Занимательная история о столичных слухах, нэйгуне командующего и одобрении его императорского величества

Слэш
G
Завершён
14
автор
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Для Duches. На заявку “Мэн Чжи/МЧС “Командующий, у вас мощный нейгун”
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
– Сяо Шу, – Мэн Чжи низко наклонился, вздергивая его за руку и принимая вес на себя, – что мне делать? – Как что? – удивленно округлил глаза тот, кого все знали под именем Су Чже. – У тебя, брат Мэн, мощный нейгун. У меня – слабое здоровье. Мэн Чжи укоризненно покачал головой, осторожно ведя сяо Шу по направлению к казарме, которую так неосмотрительно покинули постовые, преследуя генерала Вэя. – Прости, – сяо Шу покаянно склонил голову, – но мне действительно плохо. – Ох, сяо Шу, – Мэн Чжи осмотрелся и, решившись, подхватил своего бывшего ученика на руки, в несколько широких шагов достигнув казармы. Дверь за ними захлопнулась, отделяя бывших учителя и ученика от суеты дворца. ~*~*~ – Главнокомандующий, – Юйцзинь улыбнулся, отдавая поклон, – вы тоже пришли навестить брата Су? Цзинжуй неохотно встал и в свою очередь поклонился, следуя примеру друга, но в его глазах мелькнула досада, словно Мэн Чжи нарушил дружескую атмосферу между ними тремя. Глава Мэй, как обычно, не утрудил себя вставанием, да впрочем в его состоянии это было сложно сделать. И без того худощавое его лицо еще больше истончилось и побледнело, губы почти сравнялись с ним белизной. – Глава Мэй, Юйцзинь, Цзинжуй, – Мэн Чжи наскоро отдал церемониальные поклоны, не сводя взгляда с узких рук главы Мэй, нервно терябящих подол ханьфу. Видимо глава испытывал сильную боль, но воспитание не позволяло обнаружить это при гостях. Сердце Мэн Чжи кольнула жалость, тут же всколыхнув старую ярость. Привычно подавив воспоминания, Мэн Чжи обуздал внутреннюю силу, приготовившись влить ее поток в этого безнадежного упрямца, сяо Шу, что корчил сейчас и здесь прежнего молодого командующего, борясь со своей болью. – Прошу извинить, но у нас с главнокомандующим есть одно важное дело, которое нужно обсудить, – проговорил глава Мэй, делая попытку встать с заваленного шкурами кресла. Цзинжуй тут же подскочил, бросаясь к нему и подхватывая под руку, глядя на него с преданностью и обожанием. Мэн Чжи решил поговорить об этом с сяо Шу после очередного сеанса. Иметь в союзниках сына злейшего врага, конечно выгодно, но Сяо Цзинжуй – хороший мальчик, не стоило потакать его чувствам и привязывать к себе таким сомнительным способом. Мэн Чжи подоспел как раз вовремя, чтобы перехватить вторую руку сяо Шу, закидывая ее себе на пояс и приобнимая своего невольного пациента. Тот возмущенно сверкнул глазами, но сил на сопротивление у него уже не осталось. Тело в его руках показалось Мэн Чжи удивительно легким и тонким, несмотря на многочисленные халаты. Он осуждающе покачал головой, разворачиваясь к спальным покоям главы Мэй. – Куда вы? – обеспокоенно воскликнул Цзинжуй так, что Мэн Чжи почувствовал себя соколом, скогтившим хрупкую голубку. – Глава Мэй нуждается в моей помощи, – коротко ответил он, стараясь не вдаваться в подробности. – Но, я думал… – Цзинжуй, а знаешь, что сказал брат Су, когда увидел твой поединок? Юйцзинь, умный мальчик, отвлек друга, избавляя Мэн Чжи от расспросов. Он сгрузил почти теряющего сознание от боли сяо Шу на пол, прислонив его к постели, и прислушался к голосам, раздававшимися за занавесями. – Что он собирается с ним сделать? – встревоженно спросил Цзинжуй. – Зажарить и съесть, – насмешливо ответил Юйцзинь. Послышался какой-то шум, словно один из них пытался встать. – Успокойся, – властно произнес Юйцзинь, и Мэн Чжи не без удовольствия узнал интонации старого хоу Яня в голосе его сына. – У командующего мощный нейгун и, до прибытия лекаря Линя в столицу, он – единственный, кто может помочь брату Су поддержать силы. – Но зачем он понес его в спальные покои? – в голосе Цзинжуя слышалось искреннее недоумение, словно у ребенка, впервые увидевшего спаривающихся собак. – Действительно, как некрасиво, – осуждающе произнес Юйцзинь, поцокав языком. – Прямо при гостях. – Что? Что ты имеешь ввиду? – еще больше встревожился Цзинжуй, судя по шуму, собиравшийся штурмовать спальные покой главы Мэй, дабы выручить его из лап негодяя. Мэн Чжи насмешливо улыбнулся, продолжая развязывать многочисленные пояса халатов сяо Шу. – Тебе что, совсем ничего не говорят? – в голосе Юйцзиня слышалась искренняя тревога за друга. – Совсем не понимаешь? Шум усилился, очевидно Цзинжуй все-таки рвался в спальные покои, несмотря на увещевания друга. – Нельзя прерывать процесс, – пыхтя, проговорил Юйцзинь. – Почему? – раздался вдруг полный любопытства голос Цзинжуя. – Присядь. – Шум прекратился и послышался шорох ткани. – Тебя что, вообще ничему не учили? Не знаешь, как это происходит? Мэн Чжи насторожился, спуская с плеч халаты сяо Шу. Тот наблюдал за ним мутным, полным боли взглядом. – Нет, – неуверенно ответил Цзинжуй. – Ну ты же был в парчовом домике? – с сомнением в голосе спросил Юйцзинь. Мэн Чжи бы уверен, что щеки Цзинжуя загорелись. – При чем тут… А… О… Так это… – Тшшш, – предупредил Юйцзинь. – Удивлен, что ты не знал, между воинами это... Мэн Чжи положил руку на грудь сяо Шу, погладив прохладную кожу, теплый поток согрел кончики пальцев, и шум в ушах помешал ему услышать продолжение разговора. ~*~*~ – Цзинжуй, ты когда вернулся? – Се Би, подобрав полы халатов, спускался с лестницы. – Уже совсем поздно, матушка беспокоилась о тебе. Он приблизился и даже в сумерках можно было разглядеть участливое выражение его глаз. – Что-то случилось? – Скажи, Се Би, – голос Цзинжуя был тихим, а взгляд заблудился где-то в водах пруда перед ними, – если бы твой друг ради спасения жизни вынужден был разделить ложе с мужчиной, как ты отнесся бы к такому? – Ну, если ему это нравится, – без раздумий ответил Се Би, – то почему бы нет… – Я же сказал, – с нажимом повторил Цзинжуй и Се Би поразился злости, прозвучавшей в его голосе, – “вынужден”. – Успокойся. – Се Би положил руку на плечо брата и слабо сжал его. – Наше тело – дар предков. И положить его в могилу раньше времени – непочтительность. Се Би не сомневался, что речь идет о Мэй Чансу, лишь к нему Цзинжуй испытывал столь противоречивые чувства. Но вот кто тот неожиданный любовник главы Мэй, оставалось только догадываться. Или узнать. – Послушай, – он подцепил пальцем подбородок брата и развернул его лицом к себе. – Кем бы ни был любовник твоего друга, не кричи громко, дай ему возможность самому услышать голос своего сердца. Цзинжуй скрипнул зубами. – Я вызову его на поединок. И мне плевать, что он первый воин Великой Лян. Се Би усмехнулся. – Там, где говорит сердце, молчат клинки. Он еще раз взглянул на брата и, развернувшись, поспешил в дом. ~*~*~ – Что-о-о? Мэн Чжи?!! – голос у принца Юя всегда был звучный, но сейчас резал слух. Се Би низко склонился, подтверждая достоверность своих слов. – Ха-ха-ха, ха-ха-ха!! Принц Юй оглушительно рассмеялся. – Надо же, – пробормотал он, вытирая невольные слезы, – никогда бы не подумал, что Мэн Чжи – любитель южных утех. Он ведь вдовец, да? – Да, его жена скончалась много лет назад, а наложницей он так и не обзавелся, – подтвердил гордый своей осведомленностью Се Би. – Да и зачем ему?! – подмигнул принц Юй, скабрезно усмехнувшись. – У него полная казарма наложниц. Кто же не захочет продвинуться выше, всего лишь раздвинув ноги перед командиром. – Но, – настороженно произнес Се Би, – о главнокомандующем не ходило таких слухов. – О Су Чже тоже, – с намеком произнес принц Юй, пригубив вино. – Господин Су – темная лошадка, – с усмешкой произнес Се Би. – Твоя правда, – согласился принц Юй, в раздумьях постукивая ногтем по металлическому боку чаши. – Тем более, нужно использовать это знание с максимальной пользой. – Всегда рад служить Вашему Высочеству, – с намеком произнес Се Би, кланяясь. Принц Юй, словно очнувшись, взглянул на него и, с усмешкой вытащив из рукава мешочек с золотом, кинул его. Се Би поймал и, еще раз согнувшись в поклоне, покинул резиденцию. ~*~*~ Когда Цинь Банжо дождалась разрешающего кивка своего господина и покинула свое место, устремившись в дом, принц Юй поднял чашу и жестом призвал оставшихся сделать то же. – Пока молодежь развлекается, предлагаю нам с вами выпить это вино. – Принц ЮЙ приосанился, выдерживая значительную паузу, и продолжил: – Давайте поднимем чаши за дружбу. Старую, – он отдал небольшой поклон Мэн Чжи, сидевшему поодаль от него. – И новую, – он чуть развернулся в сторону сидящего рядом Су Чже и склонил голову. – Друзья – истинная ценность и украшение нашей жизни. Он пригубил чашу, замечая как настороженно переглянулись его собеседники. Мэн Чжи пожал плечами и залпом проглотил вино, а Су Чже деликатно отпил немного. – Я смотрю, главнокомандующий свел тесную дружбу с господином Су, несмотря на недолгое знакомство с ним. – Да… – растерянно пробормотал Мэн Чжи. – Мы… эээ… с господином Су… – Вы же знаете, я всего лишь ученый, – голос Су Чже прервал речь Мэн Чжи, пролившись, словно патока, – и никогда не бывал на полях сражения. Но несмотря на это, стратегия воинских битв всегда очень интересовала меня. И командующий Мэн великодушно позволяет мне пользоваться его знаниями, дабы восполнить пробелы. – Не только знаниями, да? – хмельно усмехнулся принц Юй, поднося к губам очередную чашу с вином. – Командующий Мэн великодушен и щедр во всем. Су Чже удивленно переглянулся с командующим. – Нуу… я… рад, – наконец нашелся Мэн Чжи, – я рад поделится своим опытом и знаниями. – И не только ими, – хохотнул принц Юй, прищурившись. – Не только ваши знания, опыт и ум, как я слышал, пригодились господину Су. Су Чже недоуменно нахмурился. – О чем вы, ваше высочество? – удивленно вскинув брови, спросил Мэн Чжи. – Да бросьте. – Юй отмахнулся рукой, чуть покачнувшись. – Разве ваш богатый опыт битв нельзя применить и к постельных схваткам? Принцип тот же: рекогносцировка, выжидание, осада, нападение – и вот ваш враг повержен. Лежит, сминая простыни на вашем ложе. Мэн Чжи слушал его, приоткрыв рот. Даже Су Чже, казалось, перестал понимать принца. – О чем вы говорите, ваше высочество? – недоуменно спросил он. – О чем? – переспросил принц Юй, низко склоняясь к хозяину дома и обдавая его винным дыханием. – О том, что сливой позволено любоваться всем. И цветет она для всех, а не для кого-то одного. – Он кинул неприязненный взгляд на Мэн Чжи, приподнявшегося на коленях. – И что, возможно, есть более достойный кандидат… Последние слова он буквально прошептал в бесстрастное лицо Су Чже. – Я вас не понимаю… Принц Юй выпрямился и снова усмехнулся. – Говорят, Небеса наградили вас талантом, достойным цилиня, – торжественно произнес он. – И ваша судьба привела вас сюда, в Цзинлин, дабы вы могли поставить свои таланты на службу Великой Лян. Не в этом ли заключается истинная воля небес? Он торжественно воздел палец к небу, выдерживая паузу. – Вы хотите сказать, – осторожно проговорил Су Чже, тонко улыбаясь, – что вы, как представитель правящего семейства, готовы принять мою службу? – И готов служить вам сам, – выдохнул принц Юй. Но, видимо устыдившись своей порывистости, добавил: – Ваш талант дарован вам небесами во имя процветания страны. И недолжно ему принадлежать лишь одним рукам. – Тут он бросил короткий неприязненный взгляд в сторону застывшего изваянием Мэн Чжи и тихо продолжил: – Тем более, что может нейгун командующего против сем… силы дракона. Он запнулся, но быстро переиначил слова. – А вот и мы, – Юйцзинь бодро вошел в зал, разбив неловкое молчание. За ним плелся уставший Му Цин. Су Чже был сбит с толку, поскольку так и не смог понять, что все-таки хотел до него донести принц Юй. Впрочем, хотел он, как всегда, одного – заполучить себе на службу гения цилиня. Прочее же очевидно было пьяным лепетом. На этом Су Чже и успокоился. ~*~*~ – Есть еще одно, о чем я хотел поговорить с вами, господин Су. Хоу Янь склонился, наливая чай в чашки, и наступившая тишина неприятно резанула слух Су Чже. В молчании хоу Яня ему почему-то слышалось осуждение. – Дело, которое вы затеяли, не терпит огласки, – медленно начал хоу Янь, покачивая в руках чашу с чаем. – Тем более, не стоит и вам выходить из тени и становится мишенью для нелепых домыслов. – Меня всегда, с самого моего приезда в столицу, сопровождали слухи, – усмехнулся Су Чже. – Как только стало известно, что я – тот, чьего расположения ищут наследный принц и принц Юй, каждый посчитал своим долгом высказать соображения по этому поводу. Кто-то говорил, что я гуй, пришедший, чтобы погубить императорский дом. Кто-то считал меня хули-цзин, который ловко манипулирует окружающими. Глава Ся, например, искренне считает меня домочадцем принца Ци. Он улыбнулся одними глазами, грея ладони о бока теплой нефритовой чаши. – Как видите, слухи тянутся за мной бесконечно, словно шлейф на платье вашей уважаемой сестры. Кстати, о ней… ~*~*~ Никогда еще Линь Шу не чувствовал себя таким подавленным и озлобленным одновременно. Супруга Цзин узнала его, и это застало врасплох, разрушило тщательно продуманные планы, как опытный военачальник разбивает в пух и прах армию под командованием юнца. – Сяо Шу, – негромко проговорила супруга Цзин, успокоившись, – ты истинный сын семьи Линь. Она посмотрела на него этим своим проникновенным взглядом, который единственный в детстве заставлял Линь Шу стыдится проказ. – Твои родители гордились бы тобой. Она подошла ближе и положила руки ему на предплечья. – Позволь мне дать тебе совет. Ты единственный оставшийся в живых потомок. Живи так, чтоб твоим предкам не было стыдно за тебя. – Но… – Послушай. – Она склонила голову, как будто собираясь с силами. – По всей столице ходят слухи о твоей связи с главнокомандующим Мэном. – Но… – Послушай меня! – она слегка сжала ладони на его руках. – Вы можете состоять в любых отношениях, но делать их достоянием сплетников, значит порочить свое и его имя. – Но я не состою в связи с Мэн Чжи! – Линь Шу почти выкрикнул это. – Мы лишь… Полог палатки дернулся и внутрь вошел принц Цзин. Он настороженно огляделся, словно чуя недавнюю ссору, что случилась здесь. – Что произошло? Мама? Почему ты держишь господина Су? Супруга Цзин нехотя опустила руки. – Я пыталась предостеречь тебя несколько раз при наших встречах, – начала она обвиняющим тоном, – но ты меня не слушал. – О чем ты? – нахмурился Цзинъянь. – Твой советник… – Она виновато взглянула на Линь Шу, в ее глазах еще плескалось сомнение, но собственные принципы взяли вверх. – Твой советник находится в порочной связи с генералом Мэном. И если бы это оставалось тайной, но о них судачит вся столица. Цзинъянь непонимающе посмотрел на нее. – О чем ты говоришь? Какая еще связь? – он взглянул на своего советника, но тот только пожал плечами, мгновенно спрятав свое смятение под бесстрастной маской Су Чже. – У командующего мощный нейгун и он помогает советнику справится с приступами болезни. – Ах, как ты наивен, Цзинъянь, – мягко ответила супруга Цзин, ласково глядя на сына. – С чего бы это? – недовольно воскликнул Цзинъянь, отшатываясь от ласкающего жеста матери. – Я прекрасно знаю, как и что они делают. Все это происходит с моего согласия. Более того, в юности я сам пробовал подобное. Мэн Чжи делился нейгуном и со мной. Здесь нет ничего… – Что-о-о? Су Чже и Цзинъянь взглянули на супругу Цзин и попятились к выходу. Откинув полог, они буквально вылетели на поляну, где располагалась палатка благородной супруги. – Ого! Никогда не видел ее в таком гневе, – весело пробормотал Цзинъянь и подмигнул ему, словно они опять были неразлучными друзьями-проказниками. – Что такого она усмотрела в передаче нейгуна? Су Чже пожал плечами, в очередной раз удивляясь прихотливости людской фантазии. Не прошло и нескольких минут, как супруга Цзин в полном облачении вышла из палатки в сопровождении четырех служанок. Спина ее была выпрямлена, как ствол сосны, глаза горели огнем, а от кроткости не осталось и следа. Она оглянулась и жестом подозвала их обоих к себе. – Я собираюсь навестить твоего отца, Цзинъянь. – Но я уже навещал его утром, – попробовал было отбиться принц. – Но ты не видел его после обеденного сна, – настойчиво проговорила супруга Цзин, пронзая сына горящим яростью взглядом. – И вы, советник, сопроводите нас, пожалуйста. Су Чже и не подумал ей отказать, с тиграми это вообще обычно не срабатывает. Возле императорской палатки, в центра лагеря, суетилось множество евнухов и слуг. Каждый из них при встрече отдавал поклоны принцу и супруге императора, поэтому дошли они не быстро. Император сидел во главе установленных полукругом столиков и как раз рассказывал очередную охотничью байку, когда Гао Чжэнь объявил об их прибытии. Его сотрапезники обернулись, и Су Чже узнал князя Цзи, хоу Яня, Юйцзиня и Цзинжуя. Вдалеке слышался зычный голос Мэн Чжи, отдающего распоряжения гвардейцам. Су Чже тоскливо взглянул вверх, как будто прося помощи у неба. – Что привело вас ко мне? Император ласково посмотрел на свою фаворитку и мягко похлопал по подушкам рядом с собой. Принц Цзин отдал простой поклон, не опускаясь на колени. Весенняя охота действительно прощала пренебрежение церемониями. – Ваше Величество, – напряженный голос супруги разом прекратил все веселье за столом. – Вынуждена вам сообщить, что ваш… ваш командующий гвардией, этот Мэн Чжи… – Что? Что случилось? Чем тебя обидел Мэн Чжи? Свежий воздух и приятная компания буквально сотворили чудо: император на минуту утратил свою подозрительность и решил просто выслушать жалобы супруги. – Он… Он… – супруга Цзин собрала волю в кулак и быстро проговорила, – он осквернил вашего сына. И советника, – она дернула головой в сторону стоявшего наособицу Су Чже. – Что?! – не поверил своим ушам император. – Что этот негодник сделал?!! Хоу Янь и Цзинжуй понимающе опустили головы, а Юйцзинь уткнулся лицом в ладонь. Плечи его мелко вздрагивали. – Он осквернил, – сжав зубы, проговорила супруга Цзин. – Он… Он… – Ну же, – подначил ее император. – Что он такого наделал? – Он передавал нейгун вашему сыну, Цзинъяню. И недавно занимался тем же с советником Су. Хоу Янь вскинул голову, с жалостью и сожалением глядя на принца Цзина. Тот стоял, как истукан, глядя поверх голов присутствовавших. Су Чже недоумевающе обвел взглядом всю компанию и уже открыл было рот, как его опередил возглас императора. – Вот Мэн Чжи! Всегда таким был! Ничего не жалел для своих учеников. Молодец! Он обернулся к недоумевающим хоу Яню и Цзинжую, мельком взглянув на все еще трясущегося от смеха Юйцзиня, и добавил: – В молодости он и со мной делился. Но сейчас я уже слишком стар. Да! Возраст не тот! Впервые присутвующим предстало зрелище согнувшихся пополам от хохота принца и его советника. КОНЕЦ!!!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты