Яркий свет

Гет
PG-13
Закончен
2
автор
Размер:
Миди, 40 страниц, 1 часть
Описание:
Яркий свет… Он буквально ослепляет меня. Толчок. Темнота. Пустота. Одна пустота кругом. Я не могу пошевелиться. Все мое тело болит.
Я просыпаюсь в холодном поту. Моя футболка прилипла к телу. Опять этот чертов кошмар! Боже, он преследует меня на протяжении многих лет. Один и тот же сон. Лучше бы я страдала бессонницей! Я закрываю свое лицо руками и плачу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Яркий свет… Он буквально ослепляет меня. Толчок. Темнота. Пустота. Одна пустота кругом. Я не могу пошевелиться. Все мое тело болит. Я просыпаюсь в холодном поту. Моя футболка прилипла к телу. Опять этот чертов кошмар! Боже, он преследует меня на протяжении многих лет. Один и тот же сон. Лучше бы я страдала бессонницей! Я закрываю свое лицо руками и плачу. I — Саммер! Просыпайся же, наконец! — мне прилетает подушка прямо в голову. Я открываю глаза и вижу свою соседку по комнате. — Который сейчас час? — спрашиваю я ее, медленно садясь на кровать. — Уже почти восемь! — отвечает она. — О, нет! Я проспала тренировку! Не может быть! — говорю я. — Это хорошо! Если бы ты разбудила меня в шесть утра, я бы тебя прикончила! — парирует она. — Сначала пришлось бы догнать меня! — отвечаю я. — Догнала бы! — отвечает она. — Тогда это стоит того! Иначе тебя не заставить бегать вместе со мной! — отвечаю я с усмешкой, и в ту же секунду мне опять прилетает подушкой в голову.       С Изой я познакомилась неделю назад, когда поступила в Техасский Университет в Остине. Она оказалась моей соседкой по комнате. У нее длинные каштановые волосы и большие зеленые глаза. Не сомневаюсь, что она была одной из самых популярных девушек в школе. Она выбрала лучшую кровать у окна и сразу заняла почти весь шкаф. У нее оказалось столько одежды, что если надевать каждый день что-то новое, то даже года не хватило бы, чтобы переносить все наряды. Она выбрала факультет коммуникаций, а я факультет изобразительных искусств. Наверное, это хорошо, что мы учились на разных факультетах, так можно узнать что-то новое. Всю неделю до начала занятий, Иза ходила по вечеринкам и знакомилась с народом, а я читала книги об искусстве и занималась утренними пробежками, что изрядно раздражало мою соседку, так как она обычно возвращалась только под утро. — Скажи спасибо, что я тебя разбудила! Мне очень хотелось отомстить тебе за то, что ты на протяжении недели будила меня, но я не хотела, чтобы ты пропустила свой первый день! — смеется Иза, укладывая перед зеркалом свои волосы. — Очень тебе благодарна! Могла бы просто написать мне что-нибудь на лбу, пока я спала. — отвечаю я ей и направляюсь в душ. — Спасибо за хорошую идею! — кричит она мне вслед. Через пятнадцать минут я выхожу из душа и одеваюсь. Складываю свои учебники в рюкзак, собираю волосы в высокий хвост на голове и направляюсь на учебу. Иду по коридору в поисках нужной мне аудитории и жутко нервничаю. Черт! Я и, правда, нервничаю. Делаю глубокий вдох и захожу в аудиторию. На часах уже девять, а значит, лекция уже началась! Я сажусь на первое свободное место в первом ряду. Почему все так смотрят на меня, включая преподавателя? Может, все-таки Иза написала мне что-нибудь на лбу? Ступор! — Мисс, очень рад вас видеть на моем предмете. Но, к сожалению, я вас не помню, чтобы вы посещали мой курс ранее. Вы перевелись? — спрашивает меня преподаватель. — Эмм. Нет. Я только что поступила. Это моя первая лекция по художественно-эстетическому воспитанию, так что я не могла посещать ваши лекции ранее. — отвечаю я, ничего не понимая. — Это курс по микробиологии. Боюсь, что вы ошиблись аудиторией. — отвечает мне преподаватель с легкой улыбкой на лице. — Микробиология? — в панике переспрашиваю его я. — Да. Это факультет фармацевтики. — отвечает мне он. Я резко поднимаюсь со своего места и кидаюсь к двери. Боже, как стыдно! — Извините, что прервала лекцию. — быстро отвечаю я и выбегаю из аудитории. Лучше бы я проспала! Ну почему я такая невнимательная? Конечно же, 220 А аудитория! Подбегаю к аудитории номер 220 B и тихонько стучу. — Извините за опоздание. — шепчу я преподавателю и проскальзываю на свободное место. — Ничего! Но это в первый и в последний раз! — отвечает мне женщина из-за кафедры.       День пролетает довольно быстро. Новые занятия, новые люди, наконец, новая жизнь! Не то, чтобы мне не нравилось жить с моими родителями, но я рада, что могу, наконец-то, вздохнуть полной грудью! Правда с моим домом меня всего отделяет три часа езды, но это хорошо. Если я буду тосковать или меня кто-нибудь обидит, то смогу сесть и приехать домой за пару часов к Дэвиду и Кэтрин. Такое напутствие дала мне Кэтрин, моя мама. Они удочерили меня, когда мне было всего четыре года, но не скрывали от меня того, что я приемная. Я никогда не интересовалась своими настоящими родителями, да и зачем? Родители те, кто тебя вырастил и воспитал, а это Дэвид и Кэтрин, мои мама и папа! Они всегда относились ко мне с теплотой и пониманием, но и строгостью, как и полагается родителям. Я практически ничего не помню из своего детства, воспоминания начинаются только с моего шестого дня рождения, когда мама и папа подарили мне ролики. Как же я мечтала об этих роликах! Я каждый день проходила мимо витрины магазина и чуть ли не облизывала ее при виде роликовых коньков. И вот, когда на мой шестой день рождения мне подарили их, моему счастью не было предела и это один из самых ярких воспоминаний моего детства. — Земля вызывает Саммер! — вернул меня голос Изы из воспоминаний. — А? — спросила я. — Неужели настолько интересный учебник, что ты даже ничего не слышишь? — спрашивает она. — Очень! — рассмеялась я. — Ты пойдешь? — спросила меня Иза. — Куда пойду? — поинтересовалась я. — Я тут минут десять уже тебе говорю о вечеринке в пятницу. Отличный способ познакомиться со старшими курсами. — улыбается она. — О, нет! Ты хотела сказать, с парнями постарше? — схватила я себя одной рукой за голову. — Ха-ха! Именно! Раз я бросила Колина, потому что я не верю в отношения на расстоянии, и скажем так, он уже не является капитаном футбольной команды, то мне нужен новый объект, чтобы меня обожали! — парирует она. — Ты неисправима! — смеюсь я. — Если ты не пойдешь, то я спрячу твои кроссовки! — говорит она с ухмылкой. — Только не это! Ты не посмеешь! — отвечаю я. — А вот посмотрим! — говорит Иза и тянется к шкафу. — Да тут еще и штаны для йоги есть. — продолжает она. — Нет! Я согласна! Только не трогай мои вещи! — отвечаю я, подбегаю к ней и выхватываю свои вещи у нее из рук. — Вот и умница, правильный выбор! — одаряет она меня своей фирменной улыбкой. — Я в душ! А ты пока сиди и читай, наслаждайся Святым Франциском и Гарибальди! — говорит мне Иза, выходя из комнаты. — А ты неплохо начитана! — кричу я ей вслед и погружаюсь обратно в чтение. Вся оставшаяся неделя проходит довольно спокойно. Я познакомилась с новыми людьми, погрузилась в учебу и, конечно же, не забывала о своих утренних пробежках. Пару раз звонила своим родителям, чтобы успокоить их, что у меня все хорошо. II       Пятница. Я сижу на своей кровати в футболке и трусах. Вечер пятницы. Я все еще сижу на кровати. Иза маячит у меня перед глазами, судорожно выбирая лучшее платье, в котором она собирается отправиться на вечеринку. — Может вот это красное? — спрашивает она у меня. — Что в нем, что в одном нижнем белье. Я не вижу разницы, когда ты в нем. — отвечаю я ей. — О! Тогда это то, что нужно! Спасибо за совет! — улыбается она. Она надевает красное платье без бретелек, которое едва ли прикрывает ее пятую точку. — Почему ты еще не готова? — бросает она на меня сердитый взгляд. — Я думала ты не заметишь, если я так и останусь здесь сидеть. — с улыбкой на лице я ей отвечаю. — Даже не мечтай! Давай быстрее! Я не хочу пропустить ничего интересного! — отвечает она мне.       Я с неохотой поднимаюсь с кровати и иду в душ. Странно, но мне кажется, что мне действительно это необходимо. Не прохладный душ, под которым я сейчас стою, а вечеринка. Шум. Музыка. Я не любитель всего этого, но у меня возникло острое желание посетить это мероприятие, чтобы впитать в себя какие-то новые ощущения и эмоции. С тех пор, как я поступила в университет, я чувствую огромный прилив энергии. Мне хочется делиться своей энергией с каждым. Это что-то новое! Отгоняя все эти мысли, пришедшие мне только что в голову, я иду в комнату, чтобы подготовиться к предстоящему вечеру.       Перед нами стоит огромный двухэтажный дом, откуда доносится шум музыки и голоса людей. Небольшая толпа людей расположилась прямо на лужайке. В руках они держат красные пластиковые стаканчики, они что-то экспрессивно обсуждают и громко смеются. Саммер, сделай глубокий вдох. Дыши! Иза идет впереди меня и уверенной походкой поднимается по ступенькам. Мы заходим в дом и проталкиваемся сквозь толпу людей. Это словно попасть на другую планету. Я никогда не привыкла быть так близко к людям. Я не считаю себя мизантропом, но, а как же это чертово личное пространство? Мы проходим, по-видимому, на кухню. Вся кухня застлана этими красными стаканчиками. Иза берет два и протягивает мне один из них. Я осторожно нюхаю содержимое емкости. Похоже на водку с вишневым соком. Делаю глоток, и жидкость моментально мне обжигает горло. — Я сейчас! Я ненадолго! — кричит мне Иза из-за громкой музыки. — Ты оставишь меня здесь? — спрашиваю ее я, и мои глаза округляются. — Видишь того парня? — кивает она в сторону. — Там их огромное количество! — кричу я ей в ответ. — Нет! Самого горячего? Высокого блондина с офигенной белоснежной улыбкой? — переспрашивает она меня. — Вижу только блондина. — отвечаю я ей. — Какая же ты зануда! Это Ноа. Он такой красавчик! Не могу упустить возможности пофлиртовать с ним! — отвечает она мне. — Тогда вперед! Я позабочусь о себе! — толкаю я ее вперед. — Я неотразима? — спрашивает она меня с улыбкой. — Просто богиня! — отвечаю ей я и смеюсь!       Иза откидывает свои волосы назад и раскачивающейся походкой идет по направлению к группе парней. Я стою и наблюдаю за этой картиной. Они моментально замечают ее присутствие и переключаются на нее, втягивая в свой разговор. Похоже, она не скоро ко мне присоединится. Я делаю еще один глоток и морщусь. Понимая, что мне некомфортно здесь находится, решаю выйти на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. Звездное небо всегда такое красивое. Я сажусь на траву, она немного влажная, но я не обращаю на это никакого внимания. Смотря на звездное небо, звуки и гул немного становятся приглушенными, и я полностью растворяюсь в нем. — Микробиология тебе бы понравилась! — вдруг слышу я чей-то голос, и мое тело напрягается.       Я медленно поворачиваю голову и вижу стоящего передо мной парня. Он стоит, облокотившись на дерево, и держит в руках красный стаканчик. Каштановые волосы немного падают на его лоб, и я не могу разглядеть цвет его глаз. Губы его немного пухлые и влажные, видимо из-за того, что он только что сделал глоток. На нем рваные слегка расклешенные джинсы и рубашка, из-под которой виднеется белая футболка. — Что? — спрашиваю я, стараясь так откровенно не глазеть не него. — Микробиология! Понедельник. Первая пара. — уточняет он. Черт! Я только что вспоминаю, как ввалилась в чужую аудиторию и, по-видимому, выставила себя полным посмешищем. — Не думаю, что мне бы понравилось! — отвечаю я первое, что приходит на ум. — А что тебе нравится? — спрашивает он, по-прежнему облокотившись на дерево. Что? Ты! Конечно, ты мне нравишься! Хотела бы я лизнуть твои влажные губы и попробовать их на вкус. Черт! Да что со мной? Саммер возьми себя в руки и выкинь эту чушь из головы. Видимо, увидев мое замешательство или то, как я борюсь с внутренним голосом, он подходит ближе. — Я Айзек. И мне нравится микробиология! От того, что он подошел ко мне настолько близко у меня начинает кружиться голова и становится трудно дышать. Дыши! Черт! Ответь же ему, иначе он подумает, что и ты и вправду ненормальная! — Саммер. Искусство. В смысле я учусь на факультете изобразительных искусств. — выпаливаю я. Он стоит молча около минуты, будто оценивая мой ответ. Потом глубоко вздыхает и делает глоток. — Приятного вечера, Саммер. — говорит он, разворачивается и уходит в направлении дома. Я что, что-то не то сказала? Почему он уходит? Он просто взял и ушел! Ну, конечно же, Саммер! Это я, и этим все сказано! Посидев еще несколько минут, я достаю свой телефон и пишу эсэмэску Изе. Я ухожу! А ты продолжай соблазнять своего Ноя! Меня ждет Святой Франциск  Наконец поднимаясь с травы, отряхиваюсь и ухожу. III Яркий свет… Он буквально ослепляет меня. Толчок. Темнота. Пустота. Одна пустота кругом. Я не могу пошевелиться. Все мое тело болит. Я открываю глаза и вижу осколки. Они повсюду. Кровь. Я смотрю на свои руки, и они все в крови…       Я просыпаюсь в холодном поту. Опять этот кошмар! Я утыкаюсь в подушку и плачу. Мне так больно. Я так устала оттого, что этот сон терзает меня. Он словно пазл, который мне надо собрать. Сегодня мне впервые приснилось, что мои руки были в крови. Когда же это закончится? Я смотрю на будильник. Пять тридцать утра. Я медленно вытираю слезы и встаю с кровати. Иду к шкафу, открываю его, и дверь предательски скрепит. Я быстро бросаю взгляд на соседнюю кровать, но она пустая. Изы в ней нет. Видимо она до сих пор не вернулась. Я облегченно вздыхаю, так как мне пришлось бы извиняться за то, что я ее разбудила. Достаю штаны для йоги, топ и худи. Надеваю кроссовки и выхожу на улицу. Прохладный воздух окутывает меня, и я начинаю бежать. Я ускоряю темп, и мне становится легче. Не помню, когда я именно начала бегать. Но это мне помогает оправиться после кошмаров. Спустя час, возвращаюсь в комнату и направляюсь в душ. Возвращаюсь в комнату и застаю там Изу, сидящую на своей кровати. — Привет! — расплывается она в улыбке. — Привет! — отвечаю я, стараясь высушить волосы полотенцем. — Как ты можешь вставать в такую рань? — спрашивает она меня. — Как ты можешь не ложиться спать вообще? — передразниваю я ее. — Ты зануда! — смотрит она на меня и смеется. — Видимо Ной тоже не выспался? — спрашиваю я ее и слегка улыбаюсь. — Думаю, да. — отвечает она мне. Мы одновременно смеемся. — Ты многое пропустила вчера! — говорит мне Иза. — Вряд ли. — хмурюсь я. — Там было столько красивых парней. Могла бы с кем-нибудь познакомиться, и не пришлось бы больше бегать по утрам, чтобы сбросить сексуальное напряжение. — парирует Иза. Я моментально заливаюсь краской. — Я предпочитаю бег. — отвечаю я. — И кстати, я вчера познакомилась вчера с очень горячим парнем, как ты выражаешься! — решила я сказать Изе в отместку. — И кто этот счастливчик? — глаза Изы сверкают любопытством. — Я почти его не знаю. Его зовут Айзек и он любит микробиологию. — отвечаю я ей. Вдруг Иза встает с кровати и направляется ко мне. — Айзек? Айзек Престон? — чуть ли не кричит она. — Я не знаю его фамилию. — отодвигаюсь я от нее. — Саммер! Он такой …. Я бы его съела. Он старшекурсник. — шепчет она мне. Я бы и сама его съела! Стоп! Надо выбросить его из головы. — Он не очень то разговорчивый. — отвечаю я ей. — Гордись, что он хоть и словом обмолвился с тобой. — говорит мне Иза и расплывается в улыбке. При воспоминании о нем я тоже невольно улыбаюсь. — Саммер! Даже не думай влюбляться в него! Говорят, он ни с кем не встречается! — смотрит она на меня. — Я и не собираюсь! Может он гей? — спрашиваю я ее улыбаясь. — Чертовски сексуальный гей, если так! У него репутация разбивателя женских сердец, а не мужских. — смеется она. — Проехали! — отвечаю я ей. — Куда ты собираешься? — спрашивает она меня, заворачиваясь в одеяло. — В библиотеку. — говорю я, одеваясь. Слышу Изин стон, улыбаюсь и выхожу из комнаты.       В библиотеки почти все столы пустуют. Ну, конечно же, кто в выходной после вечеринки пойдет в восемь утра в библиотеку? Прохожу мимо высоких стеллажей, заполненных книгами. Захожу в третий ряд и пытаюсь найти книгу «Христианские святые в мировом изобразительном искусстве». Медленно обвожу пальцами пыльные книги, пытаясь найти нужную. Я замираю, как только моей руки касается чья-то рука. Я резко оборачиваюсь и вижу перед собой его. Карие. Его глаза карие. Словно два черных уголька сверкают в потухающем костре. Я тону. Все плывет. Он наклоняется ближе. Саммер! Дыши! Мои колени подкашиваются от такой близости. Я смотрю на его губы. Они такие же соблазнительные, как и вчера. От него исходит легкий запах мяты и какого-то лимонада. Неважно какого, но определенно он станет одним из моих любимых. Он наклоняется еще ближе, пока я не чувствую его дыхание на себе. Мое сердце бешено колотится, готовясь выпрыгнуть из грудной клетки, и я закрываю глаза. — Позволь мне взять книгу? Ты мне немного мешаешь. — шепчет он мне на ухо и я просто растворяюсь в его голосе. Что? Я резко открываю глаза и вижу, как он ухмыляется. И почему я подумала, будто он меня поцелует? — Думала, что поцелую тебя? — его глаза сверкают и он продолжает улыбаться. — Ах, прости, я забыла, что ты гей! — говорю я сквозь зубы и разворачиваюсь в обратном направлении от него. Не знаю, почему я только что назвала его геем! Внутри меня все кипит. Неужели задето мое самолюбие? Мне просто хотелось, чтобы с его лица исчезла эта самодовольная улыбка. — Может просто ты не в моем вкусе? — слышу я позади себя. — Как и ты! — остается мне ответить. Я ускоряю шаг и заворачиваю за угол. Останавливаюсь у первой полки с книгами и стараюсь перевести дыхание. Я не в его вкусе. Это раз. Он ни с кем не встречается. Это два. Меня интересует только моя учеба! Это три. Надеюсь три довода достаточно для того, чтобы выкинуть его из моей головы? Думаю, достаточно! Я сижу за столом в библиотеке и не могу сосредоточиться. «Святые… Кто они? Герои? Люди, возлюбившие Бога? Исключительные личности?» Я читаю это строчку уже в сотый раз и все равно не могу понять смысл слов. Я постоянно оглядываюсь по сторонам в поисках его. Святого. Героя. Боже мой! Я обхватываю свою голову руками и издаю протяжный стон. — В библиотеке должна царить абсолютная тишина! — слышу я знакомый голос. Вздрагиваю и поднимаю голову. Айзек стоит возле моего стола. — Что тебе от меня надо? — злюсь я, скорее всего на себя, чем на него. — Извинения за то, что назвала меня геем. — отвечает он мне. — Ни за что! — отвечаю я, резко встав из-за стола. — Тогда придется доказать тебе, что я не являюсь им. — произносит он, схватив меня за запястье. — Да пошел ты! — огрызаюсь я, вырывая свою руку, и шагаю в сторону выхода.       Я никогда не позволяла себе так резко выражаться или грубить кому-то. Но, может просто раньше мне не давали повода? Я злилась. Я определенно злилась. Только не могла понять, чем именно вызвана моя агрессия. То ли его излишней самоуверенностью, то ли потому, что я «не в его вкусе», то ли потому, что мне просто страшно от того, что творится у меня внутри сейчас. За два дня он буквально вывел меня из равновесия и украл мой покой. И меня это чертовски пугает!       Возвратившись в свою комнату, вижу, что Иза еще мирно спит. Достаю из своей тумбочки железную шкатулку и начинаю ее разглядывать. Фотография моих родителей и меня. Мы сидим на ступеньках около нашего дома. Вроде это был одиннадцатый мой день рождения. Мысленно обнимаю Дэвида и Кэтрин. Провожу пальцами по бижутерии. Останавливаю свой взгляд на синих серьгах. Их подарила мне Айрис, моя школьная подруга, перед тем как уехать в университет на другой конец света. Беру в руки красную машинку крошечного размера. Я даже не помню, откуда она у меня. Такое ощущение, что она была у меня всегда. Родители мне точно ее не дарили. Может, я просто нашла ее, когда была маленькой? Сжимаю ее в руке. Мне становится легче. Закрываю глаза. Дыши! Падаю на кровать, залезаю под одеяло и проваливаюсь в глубокий сон. IV       Я открываю глаза. На часах ровно шесть утра. Занятия начнутся через три часа, поэтому я быстро вскакиваю с кровати и одеваюсь. Кидаю быстрый взгляд на Изу. Она спит. Выхожу на улицу и начинаю бежать. Решив сегодня, что буду бегать на стадионе, сворачиваю за угол. Три. Пять. Восемь. Я пробежала десять кругов. Я еще не устала, правда мое дыхание сбилось. Останавливаюсь, чтобы сделать глоток воды. Подхожу к скамейке, чтобы взять бутылку. Откручиваю крышку и делаю жадные глотки. Оглядываюсь по сторонам и вижу, как кто-то вдалеке разминается. Неужели здесь есть еще люди, которые способны встать так рано, чтобы отправиться на пробежку? Ставлю бутылку с водой на скамейку и возвращаюсь на стадион. Одиннадцать. Я бегу и слышу, как будто мой бег отражается эхом по этому стадиону. Я невольно оглядываюсь назад и вижу, как за мной по стадиону бежит Айзек. На нем только кроссовки и шорты. Боже! Он что, преследует меня? Я резко останавливаюсь, и Айзек чуть ли не врезается в меня. — Почему ты остановилась? — спрашивает он меня. На его лице опять эта чертова ухмылка. — Почему ты меня преследуешь? — спрашиваю я его, скрестив руки на груди. — Насколько мне известно, стадион общий. — заявляет он. — Не ожидала, что ты бегаешь. — отвечаю я. — Не ожидал, что ты будешь бегать на стадионе. Обычно тебя устраивала дорожка вокруг университета. — говорит он. Откуда он знает, что я бегаю там? Сама мысль о том, что он за мной шпионит, вызывает у меня улыбку. — Откуда такая информация? — спрашиваю я. — Я вижу тебя почти каждый день, когда иду на стадион. — отвечает он. Ну конечно! И почему я только подумала, будто он за мной следит? — Так и будешь стоять? — спрашивает он.       Я разворачиваюсь и продолжаю бег. Айзек позади меня. Я чувствую его взгляд на себе. Мое тело напрягается. Мне ужасно некомфортно. Обычно я бегаю в одиночку, и не привыкла к какой-либо компании, тем более Айзека. Делаю еще один круг и ухожу со стадиона. Не смотри на него! Не смотри! Я оборачиваюсь, а Айзек все так же бегает, как будто даже не заметил, что я ушла. Поворачиваюсь обратно и направляюсь в свою комнату. Сегодня первая лекция по живописи и я жутко нервничаю. Я люблю рисовать, но никогда не любила показывать свои рисунки. — Я хочу, чтобы вы сделали набросок карандашом какого-нибудь предмета. Предмет, который важен для вас. Закройте глаза и подумайте сначала, сконцентрируйтесь на нем. — говорит преподаватель. Я беру в руки карандаш и делаю несколько штрихов. Потом смотрю на лист бумаги и вижу, что я рисую модель машины. Именно той, которая лежит у меня в шкатулке. Удивленная своим выбором, я продолжаю дальше рисовать. Доносится вибрация с моего рюкзака. Я откладываю карандаш и лезу в рюкзак. Достаю телефон и вижу одно сообщение. Спасибо за воду. А. Ступор! Потом собираю свои мысли в кучу и понимаю, от кого мне пришло только что это сообщение. Когда я уходила со стадиона, я оставила бутылку с водой на скамейке. Откуда у него мой номер телефона? Откуда, черт возьми, у него мой номер телефона? — Прошу не отвлекаться! — слышу я голос преподавателя. Закрываю телефон и засовываю его в задний карман джинсов. Пытаясь сосредоточиться на своем рисунке, беру в руки карандаш. Остаток дня довольно быстро проносится, и я возвращаюсь в свою комнату. — Как учебный день? — спрашивает меня Иза, сидя на своей кровати. — Довольно продуктивный. — отвечаю я ей, скидывая рюкзак с плеча. — Так я и думала! — и на лице Изы появляется хитрая улыбка. — В чем дело? — спрашиваю я ее. — Ты о чем? — продолжает она улыбаться. — Почему ты на меня так смотришь? — не унимаюсь я. — Не знаю. Может жажду от тебя подробностей. — отвечает она мне. — Подробностей? О занятиях? Сначала у меня была лекция по живописи, потом… — начинаю я свой рассказ. — Давай лекции пропустим и сразу перейдем к месту, где Айзек приглашает тебя на свидание. — прерывает она меня. — Что? — спрашиваю я ее, округлив глаза. — Не зря же Ноа целое утро добивался у меня номера твоего телефона. После того, как я стала шантажировать его сексом, он сдался и рассказал мне, что Айзек жаждет пригласить тебя на свидание. Я решила сразу убить двух зайцев. Помочь Айзеку, тем самым давая себе возможность высыпаться по утрам. — парирует она. — Интересно, каким образом? — спрашиваю я. — Я все надеюсь на то, что если в твоей жизни у тебя будет секс, то у тебя не будет сил на твои утренние пробежки. — говорит она. — Я тебя сейчас убью! — кричу я. Она заливается смехом. — Только не говори, что ты ему отказала. — говорит Иза. — Я ему не отказывала. — говорю я. — Значит, вы идете на свидание? И когда этот знаменательный день? — спрашивает она меня. — Никогда! Он не приглашал меня ни на какое свидание! — отвечаю я ей. — Тогда зачем ему твой номер телефона? — спрашивает она меня с недоумением. — Он поблагодарил меня за воду. — отвечаю я ей. — За воду? Ничего не понимаю! — смотрит она на меня вопросительным взглядом. — Он тоже бегает. Сегодня мы столкнулись на стадионе. Я забыла бутылку воды на скамейке. Он написал мне, что благодарен за воду. — отвечаю я. — Святые угодники! Вы точно созданы друг для друга! Двое ненормальных, которые бегают ни свет, ни заря, чтобы сбросить сексуальное напряжение! — смеется Иза. — Перестань! — говорю я, кидая в Изу подушкой. — Не стоит благодарности! — смеется она, поправляя свои волосы.       Я беру туалетные принадлежности и иду в душ. Как она могла? Как она могла дать ему мой номер телефона? Но я не злюсь. Ловлю себя на мысли, что мне чертовски приятно. Приятно оттого, что он заинтересовался мной. Или нет? Он просто поблагодарил меня за воду. Это обычный жест вежливости. Заканчиваю свои размышления с внутренним голосом и встаю под струю воды, чтобы смыть с себя остатки дня.       Всю неделю я бегаю вокруг университета, борясь с желанием вернуться на стадион. Не хочу его видеть! Нет! Я хочу его видеть! Как я хочу опять лицезреть его голый торс. О чем я только думаю? Если бы он хотел, чтобы мы бегали вместе, то написал бы мне. Нет! Мне не на что рассчитывать! — Меня не будет все выходные, так что вся комната в твоем распоряжении. — говорит Иза. Я вопросительно на нее смотрю. — Что? Просто Ноа решил пригласить меня на уик-энд в свой загородный дом. — говорит она. — И давно ваши отношения перешли на столь серьезный уровень? — спрашиваю я ее, выгибая бровь. — Это просто уик-энд. Ничего серьезного. — смеется она. — Ага. — отвечаю я ей. — Веселого тебе бега и хорошего вечера с кучей книг! Когда ты вернешься сегодня после занятий, то меня уже не будет! — улыбается она и выходит за дверь. — Ты невыносима! — кричу я ей вслед. Вижу, как только мне Иза показывает средний палец из-за спины. Я захлопываю дверь и собираюсь на учебу. Натягиваю джинсы и джемпер, собираю волосы в хвост, беру рюкзак и выхожу из комнаты. V       К концу дня я решаю заехать в супермаркет, чтобы купить немного продуктов на выходные. Обычно мы с Изой ходим в кафе неподалеку, но мне не очень нравится перспектива идти туда одной. Загружаю два пакета на переднее сиденье своего старенького форда. Завожу машину и отъезжаю с парковки. Когда я возвращаюсь в свой корпус, то на часах уже почти четыре. Ставлю пакеты на пол. Подхожу к шкафу и переодеваюсь в леггинсы и топ. Достаю банку газировки и делаю пару глотков. Обдумывая чем мне заняться все выходные, беру с тумбочки книгу Френсиса Скотта Фицджеральда и откидываюсь на спинку кровати. Сквозь сон слышу какой-то назойливый звук. Открывай глаза и шарю рукой по тумбочке. Беру свой телефон в руки. Почти семь вечера. И одно новое эсэсмэс. Скучаешь? А. Что за самодовольный тип? Почти неделю я его не видела и не слышала и тут он задается вопросом, не скучаю ли я. Быстро набираю ответ. </i>Нет! Ты не представляешь, какое облегчение не видеть и не слышать тебя!</i> Ха! Надеюсь, я стерла его эту чертову улыбку с лица! Кладу телефон обратно на тумбочку, но тут же он опять начинает вибрировать. </i>Уверена? Сможешь мне сказать это прямо в лицо?</i> Что? Ему что, больше заняться нечем, чем играть в эти глупые игры? Собираясь ответить, слышу стук в дверь. Поднимаюсь с кровати и бреду к двери. Как только я открываю дверь, я перестаю дышать. На моем пороге стоит Айзек. — Скажешь мне тоже, что и написала в сообщении? — спрашивает он и проводит рукой по волосам. Я пытаюсь пошевелиться, но не могу. Оглядываю его с ног до головы и останавливаю свой взгляд на его губах. Он специально закусывает их? -Ну! — говорит он и протискивается через меня, проходя в комнату. Что за бестактность? — Я тебя не приглашала! — кричу я ему. — А я не вампир, чтобы меня приглашали, чтобы войти. — отвечает он, оглядывая мою комнату. — Ты серьезно? Ты думаешь, что можно вот так вот ввалиться в чужую комнату и чувствовать себя как дома? — спрашиваю я его. — Нет. Это невежливо! Но это к нам никак не относится. — отвечает он. — Правда? И почему же? — скрещиваю я руки на груди. — Мы уже знакомы. Значит ты мой друг. То есть формально, я нахожусь не в чужой комнате, а в комнате своего друга. — смотрит он на меня. Я хватаюсь за голову. — С каких пор мы друзья, Айзек? — спрашиваю я его. — Просто уходи! — добавляю я. — А почему бы и нет? Разве тебе не хочется иметь такого друга, как я? — улыбается он. — Нет! — резко отвечаю я. — Тогда скажи то, что ты мне написала в сообщении глядя в глаза и я уйду немедленно же. — подходит он ближе.       Я пячусь от него, пока моя спина не врезается в дверь шкафа. Он опирается руками на шкаф, тем самым, блокируя мне выход. Он наклоняется ближе, и я начинаю чувствовать знакомый запах мяты и газировки. Я слышу стук своего сердца. Оно начинает стучать все сильнее и сильнее. Мои ноги кажутся ватными, еще чуть-чуть и свалюсь прямо перед ним. Он дотрагивается до моей щеки большим пальцем и из меня вырывается тихий стон. Что он со мной делает? Его палец движется к моим губам, медленно обводя их контур. Я закрываю глаза, и мое дыхание учащается. Едва слышу, как он шепчет мне на ухо: — Я так и думал. Я открываю глаза, и смотрю на него, хлопая ресницами. Я жадно глотаю воздух. Он стоит и слегка улыбается. — Чем займемся? — спрашивает он, слегка отстраняясь. Чем мы сейчас займемся? Серьезно? Привожу свои чувства и мысли в порядок. — Я собиралась немного позаниматься. — отвечаю я шепотом. Он удивленно поднимает брови. — Вечером в пятницу? — спрашивает он. — Да. Поэтому ты мне жутко мешаешь! — отвечаю я, и прохожу мимо него, садясь на кровать. — Может, просто поболтаем? — спрашивает он меня, подходя к моей тумбочке. — Тебе что, больше нечем заняться, чем торчать здесь в моей комнате? — спрашиваю я. Он медленно берет рисунки с тумбочки и просматривает их. — Не трогай! — пытаюсь выхватить я их из его рук. — Я просто посмотрю, ладно? Чего ты так кипятишься? — смотрит он на меня, поднимая руки вверх, чтобы я не смогла дотянуться до своих рисунков. — Нет! Я не разрешаю! — кричу я, все, пытаясь выхватить их из его рук. Он только смеется и поворачивается ко мне спиной, продолжая рассматривать мои рисунки. — Отдай! — кричу я. Вдруг все листы бумаги падают на пол. Он стоит как вкопанный. Я подбегаю и пытаюсь судорожно собрать рисунки с пола, и Айзек даже не противится этому. — Да что с тобой?! Сначала ты мне их не отдаешь, потом просто выбрасываешь их на пол. — говорю я ему, продолжая собирать рисунки с пола. — Что это? — вдруг спрашивает он. Он указывает на последний лист, лежащий на полу. Его взгляд кажется тревожным. — Это просто набросок. Задание по живописи. — отвечаю я, поднимая рисунок. — Ты это нарисовала? — спрашивает он. — Да. — отвечаю я, смотря на него. Он побледнел. В его глазах, кажется печаль. — С тобой все в порядке? — спрашиваю я. — Почему ты это нарисовала? — продолжает Айзек. — Не знаю. Нам сказали выбрать какой-нибудь предмет и изобразить его. Я просто закрыла глаза и представила эту машинку. — отвечаю я, не понимая, что происходит. Он проводит рукой по волосам и делает глубокий вдох. — Прости, я не хотел… Не знаю, что на меня нашло. — отвечает он, все с такой же печалью в глазах. Не зная, что ответить, я просто кладу рисунки обратно на тумбочку и сажусь на кровать. — Мне, наверное, следует уйти. — говорит он, поворачиваясь ко мне. Я не хочу, чтобы он уходил. Я правда не хочу этого. — Извини, если помешал, Саммер. — говорит он, направляясь к двери.       Из его уст мое имя звучит как будто звук колокольчика. Саммер! Когда я пытаюсь хоть что-то ответить, он уже уходит. Что. Черт. Возьми. Сейчас. Произошло? Он ненормальный! Он просто псих! То он преследует, то просто уходит. Да, что с ним не так? Я беру в руки рисунок, решив закончить его. Спустя некоторое время, включаю музыку, и ложусь на кровать. Полностью погружаюсь в звуки музыки и закрываю глаза. VI       Суббота. Я приняла душ после утренней пробежки и отправилась в библиотеку. Просидев там почти до одиннадцати утра, я решила зайти в кафе, чтобы позавтракать. Запах блинчиков с медом и вкус свежего сваренного кофе сводит меня с ума. Я сижу за столиком и уплетаю блинчики. Позвонив Кэтрин, спрашиваю как у них дела. Мы договариваемся, что я приеду к ним на праздники. — Я скучаю по тебе, мам. — вздыхаю я в трубку. — Что-то случилось, детка? — спрашивает она у меня. Наверное, мой голос меня выдает или у Кэтрин настолько развито материнское чутье, что она чувствует, что со мной что-то происходит. — Нет, мам, все в порядке. Я позвоню еще. — отвечаю я. — Хорошо, милая. До скорого. Целую. — отвечает она мне. — Целую вас. — говорю я и отключаю телефон. Кладу телефон на столик и отпиваю кофе. Чем бы мне сегодня заняться? Я чувствую себя немного одинокой без Изы. Я никогда еще не оставалась совсем одна. Беру телефон со стола и печатаю эсэмэску Айзеку. </i>Скучаешь? С.</i> Нажимаю кнопку «отправить». Что я только что сделала? Чем я только думала? Ответ приходит моментально. Я трясущимися руками беру телефон и читаю. </i>А ты? А.</i> Ненавижу, когда отвечают вопросом на вопрос. </i>Ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос? С.</i> Телефон тут же вибрирует, и я читаю ответ. </i>А тебя это злит? А.</i> </i>Ты долго так будешь продолжать? С.</i> </i>А тебе уже надоело? А.</i> Серьезно? Ему как будто пять лет. Но я не собираюсь проигрывать эту битву. </i>У тебя есть планы на сегодня? С.</i> </i>Ты хочешь меня увидеть? А.</i> Тут мое терпение лопается, и я отвечаю. </i>Даже не мечтай! С.</i> Только что понимаю, что проиграла сражение. Приходит ответ. </i>Я хочу тебя увидеть. Загляну вечером. P.S. И не одевай больше эти леггинсы. Ты в них выглядишь толстой! А.</i> Перечитываю сообщение несколько раз! Он только что назвал меня толстой? Телефон снова вибрирует в моей руке, я открываю его и читаю сообщение. </i>Не дуй губки! Просто твои леггинсы не дают сосредоточиться на твоем личике, поэтому я вчера смотрел исключительно на твою задницу! А.</i> Захлопываю телефон, и на моем лице появляется довольная улыбка.       Уже почти вечер. Я переделала все задания на следующую неделю. И вот сейчас стою и пытаюсь расчесать свои непослушные волосы. Жаль, что я не спросила у него, в какое время он придет. Мне не нравится ощущение того, что я волнуюсь перед предстоящей встречей. После нескольких попыток собрать свои волосы в хвост, я решаю оставить их распущенными. Подхожу к шкафу и ловлю себя на мысли, что я стою и выбираю что надеть. Я вспоминаю Изу, которая вечно перемеряет все наряды, прежде, чем отправиться на свидание. Но у меня ведь не свидание? Или свидание? Черт! Черт! Черт! Я снимаю с вешалки нежно розовое полупрозрачное платье с высокой горловиной. Я определенно собираюсь его соблазнить! Иначе, зачем я выбрала это платье? Я помню как Айрис уговорила меня его купить, так как по ее мнению оно идеально подходит к моим светло русым волосам. С ней вообще невозможно спорить и я просто его купила, чтобы сохранить себе нервы. А теперь стою перед зеркалом, смотрю на себя своими светло серыми глазами и благодарю Айрис, что заставила купить меня это платье. Послышался стук в дверь. Я резко вздрагиваю и подхожу к двери. Делаю глубокий вдох и дергаю за ручку. Айзек стоит на пороге и смотрит на меня своими почти черными глазами. Мое тело моментально покрывается мурашками. На нем белая футболка и черные обтягивающие джинсы. — Можно войти? — спрашивает он. — С каких пор тебе нужно разрешение? — я делаю паузу. — Если только тебя не укусил вампир за эти двадцать четыре часа. — продолжаю я, немного отодвигаясь от двери. — Просто хотел быть немного вежливым. — говорит он улыбаясь, и проходит в комнату.       Я закрываю дверь и наблюдаю за ним. Он садится на кровать и пристально меня осматривает. Потом берет телефон и что-то печатает. Через несколько секунд мой телефон пищит. Айзек улыбается и вопросительно выгибает брови. Я подхожу к тумбочке, беру телефон и читаю сообщение. </i>Просто хотел убедиться, что ты чертовски хорошо выглядишь в этом сексуальном платье. А.</i> Мое лицо становится ярко красным. Сердце начинает бешено стучать. Я стараюсь выровнять дыхание, только потом оборачиваюсь и улыбаюсь ему в ответ. — Иди сюда. — прерывает он молчание. Я стою как приклеенная, осознавая, что он только что пригласил меня сесть рядом с ним на кровать. — Обещаю, я не буду к тебе приставать. Мы просто поболтаем, ладно? — улыбается он. — Хорошо. — отвечаю я шепотом и сажусь радом с ним. — Расскажи о себе. — спрашивает он меня, облокачиваясь на спинку кровати. — Никогда не знала, как отвечать на подобные вопросы. — отвечаю я. — Хорошо. Тогда задай мне любой вопрос. — говорит он. — Опиши своих родителей. — прошу я, считая этот вопрос самым безобидным. Его тело слегка напрягается, и он закрывает глаза. — Что? Тоже не знаешь, как ответить? — пытаюсь я разрядить обстановку. — Моя мама очень красивая. Мне нравится ее голос. Я люблю ее стряпню, особенно печенье. — отвечает он. — А папа? — не задумываясь, спрашиваю я. — А отца я подвел много лет назад. Он отсидел в тюрьме и вскоре моя мама с ним развелась и я виню себя в этом. — продолжает он. Не очень то радужный ответ. Он слегка напряженный, так что не буду расспрашивать его о подробностях. — А меня удочерили, когда мне было четыре года. Своих биологических родителей я не знаю. Мне сказали, что их уже нет в живых. Но Кэтрин и Дэвид стали мне родными. Я их очень люблю. — внезапно рассказываю я. — Ты приемная? — смотрит он на меня удивленно. — А тебя это смущает? — говорю я. — Ты же не любишь, когда отвечают вопросом на вопрос. — говорит он и смеется. — Почему фармацевтика? — спрашиваю я. — Хочу изобрести лекарство, которое действительно помогало бы людям. Банально, да? — смотрит он на меня. Его ответ меня поражает до глубины души. — Вовсе нет. Это здорово. — отвечаю я. — Почему факультет изобразительных искусств? — спрашивает он. — Не знаю. Для меня живопись и все, что с ней связано, кажется для меня чем-то таинственным, и я хочу разгадать эти тайны. — отвечаю я. Странно, но я чувствую себя рядом с Айзеком спокойно и в какой-то мере защищенной. Мы болтаем и делимся друг с другом разными воспоминаниями. — Что за книга? — указывая на роман «Ночь нежна», лежавший на тумбочке. — Ничего особенного. Просто история о враче психиатрической больницы, его жене и еще одной девушке. — отвечаю я. — Хммм. Любовный треугольник? Почитаешь? — протягивает он мне книгу. — Серьезно? Ты хочешь, чтобы я тебе почитала? — переспрашиваю я его. — Да. А что такого? Я сам не люблю читать. — пожимает он плечами. Я беру книгу и открываю ее на том месте, где закончила в предыдущий раз. Он ложится на мою кровать и закидывает руки за голову. Я сажусь «по- турецки» перед ним и начинаю читать. VII Яркий свет… Он буквально ослепляет меня. Толчок. Темнота. Пустота. Одна пустота кругом. Я не могу пошевелиться. Все мое тело болит. Я открываю глаза и вижу осколки. Они повсюду. Кровь. Я смотрю на свои руки, и они все в крови. Я пытаюсь пошевелиться, но не могу. Мое тело все ноет от боли. Я кричу… — Саммер! Проснись! — отдаленно слышу я знакомый голос. — Саммер! Прошу тебя, открой глаза. — повторяет мне голос. Я открываю глаза и вижу перед собой нависшего на меня Айзека. Его глаза выглядят испуганными. — Ты меня так напугала! — говорит он шепотом. — Все нормально. Это просто сон. — отвечаю я, чтобы разрядить напряжение. — Ты плакала. Ты меня чертовски напугала! — продолжает он. — Я уснула? — вдруг доходит до меня. — Похоже на то. Ты вдруг перестала читать. Я решил проверить и увидел, что ты заснула. Тогда я убрал книгу и укрыл тебя одеялом. — сказал он. Я машинально поворачиваю голову в сторону будильника. Почти полночь. — И как долго я спала? — спрашиваю я Айзека. — Час. Может быть больше. — пожимает он плечами. Неужели он не понимает, к чему я клоню? — А ты? Чем ты занимался? — не отрываю от него своего пристального взгляда. Он немного покраснел и улыбнулся. — Я охранял твой сон. — произнес он. Сама мысль о том, что Айзек наблюдал за мной, когда я спала, вызывает у меня смущенность. — Видимо не очень хорошо! — отвечаю я, и тут же жалею о сказанном. — Прости, я не это хотела сказать. Просто меня удивило, что ты не ушел, как только я уснула. — продолжаю я. — А я не хотел уходить! — отвечает он и наклоняется ниже.       Очень странно, но мы вели разговор все в той же позе, когда он меня разбудил. У меня в горле образовался комок, который я в данный момент пытаюсь проглотить. Но, у меня ничего не выходит! Он подносит палец к моим губам и кладет его так, будто запрещая мне говорить. Я хлопаю ресницами и продолжаю смотреть на него. Он снова приближается ко мне, и я инстинктивно закрываю глаза. Чувствую, как он осторожно прикасается своими губами к моим, не убирая пальца. Во мне как будто что-то взрывается в этот момент. Все плывет. Я снова чувствую бешеный стук своего сердца. — Я же говорил, что я не гей. — слышу я его шепот.       Я открываю глаза и вижу его ухмылку. Пытаясь придти в чувства, я жадно глотаю воздух. Он медленно отодвигается от меня и встает с кровати. Не зная, что сказать, я просто молчу и наблюдаю за ним. Он смотрит на меня сверху вниз и продолжает улыбаться. — Пожалуй, мне надо уходить. Иначе, я не смогу остановиться, чтобы не предоставить тебе еще один довод и на этот раз крайне весомый. — говорит он и подходит к двери. Я поднимаюсь и сажусь на край кровати, продолжая наблюдать за ним. — Я хочу узнать, встретятся ли они вновь. — говорит он. — Кто? — не понимая, о чем он, спрашиваю его. — Дик и Розмэри. — улыбается он. Понимая, что он говорит о книге, удивляюсь, что он действительно слушал меня, когда я читала. — Хорошо. — произношу я. — Тогда до завтра. — говорит он и закрывает за собой дверь. Я сижу на кровати так еще несколько минут, пока не вздрагиваю от приходящего сообщения на мой телефон. </i>Ты такая милая, когда спишь, если не брать во внимания, что ты пускаешь слюни. А.</i> О Боже! Представляя то, что он видел меня в таком состоянии, мгновенно краснею. Я забираюсь обратно в кровать и натягиваю на себя одеяло. Закрываю глаза и прокручиваю наш поцелуй до тех пор, пока не проваливаюсь в глубокий сон.       Слышу звук будильника и просыпаюсь. Шесть утра. Я неохотно просыпаюсь и встаю. Надеваю худи и кроссовки и отправляюсь бегать. После утренней пробежки беру туалетные принадлежности и иду в душ. Кидаю полотенце на кровать и подхожу к тумбочке, чтобы взять расческу. Мой взгляд падает на телефон. Одно новое сообщение. </i>Не подумай, что я очень хочу тебя увидеть, но решил пригласить тебя позавтракать. А.</i> Стою посреди комнаты и расплываюсь в улыбке после прочтения эсэмэски. </i>Соглашусь только потому, что я очень голодна! С.</i> Спустя две минуты приходит ответ. </i>Austin Java. Через час. А.</i>       Кидаю телефон на кровать и судорожно начинаю собираться. Я натягиваю на себя джинсы и рубашку. Закатываю рукава и собираю волосы в хвост, так как они не успели еще высохнуть. Открываю дверь машины, сажусь и еду в кафе. Что он со мной делает? Ловлю себя на мысли, что я думаю о нем нон-стоп. Мне это совсем не нравится. «Он ни с кем не встречается» — вдруг проносится у меня в голове. Я подъезжаю на парковку, глушу мотор, но не выхожу из машины. Не хочу. Не хочу, чтобы он мне нравился. Поздно. Я по уши вляпалась! Он уже чертовски мне нравится. Это даже больше, чем просто нравится. Что ему от меня надо? Не хочу, чтобы мне было больно, когда он бросит меня. Именно такая у него репутация. Надо просто перестать с ним общаться первой, пока он не сделал какую-нибудь гадость! Но я не готова просто так его отпустить. Не представляя, что мне дальше делать, я выхожу из машины и иду в сторону кафе. Айзек сидит за столиком около окна. Перед ним стоит тарелка с отбивной, свежими овощами и начос. — Привет! Что же ты употребляешь на обед? — спрашиваю я его, указывая на тарелку. — Я подумал, мало ли я не успею сегодня пообедать, поэтому решил плотно позавтракать. — улыбается он. Я сажусь за стол и делаю заказ. — Много дел? — спрашиваю я. — Я не знаю сколько понадобиться времени, чтобы ты дочитала мне эту охренительно интересную книгу. — смеется он. — Что? Ты хочешь, чтобы мы продолжили читать ее? И судя по твоим объяснениям, сразу после завтрака? — спрашиваю я, делая глоток кофе. — Я вчера не шутил, когда сказал, что хочу услышать продолжение. — смотрит он на меня. Я чуть ли не давлюсь от только что услышанных слов. Смотрю на него, и он расплывается в улыбке. После кафе мы подъезжаем к моему корпусу. Пока мы идем до моей комнаты, я все мысленно прокручиваю фразу: «Зачем ему это все надо?» Он садится на кровать и берет книгу. Я молча подхожу к нему и беру ее в руки. Он ложится на кровать, облокотившись к спинке. — Можешь использовать меня в роли подушки. — говорит он. Я вопросительно на него смотрю. — Ты так на меня смотришь, будто я только что предложил тебе заняться со мной сексом. — смотрит он на меня. Я тут же краснею. — Саммер! — слышу я. — Что? — смотрю я на него. — Ты так и будешь там стоять? — спрашивает он. Я набираю полную грудь воздуха. — Знаешь что? — выпаливаю я. — Что? — спрашивает он, видя мой серьезный взгляд. — Я не знаю, что тебе надо! Я не понимаю, что ты делаешь в моей комнате! Я, черт побери, не понимаю, что между нами происходит! Ни за что не поверю, что ты действительно пришел сюда в надежде услышать продолжение книги. Я наслышана о твоей репутации. Я не хочу оказаться одной из тех девчонок, которых ты используешь! Надо покончить с этим прямо сейчас, потому что меня к тебе влечет! И чтобы избежать недоразумения между нами, то скажу тебе прямо, что я не собираюсь заниматься с тобой сексом! Так что не теряй времени и отправляйся на поиски девушки, которая согласна запрыгнуть к тебе в постель. — кричу я. Он медленно встает с кровати и подходит ко мне. — Тебя ко мне влечет? — осторожно спрашивает он. — Что? — говорю я. Неужели я сказала это вслух? Что меня к нему влечет? Я думала, что после сказанного, он просто встанет и уйдет. Я закатываю глаза и скрещиваю руки на груди. — Я не это хотела сказать! — говорю я. — Может, ты хотела сказать, что тебя очень сильно ко мне влечет, потому что я чувствую тоже самое. — отвечает он. Мое сердце бешено набирает скорость. — Ты говоришь это всем девушкам, чтобы затащить их в постель? — спрашиваю я. — Нет. Только одной. И ее зовут Саммер. — говорит он. Опять я слышу звук колокольчика, когда он произносит мое имя. — Так я тебе и поверила! — продолжаю я. — Я не знаю, что ты там успела услышать обо мне, но мне жаль, что ты поверила во все это. Если я спал с девушками, после чего они говорили, что я их использую, то это их проблемы. Прежде, чем они ложились ко мне в постель, я предупреждал их о том, что никаких серьезных отношений между нами быть не может, так как они не вызывали у меня определенных эмоций, которые должны присутствовать, на мой взгляд, чтобы начать встречаться с девушкой. Я был честен со всеми ними, но их это не останавливало. — проговорил Айзек. — Саммер, я не собираюсь с тобой заниматься сексом! А теперь, просто дочитай мне эту книгу! Потому что мне действительно интересно узнать, затащит ли Розмэри в постель Дика. — добавляет он. Мысль о том, что Айзек не хочет меня вызывает у меня чувство обиды. Да, мне обидно! Но почему? Я только что сказала ему, что не собираюсь спать с ним. — Если я не собираюсь заниматься с тобой сексом, это вовсе не означает, что мне не хочется этого. Я просто хочу доказать тебе, что я не такой, как обо мне говорят. — говорит он, будто прочитав мои мысли. Я подхожу к кровати, беру книгу и кладу свою голову ему на грудь, словно между нами не было это разговора. Будто он не сказал мне только что, что хочет меня. Я делаю глубокий вдох и открываю книгу. Слышу его биение сердца. Пытаясь подстроиться под его ритм, и начинаю читать. VIII — Не могу поверить, что он предпочел прожить остаток своей жизни с какой-то женщиной, чем быть с Розмэри. — сказал Айзек. Я закрываю книгу, кладу ее на тумбочку и заливаюсь смехом. — Что? — произносит он. — Ничего! Не думала, что ты настолько проникся к героям романа. — смеюсь я. — Только не говори, что ты собираешься об этом кому-нибудь рассказать, иначе мне придется заставить тебя молчать! — говорит он. Я смеюсь еще громче. — Убьешь меня и спрячешь мое тело в морозильнике? — спрашиваю его. — Нет! Есть гораздо более приятный способ заставить тебя молчать. — говорит он. — Какой? — удивленно спрашиваю я.       Он берет меня за талию и притягивает меня ближе к себе. Я бросаю взгляд на его губы. Это всего лишь губы! Не надо так пялиться на них, Саммер! Меня одолевает сильное искушение наклониться еще ближе к нему и наконец-то попробовать их на вкус. Айзек подносит руку к моим волосам. Потом медленно прикасается к моим губам, и я машинально облизываю нижнюю губу. Его глаза сверкают. Когда он начинает проводить пальцем по моей нижней губе, мой рот слегка приоткрывается. Я закрываю глаза и полностью отдаюсь порыву. Я чувствую его дыхание на своих губах, и меня это чертовски заводит. С моих губ срывается тихий стон и Айзек тут же прижимается своими губами к моим. Его губы кажутся такими мягкими и безумно вкусными, как я и себе представляла. Он осторожно приоткрывает мне рот своим языком, и я подчиняюсь. Наши языки сплетаются, и наш поцелуй становится более энергичным и требовательным. Я не знаю, сколько это продолжается, так как я теряю счет времени. — Как тебе такой способ, чтобы заставить тебя молчать? — шепчет мне на ухо Айзек. Я открываю глаза, стараясь привести свои чувства в порядок. — Тоже ничего. — отвечаю я, и улыбаюсь. Он смотрит на меня, и я замечаю, что его дыхание такое же прерывистое, как и у меня. — Знаю, что обещал, что не буду заниматься с тобой сексом, но ты даже не представляешь как только что ты все усложнила. — улыбается Айзек. — Неужели? — заигрываю я. — Я лучше пойду, иначе мне придется нарушить свое слово. — встает он с кровати и быстро целует меня в макушку. — Увидимся завтра! — говорит он мне на прощание и уходит. Я продолжаю сидеть в растрепанных чувствах, обдумывая, что только что сейчас произошло. Звук сообщения возвращает меня к реальности. </i>Если бы ты была в том платье, которое было на тебе вчера, то я бы не сдержался. Просто джинсы меня не заводят, словно целуешься с парнем, а не с девчонкой! А.</i> Я закатываю глаза и громко смеюсь. </i>Не знала, что у тебя есть, с чем сравнивать. Да у тебя огромный опыт! С.</i> Закрываю телефон и падаю со смехом на кровать. Вдруг дверь в мою комнату резко открывается и на пороге стоит Айзек. Он быстрыми шагами подходит ко мне, что я не успеваю понять, в чем дело. — Знаешь, теперь я готов не следовать своим обещаниям. — рычит он, пытаясь спихнуть меня с кровати. Я начинаю брыкаться и вопить во все горло. — Не надо! Перестань! — смеюсь я. Спустя мгновение ему все-таки удается стянуть меня с кровати, и мы оказываемся оба на полу. Я лежу на спине, а Айзек нависает надо мной всем своим телом. — И что теперь? — говорю я, продолжая смеяться. — Теперь мы займемся сексом, чтобы доказать тебе огромный опыт, как ты выразилась! — говорит он. Его глаза сверкают, а лицо приобретает довольно серьезный оттенок. Тут мой смех резко прекращается, понимая всю серьезность ситуации. — Я хочу серьезных отношений, а если ты мне не можешь их дать, то я не собираюсь спать с тобой. — говорю я, пытаясь разрядить обстановку. — Ты о чем? — спрашивает он меня. — Ты говорил, что всегда честен и предупреждаешь всех девушек насчет серьезных отношений, а они все равно прыгают к тебе в постель. Так вот, я против! Я не твоя девушка, а значит, никакого секса не будет! — ухмыляюсь я. — Тогда придется пообещать тебе, что ты ею станешь. — шепчет он, и опускает свою голову мне на шею. Что? Я не готова к такому повороту событий! — Ты говорил, что ты честен! — говорю я. — Так и есть! — бубнит он, продолжая осыпать мою шею поцелуями. В животе начинают порхать бабочки, а перед глазами начинает все расплываться. Сконцентрируйся, Саммер! — Ты так хочешь заняться со мной сексом, что готов на то, чтобы со мной встречаться? — спрашиваю я его. — Я так хочу, чтобы ты стала моей девушкой, что пытаюсь заняться с тобой сексом. — отвечает он. Мое сердце бешено стучит. Я не могу здраво рассуждать! — Айзек! Стоп! — кричу я. Вдруг он поднимает голову и смотрит мне прямо в глаза. — Саммер, если ты хочешь, чтобы я остановился, то просто попроси меня об этом. Но я не хочу, чтобы ты меня об этом просила, так как мне этого ужасно не хочется. Я обещаю, что мы не зайдем далеко. Я не собираюсь снимать с тебя одежду, так же как и с себя. Мне ужасно хочется к тебе сейчас прикасаться, после того, как ты меня разозлила, опять чуть ли не назвав меня геем. — говорит он.       Я пытаюсь переварить только что сказанную мне информацию, но у меня ничего не получается. Мои мозги только что окончательно укатили в отпуск, помахав мне рукой. Я не могу произнести ни слова, а только лишь киваю головой и закрываю глаза. Святые угодники!!! Айзек покрывает мою шею поцелуями, а его рука движется вверх по моему бедру. Я опять издаю тихий стон, и Айзек полностью прижимается ко мне всем своим телом. Он начинает медленно раскачиваться, и я подхватываю его ритм движений. Мое тело становится ватным. Я обнимаю руками его за шею, а ногами обхватываю его талию. — О Боже, Саммер. — еле дыша, произносит он.       Сначала он целует меня в один уголок рта, потом в другой, потом наши губы сливаются в страстном поцелуе. Его руки исследуют каждый сантиметр моего тела и, наконец, мое тело напрягается. Мои пальцы вонзаются ему в плечи, и я издаю громкий стон. Айзек по-прежнему движется, замедляя ритм, пока полностью не останавливается и мое тело расслабляется. Я лежу с закрытыми глазами, пытаясь выровнять свое дыхание. Я чувствую как бешено стучит сердце Айзека. Он нежно целует меня в губы, и я открываю глаза. Он смотрит на меня своими карими глазами, а на лице его хитрая ухмылка. — Только что ты дала мне еще один довод почему я хочу, чтобы ты стала моей девушкой. — говорит он, протягивая мне руку, чтобы помочь подняться. Мое лицо заливается краской. То ли оттого, что только что произошло, то ли от осознания того, что он серьезно говорит про то, что хочет видеть меня в роли своей девушки. — Как бы мне не хотелось сейчас от тебя уходить, но мне придется это сделать. Я и так немного задержался, а мой сосед Уоррен уже пол часа топчется у двери, потому что он потерял свой комплект ключей. — говорит Айзек. Я улыбаюсь и киваю в знак понимания. Айзек целует меня в макушку и уходит. Спустя некоторое время мне приходит эсэмэска. </i>Тебе очень идет быть смущенной, не считая красного цвета лица, как будто ты обгорела на солнце. А.</i> Я закатываю глаза. Что за человек? Я беру свои вещи и выхожу из комнаты, чтобы принять душ. VIIII — Я жду подробностей! — слышу я голос Изы, не успев даже войти в комнату. — Ты меня напугала! — закрываю я за собой дверь. — Судя по тому, что наша комната выглядит, будто в ней только что проводился обыск, твоя утренняя пробежка завтра отменяется? — хохочет Иза. — Иза! — кричу я и кидаю в нее полотенцем. — Лучше расскажи про свои отношения с Ноем. Как провели время? Ты хоть иногда выбиралась с постели? — говорю я. — Иногда выбирались. Ты права, вроде мы перешли на более серьезный уровень. — сказала Иза, но ее голос кажется немного обеспокоенным. — Что случилось? — спрашиваю я. — Ничего такого. Просто он пригласил к своим родителям на праздники. — говорит она. — И что? Тебя это пугает? Думаешь, ты не понравишься его родителям? — улыбаюсь я. Вижу, как Иза опустила голову и смотрит себе на руки, теребя одеяло. Я подхожу к ней и сажусь на край кровати. — Иза, ты прекрасная девушка. Ты сразила Ноя, а его родители уж точно тебя полюбят. — говорю я. — Спасибо. — отвечает она. — Если конечно, ты не наденешь свое красное платье. Думаю, отец Ноя получит сердечный приступ, и тогда все выходные вы проведете в больнице, откачивая его. — смеюсь я. — Да пошла ты! — кидает в меня Иза подушкой. — Может, ты расскажешь наконец-то о себе? Что у вас с Айзеком? — спрашивает она. — Я и сама не знаю. По-моему я его девушка. — отвечаю я. — Девушка? Полегче! Ты серьезно? — подбегает ко мне Иза и заключает в объятья! Остаток вечера мы делимся друг с другом впечатлениями о прошедших выходных и смеемся.       Прошел почти месяц. Месяц как я и Айзек действительно объявили себя парой. Сначала на нас смотрели как на ненормальных, точнее на меня. Потом все сплетни утихли. По началу я очень боялась взглядов некоторых девушек. У меня складывалось такое впечатление, что они готовы были меня испепелить, но вскоре я перестала обращать на них внимание. Айзек по-прежнему вел себя как джентльмен, исключая те моменты, когда он писал мне гадости по телефону. С учебой я тоже справлялась и не забывала о своих утренних пробежках, что изрядно бесило Изу. В выходные Иза пропадала в комнате Ноя, а мы с Айзеком находились в нашей комнате или иногда мы собирались все вчетвером и проводили вечера вместе.       Вечер пятницы. — Если ты так долго будешь стоять у этого проклятого шкафа, то мы опоздаем в кино. — говорит мне Айзек. — Еще минуту. — отвечаю я, доставая синее платье с вешалки. — Хотя, может ну его это кино, и лучше устроим свое шоу? — говорит мне Айзек, смеясь. На выходных он оставался со мной почти каждую ночь, но мы так и не перешли черту. И я определенно уже готова к этому, чтобы сделать следующий шаг. — Я не против. Но, все же в кино мы пойдем. — говорю я. Слышу его тяжелый вздох. — Застегни мне платье. — подхожу я к нему. — Только, если ты потом попросишь его расстегнуть. — говорит он. — Обещаю. — улыбаюсь я. Айзек застегивает молнию на платье и встает с кровати. — Можем идти? — спрашивает он, направляясь к выходу. — Да. Только серьги надену. — говорю я, взяв в руки шкатулку. — Ты и без них выглядишь восхитительно. — говорит он, вырывая у меня шкатулку. Я пытаюсь удержать шкатулку в руках, и она падает и все содержимое оказывается разбросанным по полу. — Посмотри, что ты сделал! Теперь придется еще потерять время, чтобы собрать все это. — говорю я. Я нагибаюсь, чтобы собрать все разбросанные вещи. Айзек поднимает с пола красную машинку. — Что это? Откуда это у тебя? — вдруг неожиданно кричит он. — Что с тобой? — отвечаю я, не понимая его тона. — Саммер, просто скажи, откуда она у тебя! Тебе ее кто-то дал? — продолжает он спрашивать на повышенных тонах. — Нет! Я не помню. Она у меня с детства. У меня такое ощущение, что она была у меня всегда. Что тебя так разозлило? — уже начинаю кричать я. Он продолжает держать ее в руках и меня пугает его взгляд. Он стоит весь бледный и трясущимися руками рассматривает машинку. — Объясни мне, в чем дело? — подхожу я к нему. Но Айзек роняет машинку на пол и отодвигается от меня. — Прости. Прости меня, Саммер. Но я… Я не могу. Я не могу быть с тобой. Прости меня. — говорит он еле слышно и быстрым шагом выходит из комнаты.       Я стою как вкопанная, не понимая, что сейчас только что произошло. Что его так напугало? Или разозлило? Почему он у меня просил прощения? За что? Я беру телефон и набираю его номер, но он переключает меня на голосовую почту. Я, почему-то, чувствую себя виноватой, хотя даже не понимаю в чем. Минуту назад все было идеально, а теперь мой мир рухнул. Не верю, что я хотела сегодня признаться в своих чувствах ему. Боже! Я его люблю! Я полюбила его, а он ушел. Он оставил меня одну. Совсем одну. Мое сердце разрывается на части. Больше всего, чего я боялась, и произошло. Он оставил меня. Просто ушел. Я пытаюсь ему дозвониться уже, наверное, в тысячный раз, но его чертов телефон все время перенапрявляет меня на голосовую почту. После того, как я пишу ему сообщение, я со всей силы кидаю телефон об стену. По моим щекам текут слезы, а горло сжимается от подступивших рыданий. Я наконец-то перестаю сопротивляться и даю волю слезам. Я падаю на кровать и плачу… </i>Я не прощу тебя, Айзек. Слышишь? Не прощу! С.</i> X </i>Яркий свет… Он буквально ослепляет меня. Толчок. Темнота. Пустота. Одна пустота кругом. Я не могу пошевелиться. Все мое тело болит. Я открываю глаза и вижу осколки. Они повсюду. Кровь. Я смотрю на свои руки, и они все в крови. Я пытаюсь пошевелиться, но не могу. Мое тело все ноет от боли. Я кричу. Смотрю вперед и вижу ветки деревьев. Они трогают меня, будто пытаются утащить куда-то. Я начинаю опять кричать. Сквозь свой крик и плач, я слышу чей-то голос…</i>       Я открываю глаза и пытаюсь отдышаться. Подхожу к зеркалу, смотрю на себя, и меня охватывает ужас. Мои глаза все красные и опухшие от слез. Лицо все бледное. Возвращаюсь к кровати и смотрю на часы. Семь утра. Я проспала. Я проспала тренировку. Но у меня такое состояние, что я ничего не могу делать, мое тело все болит, как в этом ужасном кошмаре. Я сажусь на кровать, быстро натягиваю на себя кроссовки, леггинсы и толстовку. Выхожу из общежития и направляюсь к своей машине. Сажусь и еду в Керрвилл. Спустя почти три часа я подъезжаю к своему дому. Выхожу из машины и стучу в дверь. — Саммер! — открывает мне дверь мама. — Привет. — говорю я. — О, милая. Ничего не говори! — обнимает она меня. Я обнимаю Кэтрин и снова плачу. — Пойдем, дорогая! На завтрак у нас блинчики. Я знаю, ты же любишь блинчики, — и мы входим в дом. Мама сидит напротив меня за столом и смотрит на меня. Я ем свой завтрак и пытаюсь собраться с мыслями. — Мам, я просто очень соскучилась. — говорю я. — Я так и подумала. — отвечает она мне. Кэтрин всегда отличалась тактичностью. Она никогда не засыпала меня вопросами, но всегда поддерживала. Она готова была меня выслушать, когда я была готова на это. — Где папа? — спрашиваю я. — Он как всегда ни свет, ни заря уехал на работу! Ты же знаешь, какой он у нас трудоголик! — смеется она. Я улыбаюсь ей в ответ, но ничего не комментирую. — Может, поспишь в своей комнате? Ты, наверное, устала после дороги? Тебе еще ехать обратно. — говорит Кэтрин с беспокойством в голосе. — Мам, можно я останусь здесь на пару дней? — спрашиваю ее я. — Конечно, милая. Я позвоню в университет и объясню, что ты приболела. — говорит она. — Спасибо! Ты лучше всех! — отвечаю я.       Кэтрин встает из-за стола и уходит в гостиную. После того, как я умяла все блины, поднимаюсь из-за стола и иду к себе в комнату, чтобы немного вздремнуть. Когда я просыпаюсь, за окном уже темно. Я спускаюсь в гостиную и наблюдаю, как Кэтрин и Дэвид сидят на диване и смотрят какое-то вечернее шоу. Я тихонько проскальзываю к двери и выхожу во двор. Сажусь на качели и смотрю на звездное небо. Оно такое красивое. Я скучаю по нему. Я жутко по нему скучаю. Именно это я сейчас чувствую. У меня внутри как будто образовалась огромная дыра, которую надо чем-то заполнить. Как мне жить дальше? Я знаю, что время вылечит мои раны, но как мне пройти через это? Я даже не знаю, чувствовал ли Айзек ко мне хоть что-то. Что произошло? Как невинная детская игрушка может вызвать столь дикую реакцию? Наверное, я никогда об этом не узнаю. Я не хочу казаться слабой из-за происшедшего. Но именно сейчас я таковой и являюсь. К черту все! К черту Айзека Престона! Он не увидит меня сломленной! Я встаю с качелей и захожу домой. — Мам, пап, почему бы вам не провести остаток вечера с вашей дочерью? — подхожу я к ним. Кэтрин и Дэвид удивленно смотрят на меня. — Мы думали, ты спишь, дорогая. — отвечает мама. — Просто я же завтра возвращаюсь в университет. Так что, советую не терять драгоценные минуты. — смеюсь я. — Пиво, чипсы и бейсбол? — спрашивает папа. — Дэвид! — смотрит на него Кэтрин. — Она же уже совершеннолетняя. — пожимает плечами отец. Мы все смеемся. — Тогда закажем пиццу? — спрашивает меня Кэтрин. — Конечно! Только вот у меня нет телефона. — опускаю я глаза в пол. — А где он? — спрашивает она. — Он случайно ударился об стену и разлетелся на мелкие кусочки. — отвечаю я. — Тогда завтра надо успеть купить тебе новый, раз старый не выдержал твоего характера. — говорит отец. — Спасибо. — смеюсь я.       На следующее утро после утренней пробежки, мы с отцом едем в ближайший магазин, чтобы купить мне сотовый. Весь оставшийся день я провожу с родителями и чувствую себя намного лучше. Около восьми вечера я возвращаюсь в Остин. Как только я захожу в комнату, на меня тут же набрасывается Иза. — Где ты была? — вскакивает она с кровати. — Что произошло? — спрашиваю я. — Я пытаюсь целый день дозвониться, а ты недоступна! — кричит она. — Успокойся. Мой телефон сломался. Случайно. Но, у меня есть новый. — достаю я новенький сотовый. — Что у вас произошло? — продолжает она кричать. — Иза, если ты будешь продолжать кричать, ТО Я ОГЛОХНУ! — повышаю я голос на последних словах. — Прости. Просто я за тебя так переживала. — отвечает она. — Со мной все в порядке. Я ездила к родителям. — отвечаю я. — Понятно….- говорит она. — Не томи, Иза! — смотрю я на нее, зная, что она хочет что-то еще сказать. — Что у вас произошло с Айзеком? — спрашивает она. Как только я слышу его имя, мое сердце сжимается с такой болью, что мне становится трудно дышать. — Ничего. — отвечаю я и сажусь на кровать. — Ага! Саммер, давай выкладывай! Вы поссорились? — не унимается она. — С чего ты взяла? — спрашиваю я ее, так как мне действительно интересно, откуда растут ноги. — Вчера на вечеринке он так сильно напился и подрался со своим лучшим другом. И он был без тебя. — рассказывает мне Иза. — Ладно. Мы расстались. Точнее нет! Он меня бросил. Причины я не знаю, он просто бросил меня и все. — резко отвечаю я. — Вот козел! Надо была вчера ему яду подлить в спиртное! — говорит Иза. — Иза! Прекрати! Со мной все хорошо, правда! — говорю я. — И что, ты даже убиваться из-за него не будешь? — спрашивает она. — Думаю, одного вечера мне было достаточно. — говорю я. — Мне бы твою закалку! Хотя… Обычно я бросаю парней, так что не знаю, что такое сидеть и пускать сопли по какому-нибудь хлюпику. — смеется она. — С тобой точно все хорошо? — спрашивает она. — Точно! — улыбаюсь я ей в ответ. — Тогда, может, посмотрим новые серии «Ривердейла»? — спрашивает меня Иза. — Включай! — отвечаю я и слышу, как Иза пищит от восторга. Мы смотрим сериал, пока обе не отключаемся. XI       Первая неделя. Боль кажется нестерпимой. Я не живу, а просто существую. Делаю все на автомате. Бег, учеба, сон, еда.       Вторая неделя. Становится немного легче и боль немного притупляется. Я начинаю нормально общаться с Изой, а не односложными предложениями. Я снова стала ходить в библиотеку. Утренние пробежки, посещение лекций, сон, еда.       Третья неделя. Я почти начинаю чувствовать себя нормальным человеком. Я начинаю замечать других людей, здороваясь с ними в коридорах кампуса. Я стала даже улыбаться! Я ничего не слышала об Айзике уже три недели. Три долбаных недели! Как бы я ни старалась забыть его, он всегда мысленно находился рядом со мной. — Ты точно не пойдешь? — спрашивает меня Иза. — Ага. — отвечаю ей я, оторвавшись от учебника. — Хочешь, я после вечеринки вернусь сюда, а не пойду к Ною? — спрашивает она меня. — Нет! Я все равно планировала заниматься. — отвечаю я. — Спасибо! — говорит Иза. — Ну, как я? — спрашивает меня она. — Ты просто красавица. — отвечаю я и она расплывается в улыбке. — Тогда я пошла? Вернусь завтра. Не скучай. — обнимает она меня. — Хорошего тебе вечера. — отвечаю я и Иза уходит.       На часах почти полночь. Я откладываю книги и ложусь. В комнате темно, я пытаюсь заснуть, но у меня ничего не получается. Вдруг слышу какой-то скрип. Дверь в комнату медленно открывается. Я, затаив дыхание, жду, что Иза мне что-нибудь скажет, но этого не происходит. На мою кровать кто-то садится и берет меня за руку. Я знаю, что это не Иза. Я знаю, что это не она. Время останавливается и меня охватывает паника. Я не могу пошевелиться, я лишь сильно зажмуриваю глаза. Я знаю, кто сейчас держит меня за руку, но боюсь признаться в этом даже самой себе. Мое сердце будто остановилось и я не могу дышать. Я начинаю задыхаться. Я не знаю, сколько проходит времени, но он по-прежнему держит меня за руку и не двигается. Боль вновь охватывает все мое тело. Эта такая нестерпимая боль, что она просто меня парализует. Я чувствую, как теплые слезы текут по моим щекам. — Ты сделал мне так больно. — шепчу я, подавливая всхлипы. — Знаю. — отвечает Айзек. Он прижимается ко мне и утыкается мне в волосы. Я чувствую его запах, тот самый запах, который когда-то свел меня с ума. — Знаю. — повторяет он. Я лежу, все также не двигаясь. — Я не хочу, чтобы ты меня прощала. Слышишь, Саммер? Я облажался. Я чертовски облажался! Я не хочу, чтобы ты меня прощала, поэтому не буду просить прощения. — говорит мне Айзек. Я ничего не отвечаю, лишь продолжаю подавлять в себе слезы. — Я не заслуживаю тебя. Все эти недели я жил, как будто в аду. Я так старался забыть тебя, но не смог. Я так люблю тебя, Саммер! Так люблю … — шепчет он. Что? Я чувствую, как моя рана начинает затягиваться, оставляя шрам. — Я люблю тебя, Айзек. — говорю я еле слышно. Я не знаю, зачем я это сказала, но именно это я чувствую. Айзек берет мое лицо в свои ладони и прижимает к себе. — Я знаю, что не заслуживаю твоей любви. Но ты мне нужна как воздух. Мне сейчас охренительно нужна твоя любовь, Саммер. — прижимается он своими губами к моим.       Я отвечаю на поцелуй и прижимаю его крепче к себе. Мои ладони обхватывают его лицо, и я чувствую, что по его щекам скатываются слезы. Я начинаю целовать его еще сильнее, крепче прижимая к себе. Не понимая, что со мной происходит, я начинаю стаскивать с него футболку. Пусть он потом уйдет, но именно сейчас он мне нужен как воздух, как и я ему. Именно сейчас, в эту самую минуту, я хочу почувствовать, как мы любим друг друга. Он немного отодвигается от меня, чтобы высвободиться из футболки. Кладет руки мне на талию и стягивает мои леггинсы. Я избавляюсь от своего топа, пока Айзек снимает с себя джинсы и обувь. Потом он снова нежно прижимается ко мне и страстно целует. Я обхватываю его руками и прижимаю его к себе с такой силой, будто пытаясь, чтобы мы слились воедино. Он аккуратно кладет меня на кровать, и ложиться сверху. Мы продолжаем целоваться, и я позволяю ему исследовать губами и руками каждый уголок своего тела. Он немного отстраняется от меня, чтобы достать из кармана джинсов презерватив. Он смотрит на меня, а я на него, давая понять, что все происходящее между нами сейчас чертовски правильно. Он еще крепче сжимает меня в своих объятьях. — Я люблю тебя, Саммер! — говорит он, не сводя с меня глаз. И как только с его губ опять слетают эти слова, на меня накатывает умиротворение. Наши губы сливаются в страстном поцелуе, и он полностью завладевает моим сердцем. XII Айзек       Вся моя жизнь была похожа лишь на жалкое существование. До тех пор, пока я не встретил ее… Несколько лет назад я поступил в Техасский университет на факультет фармацевтики. С восьми лет я искал искупление во всем. Я забивал на свои интересы и делал все, что хоть как-то отдаленно напоминало мне о помощи людям. Но я врал, это была помощь, прежде всего самому себе.       Учился я прилично, несмотря на то, что мой сосед был неисправимым тусовщиком. Я даже умудрялся после очередной вечеринки в братстве идти в библиотеку, чтобы получше закрепить усвоенный материал и подготовиться к семинарам. Я старался держать себя в хорошей физической форме, поэтому почти каждый день бегал на стадионе. С девчонками у меня никогда не было ничего серьезного, только секс. Многие из них хотели бы видеть меня в качестве своего бойфренда, но я не мог дать то, чего они хотели. Прежде, чем они прыгали ко мне в постель, то я каждой из них повторял как мантру, что серьезные отношения это не про меня, но их все равно это не останавливало. На протяжении всех трех лет моей учебы я старался не изменять своим правилам и привычкам и этот финальный год не должен был стать для меня исключением. Но судьба внесла свои коррективы.       Впервые, я увидел ее в первый же день учебы. Лекция только начилась, и она влетела в аудиторию и села в первый ряд. Было сразу понятно, что она ошиблась, но преподаватель решил поинтересоваться, не перевелась ли она с другого университета. Она была прекрасна. Ее русые волосы были завязаны в высокий хвост, тем самым, открывая вид ее прекрасной шеи. Как только все недоразумения были выяснены, она выбежала из аудитории. Было видно, что эта ситуация ее жутко смутила. Весь оставшейся день я думал только о ней. Еще ни одна девчонка не овладевала мною настолько, насколько это сделала она. В пятницу была вечеринка для первокурсников, о которой мне Уоррен прожужжал все уши. Я не особо хотел на нее идти, так как хотел немного влиться в учебу после каникул. Но сама мысль о том, что я могу ее там встретить, не давала мне ни единого шанса на отступление, и я пошел. Я заметил ее сразу же, как она там появилась, будто сам ангел спустился с небес на землю. Она определенно не вписывалась в то общество, которое ее окружало. Я выпил пару коктейлей и вышел на улицу, заметив, что она ушла. Я увидел ее лежащей на траве. Она смотрела на звезды. Я остановился около дерева и наблюдал за ней некоторое время. Я изучал ее, словно картину. Набравшись смелости, я с ней наконец-то заговорил. После того, как она сказала, что ее зовут Саммер, я решил поинтересоваться, на каком факультете она учится. Ну, конечно же, факультет изобразительного искусства! И тут, я увидел ее глаза. Мое тело моментально напряглось. Они были светло-серого цвета, как две прозрачные льдинки. Когда она моргала, то это было похоже на взмах крыльев бабочки. Я оцепенел. Меня стало тошнить. Голова начала кружиться. Почему Саммер напомнила мне о самом ужасном дне в моей жизни? Чтобы не пугать ее, я пожелал ей хорошего вечера и ушел.       В ту ночь я не мог спать. Еще ни одна девушка не напоминала мне о событиях четырнадцатилетней давности. Я старался выбросить все из головы, но потом я встретил ее в библиотеке. Как только я увидел, что я с ней делаю, точнее как ее тело реагирует на меня, то решил убедиться прав ли я в этом. Как только я к ней приблизился, чтобы достать какую-то книгу с верхней полки, о которой даже понятия не имел, я сразу почувствовал запах луговых цветов. У меня сложилось ощущение, что она прячет их за спиной, настолько аромат был сильный. И тут я заметил, как ее губы дрогнули, как участилось дыхание, она закрыла глаза. Бьюсь об заклад, в тот момент она жаждала поцелуя. Моего поцелуя. Но я не стал ее целовать, мне хотелось узнать ее получше, так как она была не похожа на всех девчонок, которых я встречал. Потом я встретил ее на стадионе и был очень удивлен. По утрам я часто видел одинокую девушку, бегающую вокруг кампусов, но понятия не имел, что это она. Даже фигура ее была потрясающей, сильные ноги, слегка накачанные руки и подтянутый живот, чего я не мог не заметить, учитывая длину ее топа. Когда она ушла, не выдержав моей компании, я заметил, что она оставила бутылку с водой на скамейке. Я подошел к ней, взял ее в руку и, сделав глоток, понял, что ее губы только что касались горлышка этой бутылки. Это был своего рода поцелуй. Я окончательно пропал. Если существует любовь с первого взгляда, то я живое этому доказательство. После того, как я чуть ли не убил Уоррена, он согласился мне помочь. Он узнал, что соседка по комнате Иза встречается с Ноем, игроком университетской бейсбольной команды. Мне не составило труда узнать ее номер телефона. Я не хотел быть банальным, я хотел похитить ее сердце. Первая смс, первая встреча, первый настоящий поцелуй, это было для меня все впервые. До нее все было не настоящим, обычным, ничего не стоящим. Каждую секунду, находясь с ней, я влюблялся в нее все сильнее и сильнее. С каждым разом, она потихоньку крала частичку моего сердца.       Потом я увидел ее рисунок, и меня снова охватила паника. Эту деталь я тоже отбросил. Я на все закрывал глаза, на каждую мелочь, которая возвращала меня в тот ужасный вечер, потому что я не верил, что она может оказаться той самой девочкой. Я не верил в это, я этого не хотел, я этого ужасно боялся. Я на все закрывал глаза. Я позволил себе быть счастливым. Я почувствовал это, проводя каждый миг с Саммер. Она сама того не зная, избавляла меня от боли, боли, которая преследовала меня с восьми лет. Я позволил быть себе счастливым до тех пор, пока я не увидел игрушечную модель машинки. У нее в комнате. У нее в шкатулке. Мою детскую игрушку. Цепляясь за последнюю надежду, я спросил, откуда у нее эта машинка, после чего она ответила, что была у нее всегда. В эту секунду мое сердце разбилось. Самое лучшее, что я мог сделать для Саммер в тот момент, это просто уйти. Дальше был ад. Если бы меня попросили сравнить ту эмоциональную боль, которую я ощущал, потеряв Саммер, то я бы сравнил ее с физической болью. Как будто каждый день тебе ломают все кости одновременно, а затем каждое утро все по новой, перелом за переломом, кости даже не успевают срастаться, как их снова ломают. Я пытался, я, правда, пытался забыть ее, но я не смог. Я так ее любил, любил больше жизни, но знал, что правду, которую она узнает обо мне, погубит ее. Она меня возненавидит. И я должен был это ей позволить сделать. Только так, зная, что она возненавидит меня, я смогу ее отпустить. И я, наконец, решился. Спустя три недели пришел к ней. XIII Яркий свет… Он буквально ослепляет меня. Толчок. Темнота. Пустота. Одна пустота кругом. Я не могу пошевелиться. Все мое тело болит. Я открываю глаза и вижу осколки. Они повсюду. Кровь. Я смотрю на свои руки, и они все в крови. Я пытаюсь пошевелиться, но не могу. Мое тело все ноет от боли. Я кричу. Смотрю вперед и вижу ветки деревьев. Они трогают меня, будто пытаются утащить куда-то. Я начинаю опять кричать. Сквозь свой крик и плач, я слышу чей-то голос. Меня куда-то тянут. Темнота. Кровь. Я открываю и закрываю глаза. Я вижу тело окровавленной женщины на водительском сиденье. — Мама! — кричу я. — Мамочка, проснись! — я задыхаюсь от слез. — Дыши! — последнее, что я слышу, прежде чем потерять сознание. — Саммер! Прошу проснись! Саммер! — слышу я. Я открываю глаза и не могу вздохнуть. Я задыхаюсь от собственных слез. — Ш-ш-ш. Я здесь. Все хорошо. — обнимает меня Айзек. Я прижимаюсь к нему. Он нежно меня обнимает и повторяет, что все хорошо. Мое сердце бешено колотится. — Айзек! Этот сон. Я больше не могу так. — кричу я. — Успокойся! Это всего лишь кошмар. — шепчет он, не выпуская из своих объятий. Спустя некоторое время мое сердце сбавляет ритм, и мое тело расслабляется. — Саммер, что тебе снится? — спрашивает меня Айзек. Его взгляд кажется обеспокоенным и полным сочувствия. — Я не знаю. Это как пазл. Этот сон преследует меня уже очень много лет. Вначале снилась одна темнота, в которой я слышала только свой крик. Потом кровь, осколки стекла. Но сегодня…- сказала я. — Что? Саммер? — трясет меня Айзек. — Сегодня мне приснилась женщина. Ее тело находилось в машине на водительском сиденье. Она не двигалась. Ее взгляд был стеклянным и безжизненным. Во сне я назвала ее мамой. Но я не помню, чтобы мы с родителями, когда-нибудь попадали в аварию. И она не была похожа на Кэтрин. Совсем. Я никогда не видела себя во сне, но почему то знаю, что это я. — продолжаю я. Взгляд Айзека становится тревожным и полным боли. — О, Саммер! — прижимает он меня к себе. — Прости! Прости меня! — кричит он. — Айзек! Все хорошо, не надо! Я уже привыкла жить с этим кошмаром. — отвечаю я, пытаясь его успокоить. — Нет! Это моя вина! — шепчет мне Айзек. Я отодвигаю его от себя и смотрю ему прямо в глаза. — О чем ты, черт побери, говоришь? — спрашиваю я его. Он смотрит меня с такой болью в глазах, что сердце мое моментально сжимается. Он делает глубокий вдох. — Светлые? — спрашивает он. — Что? — спрашиваю я его, не понимая, о чем он говорит. — Волосы той женщины во сне… Они были светлыми? — спрашивает он и его лицо становится серьезным. — Я … Я не помню. Кажется. Почему ты спрашиваешь? — говорю я, и мое тело напрягается. — Цвет машины был красный, верно? — продолжает он. У меня темнеет перед глазами. — Ты пугаешь меня, Айзек. — шепчу я. Он продолжает смотреть на меня и берет мои руки в свои. — Саммер. — его голос задрожал. — В свой восьмой день рождения я ехал с отцом в машине. На улице был ужасный ливень. Мы возвращались из больницы, где находилась моя мать. Я так хотел ее увидеть в свой день рождения. Всю дорогу я просил его, чтобы он развернул машину, чтобы мы вернулись назад к ней. Отец объяснял мне, что мама через неделю уже окажется дома и тогда я смогу с ней пообщаться. Но я ничего не хотел слушать. Я протестовал. Я просто хотел еще немного побыть с ней. Она была всем для меня, и я очень расстроился, когда ее положили в больницу на обследование. Я привык, что мама всегда была рядом со мной. И в этот день я нуждался в ней больше всего на свете. Я плакал и буквально бился в истерике. Отец был зол на меня. Я пытался открыть дверцу машины, чтобы выпрыгнуть из нее и побежать обратно в больницу. Дверь открылась, и тогда отец увидел, что я пытаюсь сделать. Он на секунду оставил управление машиной, чтобы потянуться за мной. Дальше все произошло слишком быстро. Резкий толчок и нас отбросило на заднее сиденье автомобиля. — говорит Айзек.       Мое тело было похоже на натянутую струну музыкального инструмента. Щеки горели, но руки были ледяными. Я нервно сглатывала и не знала, что дальше скажет Айзек. Мне было страшно. Я не понимала, зачем мне это все он рассказывает. Я не понимала, как это связано со мной? — Саммер, мы попали в аварию. Потеряв управление, отец врезался в машину. Его жизнь спасло только то, что в момент столкновения он потянулся за мной на пассажирское сиденье. Когда приехали полицейские и скорая, дождь почти стих. Я даже не помню, как нас вытаскивали из машины. Я сидел в машине скорой помощи и наблюдал за происходящим. Наша машина была сильно повреждена с водительской стороны. Это было лобовое столкновение. Машина, в которую мы врезались, была впечатана в дерево на обочине. Ее откинуло от столкновения. Я стоял и смотрел, как оттуда достают маленькую девочку, потом женщину. Мое сердце упало в пятки, когда я услышал, как та девочка звала свою маму. Женщина обездвижено лежала на мокром асфальте. Девочка стояла рядом и плакала. В ту же секунду я подбежал к тому месту. Я хотел помочь. Я думал, что я смогу хоть чем-нибудь помочь. Мой путь загородили спасатели и начали оттаскивать меня назад, но я сопротивлялся. Я кричал. В тот момент девочка обернулась и посмотрела меня. Ее глаза, они были такие пустые. По ее щекам все скатывались слезы. — продолжал Айзек. — Когда в больнице я узнал, что женщину не удалось спасти, я был потрясен. Эта боль парализовала все мое тело. Потерять маму — это самая страшная потеря в жизни. Я узнал, в какой палате находится девочка и направился туда. Я подошел к ее постели. Она просто лежала. Ее глаза были закрыты. Я так хотел помочь ей, но знал, что не мог. В тот день мама мне сделала подарок на мой день рождения. Я сжимал его в руках. Я стоял и плакал. В палату зашла медсестра и, увидев меня, спросила, что я здесь делаю. Я просто стоял как вкопанный и смотрел на маленькую девочку. Тогда она взяла меня за руку, чтобы отвести меня обратно в мою палату. Я вырвался и подбежал к постели. Ее руки обездвижено лежали вдоль ее тела. Я просунул свой подарок ей в руку и сжал ладонь. Меня снова схватили за руку и вытащили с палаты. — Айзек вдруг остановился. По моим щекам стекали слезы. Мое сердце словно остановилось. Я в ужасе закрыла лицо руками. — Саммер! — услышала я голос Айзека.       Как будто по щелчку мой пазл был собран. Каждая деталь находилась на своем месте. Воспоминания нахлынули на меня, словно ураган. — Ты мне подарил эту машинку. — тихо сказала я. — Да. — произнес Айзек. Я просто сидела и молчала. Мои слезы высохли и меня это пугало. Я ведь должна плакать, верно? Но я не могла. — Саммер, прошу, скажи хоть что-нибудь. — сказал Айзек. Но я не могла. Я не могла. Не могла. — Оставь меня одну. Пожалуйста. — посмотрела я на него. Айзек посмотрел на меня и в его глазах застыл ужас. Мне не надо было ничего говорить, он прочитал все в моих глазах, все было написано на моем лице. — Саммер… — прошептал он. — Уходи сейчас. — ответила я.       Я так и осталась сидеть на кровати. Я даже не слышала, как закрывается дверь, когда Айзек покинул мою комнату. Я просто сидела на кровати и не двигалась. Я не знала, что со мной происходит. Меня это пугало. Я не знала, что мне чувствовать. Неизвестность хуже всего. Страх возникает, когда теряешь уверенность в том, что ты это ты. Ты словно выброшен в небытие. Теперь ты не знаешь, кто ты. Это неведомое «я» идет навстречу извне, словно призрак. И тогда тебя охватывает страх. XIV       Мне было жарко. Мое тело горело. Я проснулась посреди ночи. Будильник показывал три утра. Мое тело все было все покрыто потом. Я слезла с кровати, чтобы налить себе стакан воды. Сделав пару глотков, я пошла обратно к постели. Сев на нее, я взяла с тумбочки шкатулку. Я открыла крышку и взяла оттуда только одну единственную вещь. Я сжала ее в руке и легла на кровать, прижав к груди ноги. Мое тело расслабилось. Пульс выровнялся. Мне стало легко. Именно в ту минуту я поняла для себя все. Прошлое — это прошлое, настоящее — это настоящее, а будущее — это будущее. Нельзя жить настоящим, не отпуская прошлое. Нельзя надеяться на будущее, не проживая настоящее. Мне надо отпустить прошлое. Именно благодаря Айзеку я смогу это наконец-то сделать. Он помог собрать воедино тот кошмар, который преследовал меня на протяжении многих лет и не давал мне двигаться дальше. Я должна благодарить его, а не отталкивать. Что же я наделала? Первое, что я почувствовала это чувство вины. Я винила его во всем. Он отобрал у меня маму. Но, это не так. Он был всего лишь ребенком. Он ничего не сделал. Этого не было его виной. Его отец отсидел в тюрьме, его семья разрушилась. Он достаточно испытал в жизни. Он заслуживает счастья. А я? Я потеряла маму. Это ужасное потрясение в жизни. Сейчас меня отличные приемные родители, которые любят меня, и которых люблю я. Мое детство было счастливым и беззаботным. Сейчас я поступила в престижный колледж, обзавелась друзьями и почувствовала, что такое любовь. Айзек! Этот человек любил меня. Он делал все, чтобы сделать меня счастливой. Я всегда чувствовала себя рядом с ним спокойной и защищенной. Он заставлял меня улыбаться, искренне улыбаться. Я вскочила с кровати в поисках своего мобильного телефона. Дрожащими руками я держала свой телефон и не знала, что мне сделать. </i>Поцелуешь? С.</i> Я ударила себя рукой по лбу и кинула телефон. Да что со мной такое? Что за детский сад? </i>Через дверь это будет сложно сделать. А.</i>       Прочитав сообщение, мое сердце бешено забилось. Я вскочила с кровати, но тут же остановилась. Он здесь? В эту секунду в моей голове пронеслись несколько сценариев развития событий. Черт! Я тихонько подошла к двери и прислонилась к ней спиной. Он не может быть здесь. Чтобы добраться до меня, ему потребовалось бы не меньше пятнадцати минут. И зачем я стою у двери? Это смахивает на сумасшествие. — Айзек! — сказала я еле слышно. — Саммер. — услышала я знакомый голос. Я быстро повернулась к двери и, отперев ее увидела Айзека, сидевшего около нее. — Ты здесь? — спросила я. — Да. Я так и не смог уйти. Я просто сидел здесь. — ответил он.       Его глаза были уставшими. Мне захотелось пожалеть его. Я села рядом с ним и облокотилась на стену. Я медленно поднесла свою руку и сжала его руку в своей. Мы переплели пальцы и просто молчали. — Спасибо. — наконец прервала я долгое молчание. — За что? — повернулся он ко мне. — За то, что был со мной все эти годы, даже когда тебя не было рядом. — прошептала я. — Саммер… Я … — начал он. — Я люблю тебя Айзек Престон! — сказала я и коснулась его губ. — Мне кажется, я полюбил тебя еще тогда, когда впервые увидел твои глаза. Я искал их в каждой девушке. И, наконец, нашел! — слегка улыбаясь, сказал он. Он провел рукой по моим волосам, убирая выбившуюся прядь за ухо. — Кажется, ты просила меня поцеловать тебя? — спросил он. — Не заставляй меня тебя умолять об этом. — ответила я.       И наши губы слились в медленном и чувственном поцелуе. Я не знала, что нас с Айзеком будет ждать в будущем, но я определенно была уверена в том, что я хочу с ним прожить настоящее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты