зима опять со мною в мыслях

Фемслэш
PG-13
Завершён
13
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
тебе не надоело? не зажигать свет на кухне, когда она застаёт нас вместе, прятаться от любопытствующих глаз, бежать, чуть перевалило за восемь, будто через секунду карета вновь станет тыквой, будто случится что-то непоправимое. // мне не надоело.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      ветер ласково перебирает шторы, просачиваясь из приоткрытого окна. вечер, на кухне свет не горит, на кухне только мы, и это причина не достаточно веская, чтобы переключатель удостоить каплей внимания — я не оборачиваюсь, тебя не вижу, но чувствую твоё присутствие в комнате также отчетливо, как в ране ощущают тяжесть горячей пули. по подоконнику сквозняк гоняет остатки пепла от моих сигарет. ты ненавидишь их, а сильнее ненавидишь только меня, когда в очередной раз тянусь за пачкой бонда. ты на шатком табурете сидишь от меня на расстоянии вытянутой руки, но я коснуться не пытаюсь — боюсь, что растаешь или растворишься секундой, хитро сверкнув двумя бездонными сапфирами на прощание. растрёпанная и февральским ветром прошитая насквозь.       — тебе не надоело? каждый вечер приходить в эту проклятую коробку, видеть меня, каждый вечер не зажигать свет. будто прячешься. знаешь, как мышь по углам.       пункт про себя, как всегда — на самое неприметное место в очереди, чтобы затерялась точно-точно и ускользнул от меня. я роняю голову, и спутанные волосы скрывают от тебя улыбку и её горечь. делаю вид, что поправляю прическу, слыша за спиной деловитую усмешку. поймала.       — не надоело, — легкомысленно бросаю, не отводя взгляда от десятка окон-светлячков за грязным стеклом. ты загадочно хмыкаешь в ответ, но молчишь.       мои глаза привыкли. к темноте, и к твоей загадочности, и к нашему общему нежеланию проливать свет на пространство между нами, на тщедушный кусочек вакуума, зависший между ‘ты‘ и ‘я‘, на ‘нас‘. уверовавшие в свою смелость, мы обе никак не могли её набраться, духу не хватало, чтобы мыльный пузырь надуть, не лопнуть, не уничтожить, создать. отгородиться прозрачностью — дружба? пусть будет — под носом у моих родителей и твоих друзей. наша смелость — всего лишь бравада, необходимая для оправдания нашей с тобой трусости.       поворачиваюсь к тебе, облокачиваюсь о высокий подоконник, прищуриваюсь на долгие восемь секунд. и где же твоё ‘не делай так, пожалуйста‘? но ты спокойна. хочешь казаться спокойной. выдаёшь свои вопросы за мои, словно играешь в бильярд или шахматы (у меня никогда не получалось тебя обыграть), взгляд не отводишь вопреки ожиданиям — своим и моим. никто не смотрит на нас, для того мы и не зажигаем свет во время наших тайных встреч в моей однушке, так удачно устроившейся по пути из твоего института. помнишь?       — я скучаю по тебе. заранее. скоро ведь восемь, правда?       и ты, как всегда, нелепо намотаешь на шею бежевый тёплый шарф, который будет топорщиться сзади, а мне придётся поправлять его, чтобы ты оставалась красивой даже во время снежного апокалипсиса на улице. но ты всегда красивая, в метель, в темноте, с дурацким шарфом (обязательно подарю тебе новый) или без него. без него ещё красивее.       — я устала.

‘я люблю тебя. люблю!‘ дурацкое ‘скучаю‘, дурацкие восемь часов, дурацкий шарф.

      ты встаёшь и вытягиваешься во весь рост, сбрасывая напряжение с худых рук и острых плеч. восемь и вправду скоро, а значит, тебе пора бежать навстречу долгам по учебе, двум любопытным сёстрам, любимому коту — меня он любит тоже, и ты капельку ревнуешь каждый раз, когда он предпочитает заснуть на мне. я шучу, что у меня кость толще, поэтому твой изюмчик (господи, и как ты придумала назвать его таким именем?) расчётливо выбирает меня исходя из корыстных побуждений, но любит только тебя одну. ты смеёшься. я думаю, что люблю тебя.       — хочешь меня поцеловать?       я не отвечаю. у тебя тёплые губы и прохладные щёки, неровное от волнения дыхание — мне кажется, я различаю в тишине как загнанно бьётся твоё сердце в груди. я обнимаю твоё лицо, едва касаясь точёных скул подушечками пальцев, не сжимая, нахожу тебя сухими от сквозняка губами. расстояние вытянутой руки сжимается в крошечную точку между нами, и я уничтожаю её, стираю в порошок с трудом возведённый между нами купол из вакуума. это конец, как думаешь?       ты наматываешь на шею бежевый шарф, и он складывается сзади в идиотскую гармошку. я смеюсь над твоими попытками исправить ситуацию, над шарфом, над собой, но разглаживаю мягкий кашемир аккуратно и тщательно. ты готова быть самой красивой и бежать навстречу долгам по учебе, двум любопытным сёстрам, любимому коту — передашь, что я люблю его тоже, на случай, если больше не увидимся?       мы выходим из обшарпанного подъезда, я иду тебя провожать. закуриваю, ты на меня не смотришь, а я делаю вид, что не замечаешь, как долго виснет в свинцовом от холода воздухе дым. вот так, притворяюсь за нас двоих, а ты молчишь, словно действуешь мне назло. лучше бы ты меня отругала. я боюсь, что это конец.       — хочешь меня поцеловать? — я почти смеюсь: над твоим шарфом, который из вредности вновь топорщится, над своими попытками что-то исправить, над собой.       ты не отвечаешь. у меня губы горячие, горькие от сигарет, твои теперь тоже. ты ненавидишь запах сигарет, но может, меня сможешь любить?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты