Ещё раз

Джен
PG-13
Закончен
71
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Слишком много петель на одной тонкой девичьей шее.
Посвящение:
Тюе.
Примечания автора:
Sweetheart, What Have You Done To Us - Keaton Henson.
Dreams of William - Daughter.
Расскажи мне о своей катастрофе - Fleur.

Написано по АУ, в котором весь мир Тейвата - большая временная петля; прибытие в неё Путешественников нарушает стройный ход событий, и только Люмин это может видеть. После смерти.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 6 Отзывы 8 В сборник Скачать
Настройки текста
Она устала. Она выпадает из зарослей пышных кустов, не обращает внимания на дракона, взлетевшего с камня, мутными глазами впивается в удивлённого барда. Она устала до такой степени, что кричит ему в лицо его же настоящее имя, просит отдохнуть, едва ли не с ног валится - из ран души сочится наружу замученная тоска, задушенное желание жить нормально. Но ничего не выходит! Ничего, черт побери, не выходит! Она молит истерично об отдыхе, но вырывается тут же из пут просьб, гонимая одной ей ведомой энергией - Венти успевает только понять сбивчивое "петля-петля-петля", хочет было уйти, но в голове набатом откликается вопль его имени архонта. Она устала. "Её" зовут Люмин - Люмин Плачущая, Страдающая, а оттого Вечная - и всё в её голове перебито, как стекло в торговой лавке после набега воров; с хрустом рушатся вазы, в осколках мерцает свет, и натянутые жилы громко лопаются среди мертвеющей тишины, чтобы наполнить её иглами внезапного звука. Люмин маленькая. Такая маленькая-миниатюрная-крошечная, такая перегнутая-переломанная-перебитая, такая задавленная-задушенная-задёрганная, что сердце вздрагивает, и тронуть хочется, и погасить угли раскалённые желается, и заверить, что всё-всё будет хорошо; но она не верит - трясется крупно, колотится, загнанная своими же страхами в капкан. Люмин устала. Ей хочется переломать себе руки, остаться пеплом на водной глади, рассыпаться ненужным прахом. Люмин выучила свою историю наизусть - она тараторит с рыданиями, мешает разумную речь с жестами усталых ладоней, и пальцы у нее ужасно холодные, щеки - белые, глаза - потерянные. Венти, наверное, запутался. Он хватается за девичьи плечи совсем осторожно, заглядывает своими чистыми глазами в черноту чернильную глаз напротив, весь внимающий, слова чужие впитывающий; а Она - серая, блёклая Она - окончательно увядает, словно цветок-сахарок в руках неумелого сборщика трав. Люмин хочет просто оставить эти семьдесят два повторения истории глубоко под землей, в ящике, железом окованном. Люмин не хочет рыдать здесь и сейчас, словно в горячке поясняя, что этот большой-большой Тейват - одна-единственная петля для каждого живого создания, и только ей, Путешественнице, единожды нарушившей законы мироздания этих мест, подвластно видение ошибок, но она всё-таки заходится в слезах, в поломанной истерике. Бьёт мантрой по ушам божества охрипающее "я устала". Я устала. Я так устала, Барбадос. Я такая ошибка. Она говорит сразу и обо всём. Она замучилась хранить это за ребрами, и, будь возможность, давно бы выкинула вместе с внутренностями в пыль, чтобы жить заново, чтобы не помнить о годах; захлёбывается, бьётся в ознобе, пытается рассказать, что именно её попадание - её и её брата - нарушило ход временных циклов, и потому ей-то нести всю эту ношу посмертно - но вот она умирает, вот раскрывает глаза, и всё начинается заново, заново, без памяти! Без памяти!!! Тогда почему помнит сейчас? Венти хочет спросить - но не успевает. Люмин слишком быстро просит её понять, просит прощения, просит отдыха - и вплетает в это повествование о том, что чем больше петель в искажении, тем ярче видны несоответствия, пока мир не станет абсолютно непохожим на начальную временную петлю; архонту такое понимать почти трудно - он не привык к такому темпу речи, он сбивается с мысли, останавливает, гладит по трясущимся плечам ладонью. Люмин устала. Люмин хочет избавиться от этого, всем Временем проклятого, мира, откреститься от желаний найти то, что заполнит выжженную сердечную пустошь, отказаться от брата - а брат ли он здесь, в очередном искривлении пространства? - и осыпаться. Осыпаться на руках многолетнего божества, бабочкой хрустальной пойманного в сачок очередного цикла; потерять имя, тело, душу, чтобы обрести желанный покой - и утопнуть. Как якорь утопнуть. Как камень, в воду брошенный с причала. Как воспоминание среди ему подобных. Но пока удаётся только сомкнуть ледяные руки вокруг замолчавшего архонта - по ушам бьёт кровь, головная боль наливает свинец в черепушку. Ладно, она уснёт - и бред забудется. Она проснётся - и будет просто Путешественницей, встретит Эмбер, спасёт Паймон, победит Двалина... Ещё раз. Или два. Или целую сотню. Даже если бесконечно устала.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты