губы

Слэш
NC-17
Завершён
235
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
235 Нравится 2 Отзывы 64 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
- У Джинена, говорят, племянник здесь учится. - У Джинена есть племянник? - Да, только он не особо об этом распространяется. - Почему? - Потому что, если узнают, что мелкий – племянник Пак Джинена, к нему будет другое отношение. - Так, а по фамилии его никто не вычислил? - Ты думаешь, мало здесь учится с фамилией Пак? Да и никто не знает, какая у племянника фамилия. Чонгук только воздуха побольше втягивает. Ему не особо интересно, какие родственники тренера здесь учатся и почему скрывают это. Единственной заботой альфы в последнее время были предстоящие соревнования. Поэтому он тренировался почти каждый день, да так, что к вечеру сил едва хватало для того, чтобы добраться до дома. Сумерки уже опустились на Сеул, вынуждая жителей зажечь уличные фонари. - Ладно, парни. Я пошел, - прощается Чонгук, после чего уходит. Альфе, чтобы выйти на дорогу к дому, каждый раз приходится обходить весь спорткомплекс. Он совсем не лентяй, но после тренировок готов снести это огромное здание, только чтобы не делать лишних шагов. Чонгук втыкает наушники в уши и сильнее натягивает капюшон. Альфа привык смотреть вперед, а не под ноги, потому что неверный взгляд на дорожке может стоить бегуну победы. Рассматривание людей приносит Чону легкое удовольствие, как приносит удовольствие офисным клеркам после тяжелого дня просмотр телевизора. Чонгук на самом деле любит людей, потому что каждый раз попадаются разные. Он любит угадывать, кто перед ним, это расслабляет мозги. Навстречу ему идет молодой парень. Высокий, приятной наружности, с рюкзаком на плечах. Он, скорее всего, студент, который возвращается со встречи с друзьями или только туда направляется. Следом женщина. Строгий бордовый брючный костюм, невысокие каблуки, тугой пучок на голове. Она, наверное, какой-нибудь начальник или работник с гиперответственностью. Пока Чонгук рассматривает прохожих, его обгоняет невысокий молодой парень, почти полностью спрятанный в капюшон. Альфа успевает заметить только большие пухлые губы, красиво блестящие в свете уличных фонарей. И все бы ничего, и Чонгук вроде как не фетишист, вот только… у альфы слабость на красивые губы. Чон не раз задумывался, почему так: это психологическое отклонение или просто предпочтения, сам он отдавал голос за второй вариант. Почему человеку не могут нравиться красивые губы? Кому-то ведь нравятся красивые картины или статуи. Почему губы-то не могут? Так Чонгук говорит себе, когда видит привлекательные губы. Ну, а почему бы нет? Человеческое тело тоже вроде как искусство. Ведь да? Бодиарт это называется? Ладно, на самом деле альфе плевать, что это и как называется, он просто хочет чуть подольше посмотреть на идеальные губы, потому что таких он точно еще не видел. Чонгук забывает, что ему немного не в ту сторону, он просто следует за незнакомцем. Это омега – Чонгук ощущает легкий шлейф аромата свежей выпечки. Боже, он даже пахнет идеально. Альфа просто идет за ним, не понимая до конца, что будет делать. Когда омега сворачивает ко дворам, Чонгук следует; на подходе к домам догоняет и выравнивается с парнем. Альфа все еще до конца не видит лица незнакомца, зато губы… их он видит отлично. - Привет, - произносит Чон, заглушая музыку в ушах. - Привет, - как-то равнодушно и хрипло. Чонгук в капюшоне и с сумкой на плече, с широкими плечами и не самым добродушным тоном. Альфе вдруг кажется, что его голос прозвучал, как у маньяка. - Ты не боишься меня? – спрашивает он. - А ты меня? – незнакомец немного разворачивается к Чону и осматривает. Чонгук успевает увидеть мягкую линию челюсти. - А должен? – усмехается альфа. - Ты умеешь драться? - Нет. - А я умею, - тон у омеги все еще равнодушный, но теперь в нем проскакивают нотки то ли раздражения, то ли усмешки. Чонгуку это не особо важно, потому что он в любом случае чувствует себя глупо. - Так, - говорит альфа, - мне стоит тебя бояться? Незнакомец останавливается и поворачивается к альфе. Чонгук теперь может рассмотреть лицо, и он готов поклясться, что идеальнее этих губ только губы на таком лице. У омеги широкие глаза, высокий лоб и чертовски аппетитные губы. Чонгук подвисает, и это не ускользает от внимания омеги. - Ты маньяк? - Я Чонгук, - на автомате вырывается у Чона, за что он мысленно отвешивает себе подзатыльник. Однако… омега легко усмехается, разворачивается и продолжает путь. Альфа не отстает. - Если я попрошу номер, дашь? – спрашивает Чонгук. - Если я попрошу отвалить, сделаешь? - Нет, - улыбается альфа и ждет такого же ответа, но омега со сладкой улыбкой поворачивается. Чонгук просто не может не улыбнуться шире, потому что щечки незнакомца образуют складки-ямочки, что делает омегу просто очаровательным. - Окей, пиши, - произносит он, и Чонгук поспешно достает телефон. Незнакомец диктует номер со своего телефона. - Это твой номер? – уточняет альфа. - Да, я просто его не знаю наизусть. - Я позвоню тогда, - улыбается Чон и, только получив в ответ кивок, разворачивается и возвращается туда, откуда он начал – с поворота. До дома он доходит позже обычного и сразу же залезает в душ. Горячая вода приятно расслабляет мышцы, распаривает кожу и смывает все выделения. Чонгук обожает горячий душ после тренировок. Улегшись на кровать, он смотрит на время. Еще не так уж поздно: только начало одиннадцатого, вряд ли омега спит. И Чонгук испытывает удачу. Альфа находит сохраненный номер и набирает. - Психиатрическая клиника «Наша семья». Чем могу помочь? Голос на том конце приятный, но совсем не мужской. Черт! Чонгук, если честно, расстроен, а потому утренняя тренировка выходит просто ужасной. Дважды он едва не подворачивает лодыжку, и это почти перед соревнованиями! - Чонгук! – орет Джинен через весь стадион. Чон подбегает. - М? – смотрит альфа на тренера, словно ничего не случилось. Джинен, конечно, классный парень, но как тренер никаких поблажек не делает. - Что ты мычишь? Что это было? В космос собрался? - В смысле? – Чонгук дышит, как лошадь загнанная, а потому напрягать мозги ему просто некогда. - Чего ты на ровном месте подпрыгиваешь? - Я нечаянно. - Включай голову, Чонгук, и смотри на дорожку. За нечаянно бьют отчаянно. В твоем случае слетают с соревнований. - Я понял, Джинен. - А? - Джинен-хен. Тренер удовлетворенно кивает и отпускает бегуна на дорожку. Погода сегодня теплая, поэтому Чонгук занимается в одной лишь толстовке. Пока альфа бегает и думает, за что омега с идеальными губами так поступил с ним, на стадион приводят других спортсменов. Это не легкоатлеты, их-то Чонгук знает всех. Это другая секция. Пробегая мимо толпы, альфа рассматривает и снова едва не спотыкается, когда замечает недовольное лицо омеги, который прошлым вечером дал ему совсем не то, что Чон просил. Омега замечает Чонгука, только когда тот едва шею не сворачивает, оборачиваясь. На губах проскакивает ухмылка. - Что за… - бормочет альфа себе под нос, но закончить ему не дает крик Джинена. - Чон Чонгук! Альфа старается, очень старается, но в голове вместо тренировки только омега со светлыми волосами, собранными на затылке, и невероятными губами. И Чонгук не собирается просто оставить все так. После тренировки, уже вечером, он стоит около выхода до последнего. Все его друзья уже расходятся, когда на выходе появляется омега. Он не сразу замечает Чонгука, но как только видит его, ухмыляется. Чон подходит. - Значит, психиатрическая больница? - Значит, все-таки позвонил? Омега говорит дерзко, а в глазах озорные огоньки. Он не останавливается, а выходит на дорожку и обходит здание. Чонгук идет следом. - Ты не убежишь от меня просто так, - говорит альфа. - Преимущества атлетов? – усмехается омега, приподнимая бровь. - Как тебя зовут? - Чимин. - Ты очень языкастый, Чимин. - Тебя волнует мой язык или все же номер? Чонгук открывает рот и застывает в таком положении. Чимин тихо смеется. - Мне кажется, ответ будет волнующим, - произносит омега, вызывая у Чона широкую улыбку. - Ты застал меня врасплох, - признается альфа. Он на самом деле не ожидал, что за такой очаровательной внешностью окажется… такой Чимин. - Так, - продолжает Чонгук, - ты занимаешься тхэквондо? - Да. - Там много омег? - Не лучший вопрос при знакомстве, - Чимин останавливается и внимательно смотрит. – Или тебя кто-то другой интересует? Альфа брови вскидывает и моргает пару раз. Он это серьезно? Но губы Чимина расплываются в улыбке, и Чонгук выдыхает. - Пойдем со мной на свидание? – выдает альфа. Чимина неожиданный вопрос вгоняет в легкий ступор, и он просто смотрит на Чонгука расширенными глазами. - Ты милый, - смеется альфа. Чимин только губы облизывает, что, естественно, не ускользает от внимания Чона. - Так что? Пойдем? Омега пару секунд смотрит на Чонгука. - Пойдем. Тут и без того большие глаза альфы становятся еще больше. Они в самом деле идут, оба вымотанные после тренировок и одетые, как самые настоящие спортсмены. Но Чонгука это, если честно, совсем не волнует. Половину времени он залипает на губы Чимина, а другую – смеется, потому что омега остроумен. Серьезно, на его памяти Чимин – самый остроумный человек из всех, кого он знает. Омега обходит в этом даже Джинена, а всем известна страсть их тренера (и не только их) к сарказму. Чонгук забывает совершенно, что живет в противоположной стороне. Они гуляют долго, а потом альфа, как настоящий джентльмен (в душе, потому что вряд ли джентльмены носят спортивки и толстовки) провожает омегу. Чимин отправляет его домой раньше, чем в поле зрения оказывается нужное здание. - А вдруг ты на самом деле маньяк, - с улыбкой произносит Пак и уходит, оставляя все же настоящий номер. Чонгуку нравится. Ему нравится переписываться с Чимином, гулять с ним после тяжелых тренировок, разговаривать и слушать. Слушать истории с тренировок и смех. Омега смеется заливисто, что не может не вызывать улыбку. Альфе нравится, как внимательно Пак умеет слушать, как умудряется вставить шутку туда, где – казалось бы – удачно пошутить невозможно. Но омеге удается. Если честно, Чонгуку просто нравится Чимин: с ним весело и легко, а после тренировок это спасает не хуже горячего душа. По секрету сказать, альфа Паку тоже нравится. Чонгук знает, что омеге интересно с ним (иначе позволял бы он провожать себя едва ли не каждый вечер?). Но альфа впервые не уверен, что омега заинтересован в нем, как в паре. И причина этому только одна: они все еще не целовались. Наверное, это не то, что должно беспокоить главного атлета города перед важными соревнованиями, но… Чонгук беспокоится. Совсем как в младшей школе, когда улыбка одного омеги отключала мозг и заставляла сердце трепетать. Альфа не заметил, как влюбился. Совсем как в детстве, как в первый раз. Но ему простительно: Чонгуку двадцать три, а у него все еще не было серьезных отношений. Были единичные встречи, свидания, секс, но это было не то. То – это Чимин, но омега и намека не сделал на ответные чувства. Как бы альфа не шутил, как бы сам не намекал, Чимин только смеялся. Черт бы побрал этих непонятных омег! А конкретно одного, который ведет себя абсолютно противоположно тому, что альфа привык видеть. И это только бесит. Лежа на постели поздней ночью, Чонгук думал только об этом. Соревнования, которые были запланированы уже на послезавтра, у альфы отошли на второй план. Ему хотелось узнать, как к нему относится Чимин. Но еще сильнее хотелось поцеловать омегу. Ведь с самого начала это были губы. Губы, которые даже под капюшоном привлекли внимание. Чонгук с прежней силой желал их, только теперь он старался не залипать, как какой-то извращенец. Теперь это были не только губы. Это был весь омега, целиком. Тренировка перед соревнованиями выходила из рук вон плохо. Чонгук едва не вывихнул ногу, за что получил неплохой такой нагоняй от Джинена. Однако после этого тренер оставил альфу сидеть на трибунах, чтобы дать ноге отдохнуть. Это случилось ближе к концу, так что совесть Чонгука была почти чиста. Альфа отпросился у тренера и решил поговорить с Чимином. Чон точно знал, что сегодня у омеги индивидуальная тренировка. Пак оплачивал их отдельно, потому что стремился к какому-то там идеалу (не подозревая, что уже был идеален; для Чонгука, во всяком случае). По-быстрому приняв душ, альфа направляется в сторону раздевалки, где обычно переодеваются тхэквондисты. Спорткомплекс почти уже пустой, допоздна тренируются не все секции. В раздевалке пусто, и Чонгук решает дождаться омегу тут. Через какое-то время (альфа, если честно, задремал) дверь открывается, и в помещение входит Чимин. Он, кажется, не сразу замечает альфу, потому что на ходу развязывает добок, оголяя влажную от пота кожу. Чонгуку кажется, что все это ему снится, потому что Чимин вряд ли бы стал раздеваться перед ним. Но альфа быстро вспоминает, где находится, и расширяет глаза. Омега его замечает и тут же прикрывается. - Чон Чонгук! – вскрикивает он, вызывая у Чона улыбку. Альфа трет лицо и поднимается, оставляя сумку и куртку на скамейке. - Привет, - здоровается Чонгук. - Привет! – все еще возмущенно говорит Чимин, делая шаг назад, потому что альфа подходит ближе. – Что ты тут делаешь? - Я хотел поговорить, - Чонгук делает еще шаг и только сейчас замечает, что омега отходит. Чон останавливается и с недоумением смотрит. - Ты меня боишься? - Ты все-таки маньяк? – спрашивает Чимин серьезно, но Чонгук уже научился различать его псевдо-серьезность и серьезность. Альфа ухмыляется. - Что ты сделаешь, если я тебя поцелую? – спрашивает он. - Ты сначала догони, - в тон альфьему отвечает Пак. - Ты забыл, наверное. Я бегун. - Ну, давай, попробуй. Чонгук усмехается и дергается вперед, но Чимин уклоняется в сторону и оказывается за спиной бегуна. - Бегун тоже мне, - ухмыляется омега. Чонгук снова пытается, но Пак снова уклоняется. Альфа улыбается, но это больше похоже на оскал. На хитрый такой оскал. Чонгук дергается вправо, заставляя омегу сделать шаг влево, но тут же Чон перехватывает Чимина и не успевает ничего понять, как оказывается на полу. Больно. Пак смотрит на него сверху распахнутыми глазами: он сам не понял, как опрокинул альфу. Рефлексы сработали, наверное. - Я совсем тебе не нравлюсь? – хрипло спрашивает Чонгук. Чимин улыбается и становится над лежащим альфой. - С чего ты взял? - Почему тогда ты убегаешь от меня? Омега поднимает голову к потолку, зачесывает волосы и протягивает руку альфе. Чонгук обхватывает ладошку и поднимается. Чимин смотрит на него большими блестящими глазами, а на губах – на этих чертовых (чертовски желанных) губах – лежит легкая улыбка. - Мне нужно тебе кое-что сказать, Чонгук, - тихо говорит омега. – Наклонись. - Зачем? – не понимает альфа. - Даже у стен есть уши. Не хочу, чтобы кто-то случайно услышал. Чонгук аккуратно склоняется и поворачивает ухо к губам омеги. Чимин одной рукой берет альфу за шею, склоняется к уху. - Ты идиот, - шепчет он, и Чон не успевает даже ответить, потому что омега двумя руками перехватывает шею, разворачивает лицо к себе и целует. Чимин жадно облизывает нижнюю губу, всасывает ее и больно кусает, а Чонгук на пару секунд теряется, потому что… он целует их, он целует губы, которые желал слишком долго. Целует омегу, который нравится до мозга костей. И, кажется, это взаимно, потому что Чимин целует горячо, мокро, нагло проталкивается языком и без стеснения изучает чужой рот. У Чонгука голова кружится от такого напора, но ему нравится. Омега толкает его к шкафчикам и сильнее тянет голову на себя. Альфа перехватывает чужой язык и всасывает. Чимин воздух носом втягивает и жмется. Чон руки с талии спускает на ягодицы и подхватывает под бедра. Собственным телом альфа ощущает жар оголенной груди. Чонгук разворачивается и прижимает омегу спиной. Чимин ноги на пояснице скрещивает и пытается избавиться от верха добока. Альфа помогает, и на омеге остаются только штаны. Чимин жадно притягивает Чонгука ближе, вплетает пальцы в волосы и больно стягивает, за что получает укус. Омега болезненно стонет, а альфа только укус зализывает в извинении. Пак руки спускает на крепкую грудь бегуна, стягивая кофту. Чонгук понимает и помогает снять ее. Тело к телу, кожа к коже, жар к жару – обоих ведет от желанной столько времени близости. Омега тихо стонет, но вдруг отстраняется. Пару секунд он смотрит альфе в глаза, но Чонгук снова втягивает его в поцелуй. Чимину трудно, очень трудно сопротивляться, но он снова отстраняется. - В чем дело? - Тебе нельзя, - еле дыша, шепчет омега. - Почему? - Завтра соревнования. - Ты шутишь, наверное, - и альфа снова целует, крепко сжимая ягодицы. Чимин снова стонет, но ладошками слабо бьет по спине. - Чонгук, - выдыхает он, облизывая распухшие губы, - нельзя ведь. - Можно, - с улыбкой говорит Чон. – Я не шучу. Джинен нам ничего никогда не говорит. Чимин нижнюю губу прикусывает и теперь сам увлекает альфу в поцелуй, спрыгивая с него. Омега толкает Чона в непонятном направлении, и оба оказываются в душевой. Ловкими движениями Чимин стягивает с альфы штаны, оставляя того в одном лишь белье, и тут же запрыгивает на него. Чонгук смеется, но подхватывает. Кое-как омега включает воду, забивая на собственную одежду, и оба мокнут. Поцелуй под струями еще более горячий, более влажный. Воздуха в легких все меньше, удовольствие от этого только ярче. Чимин снова оказывается прижат к стене, пока альфа стаскивает с него белые штаны. Поцелуи становятся жестче, Чонгук спускается к шее, мучая кожу и оставляя метки. Омега царапает плечи и нетерпеливо трется о возбуждение Чона. Альфе по два раза повторять не надо – рука проскальзывает меж половинок и плавно вставляет один палец. Чимин уже влажный из-за воды и естественной смазки, но все равно скулит от неприятных ощущений. Чонгук отвлекает, кусая шею, но омега голову его перехватывает и целует, толкаясь языком почти до горла. Чон этого не ожидает и случайно толкает палец слишком глубоко. Чимин бьется головой об стену, потому что альфа попал. Чонгук на это только улыбается и вставляет второй палец. Тут Чимин кусает его шею, но совсем не так, как альфа: Пак делает это властно, страстно, чтобы метка осталась наверняка. - Я не могу больше, - выдыхает омега в шею. Чонгук освобождает возбужденный член из белья и одним движением насаживает Чимина до конца. Из глотки омеги вырывается высокий громкий стон. Голова его откинута к стене, пока Чонгук вылизывает шею. Много, так много ощущений, что оба долго не продержатся. Альфа начинает двигаться, придерживая омегу за талию. Сначала медленно, а потом быстрее, сильнее. Чимин стоны уже не сдерживает, только крепче сжимает плечи Чона, ощущая с каждым толчком головку члена где-то глубоко внутри. Узел в животе скручивается слишком быстро, и Чимин крошится на атомы от оргазма, что задевает самые отдаленные части тела. Чонгук чувствует, как омега вокруг члена сжимается, обдает жаром. Один толчок – и альфа кончает, пачкая торс Пака спермой. Вода почти сразу смывает следы безобразия, которое устроили здесь двое разгоряченных спортсменов. - Если ты завтра проиграешь, не смей меня винить. Чонгук только смеется. Альфа на низком старте, глаза устремлены вперед, а мысли на трибуне, там, где Чимин болеет за него. Чонгук, несмотря на неудачную вчерашнюю тренировку, уверен в себе. Он знает, что нельзя быть слишком самоуверенным, а потому просто настраивается на забег. Старт – и Чонгук почти сразу вырывается вперед. Дистанция короткая, поэтому он сразу бежит во всю силу. Как только альфа пересекает финишную черту, широко улыбается. Он первый. И кто вообще придумал, что перед соревнованиями нельзя заниматься сексом? Очевидно, тот, у кого его нет. - Поздравляю, - улыбается Чимин, встречая Чонгука после всех церемоний около выхода. Омега тянется и мягко целует. Альфа наслаждается теплом и мягкостью, пока Пак не отстраняется. - Я хочу тебя познакомить кое с кем, - говорит Чимин. - Не рано? – Чонгук не то что бы против увидеть родителей омеги, но после соревнований, без подарка, подготовки и всего остального, что обычно требуется в подобных случаях, получится не очень красиво. - Нет. Не парься, мои родители не в городе сейчас. - Тогда с кем? - Увидишь. Чимин улыбается мягко, а Чонгук слишком устал, чтобы заметить искорки в глазах. Альфа берет омегу за руку. По дороге они о чем-то болтают, Чимин рассказывает о соревнованиях (будто Чона там не было). Но Паку ведь лучше видно с трибуны, верно? Сегодня до дома омеги они добираются быстро, потому что не гуляют. Чимин заводит его в светлую и уютную квартиру на седьмом этаже. Альфа разувается и неуверенно следует за омегой. Пак оставляет его в гостиной, а сам куда-то пропадает. - Ну, привет, дополнительные занятия, - раздается голос за спиной, и Чонгуку на секунду кажется, что… а нет, не кажется. - Джинен? – глаза у Чона разве что не выкатываются, когда он видит рядом со своим омегой тренера. – Какого… - Я дядя Чимина, Пак Джинен. Приятно познакомиться, - Джинен протягивает руку опешившему бегуну. Чонгук отвечает на рукопожатие. Со стороны раздается смех: Чимину смешно до чертиков. Чонгук смотрит на омегу, потом на тренера и тоже начинает смеяться. Джинен в стороне не остается. Дядя?.. Племянник?.. Твою ж!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты