Под крышей дома моего

Слэш
PG-13
Завершён
23
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
И так прекрасно возвращаться под крышу дома своего.
Посвящение:
слетевшей крыше
Примечания автора:
без понятия, как я упала в этот пейринг
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Неделька выдалась жаркой. Начальство будто сговорилось: нарочно норовило подпортить и без того авральный период перед новогодними праздниками. Папки с бумажками снились Романову каждую ночь, он судорожно сжимал подушку, силясь во сне припомнить, в какую именно папку вложил рапорт по недавнем делу — в синюю или красную? Строчки из постановлений и отчётов мерещились в зеркале, пока он чистил зубы, рябью проступали в подгоревшей запеканке и мигали с рекламных щитов. Покой ему не снился. На один из таких дней и выпала годовщина, которую «ни в коем случае нельзя пропустить». Николай хоть и был, по долгу службы, человеком сдержанным, проявлял любовь и заботу по-свойски, как умел. Сердце его не было каменным, чопорность и равнодушие, которым его изо дня в день попрекали дома, на деле воспитанность и хладнокровие, без которых на работе никуда — в противном случае не ровен час отдать концы. Неудивительно, что о подарке он позаботился заблаговременно, только позабыл, не захотел, купить красивый пакет или затянуть пёстрой обёрткой. Да и к чему лишние траты на то, что всё равно окажется в мусорном ведре? Важен подарок, внимание, а остальное мишура. По истечении трудовых часов, Николай аккуратно разложил бумаги по стопочкам, закрыл окно и, оставляя кабинет в полном порядке, со спокойной душой уже приготовился мчать домой, но судьба распорядилась иначе. Судьбу звали Александр Христофорович, требования которого были крайне просты, но времязатратны. Романов с присущей ему дотошностью снова погрузился в работу. Мысли о шоколадке с миндалём вмиг отошли на второй план, уступив место делам служебным, от которых, как от назойливых мух, не отмахнуться. Только много позже он понял, сколько всего можно было избежать простым сообщением «Немного задержусь. Не переживай». Но тогда, утопая в канцеляристском слоге, Николай обстоятельно сверял одни бумажки с другими бумажками, и не помышлял, что творится дома. Вырвался с работы уже затемно, позднее обычного на какой-то час-другой. Несмертельно, если речь не идёт о Паше: для него и пятиминутное опоздание — трагедия вселенского масштаба. Мало ли что может случится, ведь Ник до тошноты правильный, не в его правилах опаздывать; да и как можно, что его, Ника, убьёт какой-нибудь ублюдок или лихач подрежет — привилегия отправить Романова на тот свет всецело в руках Павла Ивановича Пестеля. «На то моя высочайшая воля», — так он говорил, прежде чем хлопнуть дверью и дуться весь вечер в кабинете, пока Николай силился припомнить, что на этот раз он забыл сделать (к примеру, не купил молока, не до конца съел пересоленный гуляш, не забрал костюм из химчистки и проч.). Только в машине, в гудящем потоке, тишина прогремела страшной мыслью в голове Николая: от Паши ни сообщения. Ни вопросительных знаков, ни вопросительных слов, ни лестных эпитетов с восклицательный знаками... Сердце сделало кульбит, замерло на миг. Слева засигналил водитель, но брань вперемешку с междометиями доносилась будто сквозь толщу воды. По стерильному, «правильному» миру Николая, подобно ярким краскам на девственно-белом листе бумаги, расплескались потоки эмоций, закружили, затрубили. «А что если с Пашей что-то случилось?» — рефреном гремела мысль. Николай зажмурился, силясь отогнать дурные образы, замелькавшие перед глазами, длинные пальцы впились в обод руля. «Из больницы бы позвонили», — пролепетали другие, более оптимистичные мысли, как струнные в оркестре, готовом вот-вот грянуть траурный марш. Заглавной теме вторили духовые, взвывшие сильнее прежнего: «Если что серьёзное, врачам недосуг отвлекаться с пациента на телефон. Сначала жизнь спасти, а потом уж и родственников обзванивать». И тут Николай вспомнил позапрошлую пятницу, поход в филармонию, который не состоялся по банальной причине: он забыл, а Паша не напомнил и, надувшись как индюк, штудировал в кабинете девятый том «Истории» Карамзина. Прежде Николай не нарушал правил дорожного движения, чем не раз выводил вечно опаздывающего Пашу из себя. Теперь тёмно-зелёный «вольво» мчал так, будто спешил доставить водителя на встречу с апостолом Петром. Николай не испытывал привычных угрызений совести, когда пролетал на последние секунды жёлтого, не укорял себя за обгон автобуса. Весь путь до дома под оркестр не самых радужных мыслей он прокручивал в голове всевозможные причины молчания Паши на его сообщения, отгоняя летальные. И когда из неоткуда возник вопрос: под какую музыку Паша хотел, что бы его хоронили — под Sabaton или Megadeth? — Николай лишь чудом не влетел в впередиидущий грузовик. Уже на лестнице Николай почуял неладное. Перепрыгивая через три ступеньки, он вбежал на четвёртый этаж и замер у двери. Сквозь щель пробивался слабый свет, с кухни доносился запах гари. Рванув на себя дверь, он вбежал в квартиру. В гостиной с люстры свисал его серый кардиган, продырявленный везде, где хватило сил и фантазии. Диван, исполосованный саблей, рукоять которой выглядывала из-под журнального столика, белел синтепоном. Комод, ощерившись ящиками, демонстрировал внутренности. На кухне не продохнуть, вытяжка, привыкшая к кулинарным экспериментам Паши, гудела громче турбин самолёта. На столе пристыженно лежал противень с чернющими угольками, отдалённо напоминающими курицу. Стиснув зубы, Николай пнул пустую бутылку из-под вина, о которую едва не споткнулся, и пошёл осматривать другие комнаты. Паша обнаружился в спальне. Он лежал на полу, закинув правую руку на кровать. У Николая перехватило дыхание, он неловко сел на тумбочку и с минуту молча смотрел на Пашу, живого и без увечий. В тапочке на одной ноге и кроссовке на другой. Цел и невредим, и с интоксикацией организма. Когда в глазах перестало щипать, Николай стянул шарф и без сюсюканий хлестнул по щеке спящего, громко поинтересовавшись: — Ну и как это понимать? С пола донеслось жалобное мычание. Паша приподнялся на локтях, но голова утянула его вниз, поэтому, примостив её на второй тапочке, он причмокнул губами и что-то пробубнил. — Паша! У всех сослуживцев от зычного голоса Николая Павловича кровь стыла в жилах, включая начальство начальства. У Паши же за три года выработался иммунитет, поэтому он отмахнулся и подпер кулаком щёку. — Налёт, пожар, что тут произошло?! Николай хорошенько тряхнул Пашу за плечо, не поскупился на звонкие пощёчины, которые немного взбодрили виновника погрома. Паша зевнул, привалился спиной к кровати и, не владея губами, пробормотал несколько пристыженно, когда Николай вперил в него суровый взгляд: — Просто приходил Серёжка... потусили мы немножко. Николай взял с тумбочки стакан, наверняка оставленный продуманным Муравьёвым, и под возгласы негодования вылил воду Паше на голову. — С праздничком! Вот и настал черёд Николая дуться и хлопать дверями. А ещё найти телефон Бестужева и созвониться с Сергеем. Без сомнений эти двое уехали недавно, так пусть возвращаются обратно и отдрают всё до блеска, как было до их попойки. Только вот Михаил без всякого сомнения сопит в две дырочки, а это значит, что ночь он проведёт за уборкой с Сергеем. Не хватало головняка на работе, дома ещё с лихвой добавили. К Михаилу он Пашу не ревновал: у Бестужева Серёжа есть, да и откровенно говоря, Николай лучше Бестужева по всем критерием. Ну преподают в одном университете, и что с того? Много ли общих тем у историка с французом? Особенно у историка, чья докторская диссертация о революциях в XIX веке? Николай шумно выдохнул и, набрав нужный номер, приготовился к серьёзному разговору. Вот только Сергей Иванович ответит, и уж Николай доходчиво объяснит, как не нужно ходить в гости. Но ответил не Муравьёв. Так в уравнении появились Рылеев с Трубецким. После вырисовалась такая фигура как Каховский. Николая втянул водоворот событий, невольным создателем которого он стал. И впервые за долгое время он будто очнулся ото сна, все его действия диктовались конкретным желанием — не потерять Пашу.
Примечания:
мои черновики по мирёжам пищат от негодования
то ли ещё будет
Возможность оставлять отзывы отключена автором
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты