Your eyes tell

Слэш
NC-17
Завершён
60
автор
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
В мире есть легенда об истинных. Когда человеке найдет другую частичку души и они будут наделены настоящей любовью. Цвет глаз твой и твоего истинного - ключ к его поиску. Но что, когда на дворе 21й век и людей с разными цветами глаз в мире слишком много, а настоящей любви слишком мало.
Примечания автора:
Итак. Эта работа была написана в порыве за два дня. Хочу выразить благодарность за поданную идею Лютику. Я впервый раз пробую себя в написании нцы, так что мне будет очень важен ваш отклик 👉👈

Вижуалочка https://twitter.com/TvoyiKokteil/status/1334259627735838722?s=19

А так же посмотрите в профиль в тви, там публикую кучу аушек и интересных мыслей + вижуал к фф. Этот тоже не исключегие, так что смотри по ссылочке ~> https://twitter.com/TvoyiKokteil?s=09
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
60 Нравится 4 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Спасибо, что решили прочесть работу ~♡
Не забудьте глянуть персонажей перед прочтением, ибо это важно для этого фф!
В мире много легенд. Некоторыми из них нас пугают в детстве, а в некоторые мы верим даже вырастая. Всем людям нужно во что-то верить. Все люди нуждаются в любви, посему множетсво легенд посвящены этому чувству. Одна из легенд, в которую верят люди - легенда о соулмейте. Душе, которая разделена на две и помещена в разные тела, идеально подходящие друг другу. Созданные друг для друга, они будут иметь самую крепкую любовь. Солумейты, зовущиеся истинными. Но есть в мире и быль. Одна из них: "Если глаза человека того же оттенка, то вы - истинные". Пара, любовь которой благословлена.       Они познакомились полгода назад. На дне рождения их общего друга. Чон Хосок вообще словно солнышко и никто никогда не удивлялся, когда люди, знавшие Хоби сходились в прекрасную пару. Ибо Чон собирал вокруг себя лишь хороших людей. Как Юнги попал в этот круг, он понятия не имел. Мин никогда не был добрым, не вел активный образ жизни, а лишь запирался в своем мирке ограниченным тесной комнатой и писал музыку. Он был неприветливым и грубым. Полная противоположность лучшему другу. – Юн, забыл представить, это Чимин. – Чон указал на парня, стоящего рядом с его младшим братом Чонгуком. Рыжая пышная шевелюра сразу бросилась в глаза. Однако, положительных эмоций от вида его Мин не испытал. Чимин выглядел взбалмашным и не серьезным, а таких он не любил, исключением был только Хосок. Слишком непредсказуемые такие люди. Рыжая макушка стояла рядом с Тэхеном – парнем Чона-младшего. На недовольную ауру сразу обернулся Ким. – Хён! – Парень плюхнулся со всего размаху на диван, рядом с Юнги, отчего тот подскочил, – Как твои дела? Мужчина закатил глаза на такой ярый интерес. С Тэхеном они знакомы были уже два года, с момента, когда Чонгук представил свою пару брату, когда тот был с Мином. (На самом деле эта сладкая-парочка ввалилась в квартиру целуясь так, будто пытались сожрать друг друга, в то время как Хоби с Юнги решили устроить вечер фильмов) Мин вздохнул, цокнул языком, но ответил: – Как всегда. А у тебя новый цвет волос, смотрю? – кивнул он на пепельную копну волос, – Тебе идет. – Спасибо, хён. Тэхен был неплохим парнем. Иногда несуразным, вел себя очень нестандартно. Он казался айдолом из-за своей привлекательности. Был яркой личностью и всегда находился в центре внимания. Юнги часто задавал себе вопрос, как Ким уживается с тихим и спокойным Чонгуком. Однако ответ приходил сам собой, стоило посмотреть на то, как мальчишка-непоседа терял свою строптивость с появлением в поле зрение Чона. Глаза обоих имели оттенок перламутрово-синего, поттверждая их истинность и крепкую любовь. Сразу становясь застенчивым и милым с сопровождением "Гук~и". И с тем, когда из уст Тэхёна вырывалось это самое "Гук~и" менялся и Чон. Сразу показывая уверенного и дерзкого, но любящего всем сердцем мужчину. Рядом сел новый объект. С неприглянувшейся Мину рыжей макушкой. – Юнги, правильно? Приятно познакомиться, хён. Только сейчас мужчина заметил, что Ким уже сидит на коленях Чонгука. – Не жди того же. Почему такой отвратный цвет? Чимин рассмеялся так искренне, что Юнги впал в ступор. – Прости, что смешного я сказал? – Ты так упорно строишь из себя колючку, – стерев невидимые слезы-смешинки наконец овтетил Пак, – Не отвратный он. Приятный очень даже. Ну... – Задумался так, словно собирался изложить историю. Мин уже хотел остановить, но парень продолжил, – Я крашусь не так часто, в отличие от Тэ. Я чувствовал себя плохо. Как кризис, знаешь? И когда пришел в парикмахерскую, то не знал в какой цвет покраситься. На столе у колориста лежали персики, ну и я... – Ты покрасился в рыжий из-за персиков? Когда Чимин кивнул, Мин не сдержался и прыснул от смеха. Пак повернулся к собеседнику и увидев улыбку на хмуром лице, изогнул губы и сам. – Говорю же не колючка и улыбка у тебя красивая. Юнги тут же выровнял линию губ и строго посмотрел на Чимина. Глаза в глаза. Повернувшись и увидев перед собой взгляд мужчины, Пак замер. Рыжик молча смотрел в глаза, цвета крепких черных кофейных зерен. Оба понимали неловкость момента, но непонятного контакта не разрывали. Из неоткуда взявшийся Ким Сокджин не зря носил звание обломщик-хена, возникнув между лицами парней. – Эй голубки, вы так долго собрались сидеть? У вас свиданка чтоли? Оба сразу перевели взгляд на старшего. – Джин-хён, а Нам где? – С неоднозначной интонацией спросил Мин, зная о химии этих двоих. Джин был стопроцентным натруалом. Всегда называл себя всемирным красавчиком, что оспаривать никто не собирался, и встречался с самыми красивыми девушками Сеула. Были даже пару знаменитых в городе моделей. Намджун же был за би. И втрескался в Джина безбожно. Старался помогать, ухаживал, но тщетно. – Откуда мне знать?! – Сразу же покраснел Ким,– Юн, я вообще грустить должен. Я с Мёнджи расстался. Мин даже прыснул. – Она была же токсик, чего грустить? За диалогом старших Чимин уже не следил. Он еще раз взглянул на брюнета и его глаза, встал и ушел.

***

      Следующие их встречи особо не отличались. Все такие же случайные столкновения где-то или у общих друзей, коих было через чур много. Чимин думал после каждой из них. Чувствовал себя отвратительно. Он знал, что обманывает. Что калечит жизнь Юнги. Но шел в ванную, снова открывая маленькую коробочку.

***

      Мин не знал, когда это началось. Просто началось. Все чаще стали закрадываться мысли про то, что хочется увидеть уже привычную рыжую макушку рядом. И вот. Они стоят на балконе. За окном зима и минус пять. Сзади горит блеклый белый свет от телевизора, на котором идет какой-то фильм, который был предложен Чонгуком. Хосок смотрел на экран еле моргая, чтобы не уснуть. Джин слушал какой-то тихий рассказ Намджуна о каком-то, видимо интересном, факте. Тэхен мирно посапывал на плече у так же сладко спящего Чонгука. И лишь Юнги и Чимин стояли на балконе. В воздухе летали запахи сигартетного дыма в перемешку с мускусом мужских подвыпивших тел, разбавленный приятной свежестью прохладного воздуха. – Не думал, что ты тоже куришь, – Тихо с хрипотцой прошептал Мин. – Что, – с паузой от затяжки – Выгляжу как софт-бой? – Усмехнулся своими пухлыми губами. Движения Пака были эстетичными во многом. То, как он затягивал сигаретный дым тлеющей сигареты, обхватывая ее двумя пальцами, отставляя большой палец в строну, выглядело невероятно красивым. Как поправлял непослушные неаккуратно уложенные пряди движением небольшой ладони. Все мелочи его движений захватывали. — Нет... Просто не чувствовал от тебя запаха. Чимин лукаво улыбнулся. – Удивительный ты, хён. И снова они разговорились. Губы уже потрескались от холодного ветра из приоткрытого окна. Нос и щеки покраснели от долгого нахождения вне тепла. Сигареты были затушены и скинуты в стеклянную прозрачную, к удивлению, чистую пепельницу. А разговор ни о чем все продолжался. Что-то внутри, в душе, не давало закрыть рот и закончить беседу, заставляя продолжать бессмысленную беседу. Блеск в глазах собеседника воодушевлял, вытягивая все больше новых фраз. Идиллия между двумя людьми, когда хочется сесть близко-близко и просто говорить, а еще лучше – молчать. Из грёз обоих мужчин вырвал топот шагов Сокджина. — Ребят, вы случаем не околели ещё? – открыв балконную дверь, при этом скукожившись от непривычного телу морозного воздуха спросил сонным голосом Ким. Чимин и Юнги переглянулись и проводив Джина обратно к Намджуну, закрыли окно. — Мне ехать домой надо... – С невысказанной паузой выдохнул Мин. — Давай телефон. Будем чатиться, – Лёгкая улыбка тронула пухлые губы, – Будь осторожен по дороге домой. – Введя свой номер и вернув гаджет владельцу сказал рыжеволосый. Юнги накинул куртку. Втиснул ноги в зимние кроссовки и развернувшись, предварительно махнув на прощание рукой, вышел из Сокджиновой трёхкомнатной квартиры. Провожали его лишь Чимин и хозян апартаментов.

***

      Одна из самых важных их встреч произошла в тесной квартирке Юнги. 9 марта. Двадцать пятое день рождение Мина. Сам мужчина никогда не делал из этого праздник и друзей, соответственно, не звал. Единственное что он сделал, так это перекрасился в снежный белый. Однако, стать счастливым ему удалось, наверное во второй раз в своей размеренной жизни. К нему пришли друзья. Ввалившись всей компанией, они принесли весь набор, зная, что сам Мин не удосужится даже торт купить. Чонгук с праздничным калпаком на голове, предусмотрительно нацепленый заболивым Тэхен~и, держал в руках главную сладость, оберегая от наровящего ткнуть пальцем в крем для пробы своего парня. Хосок и Чимин, стоявшие по две стороны и первыми влетевшими в помещение, взрывая хлопушку с яркими конфетти, тут же опавшими на выбеленные волосы именинника. Джин и Намджун, стоявщие позади Гука и Тэ, с яркими праздничными пакетами, из некоторых приятно пахло едой. — С днем рождения, Шуга! – проорала на всю лестничную площадку компания. Юнги не знал, куда деть свои неоднозначные эмоции. Так и стоя в ступоре перед ребятами. Увидев растерянность в глазах друга, Хосок оббежал его сзади и тряхнув за плечи, обнял. Неизвестно, как Мин принял эту ситуацию, но вечеринка подходила к концу, когда Пак подошел к улыбающемуся Юнги. — Юнги-хён, – Негромко, дабы не обратить на себя ненужное лишнее внимание, проговорил рыжик, – Это тебе. В руках появилась небольшая коробочка, обернутая темно-фиолетовой блестящей оберткой. Открыв, внутри Юнги увидел золотую цепочку с подвеской "Agust D" и скрипичным ключом с другой стороны. Плетение ее было некрупным и красиво обработанным так, что более плоско согнутые звенья поблескивали белым. Мин приоткрыл рот в удивлении. Глаза даже заблестели. Это было невероятно красивым и наверняка дорогим подарком. — Недавно Нам проговорился, что ты музыкант. Ну я и прослушал. Хён, ты очень удивительный и прекрасный человек. И музыка твоя невероятная. Мин в порыве даже встал, но опомнившись, неловко попросил зацепить цепочку на руке. Чимин недолго попыхтел над непослушным маленьким замочком, но справившись, сделал то, что Юнги не стал – обнял. — Цвет волос зачет, хён. Оба посмеялись. Это был один из самых первых интимных моментов между ними.

***

      Прошло полгода с их спонтанного знакомства. Четыре месяца, как они начали переписываться. Два, как Пак подарил важную от чего-то Мину вещь. И вот сейчас парни идут к Чимину домой, попивая крепкий кофе. Рыжеволосый имел собственный частный дом в милом месте, более объединенном с природой, чем остальной Сеул. Белый традиционный небольшой домик, с интерьером в американском стиле. С кухней, объединенной в гостинную и столовую зоную. Небольшой ванной в постельных тонах. И гостинечной комнатой на первом этаже. На втором этаже расположилась спальня Чимина и еще одна уборная. Снаружи дом был маленьким и компактным, украшеным зелеными растениями, но за счет правильно расставленной обстановки внутри помещения казались больше, свободнее и воздушнее. — Кидай сумку, устраивайся поудобнее. Чувствуй себя как дома в общем. Сняв обувь у входа и поставив на коврик, Пак исчез за стеной направо, где и была кухонная зона. Пройдя следом за хозяином и вымыв руки, Юнги уселся на мягком диване в современнои стиле. — Хён, ты что-нибудь к снэкам будешь? Да. Чимин и Юнги собираются устроить ночевку с фильмами. Как выяснил Пак, блондин не смотрел ни одного фильма Марвел, что его, как заядлого фаната, задело. И потребовав ознакомить мужчину с вселенной супергероев первым, пригласил на ночевку. Так Мин и оказался у рыжеволосого дома. — Какой-нибудь газировки. Час за часом и снаружи уже стемнело. Юнги уже сладко причмокивал, когда Чимин встал с дивана. Звук выключившегося телевизора, выдернул парня из состояния полусна. И тут захотелось пить невероятно. Однако, не будучи хозяином и все же имея манеры, Юнги не знал, где можно взять питьевой воды. Тогда пришлось аккуратно встать, чтобы диван не слишком громко скрипнул. Тот оказался на удевление тихим и без звуков отпустил лежащее до сего на нем тело. Поднявшись, Юнги сразу заметил довольно яркий беловато-синий свет, исходящий из, как помнил парень, ванной. И сразу направился туда. Дверь была открыта, потому Мин не стал стучать, отвернувшись на всякий случай. — Чимин, а где... Поняв, что Пак одет, он повернулся. Однако последующая картина застала в расплох. Чимин стоял обмерев, с щипцами в руке, вынув зеленовато-серую линзу и явив истиный цвет своих глаз. Черные крепкие кофейные зерна. В следующую секунду рука парня дрогнула и инструмент выпал вместе с инородным глазу предметом. — То есть ты все эти шесть месяцев носил линзы? – выдержав пазузу продолжил, – Да? Голос старался не дрогнуть. Юнги должен остаться непоколебимым. Даже если это будет отказ в истинности, он выдержит. — Да. Да, так и есть. Чимин рвано выдохнул. Повернулся обратно к зеркалу и протер глаза руками, словно пытаясь смыть тяжесть с них. — Но, Юнги-хён, выслушай, – Сглотнув, и мечась от тяжести отчаяния продолжал Чимин, – Пожалуйста, просто выслушай. Мин стоял и не сводил прожигающего взгляда с соулмейта. Как ему это понимать? Уйти или остаться? Забить и продолжить жить или плюнуть в лицо? Пак ведь знал и просто бездействовал. Но Юнги не дурак. Он взрослый человек и не капризная девочка, чтобы устраивать скандалы. Да и не герой дорамы. — Попить дай. Жду тебя на диване. Всё-таки решил. Он хочет решить это по-взрослому. Хочет быть счастливым, независимо от того, на чем они остановятся. Хочет быть лучше. Сев на диване Мин ощущал напряженность и тяжесть воздуха. В комнате пахло Чимином и освежителем воздуха, вкус которого он не знал. Тишина была неприятной, как когда все живое умирает, оставляя за собой след тревожности. Вода, любезно принесенная рыжеволосым, показалось очень вкусной и отрезвляющей мысли. Он кивнул, как бы давая понять, что готов слушать. Сложил локти в замок и кинул ногу на ногу, даже не скрывая, что не собирается смотреть на парня. — Хён, прости меня. Я знаю, что обманывал, но молчал. Я... Я знаю, что не должен был так поступать. Не хочу оправдываться и.., – Голос всё равно подрагивал, хоть Чимин и пытался сохранять спокойствие. Мысли путались и слова забылись, словно он не знает ни одного языка, – Знаешь. Я с детства не любил эту легенду про цвет глаз и истинных. Не любил сам факт того, что такие пары встречаются. Я боялся, что буду обязан этому человеку. У меня не было ни одного хорошего примера счастливой истинной пары... Я.., – Паку пришлось выдохнуть, ибо плечи начали подрагивать от неприятных уму воспоминаний, – А потом я увидел, как Тэ и Гук~и счастливы вместе. А потом тебя увидел и меня как... как волной снесло. Правда, – Он обернулся снова, в надежде все же увидеть на себе нужный взгляд. Увидел. И стало еще тяжелее на сердце, – Я н..не хотел портить жизнь своему и..истин..ному человеку... Не хотел и боялся этих отношений и чувств. И в двенадцать начал носить линзы. Я Тэхену завидовал. Он.. он меня отговаривал от этой идеи. Уверял, ч..что души противоположными не бывают, что все будет хорошо. Я не верил. – Слеза все же скатилась по щеке, забрав с собой сорвавшийся с губ всхлип, – Не верил, пока тебя не встретил, хён. Я полюбил тебя, хён. Чимин опустил голову, боясь реакции на свои слова и на свои слезы. Если бы только поднял голову, то увидел на лице Юнги отклик на его боль. — Чимин~а, – Пак тут же поднял взгляд, услышав всхлип, – Ты бы хоть слово вставить дал, дурак. Мин улыбнулся в поцелуй. Сначала нежно чмокнув такие желанные пухлые губы, а затем более смело накрыв этим самым поцелуем. Напряжённая атмосфера спала, оставляя место лишь концентрации чувств, которые освещал пробивавшийся сквозь прозрачные шторы лунный свет, подсвечивая и профили лиц парней. Поцелуй был мягким, выражющим лишь слова, которые было не высказать каким-либо языком мира. На щеки наполз легкий розовый румянец. Чимин, не отрываясь от любимого человека, обнял за худую шею. Почувствовав на коже уже не свои слезы, он оторвался и стал зацеловывать щечки и нос Мина, переместив ладони так, чтобы придерживать лицо парня. Целовал стараясь забрать боль, которую причинил своим обманом. — Люблю тебя... С придыханием. Они не знали кто из них это сказал. Возможно, это были они оба. Так и проведя час. Целуясь нежно, словно восстанавливая упущенное ими время. — Мне плевать на твоих тараканов в голове... – Сглотнув наваждение шепчет Юнги, – Я был готов быть с тобой, не смотря на твой цвет глаз. Целуя в лоб, будто бы убеждая, что серьезен. Переводя взгляд на темные освещенные светом луны глаза напротив. — Я понял. Спасибо тебе. За всё спасибо. Чимин же целует в маленький носик, говоря, что действительно принял. Они обнимаются еще долго. Не хотят оторваться друг от друга. Боясь нечаянно разорвать наконец соеденивщуюся душу. Губы уже покраснели от нежных поцелуев, а спины уже устали держаться на весу так долго. Когда Пак начинает целовать настойчивее, пугая Мина внезапным напором. — Я..Мы... — Все хорошо. Я не брошу тебя, обещаю, – Целуя за ушком, – Люблю тебя и хочу заявить на это. Тише с каждым словом. Вверяя друг другу себя полностью. Чимин целует напористо, но мягко. Подхватывая под ягодицы, встает с телом на руках, и улыбаясь в губы, когда Мин обхватывае его ногами. Оставляя нежные поцелуи на шее, заставляя задирать голову назад, поднимаются по лестнице. Пак открывает дверь в спальню ногой, не изъявляя желание терять телесный контакт. Аккуратно кладет Юнги на идеально заправленную постель. Здесь он смотрелся невероятно нужным и правильным. — У тебя... — Всё есть, не волнуйся. Прерывает блондина рыжик. Стягивая с себя домашюю футболку, кидает в хаотичном направлении и продолжая целовать подбородок. Плавно переходит на ключицы, ставя пару засосов, снимает предмет одежды уже с партнера. Температура в комнате поднимается или же так кажется двум разгоряченным телам. Запах дома Чимина приобретает новые нотки, в которые примешивается запах Юнги. Справившись с одеждой, рыжеволосый спускается поцелуями-бабочками ниже по впалому животу, подмечая худощавость человека под ним. Касаясь губами под пупком, срывает с влажных небольших губ первый тихий стон. Пак остраняется, чтобы достать смазку и резинку, умиляясь с того, как раскраснелся Юнги и как он незаметно сжимет своими ладонями его руки. Отыскав нужное, он возвращается на место. Пару раз предварительно огладив возбужбение Юнги, он открывает тюбик и выдавливает холодную жидкость на пальцы. Следом целует, приставляя пальцы к девственному входу и вводя один. Увидев, как поморщился Мин, он начинает зацеловывать лицо. Хаотично касаясь то щек, то носа, то губ. — Потерпи чуть-чуть, Юн~и. Совсем немного, малыш, – Почувствовав как палец проходит свободнее, Пак постепенно ввел второй, – Расслабься. По-тихоньку разрабатывая проход, он продолжал отвлекать Мина от оставшихся неприятных ощущений. Попав по чувствительному комку нервов, он услышал новый более протяжный стон. — Чимин~а... Не ожидая от самого себя, Юнги стыдливо прикрыл лицо рукой. — Убери руку, всё хорошо. Получив новый поцелуй в лобик, парень послушался. Но желание вернуть руку вернулось, когда Чимин повторил движение, вместе с тем вставив третий палец. Вырывая застенчивые стоны наслаждения, Пак вынул пальцы, на что последовал недовольный стон и взмах бёдрами. — Ч..Чимин~а-а Протянул Юнги, царапая спину партнера до красных полос за мгновенье, когда Чимин вошел. Начав двигаться, он выбивал из головы Мина все мысли, оставляя лишь звезды перед глазами. Собственное имя вперемешку со стонами из любимых раскрасневшихся влажных губ сводили мужчину с ума. Возникло желание поцеловать эти сладкие губки, закусив и пососав нижнюю, что он и сделал. Каждый толчок доставлял невороятное ощущение, словно вспышки сверхновых. Это был не секс, нет, это была любовь. — Ч...Чим..ин..Чимин... Срываясь на каждом слоге и шепча проскулил блондин. Рыжеволосый понял без продолжения, хватаясь за оставленный без внимания член парня и надрачивая в свой такт, доводя обоих. Сделав последний толчок и оставшись внутри, Пак упал на разгоряченное тело, целуя в подбородок. Юнги разомленный и довольный, едва не вырубился, но Чимин вовремя поднял его и отнес на первый (какого черта ванная в этом доме только внизу???) этаж, смыв следы страсти. Мин уснул на руках парня, когда тот нес его в кровать. Уснул, оставив один единственный вопрос неразразешенным.

***

Проснувшись утром один, Юнги уже было расстроился. Но потом до него дошло, что он все еще дома у Чимина. Следом с пробуждением, до него наконец дошел восхитительный запах оладьев и явно с теплым медом. Первое что попалось под руку из одежды - футболка Чимина, лежавшая в углу кровати. Выходить голышом не прильщало. Кое-как встав, преодолев болевые следы от вчерашней бурной ночки, Мин подцепил рукой свои боксеры, покоившиеся до этого на ковре около кровати, он вышел из комнаты и направился вниз. На кухне за гарнитурой стоял Чимин, насвистывая мелодию одного из синглов Агуста Ди. На столе стояла пиалочка со свежерастопленным мёдом, а рядом с плитой, где носилась рыжая макушка, расположилась тарелочка восхитительных на вид оладьев. Юнги аккуратно прошел к столовой зоне и тихо отодвинул стул. — О, проснулся? Сходи умойся сначала. В шкафчике слева неоткрытая зубная щетка. И приходи за стол. Ты как-тоговорил, что любишь европейскую кухрю, вот я и... – Улыбнулся своей обворажительной улыбкой. Только сейчас Мин обратил внимание, что красная спина хозяина квартиры просвечивалась даже через хлопковую ткань оверсайз футболки. Вернувшись, Юнги увидел невероятно милую картину: Чимин стоял, поправляя бедную кремовницу с конфетами из стороны в сторону. На две тарелки были выложены готовые мучные сладости. Заметив Мина, Пак смутился и указал жестом, что приглашает за стол. — Так... Мы ну... — Резав очередной оладушек начал мужчина, – Не ожидал увидеть тебя на утро, если честно... – Ответил он на вопросительный взгляд уплетавшего за обе щеки рыжика. Услышав последнюю фразу, Чимин замер. Положил вилку с ножом на место и сглотнул пережеванное. Выдохнул. — Юнги, я понимаю.. нет, знаю. Знаю, что причинил тебе своим обманом боль. Но то, что я вчера сказал не было поводом затащить тебя в постель... Я правда тебя люблю и хочу... Ну.. Быть вместе, что ли? Краснея с каждой фразой всё больше, ответил на волнующий обоих вопрос Пак. — Хорошо. Тогда... Значит вместе, да? От улыбки Юнги все перевернулось снова. Чимин подошел к своему белому мишке и обнял. — Люблю тебя. И снова, они не знали, кем была сказана эта фраза. В мире есть такие люди. Душа которых разделена на две и помещена в разные тела. Если они соединятся в союзе, то любовь их будет самой крепкой и прекрасной. Они будут истинной парой
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты