Снежинки на воде

Слэш
R
Завершён
12
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 3 Отзывы 5 В сборник Скачать

Начало такое же как и конец

Настройки текста
Длинные прямые волосы напоминали золото в темноте ночного неба. Кожа её была настолько бледной, будто девушка вовсе не выходила на улицу и её нежного тела никогда не касались обжигающие лучи солнца. Тонкие маленькие пальчики касались грубой щеки и лица, Обезображенного в шрамах. Её глаза были наполнены сочувствием, она сказала: — Мой отец хочет устроить через два дня турнир, а приз за победу будет являться право моей руки и сердца, — девушка поджала губы, а её глаза блеснули в темноте. — Не плачь, я выиграю этот чёртов турнир, — парень усмехнулся. — я не допущу, чтоб эта срань касалась хоть кончиком мизинца твоего платка. Я убью всех! — Прошу не выражаться так вульгарно, мне более противно слышать о таком, — блондинка ударила его тем самым платком. Боли особой не принесло, но шатену стало неуютно, что его отчитали и ударили за ничто. Настал день турнира. Отец девушки — знатный господин. Он терпеть не мог слабаков и нахлебников. Этот человек объявил о начале первого боя между двумя воинами: один восседал на прекрасном белом благородном коне в потёртых золотых латах, а другой оседлал породистого вороного коня. Латы второго не были столь роскошны, как у его противника, но чувствовалась некая уверенность в седле и своём оружие. Дазаю показалось, что в этих голубых глазах, которые сложно было рассмотреть из-за шлема, на миг мелькнул азарт, и этот самый азарт настолько впечатлил юношу, что уголки губ слегка приподнялись вверх. Результат столкновения был предрешён. Последующие битвы не несли в себе особого смысла, ведь в каждом поединке побежала всего лишь два человека, которые вскоре времени столкнулись друг с другом в финале. Толпа людей вокруг кричала и ликовала за оградой невысокого каменного забора, и там же, на небольшой возвышенности с крышей над головой, чтобы солнце не припекало, сидели отец с дочерью. Если отец радовался бою и победе кого-то, то его дочь переживала и мяла пальцами заветный платок в руках. Но к сожалению как раз эта черта и не нравилась его возлюбленному. Она была для него слишком мягкосердечной и боязливой, постоянно при каждом шорохе цеплялась за руку или плечо. Это происходило настолько часто, что уже вошло в привычку закатывать глаза и успокаивать хрупкую натуру. Блондинка вздрогнула, когда же её ушей донеслись звуки скрещенных мечей, а оба противника скакали на своих коней покругу, то нанося удары, то защищаясь от них. — Для чего ты это делаешь? — запыхавшись, спросил шатен у своего оппонента. Их голоса не были слышны из-за гомона, что стоял вокруг. — сдайся, и я пощажу тебя! Но Дазай на услышал ответ. Кажется, даже после стольких побед, он ни разу так и не смог удовольствоваться голосом обладателя столь прекрасных небесных глаз. Шатен взмахнул мечом и приложил всю силу, чтобы сбросить всадника с коня, но его движения были медлительными, когда он начал целиться. Через мгновение парень сам был скинут со своей лошади. Пыль с земли поднялась так, что попала и в глаза, и в рот, и даже не оставила без внимания нос с ушами. Тело заняло, но падение более менее смягчила броня. Парень снова встал не желая проигрывать. Он теперь не думал о даме сердца, что сидела неподалёку, его внимание захватили большие голубые глаза. Наконец, спустя сотни попыток, чёрный жеребец встал на дыбы, когда его хозяин отражал удары противника мечом. Конь был достаточно высоким и сильным, чтобы сбросить (даже не по собственному желанию) хозяина, когда тот отвлечётся. Юноша не смог крепко схватиться за поводья, поэтому кубарем покатился вниз со спины коня, падая на рыхлый песок. «Чёртова скотина,» — рыкнул себе под нос упавший. К сожалению, его реакции вполне хватило, чтобы отряхнуться и вставить на ноги, не теряя противника из виду. Этот бой на мечах продолжался дольше всех, пока оба рыцаря не почувствовали слабость в ногах и во всём теле. Ужасная боль пронзила спину и руки. Тяжёлые доспехи — показатель статуса и опытности, уже казались лишними. Вскоре, запыхавшись, и потеряв уже интерес, оба парня вышли на середину площадки, недолго думая, одновременно откинули мечи в стороны и сошлись на дружеском рукопожатии. Кажется, только сейчас Дазай заметил невысокий рост своего противника. На секунду ему показалось, что это даже мило… Ужас! Неслыханная дерзость! Какое полоумие! Провести турнир за руку дамы, а сойтись на ничьей! Когда вообще последний раз такое было и было ли вообще? — Ровно через 5 часов возле каменного моста. Опоздаешь — убью, — произнёс хриплый голос, предназначенный только шатену в данную минуту. Красивый мужественный голос… который совсем не вписывался в рост парня. Они разошлись. Не смея больше бросать свой взгляд в сторону девушки, Дазай ушёл с опущенной головой, но свободным сердцем. Всё же, вряд-ли бы отец разрешил дочери выйти замуж за такого типа, как Дазай. Он ещё молод, всего-то 19 лет, найдёт ещё кого-нибудь. В срок указанного времени, парень приехал верхом на коне, но никого не увидел… От слова «вообще» никого. Спустя какое-то время, когда юноша решил всё-таки бросить эту странную затею, его слуха донеслись гул непонятных мужских голосов, что вроде как кричали слова похвалы и лести, или всё же бранили неуместным матом. Слишком шумно, чтобы хоть что-нибудь разобрать. Из далека, небольшой сопки, появилась фигура: невысокая и достаточно худая. Через мгновение этот бежавших человек уже был достаточно близко, чтобы шатен смог разглядеть его лицо: тонкие, почти идеальные брови, сжатые губы, лёгкий румянец на щеках от бега и небесные, самые яркие и чистые лазурного цвета глаза (один явно дёргался от раздражения). Те самые, что Дазай видел недавно на турнире. Только этот человек был уже без своих доспех и непокорного жеребца. Так же у него были длинные, слегка завивающиеся рыжие волосы, что лезли прямо в лицо, мешая убегать от погони. Рыжик добежал и без церемоний, чуть подпрыгнул, залез на коня юноши и ударил что есть мочи по светло-серой заднице с блеклыми чёрными яблоками-пятнами: — Но! И без лишних вопросов скотина помчалась прямо вперёд куда глаза глядят. Пришлось держаться за поводья из-за всех сил, чтобы не свалиться. Шатен даже почувствовал чьи-то сильные руки и тёплую грудь, что прижимались к нему в страхе упасть на землю. Спустя некоторое время они смогли оторваться от шумной разъярённой толпы. Дазай остановил лошадь только тогда, когда они добрались до пляжа. Шум волны успокаивал сильно бьющееся сердце от переизбытка адреналина. Даже бывалому вояке будет трудно сдержать себя в руках после такого. Парень сзади тяжело дышал и смеялся будто увидел клоунов в цирке. Шатен откашлялся и постарался сделать свой голос более убедительным и внушительным: – И что это только что было? – Прости, прости. Мне просто нужна была помощь, – рыжик уткнулся лбом в спину Дазая и ни в какую не хотел отпускать его торс из своих объятий. – я так устал. Несколько боёв подряд на турнире, проигрыш и ещё погоня от этих головорезов, – парень глубоко вздохнул и продолжил, выказывая своё недовольство. – ужас какой!!! – Так что же случилось? Почему они за тобой гнались? – с любопытством спросил шатен, пытаясь заглянуть через плечо на рыцаря. – Ну, тут такое дело, – юноше явно была неприятна эта тема, но, к сожалению, этого вопроса никак было не избежать. – я задолжал одному хозяину борделя, но как на зло отплатить было нечем, и от безысходности я отправился на турнир, о котором услышал за несколько часов до начала. В качестве награды я хотел попросить некоторую сумму у отца невесты, которую он хотел выдать как приз за победу. Но тут появился ты. В итоге я зачем-то я подал тебе руку в знак дружбы, совсем запамятовав о своей изначальной цели. В итоге, хозяин послал своих каменюк-задир-вышибал для моего "отлова". Будто псину какую-то беспризорную, а тебя я позвал, чтобы мне помог. В любом случае не смог бы выкарабкаться один, – парень выдержал паузу и решил тихо закончить свой монолог: – теперь-то ты всё знаешь. Дазай еле сдержал порыв смеха, когда слушал всю эту околесицу, но вопреки самообладанию, шатен расхохотался после завершения рассказа. Какой же бред, какая нелепица, как так вообще можно было??? Конь слегка пошатнулся и неоднозначно громко выдохнул, как бы выказывая и свои мысли насчёт этого. Рыжик рассердился и легонько ударил кулаком по спине хахатуна. Чтоб ему в загробной жизни жилось не сладко. Но как бы он не злился, а противостоять этой нежной улыбке и медовым ямочкам никак не вышло. Через мгновение тонкие брови перестали хмуриться, а щёки залились ярким румянцем. Действительно. Ситуация довольно абсурдна, как не посмотри. – Так как тебя звать, Ромео? – через смех попытался выдавить "беглец". – Дазай Осаму, зови просто Осаму, всё для вас, – и с нетерпением поинтересовался. – а тебя? – Иностранец, чтоль? – толкая в плечо, продолжил юноша. – тогда я Чуя, просто Чуя. Возможно, если бы не эта встреча, то последующим никогда не было бы места в истории мироздания, но, скорее всего, эта история началась за долго. За долгие годы, столетия или века. Но как бы весело жизнь не начиналась, всему порой приходит конец. Но конец не значит вечность и мгла пропасти, конец – это начало другого. Они не будут знать, что такое слово "любовь", но прочувствуют её сполна. Веселясь, проводя время вместе они поймут, что им действительно хорошо вместе, что они связаны. На небольшую деревеньку неподалёку от их захолустного дома напали какие-то люди. На разбойников похожи не были, но целью их визита явно было ограбление и насилие бедных жителей. В спешке дать бой нападавшим и защитить невинных селян, что так любезно их приютили несколько лет назад, они не успели надеть мощные латы, поэтому ушли налегке. Но каким бы ни был противник, хоть слаб, хоть переполнен силы, а острие нескольких лезвий и точности нескольких ударов вполне хватит для смерти жалкого человека. Не успев вовремя, Чуя лицезрел собственными глазами, как прижимающий к груди ребёнка Дазай отбивался от пяти человек, и не успев отразить удар, сзади подбежал кто-то шестой. Алые брызги распространились в воздухе, а изумлённое выражение лица упало вместе с владельцем на грязную землю. В преддверии безумства и неверия в случившееся адреналин забурлил по венам и острое лезвие меча за несколько минут повергло во тьму сразу нескольких человек. К счастью, последних. Из нежных голубых глаз и ясных яблочек хлынули слёзы. Сгустки человеческой крови заполнили воздух и окропил траву, перепуганные вопли живого ребёнка ни на секунду не стихали. Казалось, что мир остановился и кислород перестал попадать в лёгкие. Три тела прижались друг к другу, только два остались живыми, а последнее валялось бездыханной куклой, тряпьём на запылённой песком дороге. Полгода спустя, не придя ещё в себя после смерти самого близкого человека в этой жизни, Чуя согласился на какую-то авантюру. Его пригласили, кажется, на сражение с каким-то государством. Он не видел смысл запоминать такую мелочь, ему хотелось скорее заглушить боль, и не важно чья кровь прольётся. В принципе, так оно и вышло. Кровь заглушила боль, а чёрная пелена сознания уволокла его в следующий поток Сансары.

***

Яростные мужские крики оглушили всю окрестность своим: "СТОЙ, ВОР. ДОГОНИМ И УБЬЁМ, ТВАРЬ. СТОЙ!". Чуя бежал, что есть мочи. Заметив небольшой дворик с крохотным домиков, его босые ноги автоматически направились туда. Запрыгнув внутрь, холодное тело дрожало от ледяного дождя, капли осколков небес бились о маленькую крышу дома. На улице было темно, поэтому парень надеялся на удачу и скрытность. Двое здоровых мужчин подбежали с давно потухшими факелами к двери и, громко крича, пытались достучаться до хозяина хижины. Худое тело ещё сильнее начало биться в конвульсиях от нервов. Челюсть дёргалась, а зубы жадно хотели стучать друг о друга, издавая звуки бьющегося камень о камень, но их владелец яро сопротивлялся данному желанию, ведь одно, даже самое малейшее движение могло привести к тотальному исходу. Дверь со скрипом отворилась и из дома послышался ласковый, но встревоженный голос хозяина. Чуя не мог расслышать диалог из-за сильного ливня, но один из мужчин зашёл внутрь, а через минуту вышел с неудовлетворённым выражением на лице. Они попрощались, но перед тем как уйти человек несколько раз обернулся и взглядом пробежался по участку. Они ушли. Ушли, слава всем Богам. – Вы можете больше не прятаться, – над головой прозвучал ясный баритон. – выходите, вы же не собака прятаться в будке. Я видел из окна, как вы бежали и спрятались здесь. Тут наверняка неудобно. Не хотите войти в дом? От удивления и одновременного страха юноша чуть не потерял дар речи. Но нет, это всего лишь язык онемел от холода. Он с подозрением во взгляде вылез из собачьей будки, не выпуская что-то из рук, с недоверием прищурился и отошёл на расстояние вытянутой руки от незнакомца. С чего этот гад такой любезный? – Не стоит здесь стоять и мёрзнуть, идёмте внутрь. С этими словами он пошёл в дом первым. Парень не стал медлить, поэтому пустился следом за ним. А что ему ещё терять? Дома нет, родственников тоже, а из еды лишь пара остывших на морозе булочек, прижатых к груди. – Меня зовут Осаму, – шатен нежно улыбнулся запачканному в грязи парнишке. Если присмотреться, в отблеске пары свечей, что стояли на столе, можно было заметить, как яркие, полные жизни и радости коричневые глаза переливались. Казалось, если принюхаться, то можно мимолётом уловить свежий запах шоколадной крошки. А такого же цвета волосы круто так завивались из-за влаги. Тонкая рубашка прилегала к отличной фигуре и просвечивала набухшие от холода две бусинки. У Чуи потекли слюни... От голода это было или от желания не понять, но быстро взяв себя в руки, он вытер капельки с уголков губ. Парень приблизился к печи и в мгновение ока развёл огонь. Одна единственная комнатка заполнилась светом и теплом. Какой же красивый этот хозяин дома... Но почему тогда этот человек живёт в столь непримечательном месте? Кто он? – Я могу принести вам несчастье. Вы ко всем так любезны? – Да какое несчастье? – с улыбкой произнёс шатен. – о моём существовании знает лишь Бог, и только ему меня судить. Как и вас, впрочем, – парень, назвавшийся Осаму, легко подхватил под руку рыжика и направился к тёплому огню. Он уселся на небольшой звериной шкуре и потянул за собой собеседника. – зато со мной живёт мой верный друг Стар. Познакомься с гостем, Стар, – из-за спины послышался один "гав". Шатен с энтузиазмом улыбнулся снова, глядя на рыжика. Загорелая кожа и ясные глаза. Эти детали были, пожалуй, самыми яркими в образе. – а тебя как звать? – Накахара. Фамилии не помню, но можешь звать как Чуя, – естественно никто и не собирался запоминать. Просто как формальности. – Хорошо! Я обязательно запомню! – от этой доброты сердце Накахары расплавилось окончательно. Что за чумной парень... Парень... Кажется, они с ним одного возраста... Спустя час Дазай смог развязать язык Чуи. Теперь они сидели, грелись и разговаривали как все нормальные люди. Не смея больше пользоваться добротой, теперь уже знакомого, рыжик рассказал ему всю свою историю: начиная от того, как его мать закололи из-за цвета красных, естественных только для ведьм, волос, как он остался один и ему пришлось самому выживать, заканчивая тем, как сегодня вечером ему пришлось украсть из пекарни несколько булочек, иначе смерти от голода пришлось бы не избежать, поэтому за ним следом погнались двое мужчин, один из них был супругом хозяйки лавки, а второй являлся сыном. Они посмеялись и разделили вместе трапезу, что досталась с таким трудом. Не возвращать же и не пропадать добру. – Прошу тебя остаться, – вежливо проговорил Осаму. – тебе ведь некуда идти, а мне тут одному скучно живётся. Ты хороший парень, почему бы и нет? – ослепительная улыбка отразилась в нежно-небесных радужках глаз. Ну как такому прекрасному личику можно было отказать... – если у тебя появились сомнения это нормально, но знай, что мои намерения чисты и прозрачны, как ледниковая вода или беглый горный ручеёк. Не оставляй холостяка одного до скончания дней. – Л-ладно... – как бы эта просьба не казалась эгоистичной, но Накахаре стало жалко, что такой хороший человек пропадает в этих трущобах. Хоть он и был изгнанным из деревни, этот парень заслуживает большего, но, к сожалению, получает маленький обветшалый дом и верного пса, что спит возле холостяцкой кровати. Жизнь бывает долгой, но протекать она может скучно, уныло и медленно. Со временем это надоедает и кажется ужасно бренной и непосильной ношей на душе. Так же жизнь может быть короткой, но наполненной прекрасных ярких событий, например, как любовь, семья, праздники, которые отмечаешь не один, а с человеком, который тебе не безразличен. Всё это приносит радость и удовлетворение как сердцу, так и душе. Лучше прожить короткую, полную ярких моментов. Не правда ли? – Не бойся, я с тобой. Тихий голос шатена шептал что-то на ухо, но в преддверии полного шока всё тело дрожало от страха и разум не хотел ничего понимать. Они переплетали пальцы и грелись лишь тем, что осталось – телами друг друга. Жуткая и ледяная камера была построена специально под землёй, чтобы пленники не видели света и не смогли сбежать. Слух раздражали капли, стекающие с неровного потолка и ударяющиеся о каменный пол. Они здесь не так давно и прекрасно понимали, что жить осталось ещё меньше. Дазай схватил в ладони бледное лицо рыжика и страстно поцеловал. "Всё будет хорошо, мы вместе" – лил сладкие речи шатен, а следом его язык вновь проникал в нежные уста, касаясь влажного органа визави. Если бы не эти слова и крепкие объятия, они бы совсем сошли с ума. Пару часов назад в их дом ворвались охотники за нечистью, так они себя называли, и схватили обоих. Повязали, накинули на головы мешки и уволокли куда-то. Они сделали вывод, что Накахара – ведьма в мужском обличае, а Дазай его приспешник. И это всего лишь из-за рыжих волос, голубых глаз и прекрасной внешности, что осталось последним от его покойной матери. Через некоторое время их казнят. Зажарят, как рыбу на костре, до пепла, ничего не оставят, а кости отдадут собакам, если, конечно, эти кости останутся. Их выволокли на всеобщее обозрение. Привязали к огромным пучкам сены за толстые палки, что были воткнуты в небольшую возвышающуюся платформу прямо посередине улицы. Прохожие столпились и казалось что сейчас затопчут друг друга до смерти лишь только увидеть зрелище. Всё это время они держались за руки... Двое мужчин так крепко сцепились ладонями, будто в последний раз видят друг друга. И правда... Это последний раз, когда Чуя смотрит в эти шоколадные и тёплые глаза, на мягкие губы и крепкое тело. "Люблю" – толпа так сильно верещала, что услышать кого-то, даже рядом стоящего, было практически невозможно, но это самое слово Накахара знал как облупленный, оно всегда вертелось на его языке и срывалось с чужих губ. Дазай нежно улыбнулся и ни на миг не переставал смотреть на своё единственное, оставшееся в живых, сокровище. Они улыбались. Их уголки рта были приподняты с начала церемонии и до самого конца.

***

Длинные пальцы плавно нажимали на хрустальные клавиши. Изящные запястья то аккуратно опускались вниз, то вновь поднимались. Длинные ресницы закрыли обзор на инструмент. Он уже профессионал, поэтому смотреть куда-то ему было без надобности. Его идеальный слух воспринимал всп колебания мелодии, все тона и множество посторонних звуков. Кто-то в зале ахнул, кто-то удивлённо что-то сказал. Шатен улыбнулся. Такая реакция на его игру ему определённо нравилась. – Сегодня вы хорошо постарались, – уже было достаточно поздно, поэтому за окном смеркалось. Имейджмейкер покрутил на пальце ключи от машины. – вас подбросить? – Хочу сегодня прогуляться пешком, – парень достал из кармана телефон. – хорошо поработали, – не отрывая взгляда от экрана, пианист развернулся и перед ним раздвинулись стеклянные двери на выход из здания. Лёгкий румянец покрыл худые и бледные щёки. Ему требовалось держать себя постоянно в форме, желательно ещё заниматься спортом дома, потому что на сцене должны выступать исключительно красивые люди. Как всем известно, сцена довольно полнит человека, поэтому даже для пианиста, такого известного и популярного, как Дазай Осаму, требовалось быть стройным. Его показывали по телевизору, вешали на уличные баннеры, а выступления проводились в самых крупных и величественных зданиях города. Но единственный секрет, который он скрывал и боялся же его – это любовь. Простая человеческая любовь. Карие глаза посмотрели на видео-баннер, который был повешен в середине улицы на высотке в 30, если не 40 этажей. Улыбающийся омега взял в нежные, словно лепестки сакуры, руки баночку с кремом. Его глубокие голубые глаза феникса были нежными и чувственными, они излучали поддержку и чистоту сердца. Какой же он красивый... Дазай залюбовался на эту прекрасную картинку, но мозги встали на место только тогда, когда реклама вспыхнула другими цветами, переключаясь на следующее видео. Ох, кажется, он пропустил светофор на тот переход, куда ему надо было... Толпы людей обходили его, задевая плечами, они не смогли бы узнать знаменитость, потому что человек просто закутался в красный шарф от холода. Дазай жил в съёмочной квартире в одной из высоток Пекина. Он категорически отказывался куда-либо переезжать. Как только двери лифта открылись, шатен услышал пару раздражённых голосов, что доносились со стороны куда ему надо было идти. – Возможно, это снова пьяные соседи буянят. Скорее бы они разошлись уже. Только нервы зря тратят, и в основном другим... Но стоило лишь подойти к своей двери и поднять глаза, он увидел самую... БОЖЕ ЧТО? – У тебя блять мозгов нет или да? Совсем ахуел? – этот милейший омега ругался на своего менеджера самыми грубыми словами, смотря на него снизу вверх. У Дазая случился культурный шок. – выёбистый хуй, у тебя жопа вместо мозгов? Зачем мне вообще вся эта хрень, если я могу вырубить кого угодно с одной левой? Это ведь... Разве это не тот самый Чуя? Нежный и ласковый идол и актёр Китая, который снимался в основном в исторических-фэнтезийных фильмах и сериалах... Разве это не тот самый парень, что улыбался во время того, когда пел? Почему сейчас он бранится и ругается столь вульгарными словами... Если бы Осаму не был столь начитан и придирчив к каждому слову, то прошёл бы мимо, но как он мог смотреть на предмет своего обожания, который матом покрывал бедного бету, что стоял с опущенной головой и невинным взглядом? У шатена даже румянец появился на щеках от возмущения. Нет. Должно быть это ошибка. – Могу ли я вам помочь? – с вежливым тоном в голосе подошёл к ним шатен. Высокий мужчина, альфа, лет 26 улыбался так лучезарно, готовый выбросить из себя энергию солнца. – Не твоего ума дело... – Как прекрасно!!! – воскликнул бета. Его чёрные кисточки волос, свисающие с обеих сторон лица, так смешно подпрыгнул, когда их владелец увидел Осаму. Почему-то у него появилось предчувствие, что этот человек очень надёжный и сможет им подсобить. – нам очень нужна ваша помощь! – Что же случилось? – его речь была такой сладкой, что рыжему юноше показалось это даже слишком приторным. Он скривился в гримасе, будто ему уксуса в еду подлили. – Дело в том, что этого молодого человека преследуют, – не стал томить в ожидании бета и сразу перешёл к делу. – его адрес проживания стал небезопасным, поэтому мы переехали сюда. Но, к огромному сожалению, бывшие владельцы этой квартиры отдали нам не тот ключ. Скорее всего просто перепутали.– он поднял на всеобщее обозрение ключ-карту. – завтра уже выходить на работу, это будет очень тяжёлый день, поэтому нужно как следует отдохнуть. Вызывать кого-то для взлома новой двери слишком поздно и жалко дверь, да и не сразу приедут, а хозяева не отвечают на звонки и сообщения. Осаму выслушал всю историю от начала и до конца молча. Интересная ситуация... – Меня зовут Осаму Дазай. В моей квартире не так много места, но вы можете переночевать у меня, – шатен сделал шаг навстречу рыжику. Он ласково улыбнулся и тихо сказал. – можете положиться на меня, – о, боже. Чуя чуть в обморок не свалился от этой слащавости. Этот тугодум даже не понял кто он. Его лицо висело на всех постерах, вывесках, мелькало в рекламе! Этот "вежливый" дохлый стручок*. Какой ужас! – Вы нам правда поможете? Это очень кстати! Спасибо большое! – на радостях менеджер схватил Дазая за руки, а его глаза засияли. – этот молодой человек Чуя Накахара, – он повернулся к омеге, как бы указывая о ком говорит. – а меня зовут Акутагава Рюноске, я менеджер, – он поклонился и протянул свою визитку. Всё это время Чуя молча стоял и яростно втыкал в этого незнакомца. "Каков перец. Глаза лучше выколоть, чем видеть эту фальшивую улыбку на этом ебале..." – думал Чуя. Они вместе зашли в квартиру нового знакомого и затащили несколько чемоданов внутрь. Дазай прошёл на кухню и крикнул, чтобы они располагались как у себя дома. Акутагава решил пока на одну ночь остаться вместе с Чуей на всякий пожарный. В то же время Накахара смело вошёл в самую первую комнату, которая попалась ему на глаза и был смертельно шокирован. Шокирован до такой степени, что встал на пороге и потерялся в мыслях. – Вас что-то не устраивает? – послышался мягкий голос с хрипотцой возле уха. – к сожалению, ваш коллега ушёл спать в другую комнату, но там очень мало места, поэтому вам придется остаться здесь, – его тошнило, тошнило от этого елейного голоса, что льёт сладкий мёд в уши юноше. Кончики ушей вмиг заалели, а щёки вспыхнули ярким красным. Этот чёртов сукин сын! Да как он посмел разыграть такой спектакль! – Я, конечно, предполагал, что моя персона собирает множество взглядов, но не думал, что попаду в одно из этих логов... Ему спалось этой ночью некомфортно. Ох, если бы он только знал, что попадет в цепкие лапы тигра! Ещё и альфы! Но поразительно оставалось и то, что этот тигр его так и не коснулся... не приставал к нему и ничего не хотел... Ух, да если бы он его хоть мизинцем тронул, то сразу бы получил по солнечному сплетению и своим мелким яйцам. На каждой стене были вывешены плакаты с лицом Чуи. У этого придурка даже была его фирменная заколка! Заколка! Ужас! Ужас! Ужас! Какая нелепица. Он так и не смог заснуть, хотя хозяин квартиры любезно постелил ему место на кроватке, а сам, как послушный пёс, лёг на пол. На следующий день Акутагава дозвонился до предыдущих хозяев и поменялся ключами. Чуя с облегчением вздохнул. – Вы заметили? – Рюноске в перерывах между съёмками подошёл к Накахаре с вопросом. – он ведь пианист, не так ли? – О ком ты? – Как же! О том добром альфе, что так любезно приютил нас. –А-а-а-а, да? Разве? Он больше смахивает на бездельника и озабоченного, – фыркнул рыжик. – На самом деле я тут кое-что узнал... Это очень знаменитый пианист. Его концерты достаточно популярны, а за глаза зовут даже гением современности. В прошлый раз я ночевал отдельно,в другой комнате. Там стоял огромный рояль, были разбросаны тетради и книги, связанные с музыкой, – Акутагава сделал паузу специально и продолжил только тогда, когда на него посмотрела пара небесных глаз. – я глянул пару выступлений. Довольно достойно. И как Чуя себя не мучил, но любопытство его захватило. Казалось, в эти самые минуты он получил больше удовлетворения, чем за всю жизнь. Его пальцы рук сжимали корпус белого планшета и слегка подрагивали, сердце сжалось от переполняющих чувств, а живот скрутило. Нет, ему не была интересна игра, он больше смотрел на того, кто исполняет. Будто этот альфа был совершенно другим человеком. Он менял выражение лица после каждого куплета, его густые ровные, словно меч, брови то хмурились, то расслаблялись. В этих глазах, цвета какао с шоколадом, блистали искорки от удовольствия. От удовольствия игры на этом странном, в понимание Накахары, инструменте. Тонкие пальцы владели какой-то сверхъестественной моторикой. Его сознание рисовало, как эти прекрасные пальчики обжигающе касались кожи Чуи и медленно вели от... УЖАС! УЖАС! УЖАС! Омега зажмурился. Впрочем, это уже была другая история. История того, как Накахара пришёл по собственной инициативе и постучал в входную дверь, что ему открыли, и он извинился за нелепость прошлого раза. А потом он достал из-за спины торт. Его впустили в квартиру. Они попили чай. Долго, долго разговаривали, и спустя какое-то время Дазай решился сыграть Чуе пару мелодий. Иногда кажется, что все мечты сбываются. По крайней мере, хочется в это верить. Они так долго флиртовали и ухаживали друг за другом, что в итоге решили съехаться. Слава петухам, ситуация вскоре со сталкером стихла. Этого человека нашли и засудили. Впрочем, это не столь важно, как то, что через 3 года Дазай сделал предложение Чуе. Они объявили об этом на одной из телестудий, когда их пригласили вместе сняться в сериале. В конце концов, Дазаю безумно понравилась деятельность актёра, а с его то харизмой и внешностью он безусловно не проиграет даже профессионалу. Фортепиано он не забросил, просто немного сбавил обороты, чтобы почаще быть ближе к любимому омеге. Но сколько бы людям не пришлось пережить испытаний, а от трудностей и тайных завистников им никуда не деться. – Я хочу, чтобы вы навели порчу, – этот человек явно был не в себе. Его руки дрожали, а тембр голоса менялся через каждую секунду. Он схватился руками за край стола и разъярёно воскликнул. – Я ХОЧУ ПРЕКРАТИТЬ ИХ СЧАСТЬЕ! ПОЧЕМУ ОН ОТВЕРГ МЕНЯ? ПОЧЕМУ? СДЕЛАЙТЕ ЕМУ БОЛЬНО! НАВСЕГДА, НАВЕЧНО! – Я смогу это сделать, но только на определенных условиях. – Я СДЕЛАЮ ВСЁ! ВСЁ ЧТО СКАЖИТЕ! – Слушай внимательно, каждую из последующую жизнь они должны будут встретиться под новый год. Ни днём раньше, ни днём позже, иначе их проклянёт сам Дьявол, заберёт все их органы, разорвёт их души на тысячу осколков, и тогда они уже не смогут перевоплотиться. Они никогда больше не увидят друг друга и вскоре исчезнут даже из мира мертвых, – прохрипел старческий голос. – но с тебя тоже потребуется плата... Спустя четыре года брака они решились завести ребёнка. Они не становились моложе, а со временем им очень хотелось частичку друг друга. Маленького бунтаря, который бегал бы по квартире, нажимал как попало на клавиши черного, смоляного рояля, лазал бы по всем углам и эта идиллия казалась настолько заманчивой... Но врач сказала, что рожать будет довольно трудно из-за плохого состояния здоровья и проблем с лёгкими, что так не вовремя себя проявили. Возможно, исход был бы другой, а возможно и такой же, но кто мог знать? Кто знал, что последние два года жизни Накахара пролежит на больничной койке, кашляя кровью и сжимая запястья своего мужа. Хорошенький ребёнок с пухлыми щёчками неуклюже подбежал к папе, и так же, на ходу, неуклюже, коверкая слова, спрашивал его, как дела, как он провёл день и что нового. Его тоненький голосок придавал сил не хуже, чем поцелуи от Дазая. Он очень хотел бы ответить ребёнку, но долгий протяжный писк того не позволил. Карие глаза наполнились влагой, слезами горечи и отчаяния. Это произошло так внезапно, что никто даже толком не смог нормально отреагировать. Сердце сжалось в жалкий комок гнева, руки не переставали дрожать вместе с телом. Он прижал пока ещё не остывшую ладонь к своим губам и не переставал повторять, как ему жаль. Если бы он мог вернуть время назад, то никогда и ни за что не допустил бы этого. Не важно как, не важно какой ценой, он хотел вернуть человека всей своей жизни, свою радость, свою частичку себя самого, хотел снова услышать ту ругань, те маты и грязные слова, что этот рот даже не пытался скрыть. Но, мёртвые не возвращаются. Прошло тридцать лет. Тридцать лет мучений и страданий. Тридцать лет истерик и жалких попыток всё вернуть. Единственной отрадой стал сын, но и он уже давно живёт своей жизнью. Он живёт и слава богу. Ради того, чтобы он жил Осаму пожертвует всем. Поседевшие волосы плавно растекались по воде, бледное лицо выражало только спокойствие и умиротворённость. К счастью или сожалению, но ванна была достаточно вместительна для одного человека. Он решил, что пусть Бог заберёт его душу взамен на жизнь сына. Пусть его кроха проживёт лучше, пусть он познает любовь и не будет страдать, как страдал его отец.

***

Недовольное мяуканье заполнило всю квартиру. Любопытная коричневая морда сразу учуяла кого-то нового. Хвост неожиданно завилял и, подскочив с насиженного места, лапы автоматически понесли его к входной двери в коридор. – Сейчас, сейчас. Надо раздеться. Сейчас покажу, – юноша разул промокшую обувь и снял пальто одной рукой, в другой же он держал что-то махнатое и дрожащее от холода. – его надо для начала помыть и высушить. Не смотри на меня так! Я не виноват! Ты бы тоже не прошёл мимо, если бы увидел это бедное чудо. Через несколько минут парень с платиновыми волосами от природы, вышел из ванны. Он поставил на пол небольшого рыжего кота, который на удивление был спокоен и не царапал человека. Новый друг! – Только не приставай к нему сильно, Дазай. Вдруг ему такое не нравится? Но было слишком поздно. На радостях Дазай понёсся к новой диковинке, чтобы узнать что это вообще такое и с чем это едят. Но, то ли от испуга, то ли это была предосторожность, кот нанёс жестокий удар и царапнул собаку по белой шерсти на груди. Вот это штучка!!! Какой бойкий! Дазаю определённо это понравилось и он стал приставать с ещё бо́льшим энтузиазмом. Спустя какое-то время собака недовольно фырча ушла к себе на мягкую лежанку под столом хозяина. Рыжий бойкий кот недоверчиво осмотрел всю квартиру и решил лечь на холодной плитке, не решаясь даже лапой наступить на чистый ковёр, чего уж говорить о кровати. За окном шёл снег и прохожие голоса что-то вопили. Но Дазаю не давало спокойствие лишь одно – этот комочек шерсти, сжавшийся и весь дрожащий от холода, лежащий на ледяной плитке. Тяжело вздохнув, пёс поднялся и незаметно подошёл к этому чуду в шерсти. Перекрыв путь для отступления своими лапами, Дазай не теряя времени быстро схватил за толстую шкурку вредного кота, который в свою очередь быстро отреагировал, шипя, царапаясь и дёргаясь. Дазай отнёс этого вредного кошака на свою лежанку, бросил его на мягкую подушку, а сам лёг сверху. Такого рыжий задира ну никак не ожидал. Он ёрзал, пытался сбросить с себя пахучую шкуру, но это тепло и нежный язык, что вылизывать его шерсть так сладко подействовали на него. Никогда не чувствовавший чью-то заботу, никогда не ощущавший чужих прикосновений, рыжик растаял в чужих лапах... Собачьих лапах!!! Позор! Но этот позор такой тёплый и нежный... – Через две минуты наступит Новый год! Вы где? Дазай! Ну хотя бы ты, – юноша выскочил из-за угла с бокалом шампанского и позвал своего пса, но тот не откликнулся. Он заглянул под стол и увидел милейшую картину. Он улыбнулся, достал из кармана телефон и втихую сфоткал. Ладно, пусть спят.

"Смотри какие милашки💙" 23:58 "*фото*" 23:58

Акутахавчик: "Это тот самый кот?" 23:59

"Да! Они такие хорошенькие!" 23:59 "Когда ты приедешь уже? Я скучаю" 00:00

Акутахавчик: "Через несколько минут, только выехал из пробки" 00:00 "С Новым годом!!!" 00:00

"Вот приедешь, тогда и поздравлю!!!👀" 00:01

Акутахавчик: "Хорошо хорошо( ˘ ³˘)♥"

***

– Так и знал, что это была плохая идея... Дазай сидел за барной стойкой, допивая халявный коктейль, который так любезно предложил ему бармен. Друзья давно были пьяны, а его устойчивость к алкоголю только всё портила. – Да брось, смотри какие цыпы здесь ходят, – сказал один из друзей и шлёпнул по заднице проходящего миловидного парня. Тот в свою очередь развернулся, кокетливо подмигнул и уволок за собой. Дазай тяжело вздохнул. Он не любитель был коротких отношений на одну ночь. Ему хотелось однажды провести Новый год с кем-то манящим, кто покорит его сердце навеки вечные и не отпустит. Осаму заметил краем глаза, как к нему подсел какой-то юноша, жалующийся на что-то бармену, из-за громкой музыки нельзя было разобрать о чём шёл разговор. Парень устало шлёпнулся щекой на гладкое покрытие стола. Он тихо простонал и накрыл ладонью свою рыжую макушку. "Интересно, у него волосы крашенные?" – Тебя что-то беспокоит? – шатен наклонился поближе к незнакомцу, чтобы расслышать его голос. – всё в порядке? – Да какая тебе разница, – шатен попытался вникнуть в ситуация, поэтому легко, почти незаметно, коснулся плеча юноши, но тот резко подскочил, отталкивая чужую руку. – ты глухой? – его нежный голос сорвался на умоляющий. Уголки глаз были красными, вероятно от слёз, сами же глаза выражали тепло, но и одновременно старались казаться холодными, независимыми. Рыжие растрёпанные длинные волосы спадали на худые плечи, они не были заплетены в хвост или косичку, больше было похоже на лохмотья после сна. Но как бы юноша не старался скрыть рану, огромный фиолетовый синяк на всю щёку нельзя было не заметить. – иди нахуй, придурок! Не нужна мне твоя помощь! – выругался он. Осаму тоже следом подскачил, хватая гиперактивного юношу за запястье, не давая никуда уйти. Парень старался вырваться из-за всех сил, но понимал, что драку в клубе лучше не начинать, а то вышибалы выкинут его сразу. Раздражённый, он обматерил незнакомца с ног до головы. – Постой, – шатен нежно прикоснулся кончиками пальцев к набухшей щеке. – расскажи, кто это так с тобой? – Пошёл ты, блядь. Твоего хуя это вообще не касается. Пей дальше свою мочу, иначе получишь по яйцам! – продолжал вырываться юноша. – Лучше засунь ему бабло в трусы. Так у него точно язык развяжется, – порекомендовал бармен, что-то мешая в стакане для клиента. "Вот оно что..." – кажется, Дазай понял в чём проблема. – Давай я тебе заплачу, но взамен попрошу рассказать кто это сделал, – высокий парень дёрнул на себя запястье и прижал второй рукой талию рыжика к себе ближе. – кивни если согласен. Еле пересилив себя, хоть и пришлось так простоять некоторое время из-за нерешительности, юноша согласился. Его кончики ушек и кончик носа чуть порозовели и он почти незаметно кивнул. Дазай выпустил человека из своих объятий, но не стал разжимать руку на запястье. Он направился на второй этаж прямиком в одну из комнат, заранее бросив с улыбкой какие-то слова стоящему охраннику, который был ответственен за вход и бронь. – А теперь рассказывай, – невозмутимо сказал Дазай, закрывая за собой белую, молочную дверь. Он присел на кровать и несколько раз слегка пошлёпал по мягкому красному пледу, как бы показывая, на какое место лучше присесть его путнику. – не бойся, я не кусаюсь. Для начала, как тебя зовут? – Чуя... Накахара Чуя, – ошарашенный юноша последовал примеру сообеседника, поэтому послушно сел возле него. – Тебя ведь кто-то ударил... – Дазай снова нижно прикоснулся кончиками пальцев к припухшей стороне щеки. В его взгляде явно читалось недовольство, но в то же время эти глаза выражали надёжность и решительность. – Это один из клиентов, – недоверчиво пробормотал Чуя. – ему не понравилось, что я провил инициативу. Шатен ошарашенно посмотрел на собеседника. Конечно, он это мог предположить, но услышать это в реальности было не очень приятно. Такой красивый молодой человек, возможно, лет 23 или 22 от роду, а работает где попало, чтобы прокормить себя. Осаму спросил в чём дело, на что ему ответили: – Мои родители равно умерли, а в приют я не хотел, поэтому сбежал, – Накахара тяжело выдохнул, но более не стал выказывать слабости. Он ведь мужчина, а не хрупкая девушка, попавшая в беду. Всё же сам виноват в сложившейся ситуации. – лучше бы остался, ей богу. – Где этот ублюдок? – подскочил на ноги Дазай. – давай! Найдём его и покажем, где раки зимуют. Чмо! Да как он может так вообще с человеком обращаться. – если его не схватили и не удержали бы сзади, то он точно пошёл бы разбираться, но малость раздражённый голос вдруг сказал: – Какая тебе разница? Битым быть хочешь? Не лезь куда не просят, а то лично я тебя не понесу в больницу на своей спине, – Чуя нахмурил брови, и пальцы его смяли тонкую футболку на талии кареглазого. – героя строишь? – Я не строю! – Ну конечно!– повысил голос Накахара. – сам виноват, что выбрал такую работу. – Проституцию? – Бесишь! Не называй это так, будто я готов за деньги трахаться с кем попало. Дазай приподнял одну бровь и со скептицизмом во взгляде посмотрел на парня. А то что он согласился на предложение заплатить ему взамен на выполнение приказа незнакомого человека? Это уже не считается? Мало ли что на уме, у каждого свои тараканы в голове, не стоит верить вообще людям. Возможно, Дазай и сам виноват, что утащил силой, он это прекрасно понимал, но всё же ФАКТ ОСТАЁТСЯ ФАКТОМ! – Не вали на меня все шишки! – юноша оттолкнул шатена в сторону, а сам вышел и захлопнул за собой дверь. – чушь! Этот придурок совсем страх потерял. Стоило рыжим локонам скрыться, как в мозгу Осаму что-то щёлкнуло. Не теряя времени, он схватился за ручку и выбежал в коридор, крикнув на ходу: – Подожди! Номерок хоть свой оставь! "Номер? Этот засранец точно с ума сошёл... Может было бы не плохо дать ему хотя бы один раз в живот, чтоб знал" – как говорится, на уме одно, а на деле... Он вытащил из кармана джинс небольшую бумажку, а рядом на небольшом столике взял ручку. Наклонившись над столиком, запястье начало выводит цифры. Красные, цвета бордового вина, соблазнительные джинсы обтягивали каждый прелестный уголок и каждую, даже самую маленькую, ямочку на теле этого парня. Дописав, тонкие пальцы смяли записку и кинули прямо в лицо апонента, выводя из фантазий грязный разум и жадно пожирющий взгляд. Спустя пару недель этот инцидент уже не казался каким-то сверхъестественным, а скорее даже смешным. Они пару раз созванивались, но в итоге, не пройдя и 10 минут, сразу же бросали трубки. Они не могли не ссориться. Как будто кошка с собакой. Каждый раз, думая, что может быть всё-таки да получится, Дазай первый набирал номер телефона. Но итог всегда был только один. Профессор что-то говорил у доски на своём языке, а студенты из-за всех сил старались слушать, но умные ребята уже заснули, некоторые легли корпусом на парту и незаметно включили микрофон, кто-то записывал, но большинство уже утратили веру на хоть какое-то понимание. Последняя пара... Это была последняя пара, когда мобильник завибрировал в кармане джинс. С радостью достав телефон, шатен увидел уже знакомый набор цифр. Глянув на право, налево, он спустился под парту, сделав звук голоса чуть тише, и взял трубку. – Какая неожиданность, – полный сарказма и любви прошептал шатен. – только будь тише, малыш, у меня ещё пара. На противоположной стороне захрустел снег. Тяжёлое дыхание опалило динамик микрофона. Собравшись с мужеством, юноша еле выдавил тихие слова, чтобы услышать их надо было напрячь слух и закрыть глаза, что и сделал Осаму. – О-озеро, – прохрипел Чуя. – п-помоги, прошу. Его голос стал практически безжизненным и умоляющим. Дазай на месте подскочил, но забыв, что находится под партой ударился макушкой о пласт дерева. Он даже боли не почувствовал, весь его разум был занят только одним человеком. Человеком, который впервые позвонил ему сам, но сделал это не специально. Что-то случилось! Что-то определённо случилось! Профессор удивлённо посмотрел на студента. – Прошу прощения! Мне очень срочно нужно бежать по семейным обстоятельствам. Кое-что случилось, – выкрикнул Дазай, хватая свой рюкзак и убегая из аудитории. По семейным обстоятельствам – прекрасная отговорка века, которая работает просто всегда и везде. Можно сразу убежать, а потом времени вполне хватит, чтобы уже придумать нормальную отговорку. Озёр в их районе было только два. В лесу и центральном парке. Центральный парк находился ближе к бару, где работал Чуя, но кто его знает. Могло случиться абсолютно всё, что угодно. У Накахары часто были проблемы с клиентами, в основном из-за его дурного характера или люди просто были мудаками, что вполне естественно. Не зная чем Дазай там достоверился, но не останавливаясь, он бежал в сторону леса. У него было как-будто предчувствие, что надо именно туда. Адреналин разлился по венам, а кровь начала закипать, словно в чайнике. Каждая минута была дорога. Каждая секунда была на счету. – ЧУЯ!!! Шоколадные глаза метались по всей округе в поисках человека. Деревья заслоняли обзор, но парень не переставал метаться, обыскивая каждый куст, осматривая каждую веточку и травинку. Кожа рук уже была покрыта в язвах из-за крапивы, запястья содраны о незамечяную железную проволоку с шипами, куртка не смогла защитить руки, потому что была слишком короткой. Ёбаная мода! Неужели его удача впервые так подвела? Неужели это не то озеро? Он ещё раз осмотрелся и наконец решился спуститься в один из окопов образовавшихся ещё во время войны. Кровь стекала с бледных пальцев, капая на белый снег, смешанный с грязью лесной земли. Он на автомате потянулся разгребать пожухлые гнилые листья, что скопились ещё с осени. Черви с жуками совершенно не казались проблемой, потому что единственным страхом было – не найти человека... Того человека, с которым они постоянно ссорились и препирались. Если виделись на улице, то дёргали в противоположные стороны друг от друга носы, играли на нервах, но с каждым разом их голоса становились ласковее, а взгляд мягче. Он не потеряет его! Показалось, Осаму услышал тихое мычание где-то неподалёку. Он повернул голову и подскочил, чтобы осмотреться ещё и в той стороне. За толстым небольшим деревом повидились чьи-то голые худые ножки. Шатен кинулся навстречу, но тут же упал рядом с холодным телом. Его руки пробила дрожь, а сосуды на глазах лопнули. На нежной коже были следы от порезов, кровавые синяки заполнили всю талию и ноги, рыжие растрёпанные волосы сбились в колтуны. Красивое лицо исказилась в гримасе отвращения. На ногах стояла замершая и высохшая кровь, которая, видимо, раньше стекала от основания ягодиц. С кровью смешалась белая вязкая жидкость, что попала на рыхлый серый снег. Выйдя из оцепенения, парень быстро снял с себя куртку и укутал ледяное слабое тело. Хоть всё и было в крови и грязи, но испачканные вещи можно постирать в отличае от жизни. Он прижал юношу к себе, чтобы попытаться хоть немного согреть. Взгляд попал на разбросанные вокруг вещи и телефон с пакоцаным экраном. Надежда окончательно угасла, если бы не томное дыхание, опалившее кожу шеи. – Всё хорошо, всё будет хорошо. Как будто проснувшись от сна, Дазай понял, что вытворяет. Подхватив оставшиеся вещи, он положил их на бледное тело, а следом уже взял под коленями худые ноги одной рукой, а другой поддержал спину. Быстрым шагом шатен направился к себе на съёмочную квартиру. * – Где я..? – выдавили бледные губы. Голубые глаза метались из стороны в сторону, изучая интерьер незнакомой комнаты. Он ещё чувствовал усталость, но когда воспоминания восстановились, его мышцы тут же напряглись и он приподнялся на локти. Возле мягкой двухспальной кровати, на которой рыжик лежал, спал, облокотившись на край, парень с волосами цвета нежного дуба. Его запястья были забинтованы, щёки и лоб в ссадинах. Веки опущены, а дыхание спокойное, не сбивчивое. Прям душа радуется смотреть на такого умиротворённого Дазая, который не кричит, не шутит, а потом не смеётся так громко над своими шутками, не гудит над ухом, а просто сладко спит. "Спасибо," – бросил почти бесшумно Накахара, наклоняясь и целуя пышную макушку. Казалось, так может продолжаться вечность. Но после этого инцидента здоровье Накахары ухудшилось, поэтому пришлось согласиться на предложение Осаму съехаться. Вскоре, парень, уже даже полноценный мужчина, закончил институт и быстро отыскал работу. Всё шло по маслу, если бы не частые вспышки эмоций. Дазай часто начинал раздражаться, иногда поднимал руку на своего партнёра, но быстро остывал. Он гладил рыжие локоны и шептал на ушко, что всё хорошо. Чуя предложил записаться на приём к психологу, шатен, конечно, согласился не сразу, но сильно перечить не стал, потому что знал, как это могло помочь. Он списывал всё на усталость и загруженность на работе, что он не высыпается, теряется во времени суток. Он работает без отпуска уже как 4 года, Поэтому Чуя всё понимал и поддерживал его. Однажды Накахара сказал, что ему хотелось бы открыть небольшое кафе и, когда Осаму уходил на работу, ему тоже не приходилось скучать. Дазай сказал, что это полная чушь, "Я зря впахиваю, что-ли? У тебя есть совесть?" – его слова были грубыми, а голос ледяным. "Я просто хочу работать. Нам хватит денег для открытия кафе, пойми, я ведь не девушка, чтобы быть фарфоровым," – отвечал Чуя, но тот категорически отказывался слушать. С каждым словом, с каждым предложением они повышали друг на друга голос, казалось, из-за какой-то ерунды. Карие глаза блеснули огнём, а лицо исказила злобная гримаса, рука сжалась в кулак и нанесла несколько ударов. Его сковали гнев и обида, он сам не понимаю, что вытворяет, пока не услышал под собой жалкий скулёж побитой собаки. Тонкие струйки солёной жидкости стекали по нежной коже щёк, яркие кровавые пятна постепенно начали появляться по всему телу в разных местах алыми лепестками яблони. Впервые за столько лет плечи с рыжими прядями затряслись от слёз. Он мог бы дать сдачи, но никогда этого не делал и не будет. Зачем провоцировать на ещё большее зло. Каждый раз крепкие и надёжные руки растирали мазь в посиневших местах, каждый раз длинные пальцы, державшие ватку с перекисью, промакивали кровавые ссадины и царапины. Это всё было сделано с такой заботой, с такой любовью, что Накахара всегда понимал, прощал и верил. Верил и надеялся на лучший исход. – Как-то мне не по себе, – однажды решил высказать своё мнение рыжик. – О чём ты? – беззаботно поинтересовался мужчина с шоколадными глазами, поедая печенье и запивая чаем. – Может, кто-то нас сглазил? – Чуя сделал паузу. – всё же, наш союз нельзя назвать нормальным, как все привыкли считать, вот и кто-нибудь захотел сделать зло. Тебе не кажется...? – "...что ты стал злиться постоянно, не имея особых причин, а моё здоровье с каждым разом становится хуже?" хотел сказать Накахара, но на всякий пожарный промолчал. – Хм, интересная теория. Но кому это вообще придёт на ум? Не заполняй голову пустякам, всё хорошо, – последние слова он произнёс особенно нежно. Чуя кивнул. Дверь в ванную кто-то яро старался выбить. Крики пронеслись по всей квартире. Чуя зажмурился и закрыл уши. Осаму несколько минут назад закрылся в ванной комнате изнутри и по звукам было ясно, что что-то летит и ломается. Дазай не хотел выходить, потому что прекрасно знал, что если откроет дверь, то сорвётся на любимом человеке. Сорвётся и больше никогда себе этого не простит. Голова сильно гудела и болела, она кружилась будто как на американских горках, а сознание сильно хотело спать. Красная пелена заполнила весь обзор, а после всё резко потемнело. Крики наконец-таки прекратились. Накахара решил, что всё уже закончилось, поэтому взял нож и подошёл к двери. Наклонился и тонким лезвием открыл замок, но когда дверь открылась, он больше ничего не смог сказать и даже предположить такого в мыслях. Как-будто весь мир вокруг за секунду исчез. На стенах остались кровавые следы, будто кого-то били головой, раковина заполнилась розовой водой, а стенки ванны покрылись рубиновым цветом. Крепкая мужская фигура лежала на полу с окровавленной головой. Всё напоминало кровавое месиво из фильма ужасов. Теперь и Чуя ничего не видел, его свалил обморок и больше он не проснулся.

***

– Не, слишком далеко, мне лень, – парень решил поковыряться в носу в знак недовольства. – Но я правда очень хорошо заплачу! – мужчина с белой козлиной бородкой и зелёной кожей встал уже на колени. – как насчёт 100 тысяч кредитов? Нет? Мало? Да как так! Тогда 200 тысяч, – он ненадолго замолчал, но снова увидев отрицательное покачивание головой, завопил. – 500 тысяч кредитов! Это целое состояние! На эти деньги можно купить целый флот в 50 кораблей! – Ладно! – тут же согласился парень, довольно кивая. Грех не позабавиться над этим пухлым мешком с деньгами. Раз дают такое опасное задание, то и оплата должна быть стоющей. Юноша вернулся в свою родную каюту капитана ещё не очень скоро, но по возвращению тут же плюхнулся в своё насижанное место. Отлично. На его корабле в багажном отсеке валялись 5 гранат. По размеру они были вполне себе приблизительно с ладонь, но мощностью их инженер явно не обделил. Эта миссия заключалась лишь в том, чтобы установить этих малюток вместе с ждущим его человеком на месте в здании, где проходит собрание и бал главных шишек на планете находящейся в одной из путей галактической системы. Кажется, она называется Путь Золотого рога. Его жители богаты и почитают все свои традиции и праздники. Через пару космических часов Дазай был на месте. Неподалёку от главных ворот ему махал юноша с белоснежными волосами, яркими глазами словно золотистые топазы и слишком белёсой кожей, будто как у вампира. Они перекинулись парой слов и, не теряя времени, отправились на задание. Благодаря успешно подделанным приглашениям оба прошли без затруднений, а следом сразу же направились в безлюдный тёмный коридор для установки в углу маленькой взрывчатки. – Прошу прощения, отец, но я ушёл прогуляться, – холодно бросил юноша, горделиво подняв вверх свой изящный подбородок. – Как же так, сын мой! Ты ещё ни с кем даже не познакомился, – его отец был статным мужчиной в рассвете лет. Как и у сына, его волосы были длинными прямыми, но тёмными, почти смоляными, в то время, как у его кровинки были светлые и вьющиеся, словно языки пламени. – Новый год наступит через 2 часа. Почему бы тебе не подождать? Но тот ничего не ответил, лишь вздёрнул нос, отвернулся и ушёл в неизвестном направлении. Подол тёплой синей мантии развивался, словно волны Земного моря, в талии слегка приталина, чтобы подчеркнуть подтянутую фигуру, а серый мех с чёрными кисточками на концах согревал плечи и тонкую длинную шею от зимней стужи. Весь его образ источал холод и отречёность. Пока он направлялся хоть куда-нибудь подальше от толпы и людей, к нему успели пристать пара тройка парней и несколько девушек, но как бы они не хотели провести с ним вечер, все получили жёсткий отказ. – Это последняя, – Дазай нажал на маленькую синюю кнопку, и тут же включился таймер, он развернулся, встал, но, не пройдя и шага, столкнулся с Ацуши, – ты чего? Тот же смотрел вперёд с широко раскрытыми глазами и слегка дрожащими от страха губами. В десяти шагах от них стоял юноша, наблюдающий своими небесными, цвета холодной карликовой звезды, глазами. Рыжие брови грозно сошлись возле переносицы. Лицо обрамляли светло-серые узоры-завитушки, как и всё его тело, но сама являлась бежевого цвета, как у Землянина. Они ни капельки не портили образ, а наоборот придавали необычность и эстетичность. Эти узоры были отличительным знаком расы Ярче́н. – Что вы здесь делаете? – на удивление, этот образ отрешённого жителя небес совсем не подходил мягкому голосу с лёгкой хрипотцой. – сейчас же уберите это. – Д-Дазай-аши**, скоро всё взлетит к чёртикам, нам надо спешить, – голос Ацу немного дрожал от напряжения, но когда парень повернулся лицом к лицу с шатеном, запереживал ещё сильнее. Он столкнулся с белыми, словно дальними звёздами, зубами. Этот оскал выражал крайний азарт, а огонёк в глазах молниеносную заинтересованность. Бедного мальчика аж передёрнуло. – Какая лапочка, – сладко смакуя каждое слово произнёс главный из "террористов". Он сделал столько шагов вперёд, сколько потребовалось для достижения намеченной цели в виде статной фигуры, чтобы сказать следующее: – пожалуй, заберу тебя в качестве трофея. А после схватил на руки, закидывая ошарашенного парня себе на плечо. Убегающий крикнул Ацуши, чтобы топал быстрее. За секунду всё наигранное хладнокровие и спокойствие исчезли, рыжик бил кулаками по спине похитителя и кричал, что есть мочи, дабы хоть кто-нибудь услышал. Дазай раздражённый действиями красивого незнакомца выбежал, схватил того за задницу и сильно сжал, из-за чего на коже ярче́нца засветились ярко-сними, когда-то бледно-серые узоры. Ну конечно, его эмоции так зашкаливали похлеще, чем у человека, убегающего от огромного ящера-носорога. Резиденция вспыхнула красным пламенем и всё здание затмил огонь. Взрывная сила оттолкнула троих людей и повалила на землю, ещё покрытую жухлой травой. Голубые глаза лицезрели страшное явление, тело оцепенело, а сердце сжалось. Разум продолжал твердить и вспоминать про оставшегося отца в здании. – Чуя! Мальчик мой! – обеспокоенный мужчина вышел из-за кустов чуть прихрамывая на одну ногу. – я всё же нашёл тебя! – Отец! – обрадованный юноша подскочил на ноги и, хотел было кинуться в объятья к отцу, но кто-то схватил его за шкирку. – чт..? – И куда это мы направляемся? – дыхание опалило нежное, чуть заострённое ушко. Человек сзади приобнял Чую за талию и наставил бластер в сторону мужчины. – если не хочешь, чтобы он пострадал, то тебе придётся пойти со мной. Тонкие узоры вновь засветились синим. – ну что, согласен? Парень уже не слышал, что именно кричал ему отец, но, посмотрев через плечо на решительного молодого человека и его твёрдую руку, что не раз побывала в сражениях, поэтому ни в коем разве не дрогнет, когда нажмёт на курок. Он опустил глаза в землю и кивнул. – Хороший мальчик. Когда они шли к кораблю, то с тёмного неба начали падать ядрёного цвета снежинки. Они тут же таяли, соприкасаясь с горячей кожей. Рыжик поморщился. Романтика, блять... Его просто нагло украли! Вот зачем он тогда ушёл? Лучше бы погиб, умер на месте, чем шёл бы сейчас с каким-то подозрительным типом и его помощником. Лучше сразу убейте!!! Но как бы Чуя не бранил Дазая, не ругал его, не причитал, не обвинял во всех грехах, тот отвечал лишь улыбкой и кротким поцелуем в знак примирения. Побывав в множествах сражениях, обучившись стрельбе и борьбе, переправив тонну ядерных установок и незаконного оружия, только тогда он понял как ошибался. Ошибался, ведь если бы тогда этот упрямый осёл не украл его, то ярченец провёл бы всю свою никчёмную жизнь на одной планете, никогда не побывал в другой вселенной, вселенной, где жили космические пираты, вербовщики и даже такие, как Дазай, его Дазай – грёбаные контрабандисты. Так зачем же жить на этом свете, для чего это нужно, если не можешь видеть каждый день бесконечный космос, тёплые и холодные светила, разнообразные расы и животных?! – По-моему, нам как-то стало невести в последнее время с заказами, – сказал Осаму, полируя свой любимый бластер. – С чего это? Не могли же нас сглазить, – с иронией в голосе сказал Чуя. Он, аккуратно перебирая, сушил мокрые шоколадные волосы маленьким круглым феном, который с лёгкостью мог уместиться в ладони. – А почему бы и нет? Кто знает этих завистников. – Ха-ха, да кто там нам завидовать будет? Межгалактический совет, который охотится на нас? – парень усмехнулся, чуть потянув вверх волосы. – и как же мы сможем проверить твою теорию? – Хм, интересный вопрос, – Дазай откинул голову и посмотрел в небесные радужки визави. – на моей родной планете говорят, что если тебя кто-то сглазил или проклял нужно закапать в землю драгоценности. Золото, бриллианты, кольца, серьги и тд. И как бы это смешно не звучало, они так и сделали. Закопали всё в небольшой шкатулке прямо под своим домом на планете Тифария. Они там появлялись не часто, лишь для того чтобы передохнуть, набраться сил, побыть в тишине вдвоём, но считали это место своим домом. На самом деле Дазай боялся не только бедности и безработицы, как и охоты на них, но и что в скором времени у кого-то, или ему или Чуе, сдаст здоровье, в самый неподходящий момент подведёт техника, разобьётся корабль и тд. Поэтому стоило проверить, срабатывает ли его версия. И как оказалось метод действительно рабочий. Теперь он будет спокоен. Последние годы жизни эти двое провели просто замечательно. Их вместе созданная банда головорезов очень почитали и преклонялись перед ними. Но как бы жизнь прекрасно не складывалась у всего есть конец. И им достался один из самых достойных концов. По окончанию последней битвы они, взявшись за руки, ушли куда глаза глядят. Просто пропали с поля битвы и никто, никогда их не видел. Они сделали своё дело, оставили хорошо подготовленного наследника для банды, порешили межгалактический альянс, что был уже готов уничтожить самый тёмный уголок космоса, тот, что стал им родным домом, а миллиарды людей, хоть и были в не закона, – семьёй. Пусть эта смерть останется тайной. Они заслужили это.

***

– Да, босс, я нашёл его. Он вернулся, – губы растянулись в надменной улыбке. – из недр Ада. Телефон был прижат к перемотанному бинтами уху. Один глаз, так как второй оказался в марлевой повязке, метался туда сюда в поисках одного определенного человека. – Я напишу доклад как только вернусь- Удар в спину не дал ему договорить. Парня, лет 14-15 отбросило прямо в пыльную стену жуткой способностью – гравитацией. Голова закружилась, а бинты впитали струйки крови. Юноша зажмурился и медленно открыл глаза, потихоньку восстанавливая потерянное зрение. – Ну надо же, какая встреча, – как бы не было больно, как сильно не жгло открытую рану на голове, и как сильно не ломила бы спина от удара о каменную стену, эта улыбка никогда не спадёт с его высокомерного выражения лица. – Чуя Накахара. Дазай уже потерял счёт времёни, когда он начал понимать, что прожил не одну жизнь, что каждая она по своему замечательна и по своему безрассудна. Но как бы другие не ставили палки в колёса, с ним всегда оставался один и тот же человек, одно и то же живое существо, что могло поддержать в любую секунду, подставить плечо и прикрыть спину. В принципе, как и он сам. Сколько бы времени не прошло, а Осаму знал всю силу влияния одного простого слова – судьба. Каждый из них будет проявлять свою любовь так, как может. Эти двое останутся вместе ещё на очень, очень долго. Хоть вселенная разорвётся на мельчайшие кусочки, пусть весь мир уйдёт в бесконечность и рухнет на глазах, но их души останутся вместе, всегда держась за руки и, соприкасаясь губами, дарить друг другу тепло. Все мы грешники, пусть и скрываемся под идеальными, выточенными своими силами масками, но боги нас видят. И видят то, как мы любим, то, как ценим каждую секунду подаренной жизни, то, как относимся к своим ближним.Они знают о нас всё, а мы о них ничего. Ни для Дазая, ни для Чуи смерть не страшна, потому что они знают, что за смертью грядёт новая жизнь, и она в тысячу раз будет лучше, чем предыдущая. Это и есть истина. Это и есть "Начало конца".
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bungou Stray Dogs"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты