Дальше Даби раздевается сам, а Айзава собирает волосы в хвост, стянув резинку со своей руки и, закатив рукава свитера до локтя включает воду, сразу настраивая температуру на теплую. И пока ванна набирается на половину, он слышит, как парень откладывает вещи к остальным и подходит сзади, уткнувшись лбом в его плечо, так что он поднимает руку и гладит по крашеным волосам. Следующие пол часа, если не больше, с момента, когда злодей опускается в воду, Шота убирает мягкой губкой и осторожными прикосновениями всю грязь и следы крови с чужого тела, смывая все. Он тщательно отмывает все тело Даби, особенно руки, но их без губки, по несколько раз проводя пальцами по следам, держа их руки частично в воде, а потом добавляет еще мыла и окончательно все убирает, осматривая, чтобы они были чистыми. Следом он заставляет парня опуститься назад, ложась, но рост все же не позволял выпрямиться в ванной полностью, поэтому приходится согнуть ноги, чтобы волосы коснулись воды, пока рука Айзавы придерживала у затылка. Легче было бы использовать душ, но они не в первый раз так делают и мужчина знает, что Даби этот вариант нравится больше, поэтому без лишних слов Шота опускает руку ниже, второй помогая намочить все волосы и потом придерживает, чтобы можно было легко сесть. У парня отрешенный взгляд и немного дрожат руки, лежащие на бедрах частично под водой, и даже когда он садится, то отдает Айзаве возможность отмыть и волосы тоже без его особого участия, что тот и делает, после чего все смывает водой из душа и тянет из ванной на себя, чтобы когда парень вылезет, накинуть на его плечи одно большое полотенце и закутаться, а потом на голову похожее и такое же мягкое, но поменьше. Он замечает, как у распаренного Даби чуть кружится голова и его ведет в сторону, а потому пока вытирает, дает за себя держаться, проверяя к тому же, все ли скобы сейчас на месте. А когда заканчивает, отправляет топать быстро в комнату и залезать под одеяло, чтобы не мерзнуть, погладив по спине перед тем, как подтолкнуть совсем легко в нужном направлении и потом закидывая его вещи стираться, направляясь после этого за парнем. В комнате он видит уже забравшегося под одеяло Даби и опускается рядом с ним, понимая, что сейчас бесполезно пытаться на него что-то одеть. Все же он не раз говорил, что в домашней обстановке, особенно у Айзавы, чувствует себя комфортнее именно так, когда, к примеру, ощущает кожей прохладу чистой и приятной на ощупь ткани. Сев и облокотившись на спинку кровати, мужчина немного улыбается, когда весь этот одеяльный комочек перебирается на него, устраивая голову на плече и обнимая под руками. Они сидят так долго, пока Шота прислушивается к состоянию парня у себя на руках, поглаживая его по спине через одеяло и закрыв глаза. И потом немного склоняет голову и касается губами не закрытой одеялом шеи, оставляя несколько легких поцелуев и поднимаясь выше к уху, чтобы потом прикусить его краешек, стараясь не задеть зубами сережку. Но после этого всего он останавливается и вновь в открытые голубые глаза смотрит. - Какой цвет? Даби молчит немного и взгляд отводит, прислушиваясь к своим ощущениям. Он знал, что его не торопят и важно правильно понять то, как он воспринимал сейчас все эти ласки, но парень спокойно приходит к выводу, что он чувствует себя лучше и не страшно, наверное, будет продолжить. - Зеленый, - отвечает он в итоге и, обняв уже за шею, тянет мужчину за собой так, что упав спиной на кровать, тому приходится нависнуть сверху, опираясь руками по обе стороны от головы Даби, сразу втягивая в поцелуй и во время него легко так покусывая губы. Шота совсем не мог описать бы свои ощущения в такие моменты, если бы его об этом попросили, и точно не стал бы говорить это вслух, но этот парень определенно что-то с ним делал каждый раз, вот Айзаву так и тянуло поскорее уже начать, дождаться пока расслабится тело под ним и разрешит делать с собой почти все что угодно, а даже если не понравится и прозвучит стоп-слово, то они продолжат через какое-то время, отдохнув перед этим и выбрав, чем же другим можно заменить тот кусочек сессии, который вызвал дискомфорт. Ну или же просто дальше будут отдыхать вместе, может обсудят последние события, а может пойдут сразу в спальню, чтобы лечь спать, ссылаясь на позднее время. Его руки быстро забираются под одеяло и Шота не сдерживает улыбки, когда видит как Даби слегка дергается, смотря ему в глаза в тот момент, когда согретого тела касаются холодные руки, после чего парень зеркалит улыбку, легко-легко водя пальцами по затылку и шее, не скрытой высоким воротом свитера, все думая, стоит ли ему зарыться рукой в длинные волосы или не трогать красиво-небрежный хвост, а в итоге решает уделить свое внимание тому самому вороту, то просто забираясь под него пальцами, то оттягивая вниз. Даби знает, что скорее всего полностью без одежды будет только он, но что поделать с тем, что его партнер предпочитал при возможности оставаться одетым, если того позволяла та или иная часть сессии. Ничего серьезное ему сейчас не светило уж точно, об этом четко говорил взгляд Айзавы и то, что он был более осторожен с ним, не забывая следить внимательно за реакцией на свои действия. А потом парень понял, что в целом и не очень-то против таких перспектив на сегодняшнюю ночь. В конце концов, ему могло вообще ничего не перепасть сегодня, да и в правду нужно просто расслабиться уже, не сжимая пальцами чужую одежду и просто получая удовольствие, когда губы коснуться шеи, а потом спустятся дальше вниз, к ключицам и плечам. Даби откидывает голову назад, закрыв глаза и давая больше доступа к шее, сразу же получая поцелуй немного ниже подбородка, а руки на его бедрах с нажимом проводят по выпирающим косточкам. Шота оставляет череду легких поцелуев на обожженной шее, а потом касается кожи прям у края шрамов, от чего парень под ним дергается, все же вновь сжимая в руках его свитер и только сильнее прижимая к себе. Он знал, что здесь кожа была всегда чувствительнее, а потому касался осторожно, еле сдерживая улыбку, стоило злодею дернуться или сильнее начать цепляться за его одежду, неровно дыша. Мужчина неспешно выпутывает Даби из его кокона, расправляя слегка одеяло под ним, чтобы было удобнее лежать и, поцеловав в уголок губ, продолжает спускаться поцелуями вниз дальше, чуть прикусывая кожу зубами и оттягивая, а потом обводя краснеющие следы языком и прикусывая второй раз, слыша рваный вздох. Проводит рукой по животу вверх, мягко касаясь и поглаживая, а потом пальцами обводит сосок и сжимает пальцами, чуть оттягивая и слыша, как резко вдыхает парень, опуская одну руку с его плеча на кровать, сразу же сжимая пальцами одеяло и не сводя взгляда с Айзавы, не прекращая следить за его действиями, будучи не в состоянии сдержать дрожь во всем теле, даже от легких касаний. Обычно, когда его партнеры делали что-то подобное, он больше скучающе смотрел в потолок, дожидаясь пока можно будет перейти к сути. Наверное, поэтому чаще и рвался взять инициативу, не желая ждать пока партнер закончит до этого неинтересные прелюдии. Но с Айзавой почему-то воспринималось все иначе, даже как-то легче. И хоть кардинальных изменений в ощущениях не было, Даби думал, что так легко это воспринимается потому что мужчина внимательно следил за его реакцией и прислушивался к желаниям, вместо того, чтобы как остальные, слепо прижимать его к кровати. Он действительно старался над тем, чтобы ему было комфортно в процессе и удовольствие доводило до дрожи, как, например, сейчас. Он легко так проводит рукой по чужим волосам, но тут же сжимает их в руке, растрепав сразу же хвост, который ранее решил не трогать, как только почувствовал руки на своих бедрах, но потом одна из них переместилась на член. Шота накрыл его почти всей ладонью, потом проводя медленно и нежно пальцами по всей длине, в это время смотря на лицо парня, хмыкнув на то, как очаровательно тот начал жмуриться, кусать губы и продолжать сжимать руками одеяло и длинные волосы, с которых все же соскальзывает резинка, падая на кровать, давая возможность перебирать пряди пальцами уже спокойно. И мужчина продолжал не спеша спускаться все ниже и ниже с каждым поцелуем, то совсем легко кусая рядом с шрамами, то мягко целуя несколько раз в тех же местах и рядом, а потом отрывается от парня и, встав с кровати, отходит к столу, чтобы достать из ящика презервативы и смазку, которые в прошлый раз он убрал подальше. Бросает взгляд на так и не проверенные тесты, но сразу же откладывает мысли о работе на потом, возвращаясь обратно к Даби, который в это время лежал, прикрыв лицо руками. - Цвет? - Зеленый, не волнуйся, я просто- - Я знаю, все хорошо, - Айзава вновь опускается рядом с Даби, так и не давая ему закончить, зная уже прекрасно, как тот порой смущался и не хотел показывать себя таким уязвимым, но он и не просил, кроме некоторых моментов во время сессий, и то только будучи уверенным, что все нормально и серьезного дискомфорта это не приносит. Если парню было удобнее закрыть лицо руками или отвернуться, а может и вообще перевернуться на живот, то Шота просто помогал ему устроиться удобнее, а потом продолжал. Так и сейчас он ничего лишнего не говорит, лишь уголком губ улыбаясь, когда Даби ноги самостоятельно разводит, позволяя без проблем начать себя подготавливать. У злодея совсем сбилось дыхание, стоило двум пальцам коснуться входа, размазывая смазку и пока лишь немного надавливая. И вот через пару минут в нем уже двигаются два пальца, а мужчина вернулся к своему занятию и, опираясь на свободную руку, оставляя россыпь все таких же легких поцелуев, лишь иногда прихватывая кожу губами чуть сильнее, чтобы оставить очередной наливающийся цветом засос. Таких будет много, особенно на внутренней стороне бедер и оба это прекрасно понимают, ведь повторялось это из раза в раз. Последнее время они совсем не виделись, так что на данный момент на коже не было следов. Так, парочка синяков на ногах, на плече и на правом бедре (поцелуй на котором он оставляет с особой нежностью), но ни намека на то, что творил с парнем Айзава в прошлый раз. А Даби тем временем зажимает себе рот рукой и все же бросает взгляд вниз, но в этот же момент сталкивается с чужими глазами, видит слабую и все же хитрую улыбку на губах, после чего снова жмурится, стараясь заглушить стон рукой, когда пальцы в нем разводят немного в стороны. - Ты же знаешь, что можешь расслабиться и не затыкать себя, - но в ответ парень лишь головой активно мотает да протестующе мычит, после чего Айзава прекращает двигать рукой, но не убирает ее и к лицу чужому возвращается, немного помедлив и все же прижимаясь губами к виску. Уже через пару секунд после этой немой просьбы Даби опускает руку, второй продолжая прикрывать часть лица. Всхлипывает, когда движения вновь возобновляются. А Шота больше не отстраняется, снова целуя личико и спустя какое-то время парень опускает руку на чужое плечо, все еще стесняясь, но не сдерживая редких и совсем тихих стонов, с закрытыми глазами цепляясь за мужчину. С этого момента подготовка немного затягивается и мужчина специально не торопится, совсем не ускоряя движения рукой, лишь палец в какой-то момент третий добавляя, а так прижимаясь к окончательно отпустившему на данный момент ситуацию Даби, оставляя на доступных ему сейчас участках кожи поцелуи, чувствуя как в ответ его волос снова касается чужая рука. И сначала все идет тихо и спокойно, они наслаждаются моментом в почти полной тишине, прерываемой сбитым дыханием Даби и его же стонами от более быстрых движений, которые дополняло тихое хлюпанье смазки, что в общем вгоняло парня в краску все больше, хоть он и старался не прятаться уже от чужого взгляда. Если бы Шота не хотел видеть его лицо, то сказал бы отвернуться и не просил бы расслабиться с такой нежностью в голосе, уверяет злодей себя и немного шире разводит ноги для удобства. Но вскоре просто валяться, сгорая изнутри от желания, ему надоедает. Причем не так страшно, если бы его чувства сейчас были похожи на почти привычное по ощущениям бушующее пламя, будто настоящее, которое невозможно контролировать. Нет, сегодня же было такое чувство, что огонь еле горел и полз медленно, но это и сбивало с толку. Если разбушевавшуюся стихию ты остановить не можешь, то ты принимаешь это спокойно, никак не считая своей ошибкой, то вот такое спокойствие и все еще непокорность воспринимались как вызов, мол, не можешь взять под контроль, то дай огню разгореться с твоей помощью и гори в нем без тени переживаний. Но привыкнув, что огонь, даже как олицетворение чувств, только и делает, что сжигает, так и не заметил, что в этот раз он бежит внутри по венам и… слабо так и приятно греет. И все же он сначала ерзает под Айзавой, но прикусив губу от ощущений и сдерживая очередной стон, когда пальцы в нем сгибаются, оглаживая стенки, предпринимает попытку приподняться. А после ворчит тихо, смотря в чужие глаза и игнорируя свои горящие смущением щеки, озвучивая, что хватит уже прелюдий, можно начинать переходить к делу, но видит, что его слушаться не собираются, что хоть и возмутительно, но ожидаемо. После чего предпринимает попытку завалить Айзаву, оседлав его бедра и сделав все самостоятельно, чувствуя, как тот убирает руку, после чего внутри становится даже как-то до банального неприятно от чувства пустоты, из-за чего ему хочется пару секунд вновь эту самую руку вернуть обратно. К нему постепенно возвращалась жажда к чему-то более интересному, чем околопассивное милование на кровати, так что он, не планируя сопротивляться своему желанию, хватает мужчину за плечо, отстраняя его от себя и, только-только собираясь прижать того к кровати, располагаясь сверху, так его сразу обламывают, показывая, что стоило быть быстрее и настойчивее. Его хватают за руку и за волосы, укладывая грудью на постель не так резко, даже медленно, но с нажимом, теперь не давая лишний раз дернуться, крепкой хваткой удерживая на месте первое время, пока парень не планировал сдаваться и отступать от своих планов, что так неплохо смотрелись в его голове. - Хорошо, раз ты действительно считаешь, что хватит, значит перейдем к более интересной части, - Шота удерживает все еще не собирающегося успокаиваться парня с невозмутимой легкостью, но это и не удивительно. Даби распаренный после купания, зацелованный и вообще уставший за день, если честно, не мог бы серьезно сопротивляться, даже если бы это было не галочки ради. Все же это добавляло свою изюминку в данный момент и так было интереснее, чем если бы он спокойно продолжал разводить перед партнером ноги. Хотя в обоих вариантах есть свои плюсы, думает он. И все же успокаивается потихоньку, распластавшись под Айзавой, но так полностью и не сдавшись, просто сделав вид, что пока победа не за ним, чуть повернув голову в бок, чтобы хоть немного видеть происходящее за его спиной, пока мужчина приподнял его бедра, подкладывая подушку, после чего Даби невольно охнул с того, как легко разъехались его ноги, когда он попытался встать на колени, но ему лишь на поясницу надавили, опуская обратно. Он ворчит, но получает в ответ мягкое поглаживание, хоть эта же рука все равно не давала ему подняться. Только прикрыв глаза со вздохом, злодей снова слышит щелчок тюбика со смазкой и, сглотнув, устраивается удобнее, а через пару секунд, пока мужчина смазывал член, чувствует, как сначала он пристраивается, а потом помогая себе рукой, начинает медленно входить, держа крепко за бедро, чтобы парень и не подумал помешать его темпу. Даби с продолжительным стоном выгибается и цепляется руками за одеяло под собой, сжимая руками. И сначала он неосознанно дергается в сторону, как и ожидал Шота, а потому тот лишь удерживает на месте, чуть сильнее сжимая бедра уже обеими руками и продолжая одним медленным толчком входить до конца, с хриплым и тихим стоном закрывая глаза и прижимаясь своими бедрами к чужим, поглаживая уже больше, нежели удерживая дрожащего парня. Так было всегда: надо было удержать на месте первые секунды, а потом можно было и гладить, и давать двигаться навстречу. Шота сначала прижимается и замирает на время, склоняясь и оставляя поцелуй между лопатками Даби, который кажется только больше в ответ на такое действие дрожать начал, хныкнув что-то неразборчиво и вновь притихнув. А потом он делает первые движения, лишь пару раз пока выходя и толкаясь обратно, но парень под ним даже от этого дергается, распахнув глаза, и снова громко стонет, после чего переходит на более тихое и снова неразборчивое мычание, иногда замолкая на пару секунд, но вскоре снова продолжая, стоило Айзаве сделать более резкий толчок, притягивая к себе за бедра. И хоть он иногда немного ускорялся, чтобы услышать парочку более громких стонов, но в основном сразу возвращаясь к темпу стабильно медленному, смотря довольно на то, как парень в эти моменты начинал только пуще хныкать, пытаясь двигать бедрами навстречу чужим толчками, хоть немного ускоряя процесс, только вот его лишь сильнее с недовольным рыком прижимали к кровати, на что Даби только больше готов был возмутиться. И все же один раз он оборачивается, смотря на мужчину, но почти сразу краснеет сильнее, видя в чужом взгляде, что пока он не попросит, то темп не изменится. Такое уже было. Много раз. И каждый из них на него смотрели именно вот так, а потом он слушался и просил. Не сразу, конечно, еще не хватало так, будто по одному щелчку чужих пальцев, показывать то, что он совсем не против выполнять все эти указания, ради их общего удовольствия. Но в итоге все заканчивалось все равно так, как хотел Шота. Наверное, он никогда не скажет этого в слух, но где-то глубоко внутри, где он прятал все чувства и все воспоминания, которыми безумно дорожил, было местечко, выделенное специально под благодарность за то, что Айзава так умело понимал, что ему нужно в тот или иной момент, помогая так же с исполнением некоторых желаний, которые вряд ли бы парень кому-то озвучил, но вот Шота спокойно почти так же без слов узнавал все по каким-то деталям, которые иногда не замечал даже сам Даби. Он немного сомневается, стоит ли воспротивиться все-таки сегодня желанию Айзавы или уже отпустить ситуацию, а в итоге приподнимается, думая пока что можно сделать, чтобы изменить все в свою пользу и заставить ускорить темп, только чувствует как по спине бегут мурашки от очередного толчка и, стараясь не упасть обратно грудью на кровать, замирает так, опираясь руками на эту самую кровать, в какой раз уже сжав бедное одеяло руками. Но со спины к нему вдруг прижимается мужчина, целуя в затылок, в шею и в правое плечо, после чего укладывает обратно, взяв руки и заводя их назад. Даби понимает, что сейчас будет и оказывается прав, когда от него снова отстраняются и, выпрямившись, Шота его руки сжимает у локтей и немного тянет назад, заставляя прогнуться сильнее, а потом начинает ускоряться. Угол проникновения меняется, и парень чуть ли не захлебывается стонами, переходя с простого хныканья на громкие и протяжные, теряя все желание сопротивляться и дрожа от каждого глубокого толчка. Наверное, если бы он мог плакать, то именно сейчас по его щекам покатились слезы. И это положение они не меняют долго, пока Айзава с тихим порыкиванием в быстром темпе двигается внутри него, чувствуя как сжимается Даби, но в конце концов не выдерживает и, желая поскорее начать оставлять на его лице и шее поцелуи вновь, отпускает его руки, давая опуститься обратно, перестав выгибаться до приятного тянущего чувства в спине, граничащего с болью. После чего выходит из него и потихоньку переворачивает, сначала укладывая на бок, а потом и полностью на спину, погладив по ногам и пока не разводя их в стороны, обводя пальцами колени и чуть поглаживая потом чувствительное местечко под ними. Шота ведет рукой к стопе, поднимает ножку выше и оставляет на выпирающей косточке поцелуй, после чего поднимается такими же легкими касаниями губ выше, прижимаясь ими к коленке и чуть прикусывая то самое чувствительное местечко, от чего парень дергает ногой, возмущенно мыча, будучи не в состоянии отвечать внятно. Айзава в ответ лишь усмехается и поднимается выше, целуя в бедро, потом оставляет несколько поцелуев на животе, поднимается к груди и, укусив его не сильно рядом с шрамами на плече, наконец останавливается у лица и целует в губы, не закрывая глаз и видя как тает под лаской парень, пока он снова пристраивается между его ног, опуская одну руку на бедро и входя, после чего сразу склоняется к Даби, чтобы прижаться к нему, целуя и опять начиная с медленного темпа, только почти сразу переходя на быстрый. Он ловит стоны губами, не давая к тому же вдохнуть спокойно, кусая и проводя языком по краснеющим следам от укусов, все это время не прикрывая глаза и с удовольствием смотря, как парень то вновь жмурится, то распахивает глаза и ловит его взгляд, стоит только начать медленно выходить из него, но через секунду толкаться резко обратно. А у Даби все перед глазами плывет и ему кажется, что он задыхается, но лишь цепляется за мужчину, обнимая его за шею и прижимаясь к нему настолько сильно, насколько вообще можно. В какой-то момент он возвращается ненадолго в реальность и кусает за ухо, пока его снова не уносит, после ответного укуса в шею и резких толчков. И потом они крепко прижимаются к друг другу, стараясь касаться максимально нежно, не сжимая сильно и не царапая. Лобик к лобику. Сердцем к сердцу. Айзава опускает руку на член парня, чувствуя, как тот уже больше не может терпеть, дрожа все сильнее и желая коснуться себя, да и сам чувствует приближающуюся разрядку, а потом обхватив пальцами, делает буквально несколько движений, после которых Даби выгибается, откидывая голову назад и, не прекращая громко стонать и всхлипывать в его руках, кончает. И стоит ему немного притихнуть, тяжело дыша и закрыв глаза, Шота опускает его осторожно на кровать и, выйдя с хлюпаньем оставшейся смазки, помогает себе рукой, чтобы вскоре испачкать бедра парня, навалившись на него невольно и уткнувшись в плечо. Пару минут они оба приходят в себя, продолжая тяжело дышать и жаться друг к другу до момента, когда мир вокруг не встает наконец на место и мужчина не приподнимается, чтобы сглотнув, взглянуть на все еще приходящего в себя Даби, слабо улыбаясь в который раз за вечер и касаясь губами чужих губ в легком поцелуе, проводя рукой по бедру, а потом поднимаясь и уходя на кухню, поправляя штаны и меняя по дороге свитер на более удобную майку. Даби же с тихим стоном приподнимается, наконец реагируя на происходящее вокруг и провожая взглядом мужчину, будучи еще не в состоянии спросить что же случилось, раз Айзава так сразу ушел, вроде же только целовал его и гладил, но почти сразу парень падает обратно на кровать с еще одним стоном, пытаясь свести ноги, но безуспешно. Снова закрывает глаза, пока не слышит шаги, а кровать вскоре не прогибается рядом с ним под чужим весом, после чего его внутренней стороны бедер аккуратно касается теплая мокрая ткань и Шота медленно убирает все следы того, чем они занимались ранее, второй рукой поглаживая по животу, пока парень расслабляется совсем, не желая ни двигаться, ни думать, но все же понимая, что такими темпами просто начнет дремать. - Ты прям джентльмен, - вяло бормочет он и все же глаза открывает, еле-еле улыбаясь, но когда его гладят по щеке, улыбка становится не такой слабой. Как же ему было с Айзавой хорошо в такие моменты (ну и не только в такие), кто бы знал. Когда мужчина откладывая полотенце в сторону, закончив, помогает Даби сесть и, взяв с тумбы, стоящей у кровати, стакан с водой, оставляет на чужом виске поцелуй, подносит стакан к губам парня и смотрит как всю воду выпивают за секунды. Стакан возвращается на тумбу, а Даби укладывают на подушки и ложась рядом, Шота опять мягко целует его, укрывая одеялом. Они лежат тихо и ничего друг другу не говорят, пока в один момент злодей не двигается ближе и, уткнувшись куда-то в грудь мужчине, затихает, наслаждаясь теплом чужого тела и начиная все же, как и думал, дремать, а после и вовсе засыпая в тепле и комфорте, пока его гладят по волосам. Сам же Айзава зарывшись пальцами в короткие волос и тоже начал постепенно проваливаться в сон. Иногда с Даби было тяжело. Он часто нестабилен эмоционально, бывают моменты, когда он в совершенно любой ситуации может дойти до состояния на грани безумия, когда приходилось использовать причуду и строго призывать его к спокойствию, что уж говорить о моментах, когда парень вел себя хуже его учеников. И все же эти сложности стоили того. Ради вот таких вечеров, когда после всего, чем они занимались, Даби жался к нему, спокойно засыпая и действительно отдыхая, пока утром они не вставали вместе завтракать. Эти моменты он обещал себе хранить в памяти больше всего, ведь сейчас они были ближе всего друг другу, чем в любое другое время. Лицом к лицу. Душою наизнанку.
Примечания:
Бить тапками можно, но желательно не сильно.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты