Пути назад... Нет?

Слэш
R
Завершён
2213
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
14 страниц, 1 часть
Описание:
Гарри любит Драко, но тот не согласен даже на дружбу. Доведенный до отчаяния Гарри решается на...
Посвящение:
Фантомка Алёнушка - тебе! Твоя фраза "ты как будто написала для меня" и стала решающей. Ты знаешь, как я переживала и за фик, и за Гарри, и за Драко. Спасибо тебе за всё, что ты для меня делаешь!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2213 Нравится 39 Отзывы 392 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Гарри казалось, что он сходит с ума, и у этого помешательства, у этого морока, у этого яда было вполне конкретное имя – Драко Малфой. То, что он чувстововал к Малфою было в сто раз хуже «Круцио», хуже головных болей, хуже самого страшного кошмара. Вот Драко во время судебного заседания, стоит, глядя прямо перед собой; или позже, на описи личных вещей и имущества мэнора; или в Министерстве, на отработке своих административных часов – кажется, протяни руку и… Гарри многое бы отдал, только чтобы провести рукой по волосам, разгладить пальцем ставшую постоянной морщинку между бровей, просто стоять рядом, касаясь хотя бы рукавом. Только Малфою от Гарри ничего не нужно, ни-че-го. Даже просто видеться, даже мельком пересекаться. Порой Гарри кажется, что спасительный «Обливейт» был бы сейчас очень кстати. Он понял, что болен Малфоем на шестом курсе, когда тот стал избегать любой встречи, когда все нападки, подковырки, стычки сошли на нет. Гарри стало физически не хватать контакта. Любого. Ведь даже в драках были свои плюсы – возможность дотронуться, в перепалках – встретиться взглядом. И когда это закончилось, Гарри будто привязали к Драко, словно ввели в кровь, как наркотик. Смотреть бы, где находится Джинни, а Гарри упорно направлял палочку на карту Мародеров и искал только одного человека, имя которого день за днем растворялось на бумаге возле Выручай-комнаты. Малфой не смотрел, когда Гарри или Рон его окликали или нарочно громко говорили о нём, не реагировал на выпады в свою сторону, не отвечал и, казалось, вообще не замечал никого вокруг. И Гарри сорвался. Уже потом, после всего случившегося в туалете плаксы Миртл, Гарри вспоминал, как Малфой нападал – блёкло, вполсилы, так и не задев его ни одним из заклятий, словно специально, словно пугал... Гермиона твердила одно и тоже: «Ты помешался на Малфое». Помешался. Заболел. Проклял себя Малфоем. Влюбился. Осознание пришло внезапно, в Малфой-мэноре, когда Малфой рассматривал его лицо, когда Гарри поймал себя на том, что качнулся вперед, словно пытаясь… поцеловать. Как бы потом Гарри ни уговаривал себя, как бы не врал себе, что это была попытка высвободиться, придвинуться ближе… Нет. Всё, о чем он думал, как ему казалось, перед смертью – это поцеловать Драко. Хотя бы на мгновение прижаться к этим искусанным губам и, может, даже укусить, чтобы помнил чуть дольше… Гарри, словно в рыболовной сети, с каждым днём всё туже и туже запутывался в этом чувстве. - Я только надеюсь, что это не противная Чжоу, - поморщилась Джинни. Гарри помотал головой. - Ну и ладно. Хуже нее всё равно никого быть не может, - фыркнула она, тряхнув копной огненно-рыжих волос. - Ты так говоришь, потому что она была моей первой влюбленностью? – Гарри задумчиво намотал её локон на палец. - Да прям! Меня просто бесит, что мы с этой лахудрой в одной команде, и как только что-то не по её, так она сразу плакать начинает, а парни… Ну, парни и есть парни – ведутся, как телки на веревочке, уговаривают её. Раздражает! Ты представить себе не можешь, как эта… Чжоу меня раздражает! – у Джинни от злости едва пар из ушей не шел. - Ты всё равно круче нее в сто раз и красивее, вот она и пытается изо всех сил и любыми способами обратить на себя внимание, - улыбнулся Гарри и приобнял Джинни за плечи. Он действительно считал её красивой. И умной, и бойкой, и целеустремленной. У нее был только один недостаток – она не Драко Малфой. - Ты самый лучший. И если ты сохнешь не по Чжоу, то пусть у тебя всё получится. С Джинни о чувствах, точнее об их окончании, даже речи не зашло, всё как-то после войны так закрутилось… Гермионе было не до Гарри и его отношений с Джинни – она активно меняла Рона под себя, чему тот активно сопротивлялся, а Джинни кроме квиддича вообще ничего, казалось, не интересовало. Гарри же изо всех сил старался наладить отношения с Малфоем - пытался пригласить куда-нибудь, сблизиться, найти общие темы для разговоров, предлагал свою помощь... Да он даже дружбу ему предложил - сразу после суда, в министерстве! Протянул руку, попросил дать им шанс. - Поттер, я не смогу быть твоим другом, и ты сам это прекрасно понимаешь, - губы Малфоя подрагивали. - Но почему? Ведь война позади! Всё позади! Нам не из-за чего больше враждовать! – Гарри никак не мог понять, почему Малфой даже попытаться не хочет. - О, да! Святой Поттер и поганый прихвостень Волдеморта, действительно, ну чем не друзья? – смех Малфоя вышел лающим, а голос по-старчески скрипучим. И сколько же горечи было на лице! - Да при чем тут это?! Я же тебе просто предлагаю общаться! – Гарри шагнул вперед, а Малфой отшатнулся от него, словно от прокаженного. - Хватит, Поттер! Хватит! Я понял, что ты святой, понял, что ты такой весь чистенький, хороший, добренький! Что даже меня, убогого, готов облагодетельствовать своей грёбаной дружбой! – процедил Малфой сквозь зубы, но, словно опомнившись, совсем тихо добавил: – Только мне не нужна твоя дружба! - А что тебе нужно?! – Гарри готов был разрыдаться от беспомощности. - То, что мне от тебя нужно, ты дать не в состоянии, - Малфой пригладил волосы и отвернулся, направляясь к лифтам. - Что мне сделать, чтобы ты согласился?! – проорал Гарри ему в спину. Малфой вздрогнул, замер и, не поворачиваясь, тихо проговорил: - Оставь меня в покое. Пожалуйста. И тогда к неразделенной, глупой, изувеченной любви добавилось какое-то дикое, звериное отчаяние. Регалии, деньги, внимание журналистов, поклонники, все это было ему не нужно, лишь бы Малфой не смотрел на него как на врага. Гарри отдал бы всё просто за дружбу. Ведь любовь может родиться из дружбы – как у Рона и Гермионы, как у мамы и отца… Гарри пытался. Однако в ответ на все его попытки поговорить, сблизиться, Малфой упорно сводил общение к узкому кругу тем, вроде погоды, квиддича, работы, и всякий раз демонстрировал откровенное облегчение, когда к их беседе присоединялся ещё кто-нибудь. Гарри уже почти сдался, когда во время одного из визитов к друзьям речь внезапно не зашла о каком-то старом заклинании. - То есть можно заговорить вещь, и человек в тебя влюбится? – Гарри так и не донес бокал с пивом до рта. - Теоретически, - поджала губы Гермиона. - И ничего не теоретически! - возразил Симус. – Очень даже практически! - Да, но какие там последствия! К тому же это Заклинание Безвременника действует на протяжении десяти лет, но только если его обновлять, и пока человек носит вещь, не снимая… Дальше Гарри не слушал – десять лет с Драко! Десять долгих, счастливых лет с Драко! Это же целая жизнь! Это три тысячи шестьсот пятьдесят дней каждое утро просыпаться вместе, иметь возможность дотронуться, поцеловать, погладить по волосам, как мечтал! О, Мерлин! Даже сексом заняться! Но это ничто по сравнению с тем, что они бы путешествовали вместе, наряжали елку на новый год и прятали по шкафам рождественские подарки, выбирали бы вместе обои в гостиную или спальню... Малфой бы ворчал, что у Гарри нет вкуса, а Гарри бы наверняка смеялся в ответ и обнимал его украдкой где-нибудь за стеллажами, они бы пекли круассаны и смотрели колдовизор в обнимку, сидя на диване. Они бы многое успели за эти десять лет. Вот только что было бы потом, Гарри думать боялся. Наверное, Драко возненавидел бы его, но ведь сейчас только это и есть. Что лучше - так и не сбывшиеся мечты или счастливые воспоминания - Гарри теперь решить не мог. Той ночью Гарри проснулся на перекрученных сбившихся простынях. Ему снился Драко – целующий, ласкающий, отдающийся! Тот шептал о том, как сильно любит… Гарри уже давно смирился с тем, что он никогда не будет с Драко. И посоветоваться-то было не с кем, поделиться. Ни тогда, когда Гарри осознал эти чувства, ни тогда, когда понял, что избавиться от них не удаётся. Он пытался поговорить с Роном и Гермионой о своей любви к Драко, естественно, не упоминая его имени, иначе они бы, скорее всего, даже слушать не стали. Однако этот разговор так и не принес никакого результата. Да и сложно было слушать о том, что просто нужно дождаться своего часа, ведь Рон и Гермиона дождались, а как объяснить им, что их отношения с Драко вовсе не тоже самое, Гарри не знал. Он даже намекнул, что этот "кое-кто" совсем даже не девушка, на что Рон скривился, а Гермиона попросила выкинуть эту глупость из головы. Гарри кивнул, сожалея про себя о том, что не всё так просто. Он и с Кингсли пытался поговорить, но тот лишь похлопал его по плечу, уверенно сказал: «Это юношеское, это пройдет». А с кем ещё можно было посоветоваться, Гарри понятия не имел. Наверное, было бы проще, если бы родители были живы. Или мудрый и спокойный Ремус, он же всегда слушал и помогал... Гарри устал быть один, устал от видимости, что он кому-то нужен. Он герой, и вроде бы нужен всем - журналистам, поклонникам, и все к нему тянутся, но на самом деле один. Ни друзей, таких, с которыми можно было бы поговорить о самом сокровенном, ни семьи, ни родителей, никого, кто бы мог направить, помочь, да просто выслушать. Гарри после школы старался забыть о Драко, наладить свою жизнь, но... Отношения с Джинни так и не продвинулись дальше дружеских. Казалось, она подсознательно чувствовала, что Гарри влюблен в другого человека. Да и учась в Академии, он пытался встречаться с девушками, а однажды даже с парнем, однако ничем хорошим это не закончилось. Где-то неподалёку всегда появлялся Драко. Стоило газетам написать, что Гарри появился где-то с кем-то больше двух раз, как Малфой оказывался где-то поблизости. А дальше не трудно догадаться: сравнение спутницы и маячившего неподалёку Малфоя, всегда оказывалось явно не в пользу первой. Потом Малфой, конечно, исчезал, и всё начиналось заново. Отвлекался Гарри только на работе - Кингсли даже слушать его не стал, назначив своим замом. В кулуарах шушукались, что, мол, он очень молод, на что Шеклболт только хитро улыбался, а в глазах читался вызов: ну так скажи что-нибудь против Гарри Поттера! Они с Кингсли были и во Франции, и в Италии, и в Болгарии. Гарри встречался с огромным количеством разных людей, учил новые языки, узнавал всё больше и больше. Только оставаясь ночью в номере, глядя на своё отражение в оконном стекле, за которым мерцали фонари, он представлял, что к нему сзади обязательно подошел бы Драко, провел теплыми ладонями по плечам и груди, оперся подбородком о плечо или уткнулся в затылок. Больше всего на свете Гарри не любил вечер и ночь, и совсем не важно, в какой части света и в какой дорогой гостинице он находился. Его мысли неумолимо возвращались к Драко. Гарри за эти годы так устал от борьбы сам с собой, он просто хотел быть счастливым. Безоглядно счастливым с Драко. Хотя бы какое-то время, пусть совсем недолго. И нужно же было Симусу упомянуть в разговоре этот приворот! Теперь эта мысль не давала покоя, жгла, соблазняла, манила... Гарри решился после того, как однажды в Министерстве услышал проклятия, которые маги шипели Малфою вслед. Ничего, прав Кингсли - если кто-то будет встречаться с Гарри Поттером, то кто посмеет на него рот раскрыть? Да Гарри и сам не позволит. Наверное, крестраж Волдеморта был в нём слишком долго, наверное, щупальца проросли слишком глубоко, а может, Гарри был не таким уж нормальным. Ведь нормальный человек никогда не решился бы на подобное… Но как же велик был соблазн! И целых десять лет вместе! Да, главным условием было, чтобы Малфой не снимал вещь, иначе обряд мог навредить колдовавшему, вплоть до лишения магии. Да, через десять лет Гарри мог и не выжить, как случалось почти в девяноста процентах случаев из ста, но… быть с Малфоем, касаться его, да хотя бы просто называть по имени. Драко. Драко. Драко. Добыть вещь оказалось куда проще, чем стащить у Гермионы заклинание – книгу она давать отказалась. Гарри ничего не осталось, кроме как выдрать нужную страницу. Что же касается личной вещи Малфоя, то тут словно сама судьба благоволила Гарри – в Министерстве оказалась целая коробка личных вещей Малфоев, которые якобы изъяли для досмотра на темные заклинания. Всё сложилось как нельзя удачнее, и Гарри услышал разговор Кингсли и Люциуса. Малфой требовал отдать перстень с гербом и браслет, говорил, что Драко их вообще не снимал никогда, что это их семейные реликвии. Гарри изо всех сил гнал от себя мысли о том, что будет потом, после окончания действия приворота. Он с нетерпением ждал момента, когда Драко будет смотреть на него иначе – как на любимого. Гарри провел обряд, наложил на кольцо чары, а так же зачаровал браслет - для надежности, вернул вещи в хранилище, чтобы не вызвать подозрений, и попросил Кингсли вызвать Малфоя, чтобы вернуть вещи. Гарри готовился с самого утра - надел лучшую мантию, сходил к парикмахеру. Только головная боль оказалась очень некстати. Гарри выпил зелье и присел на кресло, прикрывая глаза, и сам не заметил, как задремал. Ему снилось, что он держит ладонь Драко, что они гуляют по Лондону, что Гарри рассказывает ему о работе и друзьях, только тот всё время молчит. Гарри отпускает его руку, и Драко падает на брусчатую мостовую пластиковой куклой, нарисованными пустыми глазами смотря в небо. Проснулся Гарри рывком. Всё так и есть: Гарри - бездушный кукловод! Какое право он имеет распоряжаться чужой жизнью, жизнью человека, которого любит?! Взглянув на часы, Гарри обнаружил, что опаздывает уже на добрых четверть часа, и даже не пригладив волосы, аппарировал в Министерство. Он вошел в кабинет в тот момент, когда Малфой уже надел кольцо, сжимая и разжимая кулак. Гарри затаил дыхание. - Хм… Я уже даже отвык… - словно сам себе сказал Драко, и встретившись взглядом с Гарри, добавил: - Добрый день. - Добрый, - ответил тот, настороженно разглядывая его. - Всё ли на месте, мистер Малфой? - спросил Кингсли Драко и приветственно кивнул Гарри. - Да, вроде… - Малфой достал из коробки браслет. Сердце Гарри пустилось в галоп. - Не надевай! - выпалил он, пытаясь забрать украшение. - Не понял? - оторопело моргнул Драко, сжимая в руке браслет. - Просто. Поверь мне. Не надо. Я сейчас тебе всё объясню, только положи его обратно, - Гарри умоляюще на него посмотрел. - Гарри, что случилось? - спросил Кингсли. - Всё вещи проверены и описаны Аврорами, всё в порядке. - Я могу идти? - надменно поинтересовался Драко, отодвигаясь от Гарри как можно дальше. - Конечно, мистер Малфой, - кивнул Кингсли. - Подожди, браслет... - Мистер Шеклболт, вас срочно вызывает Министр Ловейн из Франции, говорит, дело неотложное и очень важное, - в кабинет зашла запыхавшаяся секретарь. - Конечно, Сельвина, - Кингсли кивнул и, повернувшись к Гарри, добавил: - После тебя. - Но браслет! Как же вы не понимаете! Его нельзя надевать! Он... - Хватит! - оборвал Гарри Шеклболт. - Вы бы платили своим подчиненным побольше, что ли, чтобы они на чужие вещи не бросались. Всего доброго, - зло произнес Малфой и, не дожидаясь ответа, аппарировал. Гарри зажмурился - что же он наделал?.. - Да что с тобой? Хотя, не сейчас. Пойдём, - помотал головой Кингсли и вышел из кабинета, а Гарри направился следом. После всего случившегося он никак не мог сосредоточиться на работе. Мысль о том, что он совершил, не оставляла ни на минуту! Почему он поддался искушению, почему не предупредил, не выхватил, не объяснил? Теперь даже знание того, что он может лишиться магии, не пугало. Так ему, манипулятору, и надо! Найти бы только способ забрать у Малфоя эти дракловы вещи! Гарри пытался поговорить с Драко при встрече, слал сов, но ничего не выходило - совы возвращались, Малфой даже не вскрывал конверты. Гарри стал наблюдать за его поведением, однако ничего особенного не происходило. Малфой носил и браслет, и кольцо, но теперь, казалось, стал избегать общения ещё больше, даже взглядом старался не пересекаться, не то, что обмолвиться парой слов. Видимо, что-то действительно пошло не так, но что - Гарри понять не мог. Он сто раз пересмотрел в Омуте памяти свой ритуал, сравнивая с выдранным из книжки листом – всё в точности как написано, но почему же тогда?.. День рождения Гарри всегда праздновали в Министерстве – с размахом, с фантазией, с долгими речами и перечислениями всех его подвигов. Он обязан был принять подарки, с улыбкой выслушать одни и те же поздравления и пожелания. У Гарри было странное чувство, будто он продирается к стоявшему в стороне Драко словно через терновник. Каждый новый поздравляющий крепко цеплялся и держал, держал… В какое-то мгновение Гарри показалось, что Малфой ушел, однако взгляд словно сам собой зацепился за белобрысую макушку – тот уже стоял у лифтов. Ну, нет! Сегодня они поговорят! Гарри наспех поблагодарил Чжоу за поздравления и решительно направился к Драко. Оказавшись вдвоем в одном лифте, Гарри назвал этаж, где находился кабинет Кингсли – там им уж точно никто не помешает. - Малфой, я хотел… В смысле... Я слал тебе сов, - сказал Гарри, ругая себя за то, что не начал с главного. - Я знаю. Поттер, скажи мне, ты отстанешь или нет? - Малфой наконец-то смотрел прямо в глаза. - Да. Нет. Не знаю, - честно признался Гарри, запуская руку в волосы. - Отстанешь, - перебил его Драко, горько усмехнувшись. - Готов спорить на всё твоё состояние в Гринготтс, что после этого ты от меня шарахаться будешь. - После чег... - Гарри даже повернуться как следует не успел. Драко схватил его за грудки и припечатал к стене, жадно целуя приоткрытые от удивления губы, покусывая, проталкивая язык в рот. Гарри замер буквально на секунду, но тут же ответил, прижимая к себе Драко изо всех сил, одной рукой зарываясь в удивительно мягкие волосы, а второй с нажимом проводя по спине, от шеи до поясницы. «Наконец-то мой!» - пульсировало в голове. Он совсем забыл, о чем хотел поговорить, забыл, где находится. Казалось, Гарри просто выпал из реальности. Сейчас имело значение только то, что Драко не отстранялся ни на секунду, кусая губы и тут же зализывая укусы, то, как он шарил дрожащими руками по груди, бокам, вытягивая рубашку из брюк. Добравшись до обнаженной кожи, Драко тихо застонал прямо Гарри в рот, проводя ногтями по чувствительной коже под ребрами, отчего Гарри зашипел. О, Мерлин, да! Потом хоть апокалипсис, хоть новое возрождение Волдеморта – всё, что угодно, лишь бы это не заканчивалось сейчас! В кабинет Кингсли они ввалились едва ли не наощупь. Драко словно боялся отпустить, словно дорвался, но и Гарри не отставал. Он буквально разодрал на Драко рубашку, впиваясь пальцами в горячую гладкую кожу. Голова кружилась – то ли от бешеных, диких поцелуев, то ли от счастья, то ли потому, что это просто был Малфой - при нём голова Гарри всегда отказывалась работать нормально. - Мне кажется, я схожу с ума… - хрипло простонал Драко, спускаясь поцелуями по шее. – Ты не должен был так... со мной... Гарри словно окатило холодной водой – он ведь ни разу не подумал, был ли у Драко кто-то, кого он любит. Он замер, а Малфой настороженно поднял голову от его груди: - Не буду, если не хочешь… я напугал тебя? Гарри помотал головой. Конечно, Драко бы наверняка предпочел ему какую-нибудь красивую девушку, конечно, Гарри сейчас не должен был быть здесь… - Я приворожил тебя, - признание вылетело само. Оно словно сидело на языке, словно только и ждало, пока Гарри сорвется и скажет. И он сорвался. - Ч-что, прости? – Драко попятился назад, цепляясь за остатки рубашки на груди. - Я провел приворот Безвременника и поэтому… это всё, - Гарри неопределенным жестом указал на комнату, Драко. – Я пытался сказать тебе. Я пойму, если ты меня прок… Договорить Гарри не успел – Малфой ударил наотмашь изо всех сил. Они повалились на пол, Драко шипел, как ненавидит, как уничтожит и никогда в жизни больше не подойдет ближе, чем на сто футов… Злость, обида, боль поднялись в Гарри от этих слов, будто цунами, и он ударил в ответ. Они катались по полу, мутузя друг друга, шипя проклятия, выпуская всё скопившееся напряжение и злость. Гарри лежал на спине, когда Драко в очередной раз занес кулак над его лицом. Он просто закрыл глаза и расслабился – вся злость вышла, оставив после себя только чувство вины, боль и странную, изувеченную любовь. Драко так и не ударил, вместо этого отсел дальше, опершись спиной на массивный дубовый стол и тяжело дыша. - Почему я, Поттер? За что? Гарри сел, ощущая, как ноют ребра, как во рту отдает ржавчиной кровь от разбитой губы, как тянет скулу. Но он точно знал – это было ничто, по сравнению с тем, что испытывал сейчас Драко. - Не знаю. Просто ты. Всегда ты. Я бы очень хотел, чтобы это был кто-то другой, чтобы всё это было без магии, - он чувствовал, что еще немного, и он позорно разревется, как Чжоу, о которой говорила Джинни. - Сука ты, Поттер, - кажется, Драко тоже был близок к тому, чтобы заплакать. Гарри кивнул - ещё какая. Лучше бы Драко снова бил, лучше бы орал и сыпал проклятиями, чем то, как он выглядел сейчас - на его лице читалась обреченность и боль. - Столько лет, столько долгих долбаных лет… - проговорил Драко, уткнувшись себе в ладони. - Лет?! – Гарри, казалось, даже дышать перестал. - А ты не собираешься мне признаться, на каком курсе ты это сделал? М? На третьем? Четвертом? На каком?! Когда будет десять лет и ты, наконец, сдохнешь и оставишь меня в покое?! – Малфой в сердцах оторвал от рубашки и так едва державшийся рукав и бросил его в Гарри. - Д-да это было чуть больше двух месяцев назад… После годовщины победы… Я раньше не… То есть я тебе тоже… так давно?.. – Гарри на четвереньках подполз к сжавшемуся вмиг Малфою. – Драко? Я очень тебя прошу, я тебя умоляю, скажи мне всё! Пожалуйста! Малфой совершенно по-детски подтянул колени к груди, уткнулся в них лицом и отрицательно помотал головой. Гарри сел рядом, прижимаясь к нему всем боком. Ну и ладно, он сейчас сам всё расскажет, а дальше… Снимут браслет, и будь, что будет. Гарри заслужил всё. - Я понял, что не могу без тебя, на шестом курсе, когда ты занялся починкой шкафа… - Неужели фанатов не хватало? Или я был таким особенным? Не хватало меня, да? – раздался язвительный приглушенный голос Драко. Однако голову он так и не поднял. Это отчего-то придало Гарри сил и даже заставило улыбнуться. - Очень не хватало, - просто согласился Гарри. - Я от злости, наверное, что ты на меня внимания не обращаешь, приложил тебя тогда Сектумсемпрой. - О, да! Это что-то из разряда: мама, мне нравится одна девочка, но она не играет со мной, и я не смог её поцеловать, поэтому плюнул? - Драко развернулся к Гарри спиной, и тот видел лишь, как сильно горели его уши. - Выходит, что так, - хмыкнул Гарри, понимая, что Малфой, собственно не далеко от правды ушел. - А потом был седьмой курс... Ты смеяться будешь, а я к тебе в Малфой-мэноре чуть целоваться не кинулся, представляешь? Ты прости меня, пожалуйста, что я… ну, с этим приворотом. Просто ты же сказал, что тебе от меня даже дружбы не надо… Драко повернулся так резко, словно пружина внутри него лопнула. Он снова повалил Гарри на спину, отчего тот едва не откусил себе от неожиданности язык, но драться, слава Мерлину, не стал. - Ты придурок, Поттер! Ты тупой, бестолковый, не видящий дальше своего носа тролль! Не нужна мне твоя дружба! Я не собирался быть заменой Уизелу и Грейнджер, которым теперь дело только друг до друга! Мне было мало дружбы, понимаешь? Я не такой святой, как ты! Хотя… Какой ты, к Мордреду, святой? – он уткнулся лбом Гарри в грудь и совсем тихо спросил: - Что зачаровывал? - Перстень, - честно ответил Гарри, водя по спине Драко раскрытыми ладонями. - Ерунда. Его зачаровать нельзя, на нём много защитных родовых чар, слава праотцам. - И браслет… - Гарри почувствовал, как Драко напрягся, зарычал от досады и ощутимо приложил его кулаком в ребра. - Может, снимем его? Браслет, в смысле, - Гарри поцеловал пахнущую яблоками и мятой макушку Драко. - Совсем сдурел?! А если ты... Ну почему ты выбрал самый сильный приворот, не имеющий ни одного контрзаклятия? Безвременник же убьет тебя, не сейчас, так через десять лет! – Драко поднялся выше, прислоняясь своим лбом ко лбу Гарри. - Но это же только через десять лет, - попытался улыбнуться Гарри. - Это так мало, Поттер… Так мало… - Драко зажмурился и вновь поцеловал. Боль от разбитой губы давала о себе знать, и ребра болели там, где до них дотрагивался Драко, но всё было неважно. Самое главное, что теперь они вместе. Драко не прав, десять лет – это очень много. К тому же можно попросить помощи у Гермионы. Потом. Сейчас важен только Драко, целующий его, жадно проводящий пальцами по телу, кусающий шею, позволяющий зарываться пальцами в волосы. - Может… ты… всё же примешь мою дружбу? – сбиваясь, проговорил Гарри, пока Драко вылизывал его подрагивающий живот, спускаясь ниже. - Нет. Ни за что, - быстро отозвался тот, расстегивая ремень на брюках и приспуская резинку белья. - П-почему? – Гарри выгнулся, приподнимая бедра. - Потому что это, - Драко сжал в ладони член, отчего Гарри протяжно застонал. – Очень, очень тяжело назвать дружбой, не находишь? Драко едва наклонился над его пахом, когда дверь распахнулась, и в кабинет на всех порах ворвалась Джинни: - Гарри, тебя все ищ… Ох ты ж блядь! – вытаращилась она, открывая и закрывая рот, словно выброшенная на берег рыба. - Отвернись! – проорал Малфой, и Джинни, как ни странно, послушно повернулась к ним спиной. - А я думала, хуже Чжоу быть не может… - оторопело произнесла она. – Я, пожалуй, пойду. - Джинн, давай я всё… объясню, - последнее слово Гарри сказал уже закрытой двери. Драко медленно поднялся, морщась и поправляя одежду. - Для сведения, она встречается с Забини, а ты тут мне в любви вообще-то признавался, - проворчал он обиженно, натягивая на остатки рубашки мантию. - Я знаю. Она мой друг, очень хороший друг, и я бы хотел ей все объяснить. А ты, случаем, не ревнуешь? – внезапная догадка заставила Гарри широко улыбнуться. - А если и так, то это полностью твоя вина! Твоя и этого твоего дебильного приворота! Ну и идиотина ты, Поттер! – с досадой проговорил Драко, зло пиная упавшую на пол подставку для перьев. - Согласен. Но кто же знал, что ты… тоже… Может, всё же снимем браслет? – Гарри провел пальцем по серебристому ободу вокруг запястья Драко. - Ну уж нет! Я не сниму его и даже слышать больше не хочу об этом! Да чем ты вообще думал?! – Малфой пихнул Гарри в плечо и тут же обнял. – Как же так, а? Ты виноват в том, что я останусь один! Только ты! Гарри не знал, что ответить. В окошко для писем над дверью влетел бумажный журавлик и опустился на стол. - О! От Джинни, - Гарри чуть отстранился и развернул послание. «Дверь я заперла на своё фирменное заклинание, и "Фините Инкантатем" её теперь не открыть, так что отпирать кабинет будут уже завтра авроры. У вас есть два выхода: аппарировать или переместиться через камин. Не забудьте убрать за собой. Кингсли скажу, что ты перебрал (тем более, судя по тому, что я видела - это чистая правда) и аппарировал домой. Джинн. Р.S. И да, я была не права – даже Малфой лучше Чжоу» - Это ещё что за сравнение? – нахмурился Драко. - Я тебе потом всё расскажу, - отмахнулся Гарри. – Давай тут приберемся и, может, ко мне? Там нам точно никто не помешает. Малфой ничего не ответил, молча приводя содержимое стола Кингсли в порядок, Гарри почистил ковер, расставил на полках упавшие папки. Через несколько минут они критически осмотрели кабинет. - Вроде всё, - Гарри потер ладони друг о друга. Драко снова ничего не сказал, просто притянул его к себе, целуя. Гарри вдруг отчетливо понял, что Драко просто не очень умеет говорить о своих чувствах, а вот показывать ему удается отлично. Замечательно просто! - Камин… - прямо в поцелуй простонал Гарри. - Аппарируй, - мотнул головой Драко. – Не могу… отпустить… Гарри прижал его к себе и аппарировал в спальню на Гриммо. Оказавшись в комнате, Драко огляделся вокруг и присвистнул: - Ничего себе! Сразу в спальню. А ты не тормозишь. - Извини, я не в том смысле. Мы можем спуститься в кухню или в гостиную, - смутился Гарри. - Не думаю, что там нам будет удобнее. - Драко поднял вверх бровь, с ухмылкой глядя на него. – Я слишком долго ждал этого. Продолжим? Гарри хотел возразить, что это его фраза, но какое это имело значение? Рот Драко такой мягкий и теплый, и этот поцелуй так отличается от всех предыдущих. Гарри словно растворяется в нём. Медленном, нежном, медово-тягучем. Гарри отчетливо понял, что никого и никогда не целовал так. Ни разу поцелуи и прикосновения не доставляли такого удовольствия. Хотелось ощутить Драко всем телом, каждой клеточкой. И теперь уже Гарри не рвал, а снимал мантию, рубашку, брюки. Он всем сердцем желал, чтобы Драко было хорошо и, судя по его низким стонам, у Гарри это получалось. Драко прикусил его подбородок, затем доверчиво ткнулся носом в шею, ласково поглаживая кожу головы. Это было так странно, так... Гарри не мог подобрать слов, чтобы описать всю гамму чувств, которую испытывал. Они нацеловались до распухших губ, и Гарри даже оставил на ключице и возле соска пару засосов, а Драко поставил своё тавро-укус у Гарри на плече, прежде чем устроиться на нём. - У тебя отвратительные простыни, - Драко почесал нос. - С шелковых я соскальзываю, - пожал плечами Гарри. Точнее, плечом, потому как второе было занято Драко. - А от этих у меня все локти и колени зудят. К тому же ощущение, словно в кровати крошки. Ты что, ешь тут? – поёрзал тот, пиная одеяло. - Бывает иногда, но редко. Да и бельё вроде свежее, - удивился Гарри. – Может, это потому, что ты тощий и костлявый? - Ха! Буквально десять минут назад ты стонал мне в губы, что я самый красивый, - нагло усмехнулся Драко. – Да что тут мешается-то?! Гарри рассмеялся, но так же резко замолчал, увидев, что именно Драко достал из-под себя. Браслет. Он, видимо, слетел, пока они целовались, сдергивая друг с друга одежду. Драко побледнел так сильно, что Гарри всерьез стал опасаться за его состояние. - К-как ты себя чувствуешь? – тихо спросил он. Гарри прикрыл глаза, прислушиваясь к себе. Ничего особенного – хотелось есть, немного клонило в сон, зудели губы и ныли ребра, но в целом всё было просто замечательно. - Да нормально. Вроде. Живой же, - нервно хохотнул Гарри. - Очень смешно! Может, ты отделался потерей магии? Попробуй наколдовать что-нибудь, - Драко свесился с кровати и протянул Гарри свою палочку: - Если это действительно так, то я попробую тебе помо… - Силенцио, – Гарри направил на него палочку и сказал первое, что пришло в голову, но тут же осознал, что натворил. Лицо Драко выглядело настолько шокировано-удивленным, что Гарри не сразу сообразил, что нужно отменить заклинание. - Я, кажется, начинаю понимать, отчего умер Волдеморт. Он просто обалдел от твоей логики, Поттер. Я, честно признаться, рассчитывал на «Акцио» там или «Люмос», но «Силенцио»… Мда, Поттер… Радует одно - с твоей магией всё в порядке, - Драко даже отодвинулся немного, и Гарри стало не по себе. - Да, в порядке. Может, поедим? Я приготовлю что-нибудь, - Гарри вновь придвинулся ближе. - Я смотрю, ты просто бездна талантов. Хотя, признаться честно, я тоже голоден, - Драко кивнул и потянулся. – Кстати, куда ты убрал цветок? - Какой цветок? – Гарри провел кончиками пальцев по обнаженному животу, груди, шее Драко. - Безвременник осенний. Ты должен был поставить его на неделю в одну вазу с аконитом, потом, когда он возьмет в себя достаточное количество воды, начертить этим соком руны, а сам цветок завернуть в пергамент, обернуть красной лентой, спрятать в тёмное место на западную сторону и доставать раз в год, чтобы обновить чары. - А я ещё думал – чего в этом безвременнике сока так мало. Я тёр, тёр. Да и в рецепте было написано, что сок прямо капать должен был. А его, оказывается, на неделю замачивать нужно было. Да ещё и прятать в пергаменте, - Гарри почесал затылок. - Эм-м-м… Не то, чтобы я сомневался в твоих способностях к чтению, но не мог бы ты показать мне книгу, где взял такой чудный ритуал? – Драко уже натянул изрядно помятые брюки. - Не мог бы. Дело в том, что книги у меня нет. Я страницу выдрал. Сейчас покажу, - Гарри скатился с кровати, достал из письменного стола страницу и протянул Драко. - Хвала Снейпу за то, что ты так ненавидел Зелья, и твоей постоянной надежде на заучку-Грейнджер! Поттер, это даже не половина, это в лучшем случае третья часть всего ритуала приворота! Хорошо хоть проклятие недержания или диареи не изобрел, - Драко облегченно рассмеялся. – Растяпа ты, Поттер! Даже приворожить мужчину всей своей жизни по-человечески не мог! Он обнял Гарри, продолжая хохотать от души. - А чего же ты тогда… Ну, в лифте? – Гарри обнял в ответ. - Не знаю. Просто ты был такой… И совы твои. Вообще, я напугать тебя хотел. Думал, ты после такого шарахаться от меня будешь, - Драко потёрся щекой о плечо. - А я, видишь, столько времени трусил, а потом вообще... - Гарри стиснул его сильнее, зажмуриваясь и стараясь не думать о том, что мог бы натворить своими приворотами. – Пойдем уже есть. - Да я вот теперь весь в сомнениях. Сначала чудо-приворот по-Поттеровски, игнорируя большую часть описания, как это сделать, потом «Силенцио». Даже представить боюсь, чем ты можешь меня накормить, - по голосу Драко было слышно, что он улыбается. - В отличие от зелий, на кухне мне нет равных! – самодовольно сказал Гарри. – Если не веришь, то можешь спросить у той же… - Если ты мне сейчас Уизлетту в пример приведешь, я тебя зааважу! Не буду я ни у кого спрашивать, без свидетелей как-нибудь справимся. - Кстати, а ты откуда так хорошо про этот приворот знаешь? Я что-то не помню, чтобы нас в школе его преподавали, - Гарри чуть отклонился назад, рассматривая кусающего губы Драко. – Уж не собирался ли ты… - Поттер, я вообще-то голоден! – насупился Драко, пытаясь высвободиться из объятий, но Гарри держал крепко. - И давай уже… По-человечески скажи мне… - в конце своей бойкой речи он смутился. - Что? – Гарри поднял его лицо за подбородок, но Драко так и не смотрел в глаза. - Ну, как это у нормальных людей. Вроде того, что… Поттер… В смысле, Гарри… Ты будешь со мной… Будешь моим… Ай, прав я был насчет того, что ты тугодум... - с каждым словом Драко всё больше заливался румянцем. - Я люблю тебя, Драко. Я так счастлив, что ты только мой, - Гарри потерся своей щекой о его, наслаждаясь её мягкостью и тем, что теперь совершенно спокойно может это сделать. - Хотя, нет, не прав. Ты нашел самые верные слова, - Драко прижался теснее, гулко сглатывая. - Я тоже, Гарри. Я тоже...

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты