То, что любовью зовётся людьми

Слэш
NC-17
Завершён
649
автор
Sphinx28 бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
— Лань Чжань. — К голосу добавилось мягкое аккуратное поглаживание в районе поясницы, и Лань Чжаню пришлось приложить значительное усилие, чтобы не потерять концентрацию. — Лань эр-гэгэ, — его тон стал будто бы ещё ниже, более хриплым, и Лань Чжань внутренне подобрался, понимая, что если Вэй Ин продолжит в том же духе, его самоконтроль падет под напором бесстыдных желаний собственного тела. Но правила предписывали ни при каких обстоятельствах не прерывать медитацию…
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
649 Нравится 35 Отзывы 160 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Ежедневные медитации и раньше были важны для Лань Чжаня. После знакомства с Вэй Ином они стали необходимы. А когда их отношения перешли в категорию более близких и интимных, Лань Чжань начал медитировать иногда и по несколько раз в сутки. В этот раз они с Вэй Ином были на ночной охоте слишком долго и истратили катастрофически много как физических, так и духовных сил. Поэтому, как только на их пути появился постоялый двор, они не раздумывая сняли в нём комнату. Вэй Ин сразу же завалился спать, успев только пробормотать, что его можно даже не пытаться будить ближайшие несколько суток. Лань Чжань же опустился рядом в позу для медитации. Тело быстро восстанавливало силы, как и его духовная энергия, и уже очень скоро Лань Чжань почувствовал, как расслабляются мышцы и очищаются мысли. Лань Чжань не знал, сколько точно прошло времени — по его ощущению никак не меньше десяти часов — когда он услышал шевеление со стороны кровати. Он не стал прерывать медитацию, так как восстановился ещё не полностью, и к тому же знал наверняка — если Вэй Ин и проснулся, то сможет найти себе занятие. Как находил всегда, множество раз до этого, обладая безграничной фантазией и неспособностью сидеть на месте без дела. Но по всей видимости довольно мало поспавшему Вэй Ину стало слишком скучно, а, возможно, он просто что-то задумал, так как сразу же за тихим шевелением Лань Чжань уловил движение. А за ним у уха раздался тихий, хриплый со сна голос Вэй Ина. — Лань Чжань. — К голосу добавилось мягкое аккуратное поглаживание в районе поясницы, и Лань Чжаню пришлось приложить значительное усилие, чтобы не потерять концентрацию. — Лань эр-гэгэ, — его тон стал будто бы ещё ниже, более хриплым, и Лань Чжань внутренне подобрался, понимая, что если Вэй Ин продолжит в том же духе, его самоконтроль падет под напором бесстыдных желаний собственного тела. Но правила предписывали ни при каких обстоятельствах не прерывать медитацию, и он… — Гэ… ты мне только что приснился, и у меня, кажется, возникла маленькая проблемка… — Ни. При. Каких. Обстоятельствах. Поглаживания по спине сошли на нет, и Вэй Ин больше не произнёс ни слова, видимо не увидев от Лань Чжаня желаемой реакции. И Лань Чжань мог бы вздохнуть спокойно и продолжить медитацию, но… Он слишком хорошо знал Вэй Ина. Тот не отступит от своего так просто. Однако больше ничего не происходило, было слышно только тихое дыхание рядом, и Лань Чжань уже было решил, что Вэй Ин снова заснул, либо решил в этот раз отступить, как вдруг ощутил колебание воздуха, и прямо перед ним раздался задорный игривый голос Вэй Ина, опалившего лицо горячим дыханием: — Лань Чжань! Спорим, я заставлю тебя нарушить ещё одно ваше правило? Спорим-спорим? Что заставлю тебя прервать эту твою медитацию? Лань Чжань снова никак не прореагировал, оставаясь внешне совершенно спокойным. В голове же в этот момент крутились мысли о том, что он за эти годы нарушил бесчисленное количество правил своего клана, и это правило явно не станет самым худшим из его нарушений. Но поддаваться в этом Вэй Ину он всё равно не собирался. — Лань Чжа-ань, ты такой скучный, — протянул Вэй Ин, придвигаясь ощутимо ближе. Настолько, что Лань Чжань ощутил его близость каждой своей клеточкой. И от этого встали дыбом буквально все волоски на теле. Вэй Ин действовал на него так же, как и в первый раз, мгновенно опаляя тело холодного с виду Ханьгуан-цзюня раскалённым жаром. — В моём сне ты был совершенно другим, гэгэ, — вновь протянул Вэй Ин и перешёл на томный шёпот: — Диким и необузданным… — Волна горячего воздуха коснулась щеки Лань Чжаня, и он почувствовал лёгкое касание. Судя по всему, Вэй Ин водил по его щеке носом, посылая стаи мурашек по телу, спускаясь почти невесомыми касаниями ниже, к шее. В голове мелькали картинки того, что могло присниться его неугомонному возлюбленному, пока сам Лань Чжань пытался сохранять спокойное размеренное дыхание. — Неужели не хочешь узнать, что было в моём сне, Лань эр-гэгэ? — Лань Чжань ощутимо вздрогнул, когда при этих словах в голове всплыла очередная картинка того, как Вэй Ин, разложенный прямо посреди библиотеки, выстанывал то самое «эр-гэгэ» и просил Лань Чжаня не останавливаться, с силой сжимая ноги на его пояснице и выгибаясь в спине настолько сильно и горячо, что от одного воспоминания об этом у Лань Чжаня потяжелело чуть ниже живота под множеством слоёв одежды. — Ну, раз не хочешь, тогда и не буду рассказывать. — Лань Чжань дёрнулся, совершенно по-глупому обиженно, понадеялся, что Вэй Ин не заметил этого, и, призвав всю свою силу воли, вновь сосредоточился на медитации. Не хватало ещё обижаться на детские выходки. — Я лучше покажу, эр-гэгэ, — вдруг прямо ему в губы выдохнул Вэй Ин, и у Лань Чжаня стало совершенно пусто в голове. Ни духовная энергия, ни максимальная концентрация, ни его жалкие попытки сосредоточиться на медитации нисколько не спасали ситуацию. Он был на грани… Вэй Ин тем временем снова ткнулся ему в шею, на этот раз губами, и схватился за пояс на одеждах Лань Чжаня, торопливо, но очень ловко и уверенно развязывая его. Лань Чжань начал усиленно думать о кроликах. Кролики милые и пушистые, совершенно невинные и восхитительные, и он абсолютно точно не думает о том, что его пояс с лёгким шелестом упал на пол, а Вэй Ин, не церемонясь, распахнул на нём сразу все слои одежды, вплоть до нижних, одновременно с этим прикусив кожу на шее рядом с предательской жилкой, выдававшей его с головой ускоренным пульсом. КРОЛИКИ! ТЫСЯЧА ПЯТЬСОТ ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЕРВОЕ ПРАВИЛО! НЕ ПРЕРЫВАТЬ МЕДИТАЦИЮ НИ ПРИ КАКИХ…. «ВЭЙ ИН!» — практически сорвалось с губ Лань Чжаня, когда тот без всякого предупреждения запустил ладонь прямо под нижние одежды, сжимая уже полувозбуждённый член. И не то чтобы Лань Чжань собирался возмущаться. На самом деле он теперь никогда всерьёз не возмущался на выходки Вэй Ина, даже если они шли вразрез с правилами и какими-то внутренними устоями самого Лань Чжаня. А когда тот проявлял инициативу в интимном плане — любую, даже самую странную и даже на людях — как бы неприемлемо это ни было для Лань Чжаня, его сердце замирало, делая его ещё чуточку счастливее, а тело отзывалось настолько мгновенно, насколько мгновенно его выгнали бы из клана за разврат в мыслях и распущенность в телесных желаниях, узнай об этом. Уйдя немного в свои мысли и отвлекшись тем самым от ощущений, которые приносили ловкие пальцы Вэй Ина, Лань Чжань, хоть и был теперь полностью возбуждён и готов, всё-таки ещё мог внешне оставаться спокойным. Что, кажется, совсем не устраивало Вэй Ина. Сбоку послышалось недовольное бурчание, и ласкающая его рука тут же пропала. А следом раздался шорох и звук, похожий на плюхнувшееся на пол тело. Лань Чжань хорошо представлял, как сейчас выглядит его возлюбленный: взъерошенный, нахохлившийся и с надутыми в обиде губами. Сдержать мягкую, едва заметную улыбку получилось с большим трудом. Захотелось самому прервать медитацию и сгрести его в охапку, поцеловать эти сладкие обиженные губы и довести Вэй Ина до полного изнеможения, чтобы он провалялся в томной послеоргазменной неге ещё по меньшей мере пару часов, дав Лань Чжаню шанс закончить медитацию в спокойной обстановке. Лань Чжаня разрывали двоякие чувства: он знал, что Вэй Ин не любил проигрывать, оттого хотелось его утешить и сдаться, но он также знал, как тот не любит, когда ему поддаются, всегда прикладывая максимум сил и возможностей для победы. Для настоящей победы. — Лань Чжань, — вдруг снова протянул Вэй Ин, прерывая его раздумья. — Как думаешь, что бы сказал твой досточтимый дядя, узнай он, в каком виде ты медитируешь? — Снова шелест и горячее дыхание рядом. Лань Чжань в нём не сомневался. Вэй Ин никогда не отступал. И всегда шёл до конца. — В распахнутом ханьфу, со спущенными нижними одеждами. — Вэй Ин вновь оказался подле него, опираясь на руки по обе сторонам от Лань Чжаня, и хриплым полушёпотом произнёс прямо в ухо: — С выставленным напоказ крепко стоящим членом… Который так и жаждет внимания, да, Лань эр-гэгэ? — Дыхание Лань Чжаня участилось. Вэй Ин слишком хорошо знал, как на него действуют такие развратные речи. — И как вам не стыдно, достопочтенный Ханьгуан-цзюнь, что скажут в вашем клане? Что за распутство? — чуть громче, с нотками возмущения закончил Вэй Ин и вдруг с силой прикусил мочку уха Лань Чжаня. И не успел тот опомниться, как вдруг что-то горячее и влажное обхватило головку его члена. Лань Чжань судорожно выдохнул и сжал зубы сильнее, чувствуя, как краснеют уши. Вэй Ин… только что взял у него в рот!.. Обычно, даже за закрытыми дверями цзинши, при самых смелых, развратных и интимных действиях Лань Чжань старался — и, как он считал, неплохо справлялся — держать голову холодной. Не утекать мыслями туда же, куда утекало его сердце и душа. Не быть опьянённым близостью, насколько это было возможно рядом с полностью отдававшимся ему Вэй Ином. Быть… начеку. На всякий случай. Ведь тех, кто презирал и желал смерти его Вэй Ину, было ещё множество. А он не пережил бы его потерю вновь… Но сейчас… мысли плавно утекали из его головы, тело расслаблялось, поддаваясь юркому языку и горячему рту Вэй Ина, который, кажется, получал от всего этого не меньшее удовольствие, только что не причмокивая довольно и сладко. Развратные горячие звуки опаляли уши Лань Чжаня, он сжимал кулаки на коленях и мог думать только о том, насколько Вэй Ин в этом хорош. Выдержка покидала его, будто её и не было никогда, хотелось открыть глаза, запустить ладонь в наверняка растрёпанные волосы Вэй Ина… хотелось толкнуться в его податливый рот. До слуха доносились ещё какие-то звуки, Лань Ванцзи пытался понять, какие, пытался сосредоточиться, но это было слишком непосильной задачей в данный момент. Но звуки не звучали подозрительно, скорее даже как-то знакомо, поэтому он не стал заострять на этом внимания, удивляясь сам себе. В этот момент Вэй Ин вдруг издал горловой стон, отдавшийся у Лань Чжаня вибрацией прямо по всей длине пульсирующего члена, и он понял, что это его полный провал. О медитации уже ни шло и речи, о самоконтроле тоже, он весь был единым сгустком возбуждения и рвущего изнутри нестерпимого желания. Теперь он не открывал глаза и не использовал руки только для того, чтобы узнать, на что ещё способен его Вэй Ин. А тот тем временем медленно провёл языком от основания до самой головки и отстранился. Неизвестность одновременно нервировала и будоражила. Хотелось видеть, что делает Вэй Ин, но чувствовать всё это, не зная, каков будет следующий его шаг, было очень уж волнительно и возбуждающе. И пока Лань Чжань думал, после какой выходки Вэй Ина он больше не сможет сидеть не двигаясь и сожмет наконец его в своих объятиях, зацелует до изнеможения и… — Лань Чжань… — послышался вдруг то ли всхлип, то ли стон, и одновременно с этим Лань Ванцзи ощутил, как его фактически седлают. Вэй Ин залез к нему на колени, судорожно обнимая за шею, и тут же втянул в горячий глубокий поцелуй. «Вэй Ин, Вэй Ин, Вэй Ин», — беспорядочно билось в голове Лань Чжаня, пока Вэй Ин вдруг не обхватил ладонью его член и без какого-либо промедления опустился на него. — Вэй И-ин, — всё-таки не смог сдержать тихого протяжного стона Лань Чжань и наконец — видят предки, он ждал так долго — со всей силы сжал Вэй Ина в объятиях. Удовлетворённо выдохнув, Лань Чжань уткнулся носом в его ключицу, шумно вдыхая самый родной и самый драгоценный запах в своей жизни. Руки сами собой сжались ещё крепче, пока Вэй Ин обнимал его за шею, откинув голову назад, и шумно дышал, совершенно не сдерживая развратные звуки, опускаясь на его член каждый раз до упора. Держать в своих руках Вэй Ина было самой ценной и самой дорогой возможностью для Лань Чжаня. Ведь больше всего в этой жизни он боялся его отпустить. — А-ах, Л-лань Чжа-ань, а-ах, так… так… хорошо, я… — стонал Вэй Ин, бесстыдно разводя ноги всё шире и насаживаясь всё глубже, с каждым движением стараясь плотнее притереться собственным членом к животу Лань Чжаня. Лань Чжань поднял голову, всматриваясь в лицо взмокшего Вэй Ина, и запустил ладонь в его — и в самом деле растрёпанные — волосы, сжимая их и натягивая назад. Вид открытой — будто выставленной напоказ специально для него — шеи будоражил кровь, и Лань Чжань сжал на ней зубы, чуть прикусывая и тут же зализывая пострадавшее место языком. Вэй Ин уже не стонал — издаваемые им звуки теперь больше походили на всхлипы, он начал сбиваться с ритма и дрожать всем телом. Лань Чжань понимал, что тот уже на грани, поэтому резко подхватил Вэй Ина под ягодицы, выскальзывая из его тела, и одним плавным движением поднялся с ним на ноги. Вэй Ин обнял его ещё крепче, утыкаясь носом в ухо, шумно прерывисто дыша и что-то бессвязно бормоча. Лань Чжань сделал всего несколько шагов до кровати и со всей нежностью и осторожностью опустил на неё Вэй Ина, немного отстраняясь. Вэй Ин распластался на простынях, тёмные волосы беспорядочно обрамляли его раскрасневшееся лицо. Полностью обнажённый — в отличие от самого Лань Чжаня, который теперь, будучи более свободен в действиях, тоже поспешил расстаться с оставшейся одеждой — Вэй Ин выглядел как божество, спустившееся к ним на землю для того, чтобы люди поклонялись его красоте. Лань Чжань готов был поклоняться ему до конца своей жизни. — Лань Чжань, — тяжело дыша, пробормотал Вэй Ин. — Только… только не говори, что ты… Что ты снова решил помедитировать?.. — Вэй Ин. — Лань Чжань смотрел на него и не мог отвести глаз. Сколько бы времени ни прошло, ничего не менялось. Как бы он ни выглядел, что бы он ни сделал, ни при каких обстоятельствах Лань Чжань не переставал смотреть на Вэй Ина. И, видимо, что-то во взгляде, либо в интонации произнесённого имени заставило и так раскрасневшегося Вэй Ина покраснеть ещё больше. Его кончики ушей уже просто полыхали алым. Вэй Ин закусил губу, как-то сразу меняясь. Переходя от игривого вида и тона на какой-то более взволнованный и смущённый. — Лань Чжань, кажется, я по тебе слишком соскучился, знаешь, — прошептал он чуть слышно, садясь на кровати напротив него. — Поможешь мне справиться с этим?.. — Мгм, — кивнул Лань Чжань и, не сводя взгляда с Вэй Ина, очень нежно и чувственно поцеловал, вновь осторожно опрокидывая его на кровать. Вэй Ин обычно был весьма распущенным и раскрепощенным в постели, всегда вёл себя уверенно и постоянно что-либо говорил: чаще всего что-то очень развратное, желая тем самым либо смутить, либо сильнее распалить Лань Чжаня. Сейчас что-то неуловимо изменилось. Вэй Ин крепко сжал его руку и как-то почти неуверенно развёл ноги, толкаясь бёдрами вверх. Лань Чжань второй рукой подхватил его под колено, слегка переместившись, и очень медленно вошёл в Вэй Ина вновь. Хоть по нему и нельзя было этого сказать, но будучи со своим любимым, таким долгожданным человеком Лань Чжань не был в состоянии даже немного сдерживать рвущуюся изнутри страсть, и мог любить Вэй Ина ночи напролёт, до самого утра заставляя его стонать от удовольствия, пока тот уже не в силах был просить о большем. Но сейчас он медленно и чувственно двигался внутри Вэй Ина, выцеловывал буквально каждый цунь его тела и втягивал в глубокие жаркие поцелуи. И впервые за всё время понимал, что не продержится долго. Вэй Ин не отпускал его руку, выгибался под ним и дрожал всем телом, шумно дыша и тихо постанывая. — Лань… Лань Чжань, я… прости, я, кажется… не смогу сегодня… долго, я… — пытаясь сфокусировать на нём поплывший взгляд бормотал Вэй Ин. — Мгм, — согласился с ним Лань Чжань, буквально чувствуя, как замерло на миг и вновь поскакало вскачь сердце от мыслей о том, что они снова на одной волне. Каждое такое подтверждение, даже самое глупое и незначительное, превращало всё внутри в рой разноцветных трепещущих бабочек. Лань Чжань увеличил темп, входя до упора, сильнее сжал в своей ладони ладонь Вэй Ина и поцеловал. Он успел сделать всего несколько глубоких, более резких толчков, как всем телом ощутил прокатившуюся по телу Вэй Ина крупную дрожь и сразу же за ней тёплую влагу на животе. — Лань Чжань, так люблю тебя… — на одном дыхании выдохнул Вэй Ин, и Лань Чжань кончил следом за ним, входя максимально глубоко и все ещё слыша, как эхом отдаются в голове слова. — Вэй Ин, — всё, что смог ответить Лань Чжань, просто не зная, как можно словами выразить всё то, что он чувствует. Сейчас и всегда. Но… Кажется, Вэй Ин понял, потому что улыбнулся своей очень редкой мягкой улыбкой и прикрыл глаза. Лань Чжань замер на мгновение, не имея ни шанса перестать смотреть, а потом осторожно выскользнул из Вэй Ина и попытался выпрямиться. — Лань Чжань, — вдруг практически испуганно выпалил Вэй Ин и сильнее сжал его руку, — не уходи… — Никогда, — без малейшего колебания ответил Лань Чжань и лёг рядом, накидывая на Вэй Ина одеяло. Всё так же не отпуская его руки. Никогда.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Ещё по фэндому "Неукротимый: Повелитель Чэньцин"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты