Однажды

Слэш
Перевод
PG-13
Завершён
1030
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1030 Нравится 12 Отзывы 176 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Однажды Годжо осматривает Юджи с головы до ног и говорит: — Как я угадал с твоей униформой. Тебе идёт, — и уходит, тихо закрывая за собой дверь.       Юджи опускает взгляд и оттягивает свой красный капюшон. Шее жарко, и он чувствует покалывание в районе запястий. Но в итоге пожимает плечами и продолжает просмотр иностранного фильма, засовывая чипсы в рот.       Девушка на экране достаёт пистолет и направляет его на шпиона.       — Мики, — кричит она сквозь шум ветра, — здесь ты и умрёшь.       Мики в ответ только улыбается и засовывает руку в карман своего чёрного костюма, вынимая клочок бумаги. Лицо девушки поначалу не меняется, но потом на нём проступает ужас. Мики продолжает улыбаться.       — И что ты хочешь взамен? — спрашивает она. На её глазах выступают слёзы — Юджи легко это замечает, несмотря на низкое качество видео.       Мики отвечает: — Твой шарф.       — Только он? Почему?       — Это единственный подарок, что я когда-либо тебе дарил.       Девушка качает головой, не отступая. Но её голос на этот раз дрожит: — Это не так. Ты подарил мне всё, ты подарил мне мою жизнь!.. Но я…       — Я знаю, — говорит Мики. — Я знаю, что ты должна сделать. Почему вынуждена притворяться. Пожалуйста, пойми. Я тоже вынужден так поступать. Чтобы выжить.       Он делает паузу для усиления драматического эффекта. Камера поднимается наверх, показывая чистые небеса: — Этот красный шарф — последнее доказательство моей любви к тебе. Если ты вернёшь его, это будет значить, что между нами всё кончено. Нас уже больше не будет. Это конец.       Дрожащими руками девушка медленно разматывает шарф со своей шеи и передаёт ему, получая в обмен клочок развевающейся на ветру бумаги. В то же время Мики снимает свои солнцезащитные очки.       Юджи непроизвольно вздыхает. По какой-то причине, он ожидал увидеть не Мики, а глаза Годжо, синие и пронзительные. Его хватка слабеет, и к шее снова подступает жар.       Кукла бьёт его прямо в челюсть.

***

      Однажды Годжо натягивает ему капюшон на голову и говорит: — Становится холоднее. Не заболей, — и уходит куда-то, что подозрительно напоминает ванную Фушигуро.       За окном идёт снег, но в общежитии так тепло, что почти душно. Юджи думает, что, кажется, он сейчас вспотеет. То, что у него покраснели щёки, уши и шея, он объясняет жаром от камина. Несуществующего.       Но капюшон не снимает.       На щеке появляется Сукуна: — Вот так хорошо, шкет. Люблю тепло.       — Приятно слышать, — сухо отвечает Юджи, — что хоть кто-то наслаждается моими страданиями.       Проклятье высовывает язык, проверяя уровень влажности в воздухе — Юджи безмолвно благодарен Сукуне, что он хотя бы не лизнул его щёку. Раньше он уже так делал, чисто чтобы позлить Итадори: — Ты что, издеваешься над собой по своей воле? Униформу же можно просто снять. Это какая-то особая тренировка?       — Н… да. А ты не знал? Разве ты не живёшь в моём теле?       — В нашем теле, — проклятье кривит губы в злобной, но до ужаса самодовольной усмешке, — кроме того, у меня есть свои дела. Мне что, теперь следить за тобой круглосуточно?       — Ну, Годжо-сенсей говорит, что я должен научиться стойко переносить любую температуру, — лжёт Юджи.       — Не получи-и-и-илось, врунишка. Здесь совершенно нечего делать, так что я всегда в курсе всего. Ты правда думал, что мне есть, чем заняться? Что, по-твоему, я могу делать? Придумывать головоломки? Я даже твои мысли контролировать не могу. Мне скучно. Ну-у-у, и для чего же ты врал?       Юджи не отвечает.       Сукуна насмехается: — Ты смутился, не так ли?       — Это ещё почему? — резко отвечает Юджи, внезапно чувствуя прилив раздражения. Хочется лечь спать и устроить битву умов с Сукуной, но он сдерживается, ибо всё равно проиграет.       — Потому что не можешь ослушаться своего учителя?       Сукуна так далёк от правды («какой правды?» задаётся вопросом Юджи, но так и не находит ответ), что он почти что выдыхает от облегчения. И неуверенно парирует: — Это глупо. Понятия не имею, о чём ты говоришь.       — О, я просто издеваюсь над тобой. Разумеется, я знаю настоящую причину. Дело в том, что… хм, почему бы тебе самому это не сказать?       — Свали, — Юджи шипит.       — Ты точно этого хочешь? Если бы хотел, то легко бы заставил меня это сделать. Но не заставил, что говорит о том, что ты хочешь услышать, что я скажу. Потому что сам себе в этом признаться не в состоянии.       — Это не так. Проваливай.       — Ты злишься, — тянет Сукуна, — ты злишься, потому что я знаю, что тебе…       — Заткнись! — Юджи бьёт себя по щеке, заставляя рот исчезнуть. На месте, где до этого был язык Сукуны, остаётся неприятное жжение.       Проклятие возникает снова уже на его лбу и на этот раз заканчивает: — … нравится Годжо Сатору. Не так ли?       Юджи хлопает ладонью по лбу так сильно, что, готов поклясться, его мозг на мгновение сотрясается, вызывая дезориентацию. Он слегка запинается и падает лицом в кровать.       Капюшон плотно прилегает к затылку.

***

      — Годжо-сенсей.       —  Да?       — Как вы думаете, Фушигуро-кун любит кошек?       — Я люблю.       — …       — И сов тоже. Думаю, они милые.       — И как это связано?       — Ну, никак. Думаю, он терпеть не может кошек. А почему ты спрашиваешь?       — У него день рождения через две недели. Я видел стикеры с кошками и подумал, что они ему понравятся. Но, видимо, это не так.       — Мой день рождения был на прошлой неделе.       — Оу, простите. Я ничего вам не подарил. Есть что-то, что вы бы хотели?       — …       — Годжо-сенсей?       — Возьми Мегуми стикеры с кошками.       — … ладно.

***

      Однажды Годжо заглядывает в зал, где тренируется Юджи, и кричит: — Посылаю тебе лучи любви! — и тихо скрывается снова в коридоре.       Юджи стоит на месте, покрываясь потом, с ободранными и ноющими костяшками. Он пялится на открытую дверь и долго обдумывает слова «лучи любви». Очень долго. Не двигается и продолжает глазеть.       — Эм, Итадори, — позади него раздаётся неуверенный голос, — тут для тебя новое задание.       Обернувшись, он видит Киотаку, неловко переминающегося на месте. Иджичи продолжает: — Оно было предназначено для Годжо-сана, но он сказал, чтобы его выполнил ты. Нужно изгнать два проклятия третьего ранга в Шибуе. Я отвезу тебя туда.       — Так вот, что он имел в виду, — бормочет Юджи. Он явно в какой-то мере разочарован, но предпочитает делать вид, что не знает, почему. Откровенно говоря, с чего бы ему быть разочарованным? Он и не разочарован вовсе. Вообще нет. Он должен радоваться, что ему выпал шанс сразиться. Поэтому, он явно в восторге. Сто процентов.       — Итадори?       Вся поездка проходит как в тумане, ибо он полностью ушёл в свои мысли. Киётака косится на него время от времени, беспокоясь, но ничего не говорит. Юджи пытается думать о Дженнифер Лопез — нет, Лоуренс, но образ блондинки просто не вяжется с его внутренними рассуждениями. Это единственное, на что он способен, чтобы отвлечься от мыслей о том самом. Но они кружат на периферии сознания, грозя ворваться в любой момент.       Это продолжается до тех пор, пока на него не кидается один из третьеранговых — мерзкая похожая на рептилию тварь, — промахиваясь всего на миллиметр, когда Юджи наконец-то выходит из своего транса и начинает бой. Одного точного удара хватает, чтобы снести второму третьеранговому голову. Фрагменты пурпурной чешуи летят в разные стороны.       — Лучи любви, — Юджи почти стонет и поднимает голову наверх, глядя на небо. Оно покрыто серыми и тяжёлыми тучами, словно бы вот-вот польётся дождь, — что за нахрен? И на что я вообще рассчитывал?       Он знает, на что он рассчитывал. Разумеется.

***

        — Годжо-сенсей?       — Да?       — У вас ведь закрыты глаза под повязкой?       — Ну, иногда? Если я случайно засыпаю.       — Значит, обычно нет? Когда вы ходите, ну, и так далее?       — Почему они должны быть закрыты?       — Насколько я понимаю, вам не нужно открывать глаза, чтобы заниматься ежедневной рутиной. Ну и по вам кажется, что вы бы их закрыли.       — Не, я ж врежусь в стену. Хочешь проверить?       — Вы… уверены? Я точно могу?..       — Да. Давай. Не бить же тебя за это. Просто сними повязку.       — …       — …       — … Э.       — Юджи?       — Я… ну… э… эм-м…       — О, красный тебе идёт.       — Идёт? Вы вообще о чём?       — О тебе.       — Годжо-сенсей!       — Юджи!       — Годжо-сенсей!       — Юджи!       — Нельзя говорить такие вещи! Это нечестно!       — Какие вещи?       — Годжо-сенсей!       — Юджи!

***

      Однажды Юджи поднимается на крышу небоскрёба и говорит: — Годжо-сенсей.       Учитель оборачивается к нему и улыбается, но не своей обычной широкой улыбкой, а мягкой, одними губами: — Да?       Юджи подходит к нему и садится рядом, свешивая ноги с края. Он опирается локтями на колени и смотрит на толпящихся внизу людей. Небо медленно меняет свой цвет с синего на ярко-алый, солнце слепит.       Воздух холодный, ветер делает его ещё холоднее. Мороз кусает за нос, заставляя кожу приобретать розовый цвет.       Краем глаза Юджи замечает движение, но не реагирует. Осторожно, с большей заботой, чем Юджи когда-либо от него видел, Годжо берёт за края его красного капюшона и натягивает ему его на голову. От шеи до ушей разливается тепло.       Годжо отпускает ткань и пытается отстраниться, но Юджи хватает его за руки, крепко сжимая их в своих. Внезапная храбрость. Внезапная ясность.       — Годжо-сенсей, — он выдыхает, и между ними возникает клуб пара.       Он видит, как губы размыкаются, произнося: — Юджи.       И в этот самый момент Юджи принимает и самого себя, и всё то, что он когда-либо хотел и надеялся сказать. Он сжимает эти холодные длинные пальцы в своих, наслаждается тем, как звучит его имя на морозном зимнем воздухе. Очарован атмосферой раннего утра, когда слова почти не нужны.       И поэтому он легко говорит. Говорит то, что было у него на душе ещё с того момента, как он получил униформу. Юджи поднимает взгляд на повязку и шепчет: — Я хочу вас поцеловать.       Уголки губ приподнимаются, Годжо высвобождает руку и снимает повязку с глаз. Белые ресницы кажутся почти что прозрачными.       — Правда? — Юджи кивает, чувствуя, как его охватывает дрожь, что совсем не от холода. — Тогда целуй.       И он целует, словно это единственное, о чём он когда-либо думал, всё, о чём когда-либо мечтал. И Годжо целует его в ответ, моментально становится теплее, и пальцы путаются в его волосах, цепляясь за красный-красный капюшон.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Jujutsu Kaisen"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты