(you're like) good water pressure

EXO - K/M, Neo Culture Technology (NCT) (кроссовер)
Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
37
переводчик
Vesta Black сопереводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/20284558
Пэйринг и персонажи:
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Иногда Тэиль задумывается о том, можно ли считать его отношения с Бэкхёном отношениями на расстоянии.
Посвящение:
действительно ценителям почитать что-то своеобразное и новое
Примечания переводчика:
Если помните работу, где были групповушки с эксо, то вы поймете почему бэкили здесь

Разрешение на перевод получено

Cheri Cheri Lady - Modern Talking
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
37 Нравится 2 Отзывы 12 В сборник Скачать

ххх

Настройки текста
хэй, малыш я скучаю~! Иногда Тэиль задумывается о том, можно ли считать его отношения с Бэкхёном отношениями на расстоянии. я тоже скучаю, хён!! Конечно, они работают в одной компании и буквально живут в нескольких минутах ходьбы от друг друга, но Тэиль может на пальцах пересчитать количество раз, когда им удавалось провести больше чем час вместе в одной комнате за последние шесть месяцев. Иногда кажется, будто они и впрямь живут на разных планетах. Это паршиво, и некоторые недели кажутся длиннее чем другие, но это лучше, чем то, что имеют такие же как и они участники индустрии, и Бэкхён облегчает это своими постоянными сообщениями. Это хорошо — общаться с кем-то за пределами группы, кто понимает, чем ты занимаешься и через что ты проходишь. Кто-то, кто знает, что нужно сказать после долгого, изматывающего дня, потому что сами прошли это. Кто-то, кто то и дело присылает тебе фото своего члена и рассказывает, как сильно хочет нагнуть тебя на любой поверхности и трахать, пока ты не сможешь стоять. Бэкхён- Бэкхён очень милый. А еще он смешной. И прекрасный. А его член- кстати угадай что!! если они тебе еще не сообщили кто сообщил мне и что именно?? Тяжело сохранять отношения — даже такие относительно новые и неопределенные как у них — на один фотках членов и видео-звонках. У них есть свободные дни, которые идеально совпадают у обоих и номер в отеле Итэвона, который им нравится, потому что он достаточно хороший и незаметный для однополых парочек, что выходят и заходят в него. К тому же, был один раз, когда они дрочили друг другу, вместе играя в PUBG, что было немного по-другому. Тоже забавно. Бэкхён купался в гордости за достигнутую цель в пост-оргазме. Это было мило. Они даже ужинали курочкой... Дело в том, что возможность, заняться нормальным сексом — выпадала крайне редко, и когда Бэкхён сообщает ему, что они оба будут выступать на K-con'е в Макао на следующей неделе и что его менеджер забронировал отдельный номер на время путешествия — Тэиль чуть ли не швыряет телефон через всю комнату в порыве чистого восторга. ^^ не могу дождаться <3~~

―――――――――――――――――――――

Они в Макао на два полных дня. Пока второй день полностью забит шоу, первый отведен им делать то, что им хочется. Бэкхён приземлился еще рано утром, часами ранее Тэиля, и несомненно сразу же направился в отель, чтобы хорошенько поспать и принять отличный душ. Тэиль держит обещание, что позвонит как только приедет, так что Бэкхён не проспит до самого вечера, и когда связь обрывается, Тэилю нужно время, чтобы перевести дыхание. По каким-то причинам кажется, что это вновь их первый раз. У него кружится голова от возбуждения и легкого страха. Они никогда не встречались в другой стране. Тэилю кажется, что он пролетел путь до сюда только для того, чтобы увидеть его, и голос Бэкхёна заставляет его чувствовать дрожь под кожей, будто он сделан из тысячи пчел или стекла, что готово разбиться. Но приехать в Макао ближе к обеду значит, что группа захочет, чтобы их вещи доставили в отель, пока они куда-то заскочат, куда угодно где есть еда, и даже если еда — это последнее, о чем думает Тэиль, он не может придумать причину, по которой не может пойти с ними. Поэтому он полтора часа сидит между Марком и Джэхеном — двое парней, которых он всем сердцем любит — и только делает вид, что слушает их разговор, пока ковыряется в тарелке с едой, которую он не может съесть из-за нервов, пока он не понимает, что может пожаловаться на боль в животе и уйти из-за стола без всякой шумихи. Всё равно начинается переполох, потому что конечно же они будут суетиться, но спустя три разные пары ладоней, прочесывающих его волосы и проверяющих его температуру, его отпускают, и он прыгает в Убер, который вызвал ему менеджер, и в одиночестве направляется в их с Доёном комнату, используя свой скудный запас китайского и добрую, белоснежную улыбку. И так же свой ID. Он пишет Бэкхёну до нелепости дрожащими руками, что скоро будет, и принимает долгий, горячий душ. Когда он уже готов и одет, потратив больше времени на выбор наряда чем за свою жизнь, Бэкхён отправил ему примерно тысячи эмодзи персиков, баклажанов, смайликов с языком, и три сладких, невинных селфи. Тэиль пишет в групповой чат, чтобы все знали, что он идет гулять с Бэкхён-хёном на целую ночь, а затем сразу же выключает телефон, и прячет глубоко в карман, прежде чем выйти и подняться на этаж выше. Доён будет в восторге. В его распоряжении целая комната на всю ночь. Он проходит мимо зеркал, когда идет по коридору, и останавливается, чтобы в третий раз за то время, как он вышел из душа, уложить волосы. Он даже понятия не имеет, почему так приоделся — они никуда не собираются, да и проводили время вместе в одних трениках, но Тэилю хочется выглядеть красиво. Совсем неплохо, если он окажется прижатым к стенке номера, потому что Бэкхён не умеет себя сдерживать. Он надеется, что футболка, заправленная в узкие джинсы сделают своё дело, но, возможно, ему следовало отправить фото своего образа Джонни для его "фэшн авалуэйшн". Его ладони немного вспотели, когда он наконец стучится в дверь номера Бэкхёна, и он быстро их вытирает, перед тем как Бэкхён открывает дверь, приветствуя его низким, одобряющим свистом. — Или, — пропевает он. — Ты потрясающе выглядишь. Я чувствую себя раздетым. Бэкхён стоит в дверном проеме в простой огромной белой футболке, свободно заправленной в его черные джинсы. Он выглядит мягким и милым с не уложенными волосами и лицом без макияжа, и это резко контрастирует с той фигней, что он говорил Тэилю всю неделю, но Тэилю всегда нравилась эта двоякость. — А, нет. Думаю я слишком приоделся, — хнычет он, краснея, застенчиво потирая шею. — Думаю, я беспокоился. Даже после шести месяцев отношений и зная друг друга намного больше, Тэиль не может не нервничать в присутствии Бэкхёна. Бэкхён только прыскает и выходит в коридор. Он проверяет выходы, прежде чем смело положить ладони на бедра Тэиля. — Всё ещё беспокоишься? Их губы всего в сантиметрах друг от друга, и, несмотря на то, что он тут же покачал головой, он немного обеспокоен тем, что кто-то выйдет из-за угла и поймает их. Когда Бэкхён захватывает его губы в поцелуй, Тэиль не только быстро целует его в ответ — потому что боже, он так скучал по этому — но и ещё толкает его обратно в номер и закрывает за ними дверь. Бэкхён нежно гладит его по лицу, его щеки все еще горящие в пятнах смущения, и он улыбается. — Кто сказал, что я приглашал тебя внутрь? Тэиль в ответ усмехается. — О, так все эти сообщения были на неверный номер? Мне уйти? Ладони Бэкхёна скользят по его шее и сжимают воротник кожаной куртки. — Даже не думай. Он наклоняется, чтобы цапнуть кончик носа Тэиля, а после его нижнюю губу, оттягивая её, предупреждая — даже не вздумай попробовать и двинуться, — а после запускает свой язык в рот Тэиля, вылизывая его будто голодное животное. Тэиль млеет, и даже если это не то, на что он надеялся, но когда Бэкхён ведет его в сторону двери и прижимает к ней, опираясь всем весом и целуя, будто скоро конец света, он принимает это за победу. — Ты выглядишь- потрясающе, — запыхается в его рот Бэкхён, когда отстраняется, только чтобы их губы касались друг друга. Он выглядит так, будто думает о том, чтобы снова его поцеловать, его глаза на мгновение не могут сосредоточиться ни на чем, кроме рта Тэиля — особенно когда он проводит языком по своей уже опухшей нижней губе — но затем туман в сознании рассеивается, и Бэкхён делает вдох, отступая. Он проводит рукой по его волосам. — Ты голоден? Здесь внизу улицы есть мини-магазинчик и перед этим я зашел и прикупил вкусняшек. Здесь обслуживание номеров просто нелепое. Он указывает на маленький столик в комнате, накрытый чуть ли не пиршеством закусок. Тэиль оглядывается, и его желудок тут же отвечает за него, урча достаточно громко, что Бэкхён ясно его расслышал. Он ярко смеется. — Я же сказал, что был встревожен! — скулит Тэиль, что только еще больше веселит Бэкхёна, и он вновь тесниться к Тэилю и воркует. — Малыш так нервничал, — дразнит он чрезмерно милым голосом, вызывающе сжимая Тэиля крепко в своих объятиях, он покрывает его лицо поцелуями. — Не беспокойся, папочка позаботиться о тебе. Тэиль извивается в его хватке. — Ты ужасный. — Говорит парень, которого сейчас накормят, а после трахнут, — последний раз поцеловав красное лицо Тэиля, Бэкхён, хихикая, отстраняется. — Давай, пойдем поедим. Одна из любимых вещей Тэиля в Бэкхёне — это то, насколько легко с ним разговаривать. Тэиль не особо разговорчив, но Бэкхён либо никогда не замечает, либо не обращает внимания, и ему совершенно комфортно заполнять тишину, что держит Тэиль, больше забавными анекдотами или ужасными шутками. Он заставляет Тэиля смеяться до тех пор, пока он не может дышать, что совсем не сложно, но все же ценится, и Тэиль обнаружил, что он открывается Бэкхёну намного быстрее, чем другим людям. Он очень, очень любит Бэкхёна. — Хён, — начинает он, когда они приступают к второму подносу с суши. — Почему я? Бэкхён поднимает на него взгляд. — А? — переспрашивает он с едой во рту. Наполовину пережеванный рис грозит выскользнуть из его губ, но Тэилю удается поймать его большим пальцем. Бэкхён втягивает палец в рот, подмигивая в знак благодарности, что отвратительно, но Тэиль все равно смеется, потому что ещё бы. — Что тебе во мне нравится? — уточняет он. Поначалу Бэкхён просто небрежно пожимает плечами, и Тэиль чувствует разочарование, которое он испытывает из-за отсутствия ответа, пока Бэкхён, наконец, не проглатывает еду и не говорит. — Я слышал как ты поёшь, — говорит он после. — Красивый голос. Милое личико. Как я мог не полюбить? Любить. Тэиль пытается не зацикливаться над словом, но его мозг тут же повторяет его примерно пять раз. Он так сильно хочет спросить его, что он имеет в виду, но все остальные части его тела блокируются и отказываются. Когда он открывает рот, из него выходит только тихий, напряженный смешок. Бэкхён смотрит на него, наклонив голову, думая, а после он отодвигает стул от стола. — Иди сюда, — он кивает и, как послушная собачка, которую только что окликнули Тэилем, встает и подходит к нему. Он садится боком на колени Бэкхёна, но руки хватают его за бедра и разводят в стороны, чтобы оседлать его. Когда Тэиль устраивается, Бэкхён вознаграждает его, перемещая руки под рубашку, проводя по его голым бокам. Тэиля лишь слегка смущает то, как громко он ахает и как нетерпеливо выгибается от прикосновения. — Вот, о какой красоте я говорю, — заявляет Бэкхён, его дыхание горячее и липнет к шее Тэиля, когда он целует кожу, и Тэиль внезапно чувствует головокружение и опьянение. — Эти милые и тихие звуки, что ты издаешь как только я касаюсь тебя. Как он, вероятно, хотел, Тэиль не издает ничего, кроме небольшого хныка в ответ, ёрзая на коленях и уже становясь нуждающимся и нетерпеливым. — Разумеется, не только это мне нравится в тебе, — говорит он, и его руки снова опускаются к бедрам, пока он тянет Тэиля вниз. Трения не так много, но его достаточно, чтобы Тэиль напрягся, его голова наклоняется вперёд, его лоб прижимается к губам Бэкхёна, когда он слабо вздрагивает. Бэкхён очень рад покрывать кожу поцелуями. — Ты сказал- — пытается Тэиль, но его голова в тумане и пустая. Он не хотел так быстро становиться бессвязным, но Бэкхён, как правило, оказывает на него такое влияние, и не видясь с Тэилем нескольких недель, в нем, очевидно, накопилось много нужды в нем, что отчаянно пытается вырваться наружу. — Ты сказал, что думаешь, что я красивый. — И это тоже. Ты очень красивый, — смеётся Бэкхён, целуя спинку носа Тэиля. — Но я больше говорил о- Он захватывает пригоршню задницы Тэиля и сжимая, осаживая его вниз, пока тот трется, встречаясь с ним. Бедра Тэиля сжимаются вокруг его талии и он издает стон, который Бэкхён с удовольствием глотает, утягивая в поцелуй. — Я действительно- не могу перестать- думать об этой заднице, — выдает он сквозь поцелуи, осыпая их влажными и открытыми по острой челюсти Тэиля и вниз по шее. Тэиль открывает рот, пытаясь показаться умным, рассудительным и забавными, но все, что из него выходит — тихие ух, пока его бедра пытаются подстроиться под ритм. Бэкхён, как всегда, заполняет тишину. — Очень жалко, что ты не даешь мне сфотографировать это для меня. Они были бы совершенно идеальными для копилки смачных материалов. Иногда они ему и не нужны. — О боже, заткнись, — ноет Тэиль, но все равно краснеет от кончиков ушей до груди. Это так глупо — как легко Бэкхёну это удается, когда дело доходит до Тэиля. — Ты знаешь, что можешь сам это делать? Он шутит, и к счастью, Бэкхён это знает, но это не мешает ему обдумывать эту идею в голове, рыча в мокрую от слюны шею. — Чёрт, да, пожалуйста. Он раскачивается, чтобы соответствовать темпу Тэиля, и Тэиль начинает смутно понимать, что может кончить прямо так — в свои джинсы, будто ему тринадцать — если они не остановятся. — Хён- — предупреждает он, хотя и не прекращает движений на Бэкхёне, пока тот силой не останавливает его, вновь сжимая его бедра. — Как ты меня хочешь, малыш? У них нет особых предпочтений кто сверху или снизу — их секс решается подбрасыванием монетки. Не буквально, хотя это, вероятно, сэкономит им время, но существует бесконечное число возможных решающих факторов. Иногда Бэкхён зовет Тэиля после ужасного для и умоляет, чтобы его трахнули в спинку кровати, пока Тэиль зовет его мелкой шлюхой. У Тэиля ужасно получается играть грубого, но он старается, когда Бэкхён что-то требует. В других случаях, Тэиль лежит на кровати в шелковой повязке и в черном пеньюаре, пока Бэкхён выцеловывает каждый сантиметр его кожи, а все потому, что в торгового автомата вышло два напитка, когда он просто заказывал себе сок. Всё это делается по прихоти Бэкхёна, поэтому когда он ему задает вопрос, Тэиль чувствует, как начинает распаляться. — Выеби меня, — умоляет он. — Пожалуйста, выеби меня. Это немного позорно — быть таким нуждающимся, но Бэкхён с этим не соглашается. Его зубы проходятся по ключицам Тэиля, оставляя полосы красноты, что до утра сойдут. — Конечно. Путешествие в пять шагов от стола до кровати длинное, потому что один из кожаных рукавов попадает в глаз, футболка Бэкхёна цепляется за ухо, а джинсы Тэиля слишком узкие на его щиколотках, чтобы их так просто снять, но в итоге Тэиль оказывается на коленях на кровати в одних трусах. Бэкхён устраивается сзади него, цепляя пальцами кромку его белья, и снимает его с задницы, и опускает через колени. Тэиль вздрагивает от холодка, что касается его оголенной кожи. — Чёрт, я скучал по тебе, — стонет Бэкхён, и Тэиль не уверен: относилось ли это к нему или к его ягодицам, пока не чувствует цепкие зубы у себя на левой половинке. Он взвизгивает, но не двигается, даже когда Бэкхён делает это вновь и вновь. Он позволяет теплу скапливаться под кожей и задыхается, когда Бэкхён проводит рукой по теперь уже сверхчувствительной плоти, отодвигаясь от прикосновения. Тэиль очень рано в их отношениях узнал, что Бэкхён любит кусаться. Он любит кусать Тэиля за щеку когда он милый, или руку Тэиля когда переел сахара, или внутреннюю сторону бедра, когда он собирается отсосать ему. Но его самое любимое место для укусов — это задница Тэиля. У него не так много мест, где бы он мог оставить отличное напоминание, и он действительно любит отправлять Тэиля домой с сувениром. И Тэиль всегда уступает, потому нет ничего лучше, когда он выходит из душа и ловит взглядом как он выглядит в зеркале ванной его задница и бедра в полном месиве, осыпанные фиолетовыми засосами, переливающимися в желтые, которые только-только сходят, как Бэкхён вновь обновляет их. Он действительно не нашел ничего лучше этого — кроме, наверно, того, когда ладони Бэкхёна раздвигают его и его мокрый, ровный язык проходится по дырочке Тэиля толстой полоской — что он сейчас и делает. — O мой бог, — выдыхает Тэиль и все его тело содрогается, глаза закатываются, а пальцы сжимают простыню под ним. Он больше чувствует чем слышит как Бэкхён смеется возле него, обманчиво мило, прежде чем его язык вновь на нем, в этот раз с большим рвением, пока он вырисовывает фигуры, и начинает работать языком внутри. — О боже, хён- — извещает Тэиль второй раз за эту ночь. Они делали это только пару раз, и в первый раз Тэиль кончил, будучи полностью нетронутым. Если Бэкхён хочет — он запросто может заставить Тэиль вновь это пройти. Эта мысль, которую он должен обдумать, потому что он игнорирует Тэиля и глубже входит языком внутрь него, и подворачивает его с удовлетворительным хм, пока Тэиль стонет так гробко, что его не могут не слышать. — Хён-хён-хён, — умоляет Тэиль в безумии высокотональным скулежом. Бэкхён прямо там же и хихикает, и наконец выходит. Он целует линию его спины. — Я правда не знаю, как буду без этого по возращении домой. Тэиль не хочет думать об этом. Он хочет сказать Бэкхёну, что и ему не нужно, что они могут этим заниматься в любое время. Он так сильно хочет жить в этой сказке, но они не могут. Это часть той жизни, что они выбрали, та часть, от которой они отказались, опыт, через который они должны пройти. И все же — они сейчас вместе, и они будут брать из этого все, что смогут. — Тогда сфотографируй, — говорит он вместо всего этого. — Чтобы запомнить меня. Бэкхён проводит носом по плечу, его ладони мягко огибают его бока. — Ты серьезен насчет этого? — Нет, — честно отвечает он. — Но сейчас да. У них есть правило: не сохранять и хранить какие-либо фото и видео, не важно как мило или сексуально или как распущено они ведут. Кража телефона или взлом с целью специально найти такого вида фотографии — очень даже возможно, и риск того не стоит. Тэиль знает это, он блять не тупой, но в этот момент он просто хочет этого. Хочет, чтобы Бэкхён сфоткал его на свой телефон. Его, в коленно-локтевой, в гостиничном номере, умоляющего о члене Бэкхёна, с задницей, покрытой любовными метками, что только для него. Он хочет все это сказать вслух, хочет, чтобы Бэкхён знал, как сильно он этого хочет, как ему это нужно, но его рот вновь и вновь предает, не в состоянии выдавить что-либо, кроме проницательных стонов, пока Бэкхен обдумывает эту идею, руками блуждая по его шикарной заднице. Он слышит как босые ступни ступают по полу и втягивает воздух; Бэкхён отходит только чтобы взять телефон где он лежал на его столе. — Выгнись немного в спинке, малыш. Тэиль, разумеется, выполняет как и было сказано, выгибая спину так, как он думает будет выглядеть заманчиво. Он смотрит на Бэкхёна через плечо, чтобы получить его одобрение. Бэкхён кусает свою нижнюю губу, и когда его взгляд ловит тэилев, он улыбается полным ртом. — Отлично, — одобрительно выдает и тело Тэиля покрывает мурашками в ответ. — Я бы хотел, чтобы и твое личико попало в кадр, но мне надо, чтобы ты посмотрел вниз. Тэилю должно быть немного стыдно, и это, наверно, причина его ускоренного сердцебиения, он он действительно чувствует себя действительно хорошо. Ему нравится, как Бэкхён заставляет его чувствовать себя привлекательным. Тэиль никогда не был тем, кто описывает себя как сексуального, и возможно Бэкхён тоже — Тэиль слишком милый и ласковый для этого — но он чувствует это в таких моментах как сейчас. Честно, это то, к чему он легко привыкнет. Он слышит два щелчка затвора камеры телефона — одна где он как куколка на экране, и другая — с левой ладонью Бэкхёна, сжимающей его ягодицу и раскрывая его широко, что немного размыта, когда Тэиль подпрыгивает и стонет от прикосновения. За это но получает шлепок — не сильный, чтобы сделать больно, но его достаточно, чтобы его тело вздрогнуло от удара. Тогда же ладонь Бэкхёна быстро облегчает боль. Тэиль слышит другой щелчок когда он перестает извиваться, а после глухой стук, когда Бэкхён небрежно швыряет свой телефон вбок, забывая. — Не двигайся, — приказывает он, и Тэиль смотрит через плечо как Бэкхён нависает над неразобранным чемоданом и открывает отделение с маленькой бутылочкой клубнично ароматизированной смазки и совершенно новую коробку презервативов. Он ставит коробочку на стол — как обещание, что Тэиль не сдвинется с кровати еще как минимум двенадцать часов — и открывает крышку бутылки. Все тело Тэиля дрожит в предвкушении, его голова опускается, когда он пытается сохранить ритм дыхания. Бэкхён ласково смеется над ним сзади, а затем снова, когда его влажные кончики пальцев пробегают по ободку Тэиля, и Тэиль почти всхлипывает. — Так сильно этого хочешь, м? Кончики его пальцев трутся медленно, дразнящими кругами, но не входят внутрь, и Тэиль ничего не может поделать, кроме как выдавить смущающие, пронзительные стоны, когда он ерзает и извивает бедрами. Бэкхён цыкает на него. — Словами, малыш. Я знаю, что умолять ты можешь получше чем вот так. — Пожалуйста, — сразу же он начинает умолять в таком отчаянии удовольствия. — Прошу. Я так сильно скучал по тебе. Пожалуйста, выеби меня. Бэкхён одобрительно мычит, и его ладони ублажают поясницу Тэиля в похвале. — Хороший мальчик. Тэиль слышит как крышка смазки вновь щелкает, открываясь, и чувствует холодную влажность на своей дырочке, перед тем как пальцы Бэкхёна возвращаются, обводя по кругу, прежде чем войти внутрь до последней костяшки. — Блять. Пальцы Тэиля стягивают простынь. Все такой мокрое и так хорошо. Пальцы Бэкхёна красивые, аккуратные и кроткие, и Тэиль сжимается вокруг него с удовлетворенным стоном, пока Бэкхён входит ими и выходит. Бэкхёну нравится растягивать этот момент насколько возможно, втрахивая свои пальцы как ему заблагорассудиться, сгибая их и проводя подушечками по стенкам, пока медленно растягивает его. Тело Тэиля легко открывается для него, но Бэкхён не останавливается, пока он полностью не удовлетворен, если Тэиль стонет под ним беспорядочно, его тело дрожит, пытаясь догнать его и навести его пальцы к своей простате. — Хён, пожалуйста, — скулит он, его бедра дрожат, пока его член дергается вверх к животу, сочась смазкой на простыни. — Но ты так хорошо выглядишь, Или- — мучает Бэкхён и своей свободной ладонью гладит запотевшую шею Тэиля. — Трахая себя моими пальцами. Уверен, что ты кончишь только от этого. Тэиль всхлипывает. Он знает, что может, и Бэкхён точно знает, но к великому счастью Тэиля, Бэкхён вынимает пальцы и всем весом наваливается на него, целуя за ухом. — Но это мы можешь попробовать попозже, м? После нескольких поцелуев и языка, проходящегося по его вспотевшей шее, он наконец отходит. Тэиль задерживает дыхание. — Повернись на спину и устройся поудобнее для меня, — велит Бэкхён. Измученный, Тэиль едва уклоняется от беспорядка, который он устроил на кровати, когда он неуклюже плюхается и пододвигается к изголовью. Он снимает свое нижнее белье до конца и слепо швыряет его и несколько дополнительных подушек на пол. Он устраивает одну под головой, а другую — под бедра для удобства. Тэиль не стесняется Бэкхёна, в отличие от других людей. Бэкхён никогда не дает ему повода, особенно в постели. Он делает Тэилю хорошо, и это прекрасно, что ему не нужно беспокоиться, если он смущает себя, или он слишком нетерпеливый, или если он слишком неопытен и не знает, что делает. Бэкхён терпелив с ним и он добрый, и даже когда он мучает Тэиля — это только потому что он обожает его. Поэтому, когда Бэкхён возвращается к кровати с презервативом и бутылкой смазки в руке, Тэиль устроил себя так, как будто он пища для Бэкхёна: его колени согнуты, а бедра открыты, чтобы Бэкхён мог поместиться между ними, его член темно-розовый и твердый лежит на животе, слегка покрытом мышцами, но в основном это просто мягонькая плоть. Прямо так, как Бэкхён любит его. Колени Бэкхёна почти подгибаются. — Или. Тэиль моргает на него с широкооткрытыми, мягкими глазами, и надутыми губами, и он подзывает Бэкхёна к себе, не нуждаясь в словах. С любовью положив лодыжку Тэиля на плечо, Бэкхён скользит вверх по икре, пока не поворачивает голову, и вонзается зубами в тонкую чувствительную кожу на внутренней стороне колена Тэиля. Тэиль вздрагивает с шипением, и Бэкхён проводит по метке, прежде чем прикусить и оставляет поцелуи по всему его пути вдоль бедра Тэиля, пока его рот не доходит до ноющего члена. — O боже- Оба складываются пополам, и Бэкхён едва смотрит на Тэиля, оставляя мокрую дорожку влажных поцелуев по всей его длине, прежде чем взять головку в рот и закружить языком, как Тэиль вскрикивает: — Не надо! Я же- — всхлипывает он, запуская пальцы в волосы Бэкхёна и сжимая их, пока ему не пришло еще что-то на ум. Бэкхён хихикает, прежде чем сдаться и продолжить путь по телу Тэиля, останавливаясь на губах Тэиля с умиротворенным поцелуем. — Но ты всегда так мило выглядишь когда я отсасываю тебе. Тэиль практически сходит с ума. Он не уверен, какого цвета его лицо, когда он прячет его в шее Бэкхёна с жалким и тихим скулежом. — Потом. Потом. Пожалуйста. Бэкхён отодвигается. — Не волнуйся. Я тебя понял, малыш. Он вновь целует спинку носа Тэиля и отодвигается, нащупывая смазку и быстро смазывая себя. Тэиль поднимает одну ногу и подвигает оба колена ближе к своей груди, оставляя лодыжки на плечах Бэкхёна. — Ты такой хороший для меня, — хвалит Бэкхён, улыбаясь с того, как Тэиль еще пуще краснеет под ним, и как его член дергается так с нетерпением. — Такой идеальный. Он подстраивается, кончик его члена упирается в Тэиля, но не входит, и Тэиль прикрывает свои дрожащие глаза и резко выдыхает сквозь зубы, задерживая его в груди. Бэкхён отсчитывает секунды, высматривая детали на лице Тэиля, и когда тот выдыхает воздух из легких и его тело расслабляется, Бэкхён наконец входит. — Ах- — выдыхает Тэиль, выгибаясь к груди Бэкхёна и чуть ли не вибрируя, когда Бэкхён кладет голову на его плечо, и стонет в его горячую и липкую кожу. — O мой бог, — рычит Бэкхён, входя до конца, бесцельно целуя места на коже, которые попадаются. — Такой, блять, хороший. Тэиль сжимается вокруг него беспорядочными, пульсирующими импульсами, но Бэкхен делает все медленно и осторожно, почти полностью выходя, прежде чем снова войти резким движением бедрами. Звук, который выходит изо рта Тэиля, резкий, гортанный и прекрасный. Он чувствует себя красивым и хрупким стеклышком в руках Бэкхёна — драгоценным и любящим, — но он сильно хочет, чтобы Бэкхён взял его в свою хватку и разбил на миллионы осколков, которые он может после склеить, когда захочет. — Хён- — выдавливает он напряженно и тоненько, пока Бэкхён втрахивается в него, с идеальным углом благодаря подушке под ним, что правильно приподнимает его бедра. Бэкхён мычит в кожу за ухом, смеясь, когда Тэиль дрожит. — Малыш, все хорошо? Тэиль в безумстве кивает головой, и его руки обвивают шею Бэкхёна, путаясь маленькими пальцами в мягких, потных волосах, когда его бедра начинают двигаться вместе с ним, нетерпеливо прижимаясь, следуя за его членом. Он чувствует, как его мозг превращается в кашу, и изо всех сил пытается не забыть дышать. — Так хорошо, — вырывается пронзительный вскрик направленный в изголовье кровати, пока он выгибается, что их груди соприкасаются. Бэкхён сосет и кусает его горло, и Тэилю плевать, если он оставит метки. Он сам чуть ли это не хочет. Он хочет- — Выеби меня так- как ты сказал. Прошу, хён, я хочу этого. Обычно он вот так не разговаривает — чаще всего едва что-то булькает — и Бэкхён впадает в кратковременный шок, замирая, когда его бедра останавливаются. Тэиль чувствует, как его член дергается и пульсирует внутри него, и на секунду он думает, что Бэкхён, возможно, кончил, но когда он распахивает глаза и смотрит на лицо Бэкхёна, оно почти дикое. Когда Бэкхён выходит из него, он входит обратно с такой силой, что звук шлепка их кожи грязный и громкий, и Тэиль чуть ли не стукается об изголовье кровати. Он вскрикивает, зубами впиваясь в нижнюю губу, пытаясь быть тихим. — Вот так? Ты хочешь чтобы я трахал тебя вот так? Тэиль отвечает оборачивая ноги вокруг его талии и сцепляясь лодыжками, будучи близко как только можно. Он хочет сказать Бэкхёну, как сильно этого хочет, как хорошо он себя чувствует и насколько он прекрасен, но даже если бы он смог придумать слова, чтобы сказать, его рот никак не сможет сформулировать их в связные звуки, которые Бэкхён сможет понять. Каждая мысль, которая когда-либо возникала у него, вылетает из его головы, и вскоре он превращается в беспорядок. — Я близко. Я так близко. Рука Тэиля едва доходит до его члена, как он сильно кончает так, что весь кругозор и звуки исчезают, выстреливая сквозь пальцы и вверх по груди, чувствуя, будто это происходит вечность, пока Бэкхён трахает его сквозь это, вдалбливаясь и выходя, пока не следует за ним, скуля в шею Тэиля будто в боли, когда его тело содрогается напротив его. Напряжение и адреналин выходит из тел приливами, и они тяжело падают на матрас, будто они плавали посреди комнаты; Тэиль клянется, что он слышит хлопки в ушах. Бэкхён наваливается на него как камень на грудь, и пока Тэиль не может восстановить дыхание, он оборачивает руки вокруг талии Бэкхёна, упираясь подбородком в макушку Бэкхёна, и издает счастливый, удовлетворенный вздох. — Хорошо? — мягко спрашивает он и Бэкхён хихикает. — Думаю, это я тебя об этом должен был спрашивать. Тэиль с улыбкой пожимает плечами и зарывается носом в волосы Бэкхёна. Ему нравится отдавать и брать все, что у них есть. Иногда, несмотря на то, что Бэкхён старший из них, а Тэиль прижат к кровати, он заботится о нем. Бэкхён в ответ пожимает плечами. — Думаю, это было отлично. —Отлично?? Смех Бэкхёна яркий и безнадежно восхитительный, он трясется на груди Тэиля, и немного восстановив силы, он осторожно отрывается от тела Тэиля и ложится рядом с ним. — Как ты себя чувствуешь? — Как желе, — Тэиль уверен, что не может двигаться. Он пытается встать, перевернуться или даже просто приподнять одну мышцу, но его тело отказывается, доведенное до полного истощения. Он даже представить не может, в какой беспорядке сейчас может выглядеть. — Малыш, я тебя понял. Устало хмыкнув, Бэкхён встает с кровати и скрывается в ванной. Через минуту он возвращается, вымытый и держащий влажную тряпку, которой бережно моет живот и грудь Тэиля. Он нежный, когда протирает каждый палец Тэиля и тыльную сторону его бедер. Он покрывает поцелуями каждую частичку чистой влажной кожи. Тэиль смотрит на него, как глаза Бэкхёна смотрят на него с заботой, и его грудь кажется одновременно и легкой, больше чем воздух, и тяжелой, как никогда — Думаю, я влюблен в тебя, — неожиданно говорит он, пока Бэкхён отвернулся, чтобы швырнуть ткань на пол, чтобы потом постирать. Он не думал, что будет настолько смелым, что первым скажет это, даже если они это говорили в общем, но когда он открывает рот, чтобы что-то сказать, это все, что его мозг может выдать. Он не совсем уверен, что ожидает увидеть на лице Бэкхёна, когда тот повернется, но то, что он получает — ухмылку и игривое движение мочки уха, когда Бэкхён снова ложится рядом с ним. — Ах ты думаешь, м?? Да. Он так думает.

―――――――――――――――――――――

я удалил фотки с телефона я же сказал, что ты их можешь оставить думаю, ты мне просто напомнишь, когда мы вернемся^^ люблю тебя!!! и я люблю тебя <3
Примечания:
Они такие милые, если их представить вместе, пусть даже их фоток нигде нету

Cледите за мной в твиттере @bbymoonstan где я постоянно что-то рассказываю ;)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "EXO - K/M"

Ещё по фэндому "Neo Culture Technology (NCT)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты