Дурной Король

Гет
PG-13
Закончен
14
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Джоффри не уверен, что сломал Сансу. И не уверен, что вообще когда-либо сможет ее переломить или согнуть. Хотя такой расклад его тоже устраивает: с сильной Сансой играть интереснее.
Примечания автора:
Где-то я вычитала, что в Королевской гавани когда-то росло Чардрево, но его срубили, когда сменили веру. Надеюсь я не ошиблась. Если что, поправьте меня)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
      День был ярким и солнечным, а Джоффри слишком раздраженным, чтобы этому радоваться.       Он спускался по узким ступенькам, зажатым высокими кустами и плакучими карликовыми ивами в дальнем уголке сада, и напряженно думал, что чтобы он не делал, ему никогда не добиться всех тех высот, которые ему приписывают доверчивые ротозеи в столице. Он был дурным королем. И как бы ему не кланялись, как бы не льстили, Джоффри чувствовал, что он дурной король — и это злило еще больше.       Король с гортанным удрученным рыком ударил наотмашь одну из ветвей кустистого древесного шиповника. Тугая ветвь гибко хлестнула Джоффри в ответ, и он в отместку попытался выдернуть её и сломать, но только ободрал руки о стойкий стебель. Юноша зарычал и, обнажив меч, принялся рубить куст, выкрикивая ругательства. В разные стороны полетели листья и нежные розово-алые лепестки. Когда Джоффри выбился из сил и тяжело дыша откинулся спиной на витой ствол ивы, растущей рядом, то злобно пробормотал: — Вот что я за король. Даже чертов куст не могу срубить, — он, кривился и смотрел на подпорченный мечом древесный ствол с ободранной корой и сломанными ветками, но также непоколебимо стоящий и тянущийся к солнцу, как и до прихода вздорного короля. — Надо велеть его выкопать и сжечь, — пробормотал, успокаиваясь Джоффри, и убрал меч обратно в ножны.       А может он совсем и не дурной король, подумал юноша. В конце концов, он прикажет стереть с лица земли этот проклятый шиповник и никто не посмеет ослушаться.        Так, в хорошем расположении духа, он прошел еще пару пролетов лестницы, когда из-за зелени мелькнула огненная рыжина, и в него влетела Санса Старк. Он почувствовал теплое дыхание на уровне расстегнутого ворота и от неожиданности даже придержал маленькие хрупкие плечи. Санса отлетела от него еще быстрее. Глядя, как её лицо стремительно бледнеет, глаза пустеют и вся она становится маленькой, сжавшейся, покорной и смиренной, как битая дворняга, шепча свое испуганное «Ваша Милость», Джоффри чувствовал как хорошее настроение стремительно улетучивается. — Тебя мне еще здесь не хватало, — процедил король и в сердцах воскликнул, — Других укромных мест в Королевской Гавани нет? Санса опустила голову. — Простите, Ваша Милость… — Что ты делала? — Джоффри нетерпеливо прервал поток извинений и расшаркиваний, вот-вот готовых хлынуть из её круглого, глупого рта. — Молилась, Ваша Милость, у Чардрева. Король расхохотался. — У какого древа? У пенька? — насмешливо спросил Джоффри, но Санса не ответила. Она подняла на него холодные глаза и промолчала, но Джоффри почувствовал все невысказанные слова буквально кожей. Он усмехнулся и собрался было сказать еще гадость, как взгляд Сансы растерянно скользнул выше его лица, а её рука дернулась, будто собираясь прикоснуться, но тут же сдержано упала. — Что? — недоуменно спросил Джоффри и оглянулся, но вокруг были лишь кусты. — У Вас… — тихо сказала девушка, незаметно дернув уголком губ, — У Вас на голове… в волосах.       Король нахмурился и, запустив руку в волосы, нащупал мягкий холодный листик с проклятого куста. Это было внезапно. Как кинжал в спину, как предательство, как, как… словом он не был готов к тому, что предстанет перед глупой зашуганной Сансой Старк с гнездом на голове. В прямом смысле с гнездом. — Там еще… Она поднесла руку, но одернула себя, когда поднес руку он и запутался пальцами в волосах, нащупывая эти «ещё». — Не там. Левее.       Она не выдержала и легко вытащила запутавшийся листок, и два нежных лепестка шиповника. Волосы у него были жесткие и, из них было легко извлечь листья. — Вы лезли через кусты? — удивленно подняв брови, спросила Санса. — Ты считаешь, мне больше делать нечего? — огрызнулся Джоффри, отталкивая её руку, и принимаясь самостоятельно лохматить себе шевелюру. Из его волос высыпалось еще пара лепестков и тонкая веточка с почкой. Санса недоуменно проследила, как она упала на каменные ступеньки и посмотрела на взъерошенного юношу. — Может…? — В пекло твои догадки! — грубо отрезал он, и Санса поджала губы. — У вас в волосах была половина Королевского сада.       Она посмотрела прямо и пристально, и Джоффри опешил, не сразу находясь с ответом. Он внезапно обнаружил, что Санса Старк еще не настолько сломлена, чтобы смотреть такими яркими мятежными глазами. В голове металось разрозненное, вроде «да как она смеет, совсем страх потеряла» и мысленное одобрение, что он наконец-то увидел тот несгибаемый стержень, который девчонка получила от северной тяжелой земли, вместе с кровью отца. Но просто так спустить ей вольность король не мог. В конце концов, у него, как он считал, тоже был стержень. — Я не буду наказывать тебя твою дерзость, — сказал он, смотря, как судорожно стискивает губы Санса, — хотя мог бы. Я мог бы. Ясно? — Прошу меня простить, Ваша милость, — пролепетала девушка, почтительно опуская голову, а Джоффри нахмурился, чувствуя раздражение, будто все идет не так, как бы ему хотелось.       Ее крепкий несгибаемый стержень спрятался, будто его и не было. И пока Джоффри разбирался в себе и метался между пониманием, чего ему бы хотелось больше: чтобы Санса Старк нашла таки свою гордость и поставила бы его на место, или чтобы он сам продолжал ставить ее на месте, чтобы она продолжала разливаться раболепием — предмет его мыслей сделала почтительный поклон и тихо проговорила: — Не могу и дальше докучать Вашему уединению, Ваша милость. Разрешите идти? — Да, иди, — отмахнулся Джоффри, отворачиваясь.       Она успела сделать несколько торопливых шажков, так заметно стараясь скрыться поскорее, что король поморщился, будто у него разболелись зубы. — Хотя нет, стой! — вдруг воскликнул он, и не успевшая сбежать Санса развернулась медленно и потерянно, будто перед казнью. Джоффри смотрел на ее бледные щеки и тусклые глаза, которые, он видел, могут быть совсем иными, и пытался решить что-то для себя. Ему неожиданно захотелось снова увидеть ее другой. Пустая оболочка раболепия надоела королю до рвотных спазмов. — Скажи, если я прикажу скакать на одной ножке, ты это сделаешь? — спросил он бодрым голосом, внимательно считывая каждое дрогнувшее выражение ее лица. — Как прикажет Ваша милость, — сказала она так бесцветно и безжизненно, что королю показалось на секунду, что перед ним не человек, а просто пустота, кукла, марионетка, которой можно вертеть и крутить как ему захочется. Так и было, если бы он не знал наверняка, что это ложь. Он же видел, на что она способна. — А если скажу каркать, как ворона? — с интересом продолжил он, на секунду с триумфом замечая, что ее глаза вдруг на мгновение вспыхнули гневным пламенем. Но пламя тут же спряталось, схоронилось за показной покорностью по велению хозяйки. — Как прикажет Ваша милость, — тихо ответила она. Джоффри посмотрел на нее пристально и, прищурившись, быстро спросил: — А если скажу мне нагрубить?       Ее неживая маска, выставленная перед ним вместо лица, дрогнула в изумлении, в глазах отразилось непонимание, а губы распахнулись, чуть было не сказав выученную фразу о приказах. Но надо отдать должное, она быстро справилась с удивлением и взяла себя в руки, вновь натягивая этот пустой надоедливый кокон. Король почувствовал острый приступ нетерпения. Если бы она была только посмелее. — Я не совсем понимаю… — Что ты не понимаешь? — рявкнул Джоффри так, что девушка вздрогнула, — Я приказываю мне нагрубить, что непонятного? Открыть свой маленький глупый рот и оскорбить меня! Тихая паника так явно выступила на лице и в заметавшихся глазах Сансы, что Джоффри даже стало смешно. Все было так просто, но она была такой трусливой. — Я не смею говорить гадости про своего короля, — опустила ресницы Санса, и Джоффри возвел глаза к ясному небу. — Я разрешаю, — терпеливо (Семеро, он правда был чертовски терпелив, наверное, впервые в жизни) произнес он. — Я не смею. — Упрямая девчонка! — воскликнул он, вскидывая руки, и Санса вся сжалась от ужаса, — Ты можешь хоть раз не быть такой жалкой! Она затряслась, опуская голову. Санса ожидала чего угодно, оплеухи, наказания, крика, но не спокойного, чуть усталого голоса. — Давай так, — потер лоб Джоффри, — ты меня обзываешь самым грязным ругательством, какое только приходит в твою рыжую пустую голову, а я даю слово короля, что тебе за это ничего не будет. Санса заинтересовано, но настороженно взглянула, продолжая молчать. — Я даю слово короля, — сказал он и невесело усмехнулся, — Ведь оно что-то да значит? Санса едва заметно кивнула, и Джоффри уже было обрадовался, что дело пошло на лад и его обзовут последними словами, когда эта дура бесстрастно выдала: — Леди не пристало ругаться. — Да, чтоб тебя!       Джоффри был готов побиться головой обо что-нибудь твердое или побить об это голову Сансы Старк, первой, чтоб ее Семеро за ногу, леди во всем Вестеросе. Упрямая, нахальная, хитрая тварь, успешно (Джоффри просто уверен!) притворяющаяся глупой, несмышленой девочкой. — Если ты сейчас же не обзовешь меня, я кину тебя в колючий куст, — процедил король и, помолчав, добавил, — Или сразу голодным псам. Уж им-то все равно какое мясо жрать, леди или нет.       Санса посмотрела на него, не скрывая своего презрения, и Джоффри буквально почувствовал, насколько жгучи ее глаза. Если бы у нее была такая возможность, если бы ее глаза умели сжигать людей лишь порывом, от него осталась бы одна дымящаяся кучка пепла. — Молодец, — теряясь в бешеном азарте, который подстегивал ее взгляд, проговорил Джоффри, — Скажи это. Давай, я казнил твоего отца, нанизал головы твоих людей на пики, и тебе нечего мне сказать? — Ублюдок, — прошептали ее бледные губы так тихо, что король скорее угадал слово, чем услышал. Если бы слова можно было почувствовать, осязать, он бы уже истекал кровью. Ее слова были бы остры, и Санса метала бы их в его сердце без промаха. — Громче, — приказал Джоффри, подходя ближе. — Сукин сын! — О, да. — Ты поплатишься.       Джоффри вдруг подошел вплотную, вставая на ту же широкую каменную ступеньку, что и она, чтобы быть на одном с ней уровне, и Санса подняла свое лицо, кривящееся от ярости, выдерживая его взгляд. О, она была прекрасна в этой злости, как пышущее, уносящее с собой все на своем пути пламя. Нет больше запуганной, дрожащей девчонки. Вот он долгожданный стержень. С нею такой, теперь и играть не скучно. — Я конечно дал слово, — довольно процедил Джоффри ей в лицо, — Но я король, могу и забрать назад.       Санса дрогнула на секунду, но тут же заполыхала яростней, вовсе забывая о страхе. Обнаженный стержень спрятать было тяжелее, чем доставать, а Санса вдруг поняла, что кроме своей жизни ей терять нечего. Джоффри внезапно обнаружил, что ее вечно бледные как у мертвеца щеки умеют наливаться цветом от гнева, и это открытие вскружило ему голову сильнее, чем ее шипящий голос, не робеющий перед возможными последствиями. — Ублюдок, тварь… Ты не умрешь своей смертью.       Это было похоже на обещание, на клятву такой силы, что Джоффри почувствовал легкое беспокойство, но ядовитое наслаждение ее яростью быстро затуманило его голову. Джоффри за волосы притянул ее к себе и впился в ее рот, чуть стукаясь зубами о ее зубы, остервенело въедаясь в мягкие губы, потому что поцелуем это безумие назвать было нельзя. Санса дернулась, попыталась отстраниться, но король держал ее за затылок, а было взлетевшую руку, перехватил и с силой опустил вниз. Она укусила его, и, чувствуя, как по рту расползается привкус крови, Джоффри в отместку больно стиснул ее тонкое запястье. Оторвавшись от нее, Джоффри заметил ниточку слюны, протянувшейся от ее губ к его.       Санса тяжело дышала, отчаянно хмурясь, и в замешательстве бегая глазами по его лицу, будто пытаясь найти ответ, но молчала, и король был этому рад, потому что, если бы она спросила, он бы позорно не знал что ответить. Он сам от себя такого не ожидал. Джоффри выпустил ее руку, машинально отмечая, что на запястье будет синяк, широкий, как от кандалов.       Ее волосы были мягкими. Король тяжело сглотнул и отдернул руку от головы Сансы. У нее были расплывшиеся по контуру, налитые алым после поцелуя губы, а глаза оставались такими же стойкими и пылкими. Наверное, в этот момент Джоффри подумал, что все-таки сделает Сансу своей женой.       В конце концов, в глубине души, как и любой человек искушенный скукой, Джоффри всегда хотел, чтобы кто-нибудь не побоялся и дал ему отпор. В конце концов, будет интересно, во что это выльется. И дети у них будут сильными. С его-то характером и ее несгибаемостью.
Примечания:
Без понятия чьего ООСа здесь больше - Сансы или Джоффри)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты