Миссия: ангел

Слэш
PG-13
Завершён
31
автор
Shunn соавтор
IGNorabilIS бета
Размер:
14 страниц, 1 часть
Описание:
В жизни каждого вольного пилота случались приглашения, от которых нельзя отказаться. Но что делать, если на одной чаше весов лежит самая главная мечта, а на другой — опасная миссия. Намджуну, Хосоку и Чонгуку, кажется, придется рискнуть.
Посвящение:
Shunn❤❤❤
Я безумно рада, что мы взялись за эту работу и что написали столько сколько смогли. Нежно люблю❤ Ты замечательный автор и прекрасный человек❤ *крепко обнимаю*
Примечания автора:
Работа написана на ауфест 2019г.
К ней есть потрясающий арт - https://ficbook.net/readfic/8916592
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 4 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Намджуну нравилось на Метайри во время сезона дождей. В это время здесь почти не появлялись туристы, в городках и лесах стояла блаженная пустота, и только дождь бесконечно стучал по желтым и красным крышам. Во время сезона луны Метайри превращалась в ад: в городах невозможно было пройти из-за толп гуманоидов и негуманоидов со всех уголков Вселенной, а в леса вообще не стоило соваться, если ты не фанат детских криков и настойчивых проводников. Хосок во время высокого сезона в принципе отказывался появляться рядом с Метайри на расстоянии пары световых лет. Но в этот раз им обоим пришлось забыть о собственных принципах. В жизни каждого вольного пилота случались приглашения, от которых нельзя отказаться. Точнее, отказаться можно, но тогда придется забыть о разрешении на гиперскачки и беспошлинную торговлю, а для любого пилота это означает одно — недобровольный выход на пенсию. Покупать домик где-нибудь на Земле или на Луне Намджун и Хосок пока не собирались, поэтому в самый разгар сезона луны их корабль «Серендипити» с трудом приземлился в космопорту Метайри. Разрешения на посадку пришлось ждать полтора дня, из которых двадцать четыре земных часа Намджун потратил на то, чтобы уговорить Хосока не послать все к дьяволовой бабушке. Хорошо хоть к адмиралу Холзи проводили их незамедлительно. На самом деле Холзи звали Эшли, родом она тоже была с Земли и карьеру свою начинала в вольных пилотах. Но после того как выиграла Межгалактический конкурс, ее пригласили в Звездный флот. Карьера, о которой мечтала большая часть вольников, а меньшая просто вслух свои желания не озвучивала. Адмирал стояла у окна на десятом этаже главной ратуши — выше здания в Метайри строить было запрещено. Вся в белом, только волосы пылали алым. Хосок тут же сделал вид, что ослеп от такого зрелища, и Намджуну пришлось толкнуть его в бок. По слухам адмирал Холзи глупые шутки ценила только у друзей, а они пока не получили этот статус. Адмирал идеально подходила на роль модели для агитплакатов: спина ровная, взгляд, смотрящий в душу, возможно, именно это заставляло всех вокруг подчиняться. Однако сейчас она заметно нервничала и о миссии говорила, не сильно вдаваясь в подробности. Задание казалось не таким уж сложным и не требовало особых навыков. Всё сводилось к простой доставке объекта из точки «А» в точку «Б». Естественно, так прозрачно и легко было лишь на первый взгляд, но маячившая награда скрывала подводные камни так, что и не разглядеть. Почему выбор пал именно на них, не освещалось, кого конкретно следует довезти — тоже. «Ваши пассажиры сами придут к вам на корабль, просто ждите». Вопросов к этой миссии возникало больше, чем ответов, но это как в случае с червивым яблоком — лучше не задумываться о том, что сейчас пережевываешь. Хосок с удовольствием придерживался этого принципа и просто скучал. Осматривал помещение, вязь каких-то символов, тянущуюся по потолку и стенам. В какой-то момент он явно поймал себя на том, что просто ищет два одинаковых знака, а не слушает, о чём вещает их адмирал. Намджун же, напротив, старался выудить как можно больше информации. Не нравилось ему это. Он не горел желанием пускать на свой корабль кого-то с такими расплывчатыми параметрами. — Вы уверены, что миссия на сто процентов безопасна? — в очередной раз повторил он. Адмирал Холзи шумно вздохнула, побаранила пальцами по столу, заправила за ухо прядь алых волос. — Я готова дать вам гарантии Звездного Флота. Миссия безопасна, но в случае непредвиденной ситуации, все силы Флота придут вам на помощь. Хосок аж воздухом подавился от удивления. Намджун недовольно нахмурился и пожалел, что они не пригласили с собой Чонгука. Эта затея с миссией нравилась ему все меньше. Звездный Флот на помощь гражданским, и особенно вольным пилотам, не приходил практически никогда, это было прописано в Уставе. Любой, кто отправлялся по космическим трассам, путешествовал на свой страх и риск. Все неприятные случаи, все форс-мажоры считались ответственностью вольников, и Звездный Флот не беспокоили. Холзи определенно что-то не договаривала, когда утверждала, что в миссии нет ничего такого и она полностью безопасна. Ради Намджуна, Хосока и Чонгука никто из Флота даже не почесался бы, не то что спешить на помощь. — Нам надо подумать. Обсудить предложение с механиком, — твердо заявил он. По крайней мере, Намджун надеялся, что его голос прозвучал достаточно уверенно. — С этувианцем обсудить? — хмыкнула Холзи, демонстрируя слишком большую осведомленность об экипаже «Серендипити». — Ну, хорошо. Обсудите. Кстати, я забыла упомянуть. Если миссия пройдет успешно, вас, капитан Намджун, и вас, штурман Хосок, будут рады видеть в рядах Звездного Флота. Без потери звания. Хосок второй раз за встречу подавился воздухом, а Намджун онемел. Вся оплата, которую предлагала адмирал Холзи до этого, блекла перед этим щедрым предложением. Просто так в Звездный Флот было не попасть — только закончить академию, желательно с отличием, или выиграть Межгалактический конкурс, или получить специальное приглашение. Из вольных пилотов без конкурса за последнюю сотню лет такой чести удостаивались считанные единицы, Намджуну бы хватило пальцев на руках, чтобы назвать имена каждого из них. Миссия все больше казалась приглашением на прогулку с Дьяволом. Слишком щедрые обещания и заверения всегда предвещали беду. Но Хосок с такой надеждой уставился на Холзи, что Намджун подозревал — просто отказаться у них не получится. — Может, ещё и кормить будут? — все же не удержался от шутки Хосок, и теперь уже пришла очередь адмирала морщиться от такой неуместности. — Мы сейчас. Хосок потянул Намджуна за собой, правда, недалеко. Идти на корабль и совещаться с Чонгуком было слишком рискованно, предложение могло иметь срок давности. Так что штурман просто утянул Намджуна за дверь и прикрыл её, тоже не до конца, на всякий случай. — Слушай, Намджун, ну чего нам стоит? Мы в каком только дерьме с тобой не барахталась. Ну что там такого может быть? Принц, скорее всего, какой-нибудь гребаной планетки или ещё какая шишка. Потерпим этого урода немного, зато на флоте окажемся. Такой шанс нельзя упускать. Второй раз она точно не предложит, — у Хосока аж зудело все внутри. За такой щедрый подарок он пятки готов был целовать, не важно кому. Существовали, конечно, в космосе виды довольно примерзкие, но ради возможности оказаться в Звездном Флоте, можно было потерпеть. — Тебе не кажется, что нас дурят? — Намджун еще больше засомневался. — Слишком всё сладко, как бы не увязнуть в этом сиропе. — Конечно, дурят. Тут без вариантов. Но я даже не знаю, что может сравниться с такой наградой, — Хосок посмотрел через приоткрытую дверь, вдруг адмирал решила других желающих найти. — Сам ведь понимаешь, если мы откажемся, все пути перекроют, сгнием в нищете. — Понимаю, — Намджун нахмурился и почесал шею. — Решайся. — Ладно. Черт с тобой. — Мы согласны! — заорал Хосок, распахивая дверь и представая перед Холзи с улыбкой во все свои белоснежные зубы. — Только нам гарантии нужны. Хосок тоже был не дурак. Он вырос на Земле, которая давно превратилась в тупиковый путь галактической трассы. Звездные корабли туда залетали, но не чаще раза-два в год. Может, поэтому почти все мальчишки и девчонки мечтали о Звездном Флоте, лишь бы вырваться из этой дыры. Даже после того как Намджун и Хосок отучились в Академии пилотов, мечта осталась неизменной. Пусть их обоих пригласили в отряд Вольных пилотов, все равно это было не совсем то: словно сидеть в самом темном углу на шикарном обеде и наблюдать, как самое вкусное проносят мимо. Интуиция Намджуна предупреждала, что зря они лезут в это дело, что ничего хорошего не выйдет, но он смотрел на адмирала Холзи в белом костюме и видел свою детскую мечту. Ему можно было не спрашивать Хосока, он знал — в его глазах сияют те же звезды и те же воспоминания. — Как я уже сказала, мы предоставим вам гарантии Звездного флота, — Холзи улыбнулась, и в ее улыбке Намджуну почудилось плохо скрываемое облегчение. — Ваши пассажиры прибудут на корабль завтра, в первой половине дня. Дальнейшие указания будут переданы вместе с ними. Можете идти. — Во что это мы влипли? — пробормотал Хосок, провожая взглядом стройную фигуру Холзи. Тот же самый вопрос задал им Чонгук, когда они хором сообщили ему новости. Голос у него звучал спокойно, но волосы сначала сменили свой цвет на розовый, затем на фиолетовый, что у этувианцев служило признаком глубокого раздражения. Обычно Чонгук выглядел как человек, говорил как человек и любой, кто не знал правду, не отличил бы его от гуманоида, даже если бы решил провести комплексный анализ. Но на своей родной планете этувианцы выглядели примерно как земные кусты, только разных сумасшедших оттенков и с возможностью передвигаться. В первый раз, когда они с Хосоком попали на Этувию — на самом деле планета называлась иначе, но выговорить это название мало кто из гуманоидов мог — Намджун постоянно терялся и ходил с разинутым ртом. Ночь ожидания выдалась длинной. Хосок почти не спал, он сидел у корабля, прислонившись к нему спиной, и представлял в голове разных чудовищ. Максимально мерзких и противных. Это были существа с тысячью глаз, покрытые слизью, которую потом не отмыть, и она забивает механизмы корабля. Хосок хотел подготовить себя. Он знал, что где-то внутри корабля не спит Намджун, и Чонгук скорее всего тоже. Тот вообще обратился кустом, на всякий случай, сообщив, что так легче переносит трудности. Не Хосоку было с ним спорить. Он бы тоже обратился во что-нибудь максимально незаметное и желательно с тысячью глаз, если бы мог. Человеческое тело порой казалось ему максимально неудобным и неприсобленным для космоса. Рассвет на Метайри начался для всего экипажа со звука шагов. К их огромному удивлению, вместо мерзкого чудовища, они увидели прекрасных созданий. Хосок после стандартного вежливого приветствия не сумел сразу отвести от них глаз, а Намджун просто пялился, забыв о всех нормах приличия. Первым на их корабль ступил высокий и невероятно красивый парень в светлых одеждах с волосами лилового цвета. Если разбираться, то по отдельности в его внешности не было ничего особенного. Пухлые губы, ясные глаза, волосы, похожие на нити шелка — все это можно было встретить и у других рас, но вместе это собиралось в невероятную комбинацию красоты, и колени у окружающих подгибались против воли. Из-за спины их первого пассажира сначала показалась одна пара ушек, потом неожиданно вторая. Когда существа резко выскочили вперед, Хосок выругался, а они засмеялись. — Привет, меня зовут Тэ — сказало одно из созданий. Внешне они напоминали человека, но пол определить с первого взгляда оказалось сложно. Оба создания выглядели как очень яркая игрушка или фантазия безумного художника: короткие шортики, чулки и сапожки, рубашка с длинными рукавами почти до самой земли, и всё это дополнялось бесчисленным количеством лент и колокольчиков. Каждое движение существ сопровождалось лёгким перезвоном. Волосы у этих порождений неизвестной планеты были ярко-рыжие, а глаза разного цвета: один — карий, другой — фиолетовый. Уже этого казалось достаточно, чтобы счесть создание достаточно безумным, но из его головы торчали, подобно вишенке на торте, еще заячьи ушки. — Привет. Меня зовут Тэ, — в унисон заявило второе создание, по виду точно такое же. Они принюхивались, поднимая кверху носики, словно выискивали на корабле что-то вкусненькое. Люди им были неинтересны, а вот стоящий рядом куст, совершенно отличающийся своим видом от людей, очень заинтересовал. Тэ и Тэ, смеясь, подбежали к нему и, высунув язычки, провели по листьям. Чонгук в ответ задрожал всеми ветками. Хосок не знал, начинать ли ему беспокоиться прямо сейчас или выждать минут пять. Этувианцы плохо переносили вторжение в личное пространство. При первой их встрече Чонгук чуть не оторвал Намджуну руку, когда тот попытался сорвать ярко-алый цветок, очень похожий на земную розу. А теперь эти непонятные создания в буквальном смысле начали облизывать куст. Хосоку бы очень не хотелось, чтобы их миссия началась с кровавого убийства. Но, как ни странно, Чонгук спокойно позволил Тэ и Тэ — интересно, их вообще можно было различить — гладить и лизать нежные листья. — Ну, наверное, очень приятно познакомиться, — неловко сказал Намджун и отвел глаза.Он изо всех старался не пялиться на красивого парня в шелках, но получалось у него плохо. В конце концов, Намджуну пришлось уставиться на панель управления кораблем, чтобы выглядеть максимально незаинтересованным. Он начал догадываться, почему эту миссию предлагали так щедро оплатить, и ему она теперь не нравилась еще больше. Такой поразительной красотой во всей исследованной Вселенной обладала только одна раса — ангелов. Сами себя они называли иначе, но земляне бы в жизни не смогли повторить звуки этого языка. Отсюда пошли легенды об ангельском пении и об ангелах, играющих на трубе. — Можете называть меня Сокджин, так будет похоже на вашем языке, — парень склонил голову и вежливо улыбнулся. Сердце Намджуна пропустило удар. Он изо всех сил сжал кулаки, оставляя следы от ногтей на ладонях. Наверное, если бы ему сейчас предложили отмотать время на пару дней назад, он бы с радостью согласился вообще никогда не появляться на Метайри. Еще в Академии он слышал слухи, что от ангелов стоит держаться подальше. Теперь он понимал почему. Рядом с этим Сокджином Намджун ощущал себя не просто не в своей тарелке, а словно с него сняли кожу, вывернули наизнанку и предложили надеть заново. Хосок явно ощущал себя не лучше, потому что тоже отводил глаза и переминался с ноги на ногу. Один Чонгук не обращал на гостя никакого внимания, слишком занят был знакомством с Тэ и Тэ. — Адмирал Холзи сообщила, что через сорок метарийских минут нам предоставят коридор и мы сможем отправляться, — Сокджин протянул руку и кончиками пальцев коснулся лба Намджуна. — Передаю вам координаты. Хосок шумно вздохнул. Он не знал, то ли ему завидовать, что ангел выбрал для коммуникации Намджуна, то ли радоваться. В итоге он решил, что чем меньше ангела, тем лучше, и что, чем быстрее они доставят его по назначению, тем всем будет радостнее. На пару секунд перспектива Звездного Флота показалась ему не такой уж привлекательной, но он тут же забыл об этом, когда Намджун не своим голосом отрывисто сказал: — Штурман, займите свое место, приведите корабль в рабочее состояние. Начинаем обратный отсчет. Взлетели они на удивление легко. Обычно на Метайри приходилось несколько часов ожидать коридора, затем болтаться над планетой, но в этот раз путь им расчистили, так что Чонгук едва успел принять гуманоидную форму, прежде чем они оказались в открытом космосе. Тэ и Тэ обиженно вздохнули хором. Куст определенно нравился им больше. Последняя надежда на спокойное путешествие разбилась о нежелание гостей идти в отведенную им каюту. Работать под присмотром ангела оказалось той ещё задачкой. Сокджин молчал, ничего не комментировал и не давал советов, но Намджун все равно не мог сосредоточиться. Он спиной чувствовал этот взгляд, который в буквальном смысле прожигал сердце. Хосок держался на удивление отлично, пока ему в щеку не ткнулся чужой нос. Эти носы и уши побывали уже везде, совершенно игнорируя все запреты и предписания, заглянули в каждый отсек. Ничего конкретно они не искали, просто, видимо, таков был их способ исследовать территорию. Ушки на головах этих существ торчали по стойке смирно и работали как локаторы. Если присмотреться, а когда в тебя утыкается нос, ты непроизвольно очень близко знакомишься с его владельцем, Тэ и Тэ отличались. У одного правый глаз оказался фиолетовым, а левый — карим; у другого — наоборот. Ситуацию это все равно не спасало, ведь имя у них было одно. — Вы всегда вместе? — Хосок уже минуту упирался рукой в грудь Тэ, чтобы немного отсрочить столь близкое знакомство. — Почти — ответил второй. — Мы редко расстаемся. Тэ и Тэ — едины. Их нельзя разделить. — Присядьте уже, — Намджун бросил на Хосока крайне недовольный взгляд. Это все же были их гости и надлежало выражать почтение. — Присядьте, отдохните. — Хорошо. Осмотр окончен. Опасности нет. — Её и раньше не было, — Хосок наконец смог нормально вздохнуть, без вторжения кого бы то ни было в личное пространство. — Мы должны убедиться. Тэ и Тэ, звеня колокольчиками на одежде, подбежали к сидящему в кресле Сокджину. Он выглядел расслабленно и величественно, как и надлежало ангелу. Но когда он погладил Тэ и Тэ между ушек, благодаря за хорошую работу, от чего те стали издавать звуки, отдаленно похожие на урчание земных кошачьих, ласково улыбнулся. Намджун почесал затылок, стараясь таким образом замаскировать невольное умиление. Он подозревал, что не стоило Тэ и Тэ знать об этом, иначе бы они тут же уселись на шею и свесили бы ножки. Чонгук уже вел себя странно, а ведь их путешествие только начиналось. Вместе с ангелом и его странными питомцами им предстояло провести бок о бок около месяца. Для космических путешествий срок небольшой, но Намджуну уже хотелось нажать на кнопку ускорения Ему всегда нравилось в космосе, нравилось, что «Серендипити» — небольшой корабль, которому вполне хватало трех членов экипажа, и вот теперь это играло против него. От ангела, и особенно от Тэ и Тэ, оказалось невозможно скрыться. Даже когда Намджун отправился отдохнуть в каюту, в отдалении слышался перезвон колокольчиков. Скорее всего, это было что-то вроде слуховой галлюцинации — шумоизоляция на корабле стояла отличная — вот только эта мысль не утешала. Тем более, стоило Намджуну закрыть глаза, как он вновь видел ангела — как он незаметно улыбается, как шелк струится по телу. Пришлось даже пару раз посильнее ущипнуть себя за руку, чтобы немного успокоиться. Обычно Намджун таких чувств не испытывал, разве что в Академии, когда в их группу на пару месяцев перевели курсанта Звездного флота. Курсанта звали Сехун, по нему вздыхала половина Академии, а другая половина пыталась так или иначе к нему подкатить. Тогда Намджун сделал два вывода: во первых, ему нравятся мужчины и, во вторых, комплименты — не его стихия. При виде Сехуна он мог только мямлить и заикаться, а потом мысленно отвешивал себе пинков. Хосок делал это не мысленно, но все равно не помогло. Сехун вернулся во Флот, Намджун постарался о нем забыть, и вот теперь из-за ангела ощущения вернулись. Будь проклят Звездный Флот, адмирал Холзи и особенно это дурацкое задание. Отмотать время назад ни у кого бы не получилось, оставалось только терпеть и надеяться, что скоро все закончится, а они с Хосоком добьются общей мечты. Пока Намджун отдыхал, погруженный в свои мысли, а Хосок следил за приборами, Тэ и Тэ хвостиком ходили за механиком. Чонгук пытался работать или хотя бы делать вид, что работает, но избавиться от двух назойливых существ это не помогало. — Что вам нужно? — выдержка у него, конечно, была нечеловеческая, но не настолько же. Полдня эти создания за ним ходили, колокольчиками звенели. — Розовый! — синхронно попросили Тэ и Тэ, переводя взгляд с волос Чонгука на лицо и обратно. То ли требование было слишком четким, то ли магнитные бури пронизали корабль в этот самый момент, но механик действительно порозовел и не только волосами, но и щеками. У Тэ и Тэ глаза округлились от восторга, рты пооткрывались. Они как завороженные смотрели на розовые волосы Чонгука, а потом начали улыбаться. Чонгук и сам не сумел улыбку сдержать от такого зрелища. Тэ и Тэ наконец покинули машинное отделение, и можно было вновь приступать к работе. Чонгук стер капли пота со лба и тяжело вздохнул. У гуманоидный формы существовало достаточно минусов и ограничений, но кустом он оказался бы совсем бесполезен на этой должности. Механизмы Чонгук любил. Ему нравилось их смазывать и чистить, апгрейдить, находить новые решения для простых задач. Даже увеличение скорости на пару процентов для них порой играло решающую роль. Вольные пилоты всегда полагались лишь на себя и на корабль. Последний был зоной ответственности Чонгука. Звонкие колокольчики терялись в шуме корабля. Именно поэтому Чонгук дернулся, когда выходя из машинного отделения, наткнулся на две яркие улыбки. — Зеленый, — протянули Тэ и Тэ. Сокджин в этот момент все так же сидел в кресле на капитанском мостике и смотрел вперед на бескрайний космос. Он видел его уже множество раз. Все эти планеты и системы отличались, только если подойти к ним вплотную, а вот так, в движении, они все напоминали рассыпанные детьми конфеты. — На сладкую вату похоже, — вздохнул Сокджин, посмотрев на видневшуюся вдалеке галактику. — Действительно. Я в детстве её обожал, да и сейчас бы не отказался, — Намджун не сразу понял, что отвечает не Хосоку, но брать слова обратно было уже поздно. Отдохнув в своей каюте, Намджун сменил друга на посту. Ангел, судя по всему, никуда не отлучался. — Мне тоже нравится. Я пробовал однажды, когда гостил на вашей планете. Ее же еще делают порой такой, — у Сокджина никак не получалось подобрать нужное слово. — Разноцветной, да? Мне нравилась в форме зверей. Намджун улыбнулся, вспоминая свое детство. Сейчас, по прошествии лет, оно казалось абсолютно счастливым, полным солнечного света. После встречи с ангелом Намджун стал все чаще погружаться в воспоминания о прошлом, словно вся жизнь проносилась перед глазами. — Раз-ноц-вет-ной, — Сокджин нараспев произнес слово, словно пробовал его на вкус, перекатывал во рту каждую букву, а затем протянул руку и над его ладонью засияло огромное облако сахарной ваты невероятного розового оттенка Тэ и Тэ восторженно зазвенели колокольчиками, Намджун невольно облизнул губы. — Жаль, съесть не получится. Пока наши ученые не научились синтезировать предметы из ничего, — Сокджин виновато улыбнулся. — Так это ваши ученые? — Намджун продолжал пялиться на облако ваты в руках ангела, не думая, что ведет себя неприлично. — Разумеется. То есть гуманоид не нашей расы вряд ли сможет воспользоваться большей частью разработок, они синхронизируется с нашей ДНК, но это не то, что вы зовете чудесами. Хотя… — Сокджин пожал плечами и наконец встал. Облако ваты исчезло. — Возможно, то что у нас есть ученые, это — самое настоящее чудо. На этой загадочной фразе ангел вместе с Тэ и Тэ отправились в свою каюту. Намджун чувствовал себя все еще странно. Он много где бывал, встречался со многими расами, из которых кусты этувианцы не были самыми необычными, но ангелы смело могли возглавить шорт лист «что только не водится в космосе». Пожалуй, ему это начинало нравиться. Хосок, правда, его чувства не разделял. Он продолжал шарахаться от ангела, а еще шипеть на Тэ и Тэ и через три космических дня. Для удобства на корабле они пользовались стандартной системой Звездного флота. Три дня означало, что на родной Земле прошла неделя. Чонгук даже немного обиделся на Хосока, когда тот от неожиданности наорал на одного из Тэ. Но он сам был виноват — бросился под ноги, когда Хосок шел на камбуз после дежурства, голодный и усталый. — Они еще маленькие! — возмущался Чонгук. — Нельзя обижать маленьких. Намджун смотрел на раскрасневшееся лицо Хосока, на фиолетовые от злости волосы Чонгука и думал, сообщить ли им новость, что Тэ и Тэ гораздо старше, чем выглядят. Но все-таки решил оставить это знание при себе, в конце концов, общекосмический поиск был доступен всем на корабле. — Пусть они держатся от меня подальше! Я не подписывался за грузом следить, — громко возмущался Хосок. Неугомонные, шумные, то на стенах рисуют «чтобы было красиво», то ленты норовят ему в волосы заплести. — Развели зверинец. Тэ и Тэ к привычному землянам понятию животных если и имели некоторое отношение, то сильно отдаленное. Большую часть времени они составляли кому-нибудь компанию, развлекали разговорами о чем-нибудь довольно странном. Например, рассказывали, как в одной из галактик живет одинокая медуза, она огромная и у неё ровно тысяча щупалец, каждое из которых переливается невероятными цветами, но большую часть оттенков человеческому глазу не увидеть. А ещё внутри нее живет голубой океан. Тэ и Тэ сами мечтательно покачивались, когда говорили о медузе. А в другом мире по небу плавали огромные киты. Тэ и Тэ трогали их руками, и на ощупь те великаны были совсем бархатные. Только когда созданиям надоедало играть или рассказывать странные истории, они шли в каюту. По их мнению, та годилась только для сна. Забравшись к Сокджину в постель, они засыпали. Сокджин почесывал их за ушами, гладил по волосам и рассказывал о тех временах, когда они ещё не родились. В тот период создавались миры и разрушались целые цивилизации, а вместе с ними ради человеческих душ погибали те, кого потом назвали богами. Тэ и Тэ всегда крепко засыпали, убаюканные этими рассказами и ангельским теплом. На пятый космический день, уснувший в ногах ангела Тэ, свалился на пол. Сокджин неожиданно начал ворочаться, и его спутники поняли, что ночь будет тяжелой. Теплые руки ангела, его прикосновения дарили умиротворение и крепкий сон, но в такие моменты наступала очередь Тэ и Тэ беречь покой Сокджина. Они прекрасно знали, почему тот тяжело дышит и постанывает во сне, они видели это не впервые. К ангелу иногда приходили вещие сны. В снах двери одна за другой тянулись по бесконечному коридору. Сокджин мог заглянуть в любую комнату. Где-то хранились события, что произойдут завтра, до каких-то оставались годы, а то и века. Нужно было отыскать правильную дверь. Сокджин всегда чувствовал её, она звала, в этот раз почему-то голосом Намджуна. Дверь ничем не отличалась от остальных внешне, но сердце рядом с ней забилось сильнее. Сокджин распахнул ее и оказался в огромной просторной комнате. Шум, невероятный гул заполнял помещение подобно рою насекомых. Через несколько секунд он сменился криками. Сокджин видел лисицу, яркую и красивую, с цветком там, где должно находиться сердце, но лапы её были в крови. Рядом шел огромный медведь, совершенно белый. Он словно охранял лисицу, следовал за ней неотступно. Огромный серебристый волк стоял на их пути. Неожиданно его шерсть стала меняться на перья, белые и легкие. А потом волк разлетелся и не осталось от него следа. В этот вихрь попали и лисица, и огромный белый медведь. Медведь рычал, а лисица смеялась, смеялась, смеялась. С этим хохотом на губах Сокджин проснулся в слезах и холодном поту. Он прижал ладонь ко рту, будто пытался удержать непривычный звук. Тэ и Тэ гладили его руки, прижимались к груди, шептали свои волшебные сказки, чтобы успокоить сердце. Сокджин пока не знал, что их ждет, вот только счастья такой сон явно не предвещал. Ангелам редко снились сны, но уж если такое случалось, они всегда что-то предвещали — чаще всего беду. Сокджин целый день бродил по кораблю, пытаясь разгадать символы, но каждый раз его мысли тонули в смехе лисицы. Он настолько потерялся во времени и пространстве, что пару раз умудрился налететь на панель управления и раз семь на Намджуна. Тот будто специально подворачивался ему под ноги — Сокджин однажды чуть не упал. К счастью, Намджун его подхватил. Обычно Сокджину не нравились чужие прикосновения, особенно прикосновения человеческой расы, но эти оказались успокаивающими. «Согревающими», — невольно подумал Сокджин. Они словно рассеяли тьму и отогнали смех лисицы. А затем пришел Хосок и сообщил, что им придется сделать остановку. По словам Чонгука, начал сбоить графеновый ускоритель. Не самая страшная поломка, но без ускорителя они рисковали зависнуть в космосе не на месяцы, а на годы. Сокджину, и особенно Тэ и Тэ, новость очень не понравилась. Все трое тщательно проверили «Серендипити» перед вылетом — с ускорителем все было в порядке. Так просто он из строя выйти не мог, значит кто-то вмешался в работу корабля — скорее всего, на расстоянии. Чаще всего от внешнего воздействия страдали именно ускорители, как один из самых хрупких элементов в корабле. Мало кто умел проворачивать такие атаки в космосе, и большая часть этих смельчаков сидела по космическим тюрьмам. Сокджин поежился от дурного предчувствия: не зря ему снилась лисица. Наверное, он бы даже согласился бы провести лишние полгода в космосе, лишь бы не делать остановку на Биссли, но их запасов провизии на такой долгий срок не хватило бы. Кроме того, Сокджина ждали дома. Он не мог взять и зависнуть на земном корабле просто потому, что ему начали сниться дурные сны. Архангел бы его не поняла. Биссли встретила их шумом, грохотом и двумя фиолетовыми солнцами. Как раз вчера начался период зимнего солнцестояния. Чонгук чуть шею не сломал, не в силах отвести глаз от неба. На Этувии такой красоты было не увидеть. Тэ и Тэ стояли совсем близко, устремив взгляды туда же. — Очень похоже, — начал один, — на дом, — продолжил второй. — У вас тоже два солнца? — шее Чонгука снова пришлось нелегко, нужно было поворачиваться то влево, то вправо, чтобы смотреть на Тэ и Тэ. — На Коджитати всего по два: два солнца, два спутника, два слоя неба. — Скучаете? — Скучаем, — синхронно ответили Тэ и Тэ. Они действительно очень давно не были дома — как прибились однажды к ангелу, так с ним и остались. Но и до встречи с ним судьба их помотала. Тэ и Тэ были в самых дальних уголках вселенной, добывали клады, изобретения, находили существ всех видов и мастей, а вот домой попасть им не удавалось. Ходил слух, что Коджитати исчезла. Нет ее больше на звездных картах, на том месте, где планета вращалась — пустота. Но Тэ и Тэ верили, что обязательно найдут путь домой когда-нибудь. Им столько всего удалось раздобыть, а тут всего лишь огромный кусок материи, проблем быть не должно. Они синхронно помотали головами, отвлекаясь от грустных мыслей, и улыбнулись. Потревоженные движением воздуха колокольчики тихо зазвенели, внося в шум Биссли хоть какую-то гармонию. — Нам нужен ночлег. «Серендипити» на осмотре, а я бы не хотел больше облучаться, — Хосок вздрогнул, вспоминая тот единственный случай, когда он решил не покидать корабль и остаться внутри, пока идет техническое обслуживание. Ощущение, что тебя раздевают до костей — мерзкое. Тэ и Тэ подняли носики кверху. Их ушки двигались синхронно, поворачивались то в одну, то в другую сторону. Хосоку это напомнило летучих мышей, правда, те ощупывали территорию ультразвуком, но вот чем владели эти создания, оставалось для него загадкой. К своему удивлению, он понял, что они уже не так сильно раздражают. Их странные улыбки казались Хосоку милыми, и к перезвону колокольчиков он привык. — На северо-западе, примерно в километре от нас, можно переждать ночь. Выдвигаемся, — хором сообщили Тэ и Тэ. Основной транспорт на Биссли был довольно странным, и те, кто попадал сюда впервые, предпочитали искать какие-то другие средства для перемещения. Но Хосок родился не брезгливым, к тому же лишних денег у них в карманах не водилось. Он постучал по какому-то огромному металлическому шару около себя и отошел на пару метров. Дернувшись от неожиданности, Тэ и Тэ прижались к Чонгуку, наблюдая за тем, как у транспорта вырастают ноги. Это были такие же металлические, как и сам шар, парки. Конструкция напоминала какого-то кривого паука и выглядела очень ненадежно. Шар, неожиданно заскрипев, рухнул вниз с высоты своих ног и открыл дверь. Внутри на удивление оказалось даже уютно: мягкие кресла, столики, какие-то журналы с переливающимися заголовками. На одном, размахивая пятью руками, призывала купить масла рыжеволосая красотка. Хосок и Чонгук поехали вместе с Тэ и Тэ, Намджун с Сокджином отдельно. Ангел вообще вел себя довольно странно. Он обычно держался около своих сопровождающих, вот только в этот раз следовал тенью за Намджуном. Молчал. Его явно что-то беспокоило, но Намджун решил не спрашивать, в конце концов, не его это было дело. Ночлежка, которую обнаружили Тэ и Тэ, выглядела как королева свалки. Дверь покосилась, под ногами валялись какие-то запчасти и пахло машинным маслом. — Ничего поприличнее не нашлось? — ворчал Хосок, скидывая с ботинка прилипшее к нему нечто, что никак не идентифицировалось. —Нашлось. Но нам лучше не светиться. А здесь никто искать не будет, — Тэ и Тэ тоже вели себя излишне предусмотрительно, и ничего хорошего это явно не предвещало. За стойкой администратора их встретила очевидно недовольная всем миром блисска. Волосы Чонгука окрасились в нежный оттенок синего, когда он заметил, что у этой дамы не один десяток щупалец. Они буквально были везде, вылезали из-под стойки, раскладывали ключи и посылки по ящикам, протирали мебель. Для работника отеля навык оказался весьма полезным. — Есть две комнаты. Вы двое — в маленькую, — она положила ключи перед Намджуном и Сокджином. — Остальные — в большую. Оплата вперед. — Может, мне с кем-то поменяться? — шепнул Намджун на ухо ангелу, после того как с формальностями было покончено. — Ваше общество меня вполне устраивает. Намджун решил не уточнять, что его самого не очень устраивало общество ангела, только громко вздохнул и послушно поплелся по лестнице. Номер выглядел под стать отелю: две продавленные кровати, знававшие лучшие времена, одна сломанная тумбочка и зачем-то огромный шкаф с зеркалом во всю стену. Зеркало было потускневшим от времени, мутным, и Сокджин в нем смотрелся выходцем из преисподней. До этого момента Намджун не знал, что в космосе существует хотя бы одна вещь, способная изуродовать ангельскую красоту, но зеркало, видимо, решило доказать, что он заблуждался. — Не люблю я Биссли, — вздохнул он, опускаясь на кровать поближе к двери. Та протестующе заскрипела. Намджун почему-то ждал, что ангел пожмет плечами или начнет его разубеждать, но Сокджин широко улыбнулся в ответ: — Я тоже. Однажды мне пришлось провести здесь два космических месяца. Худшее время моей жизни. — То есть вы знаете, как тут развлекаются? — Намджун подмигнул ангелу и немедленно почувствовал себя полным придурком. Еще бы выпить предложил и пригласить в номер рыжую красотку с маслами. Но Сокджин вновь его удивил. — Знаю. Но не понимаю, к счастью или к сожалению. Если отель на Биссли выглядел как королева помойки, то бар внизу явно эту помойку основал. В режущем сине-зеленом свете на танцполе извивались гуманоиды и не совсем гуманоиды со всех концов Галактики. Намджун осторожно отцепил от себя пьяную до изумления этувианку, которая сейчас напоминала собой девушку, наполовину сожранную деревом. Хорошо, что Чонгук этого не видел, он бы, наверное, захотел проверить — сможет ли так же. У всех, кто решился покинуть Этувию, преобладало два качества: абсолютное бесстрашие и бесконечное любопытство. Обычно Намджуна это устраивало, но не сегодня. — Аерна! Шооох! — выругалась этувианка. Намджун сделал шаг назад. В прошлый раз, когда он слышал это выражение от Чонгука, тот начал брызгать вокруг себя кислотой. — Лэйнэ, лэйнэ, — Сокджин подхватил под руку Намджуна и увел подальше от этувианки, которая замерла на месте, а затем зашелестела листвой. — Не ждала она услышать тут родной язык, — прокричал Намджун на ухо Сокджину. Тот вновь только улыбнулся. Еще немного, и Намджуну пришлось бы признаться, что он начинает зависеть от этой улыбки. Выпивка на Биссли напоминала собой смесь машинного масла и керосина. Не то чтобы Намджун эти жидкости даже в музее видел, но по его мнению, на вкус они были именно такие. Самое удивительное, что Сокджин выпил это пойло и не поморщился. — Не думал я, что ангелы пьют, — Намджун зачарованно проследил, как тот облизал губы. — Представления большинства рас об ангелах чаще всего далеки от действительности. Мы еще и танцуем. Намджун в очередной раз за вечер сделал для себя открытие: в этой вселенной существовал гуманоид, танцующий почти так же плохо как он. А Хосок уверял, что это невозможно. Сокджина однако такое положение дел совсем не смущало. В легендах народов Земли ангелы всегда рисовались существами неземной красоты, со сладкими голосами и потрясающей грацией. Они были подобны Божествам и несли с собой зачастую благие вести. На деле в этих суждениях скрывалась лишь половина правды, но никто не стремился эти иллюзии развеивать. Сокджин после телодвижений на танцполе, вернулся за столик. Этувианка смотрела на них уже как на родных, даже предложила выпить вместе, от чего вновь пришлось вежливо отказаться. Сокджин взял еще выпивки, которая, несмотря на свой вкус, отлично согревала и расслабляла, примерно как хороший массаж. На остальное вполне можно было закрыть глаза. — Намджун, у тебя есть враги? — формальности с каждым глотком исчезали словно снежинки в апреле. — Я, конечно, не отличаюсь строгим исполнением всех законов, в моей жизни случались моменты, когда приходилось быть не совсем честным, уводить добычу из-под носа. Но враги… Нет, врагов у меня нет. — Это хорошо, — Сокджин вновь улыбался, и эта улыбка не спешила увядать. — А почему ты спрашиваешь? — Намджун вгляделся в пойло и понадеялся, что оттуда никто не посмотрит в ответ. — Это нужно для дела. Не хочу, чтобы наше путешествие оборвалось из-за ненужных проблем, — причина звучала вполне логично, но от правды явно была далеко. Сокджин ободряюще погладил его ладонь. Это тоже было в сказках об ангелах, про прикосновения, что даруют покой буйной душе. Правда, на Намджуна они производили совсем другой эффект. Все вольные пилоты знали одну, очень простую, истину — никогда не сближайся с грузом, будь-то щенок, красотка с гипнотическим взглядом или ангел. Во-первых — вы все равно расстанетесь, во-вторых — это сулило огромные неприятности потом. Но промелькнувшую в голове мысль, что остаться здесь на пару месяцев оказалось бы неплохо, Намджун остановить не смог. Наверное, они бы провели в баре всю ночь. По крайней мере, этувианка на это намекала, но тут рядом с Сокджином на стул в буквальном смысле упал один из Тэ. Намджуну пришлось несколько раз моргнуть и протереть глаза, прежде чем он убедился, что Тэ действительно был один. Куда делся второй, пытался выяснить Сокджин, вот только получалось у него плохо. Тэ словно разучился говорить, лишь рыдал и тряс колокольчиками. — Мне это не нравится, — наконец сказал ангел, подхватывая малыша на руки. — Мы должны найти второго Тэ. И Чонгука. У Намджуна внутри все оборвалось. Биссли никогда не считалась безопасной планетой. Были в космосе дыры погрязнее и пострашнее, но до расслабленности Мейтари, Земли и, тем более, Этувии Биссли не дотягивала пунктов так тысячу по всем параметрам. Сам Намджун с таким не сталкивался, но слышал истории про похищения, торговлю гуманоидами и убийства. Тэ вполне мог показаться какому-нибудь богатому извращенцу забавной игрушкой. А богатые извращенцы на планетах вроде Биссли отказы не любили и права гуманоидов и негуманоидов считали досужей выдумкой. Неожиданно этувианка встала со стула и направилась вслед за Намджуном. — Можешь звать меня Сыльги, -— сказала она, принимая форму рыжей блисски с пятью конечностями. — Я чувствую, наш попал в беду. «Нашим» она могла назвать только Чонгука, и Намджун второй раз за вечер ощутил внутренний холод. Чонгук, в отличии от Тэ и Тэ, мог за себя постоять. Если эта Сыльги говорила, что с ним что-то случилось, значит у них всех точно большие неприятности. Этувианцы ощущали друг друга на огромном расстоянии, даже на соседних планетах. — Можете отвести нас к собрату? — Сокджин развернулся и посмотрел на Сыльги, хотя Намджун готов был поклясться — та говорила очень тихо, он сам в грохоте бара с трудом разобрал ее слова. — Конечно. Теперь уже Сыльги оказалась во главе их маленькой процессии. Возможно, стоило бы позвать еще Хосока, но Намджун быстро отказался от этой идеи. Он бы не сумел объяснить, где они находятся, передатчики с локацией на Биссли работали с перебоями, а бежать в отель времени не осталось. Тэ прижимался к Сокджину, обхватив его шею руками, и почти не подавал признаков жизни, пока они бежали по узким улочкам мимо складов и каких-то домов. Слишком далеко от их ночлега. Намджун не мог понять, что в такое время могло вытащить Чонгука сюда и зачем он взял с собой Тэ и Тэ. У пар с Коджитати существовала очень сильная эмоциональная связь, не зря они по сути были единым организмом, хоть и в двух вариациях. И если плакал один, то тоже самое делал и второй. Он так же обнимал Чонгука и всхлипывал ему куда-то в плечо. Этувианец никогда не считал себя трусом, вот и сейчас страха не было. Прижимаясь спиной к холодному металлу, Чонгук пытался понять, где они находятся, почему их несколько раз перевозили и что нужно этим существам. Будь он один, обернулся бы уже какой-нибудь мелочью и искал лазейку. Но на нем лежала ответственность не только за свою жизнь. Сыльги явно чувствовала, что они близко к цели. Она остановилась буквально на пару секунд, пропуская большую компанию местных, потому что проблемы и вопросы им сейчас точно не нужны. А потом Сокджин с трудом удержался на месте, когда Тэ неожиданно выпутался из его объятия. Он пробежал по головам блиссов, звеня колокольчиками и шепча что-то на своем языке. Сыльги проводила его взглядом и, резко отступив назад, прижала Сокджина и Намджуна к стене, увеличив конечность в несколько раз. Лишние неприятности им по прежнему были ни к чему. Тэ прижался лбом к стене какого-то здания, когда его схватили за уши и подняли над землей. — А вот и второй. Ты был прав, Тэндо, они настолько глупы, что сами бегут в ловушку. Первый Тэ шипел, пинался и царапался, пытаясь выбраться из цепких лап. То же самое делал второй Тэ, в надежде разрушить мешающую стену. Чонгук понимал, что действовать нужно быстро, ситуация выходила из-под контроля. Он не любил и не умел драться. На Этувии считали, что главное — сила интеллекта. Если ты не можешь убедить противника аргументами, то ты уже проиграл. Но Чонгук прекрасно понимал, что никакие слова не убедят блиссов отпустить их, даже самые проникновенные. Он достаточно насмотрелся в космосе на разные формы жизни, чтобы понимать: иногда лучше один раз ударить, чем тратить время на бесполезные уговоры. Он вдохнул, выдохнул, вспомнил все, чему его учил Хосок, а затем принял форму огромного блисса с семью конечностями. Первые несколько секунд Чонгук чувствовал себя крайне неуютно, словно примерял костюм на пару размеров больше. К счастью, из-за высокого уровня стресса адаптация прошла быстрее, чем обычно. Чонгук взревел и бросился в атаку. Блиссы до этого вряд ли встречались с этувианцами, поэтому они поначалу растерялись, когда одного из них отшвырнул в стену неизвестно откуда взявшийся соотечественник. Тэ воспользовался моментом, вырвался из противных лап и отбежал в сторону. Второму Тэ повезло гораздо меньше — его продолжали удерживать уже целых два блисса. Чонгук получил первый удар и отлетел в сторону. Ему было не столько больно, сколько обидно. Какие-то вонючие блиссы посмели сначала его похитить, а теперь еще бить начали. Перед глазами заплясали алые точки, и Чонгук замотал головой. Он понял, что его накрывает знаменитое этувианское безумие, а в его ситуации ему никак нельзя было терять разум. Скорее всего, один бы он не справился, но тут его по спине погладили увшх. Намджун называл это ветками, но функций у них существовало гораздо больше. Увшх заменяли этувианцам не только конечности, но еще органы чувств. Он почти успел удивиться, откуда тут еще один этувианц, когда рыжая блисска с точно таким же оглушительным ревом вступила в драку с похитителями. Чонгук справедливо рассудил, что все вопросы он сможет задать потом, а сейчас им надо спасти Тэ и Тэ и про себя тоже не забыть. Краем глаза он успел заметить Намджуна, который сошелся в рукопашной с самым мелким из блиссов, который все равно был выше его на две головы. А затем ангел запел. Даже на Этувии слышали рассказы про пение ангелов, но Чонгук всегда считал это бредом. На их планете принято было все сначала много раз проверять, анализировать, раскладывать на составляющие, но это пение не поддавалось никакому анализу и контролю. Хотелось разрыдаться, хотелось взлететь, хотелось бежать на край света вслед за тающей в облаках фигурой. Так Чонгук и сделал. Потрясенные блиссы замерли на месте. Намджун не мог отвести глаз. В его мыслях не всплывали ни легенды, ни притчи его народа, там были воспоминания из детства и юности, самые разные. От них сердце щемило и слезы текли сами собой. Намджун упал на колени. Он был готов отдать все, вступить в любую войну, лишь бы не чувствовать этого больше, лишь бы не парить и не умирать одновременно. Неожиданно настала тишина. Намджун поднял глаза и увидел перед собой улыбающегося Тэ и по его губам прочитал, что все будет хорошо. Второй закрывал уши Чонгуку, их новую подругу они тоже предупредили. Намджун смотрел вверх, где раскинулись огромные белые крылья и откуда лилась песня, предназначенная не для простых смертных. От неё нельзя было сбежать, она, казалось, проникала сквозь кожу. Намджуна, в первую очередь, интересовала его команда. Он вновь окинул взглядом территорию вокруг и скривился, понимая, что наблюдает смерть блиссов. Они лежали на земле, улыбаясь, словно это были не последние секунды их жизни, словно они видели врата рая. Сокджин закончил петь. Он сложил свои огромные крылья, которые в тот же момент стали невидимы для окружающих. Битва закончилась, враг оказался повержен. — Простите, что не предупредил. Не хватило времени, — Сокджин не сводил с Намджуна глаз, пока говорил это. А Ким Намджун, капитан прекрасного корабля «Серендипити», не мог понять, что в этот момент сковало его тело: страх или восхищение. Только сейчас он, кажется, по-настоящему понял, кого они везут и чем была вызвана нервозность адмирала Холзи. Сокджин, как ни странно, оказался рад вернуться в ту дыру, на окраине Биссли, которая стала на время их домом. Тэ и Тэ не отходили от Чонгука, восхищаясь его смелостью и ловкостью. Сокджин им немного завидовал: никакой рефлексии, никаких ненужных сожалений. Ему нравилось дарить жизнь и не нравилось забирать. Он понимал, что блиссы сами оказались виноваты, что другого выхода не оставалось, и все же ему причиняла почти физическую боль мысль об их смерти. Намджун осторожно положил ладонь ему на плечо. Сокджин обернулся, пытаясь отыскать в его глазах следы разочарования или страха. Но не нашел там ничего, кроме сочувствия и немного восхищения. — Не знаю, устают ли ангелы, но судя по твоему виду, тебе не мешало бы поспать, — хрипло сказал Намджун и улыбнулся. — Не помешало бы, — согласился Сокджин. А затем, повинуясь внезапному порыву, взял руку Намджуна и положил к себе на грудь — туда, где билось сердце. Так они и стояли несколько минут, глядя глаза в глаза: ангел и человек. До родной планеты Сокджина оставалось немало световых лет, но теперь эта дорога казалась легкой. Среди миллиона планет, среди бесконечного количества обитателей космоса они сумели найти друг друга. Это казалось настоящим фоне. В соседней комнате звонко болтали Тэ и Тэ, им вторил хохот Хосока и смех Чонгука. Вокруг отеля на Биссли кружились мириады созвездий, но их никто не замечал. Достаточно было друзей, тех, кто рядом.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Ещё по фэндому "Red Velvet"

Ещё по фэндому "Ashley Frangipane (Halsey)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты