Forgive me...

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
4
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/27653807/chapters/67666847
Размер:
планируется Мини, написано 9 страниц, 1 часть
Описание:
Люпин приходит в Хогвартс, когда Гарри учился на третьем курсе. Он хочет быть в хороших отношениях с Северусом Снейпом, но в тоже время просит черноволосого зельевара простить его и его друзей за действия во времена Мародеров. Получится ли у него добиться успеха?..

В этой истории Волан-де-Морт не воскрешается.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
В Хогвартсе начинается новый учебный год. Всё давно и безвозвратно изменилось с прошлого года, и одним из изменений был человек, преподаватель Защиты От Темных Искусств — место Локхарта занял никто иной, как Ремус Люпин. Ремус действительно скучал по Хогвартсу. Конечно, теперь он был гораздо старше и, увы, не в лучшей физической форме. Но он очень сильно хотел увидеть Гарри, сына своего покойного друга Джеймса Поттера, а также некоторых других людей, которых он знал ещё со школьных лет, таких как Макгонагалл и Дамблдор. И вот этот день настал. В Хогвартсе все было украшено, наряжено и подготовлено к началу учебного года. Начался приветственный пир, и новый учитель ЗОТИ сидел рядом со Снейпом. Он обратился к нему, чтобы что-то сказать, но зельевар только кивнул, даже несмотря на него, недовольно ворча. Люпин не хотел быть в плохих отношениях с этим человеком. Ремус всегда сожалел о том, что позволял своим друзьям — Джеймсу и Сириусу издеваться над Северусом, когда они был студентами. И он хотел извиниться перед ним за это… Но сейчас было неподходящее время. В данный момент Люпин просто наслаждался праздником, не сводя глаз с Поттера-младшего. Прошло уже несколько дней с того момента, как Ремус начал преподавать в Хогвартсе. Ему нужно было волчье противоядие, поэтому он пошел к Северусу. Только зайдя в кабинет Снейпа, ему в нос бросился резкий запах разных целебных настоек, лекарств и трав. Он глубоко вздохнул, произнося: — Добрый вечер, Северус. — Добрый вечер. — ответил тот, даже не обращая внимания на Люпина. Он молча протянул ему кубок с противоядием. Люпин взял его, благодарно кивнув: — Большое спасибо. Как я могу поблагодарить те…вас за это? — Тебе и не нужно. Даже не думай, что я делаю это по доброте душевной. — холодно проговорил Северус, не открывая взгляд от бумаг. Ремус быстро выпил противоядие — на вкус оно было отвратительным. — Северус, я бы хотел извиниться перед тобой. Я сожалею о тех поступках. Я не хочу быть с тобой… — сглотнул, — В плохих отношениях. Снейп издевательски поднял бровь: — То есть… — он бросил на него взгляд, — Ты думаешь, что я просто прощу тебя, и тогда мы сможем стать друзьями?.. Мне все равно на каких условиях мы общаемся. Ремус взволнованно подошел на шаг ближе ко Снейпу. — Я искренне сожалею об этом, Северус… Я просто подумал, что теперь, когда мы стали коллегами, мы могли бы перестать быть враждебными по отношению друг к другу… — Ты и должен сожалеть! Теперь оставь меня, Люпин, я должен работать. — сказал он, возвращаясь к своей работе, хотя было очевидно, что этот разговор расстроил его. Ремус решил на сегодня сдаться. «Черт, а ведь это займет больше времени, чем я думал…» Он вышел из кабинета, но перед этим грустно сказал: — Что ж… Еще раз спасибо. Приятного вечера и спокойной ночи. Снейп только усмехнулся, когда Люпин ушел. Он сказал себе, что не станет доверять оборотню. За его дружелюбием должна была скрываться какая-то причина, и вряд ли она была хорошей.

***

Весь следующий месяц Люпин пытался наладить отношения с угрюмым профессором зельеварения. Он был весьма дружелюбен со Снейпом. Ремус хотел искупить свои прошлые поступки. Поэтому он всегда сидел рядом с ним во время еды и старался начать разговор. Однако, это ему почти никогда не удавалось, так как Снейп отвечал ему кратко и немного грубо, не желая продолжать общение. Северуса уже начинала раздражать настойчивость Люпина, но оборотень не желал прекращать. Всякий раз, когда они встречались в коридоре, Ремус пытался вовлечь его в беседу. У них не было общих тем для разговора, поэтому общение сводилось к тому, что имело отношение к Хогвартсу. Снейпу очень не нравилось излишнее внимание со стороны Люпина. Но не всегда он мог избегать надоедливого профессора ЗОТИ, так как тот даже несколько раз приходил к нему в кабинет, конечно, в основном, чтобы обсудить школьные проблемы. Например, о неподобающем поведении слизеринцев. Впрочем, Ремус даже самому себе не мог признаться, что большинство этих тем были отговорками. Ремус знал, что прогресс был очень незначительным, но это было хоть что-то. Снейп был менее холоден к нему и реже стал избегать разговоров. Хорошим примером было утро за завтраком: — Доброе утро! — Ремус поздоровался со всеми за обеденным столом и сел. — Доброе утро, Северус. — Доброе утро, Люпин. Ты сегодня выглядишь очень счастливым. — сказал он практически безразличным тоном. — А почему бы и нет? Сегодня прекрасное утро. Ты так не думаешь? — с улыбкой на лице произнес Ремус. — Как и каждое другое утро для тебя… — Нет, я думаю, что каждое утро отличается, так как каждое из них наполнено множеством возможностей для остальной части дня! — он налил себе сок. — Очень оптимистично. Хотя я не думаю, что могу разделить твою точку зрения. — сказал он и продолжил есть то, что осталось от завтрака. Люпин постарался придумать ответ — нельзя упустить такой шанс… — У тебя сегодня много занятий, да? — Как и каждый день. — сухо ответил тот, вставая со стула. — Всего хорошего! — радостно воскликнул Ремус, глядя на него снизу вверх. Снейп посмотрел на него прищуренными глазами. У этого человека было слишком много проблем с доверием. — Доброго дня. — сказал он, все еще без тени улыбки на лице, а потом направился к классу зелий. Пока он шел, ему было трудно избавиться от воспоминаний о радостном выражении лица Люпина, когда он смотрел на него. Почему он всегда улыбается ему? Наверное, один из его трюков — заставить всех думать, что он добрый гриффиндорец. Но что Северус ненавидел, так это то чувство, которое возникло у него в животе. Однако он не мог просто позволить ему победить. Он не простит его. Никогда. В следующий раз, когда Снейп дал ему волчье противоядие, он был холоден как обычно, но не так сильно, как в первый раз.  — Спасибо. — сказал Ремус с легкой улыбкой. Он неохотно выпил содержимое кубка, поморщившись, так как вкус этого отвара был не самым приятным. Даже после стольких лет он не мог привыкнуть к нему. Затем его внимание снова переключилось на Снейпа. — Проверяешь работы? — спросил тот. — Верно. Да. — кивнул Северус. — Я думаю, тебе следует сделать перерыв, — сказал он и сел на стул перед столом. — Я составлю тебе компанию. — Что?! — спросил он, злясь на инициативу Ремуса. — Я подумал, что ты захочешь отдохнуть… А что может быть лучше, чем перерыв с очень добрым и дружелюбным человеком? — сказал Ремус со своей ослепительной улыбкой. Эта яркая улыбка всегда раздражала Снейпа. В основном потому, что это вызывало странное ощущение в животе. — У меня будет перерыв в одиночестве. Кроме того, ты напился волчьего противоядия. Теперь можешь уходить. Ремус вздохнул, и в глазах появились слезы: — Северус, ты когда-нибудь простишь меня? — Не думаю. — вздохнул Снейп в ответ на его слова. — Но почему? — Ты думаешь, я могу просто забыть, что ты и твои глупые друзья сделали?! — Я знаю. То что мы сделали действительно ужасно, но я ведь не остановлюсь, пока ты не поймёшь, что я искренне сожалею!... Снейп не ответил. Он не мог решить. Часть в нем на самом деле хотела забыть прошлое и двигаться дальше, но в то же время он был уверен, что Ремус просто притворяется добрым. Хотя, похоже, это было не так. Его улыбки казались такими настоящими… — Зачем вы травили меня? — выдавил он. — Мне это не очень нравилось. Но я был трусом. Я боялся остаться одним, и поэтому сделал все, чтобы Сириус и Джеймс приняли меня. Они были такими хорошими друзьями. Я не хотел их терять. Я знаю, что было глупо искать признания таким способом. — он больше не смотрел на него, его глаза были сосредоточены на столе, и оборотень пытался сдержать слезы. Снейп обдумывал то, что сказал Ремус. Люпин был честен, он был уверен в этом. Но ведь Северус не ожидал услышать правду. — Согласен… Голова Ремуса резко повернулась к нему. — Что? — Согласен, ты был трусом. И я думаю, тебе лучше уйти. — сказал Северус, смотря на Ремуса. Когда он это сделал, то пожалел об этом. Лицо Люпина было… печальным. Он казался еще более усталым. По какой-то причине, которую он не мог объяснить, он чувствовал себя плохо из-за того, что был причиной этого выражения. Ремус встал, пробормотав «Спокойной ночи», быстро развернулся и ушел.

***

Ремус был не в лучшем настроении. Одним из последствий противоядия были перепады настроения. Разговор со Снейпом также вызвал эту перемену. Но он не мог понять почему. Почему его волнует, что Снейп не хочет его прощать? Он решил, что это связано с чувством вины, которое вызывали его прошлые поступки. Да, так оно и было. Только чувство вины. Поэтому он решил попробовать еще раз и быть дружелюбным по отношению к Снейпу. Было солнечное воскресное утро, но Ремус подошел к двери кабинета зельеварения. Снейп тоже был не в лучшем настроении. Сегодня он дулся еще больше и не хотел ни с кем разговаривать. Он попытался не обращать внимания на стук, но тот не прекращался. — Кто это? — сухо спросил тот. — Ремус. — Что? — он не думал, что Ремус снова заговорит с ним после всего, что он рассказал ему накануне. Он разрешил ему войти в кабинет, но даже не взглянул в его сторону, особенно в глаза. — Доброе утро, Северус. — Зачем ты пришел сюда снова, Люпин? — Мне просто нужна компания… — тот пожал плечами. — И из всех людей ты выбрал меня? — спросил он с сарказмом в голосе. Он чувствовал… что-то необычное. Люпин пришел к нему, несмотря на то, что был с ним груб. Хотел ли он, чтобы оборотень постоянно был рядом или раздражал его? Он запаниковал. Он не мог испытывать таких чувств. И он, конечно, не позволил бы ему приблизиться. Он никогда никому не откроется, не говоря уже о Мародере. — А почему бы и нет? — Люпин, я думаю, тебе лучше уйти. У меня много работы. — отмахнулся тот. — Тебе нужна помощь?... — Нет! — сказал он, злясь все больше. Почему он не может просто уйти? — Не смущайся говорить это. Я бы не отказался помочь тебе, Северус. — Ремус, перестань меня беспокоить!!! — закричал тот. Ремус не ожидал, что зельевар так сорвется. Он был ранен. Он просто хотел помочь. Люпин повернулся и ушел, не сказав больше ни слова. В течение следующих двух недель Ремус держался на расстоянии от Снейпа. Когда Гарри был рядом, он чувствовал себя лучше, но в остальное время снова накатывала необъяснимая грусть. Другие профессора тоже начали это замечать. Ремус абсолютно не улыбался, и его мысли, казалось, были где-то далеко. Никто не знал, в чем причина этой перемены. Снейп тоже это заметил. Сначала ему было все равно, он думал, что так будет лучше для него. Но шли дни, и он начал наблюдать за ним. Он задумался, не его ли слова стали причиной этого. Но так и не смог понять, почему Ремус так беспокоится. Поэтому он пришел к выводу, что не он был причиной этого. Ремус больше не пытался разговаривать с ним во время еды. Мысли Ремуса никак не помогали справиться с его состоянием. То, что он был оборотнем, уже иногда приводило его в уныние. Он чувствовал себя...почти пустым. Если бы не Гарри, он был бы сейчас совершенно опустошён. Единственный свет в его одинокой жизни. Его веселое настроение исчезло. Раньше он был разговорчив, но теперь не пытался пообщаться или поддерживать его. Кроме того, он мало ел. Большую часть времени Люпин просто рассеянно смотрит в свою тарелку, играя с едой. Это первое, что привлекло внимание Снейпа. Он начал замечать все больше признаков странного поведения, особенно когда Ремус, казалось, избегал его. Он знал, что должен быть счастлив, но почему-то не был. Он немного беспокоился о здоровье оборотня. Однажды несколько профессоров беседовали в учительской. Они над чем-то смеялись. Ремус тоже был в учительской, и другие профессора пытались вовлечь его в разговор, чтобы он посмеялся и развеселился. К сожалению, этого не произошло. Ремус не только перестал смеяться вместе с ними, но и извинившись, быстро вышел из комнаты. Снейп все это время наблюдал за ним. Однако он не думал, что Ремус заметит этого. Теперь он действительно забеспокоился. Макгонагалл заговорила первой: — Мы должны помочь ему, но я не думаю, что он захочет говорить с нами об этом… — Тогда как же мы ему поможем? — спросила Помона. — Я считаю, что единственный человек, у которого есть шанс выяснить это — Северус. — Я? — спросил зельевар. — Я не думаю, что он когда-нибудь откроется мне… — А почему бы и нет? Он доверяет тебе. Казалось, что ему нравится твое общество, поэтому более вероятно, что он будет говорить с вами о том, что его беспокоит… — Я не уверен в этом… — Просто попробуй сделать это, Северус. Он согласился и решил поговорить с Люпином. Он попытался придумать подходящее время и место для разговора. Ему также нужен был предлог, чтобы поговорить с ним, потому что Северус не хотел показывать Ремусу своё беспокойство. То, что сказала Макгонагалл, заставило его глубоко задуматься. Неужели Люпину действительно нравится его общество? Чужие наблюдения сделали его мнение менее обоснованным. Если это правда, то вполне возможно, что причиной тому были его слова. Однако ему все еще было трудно в это поверить… На следующий день, Северус обнаружил Люпина в кабинете ЗОТИ, и постучался в дверь: — Входите, — сказал тот. — Добрый вечер, Люпин. Ремус явно не ожидал его увидеть. Но его присутствие заставляло его чувствовать себя довольно неуютно. Снейп заметил мешки под глазами Ремуса. — Ч-что привело тебя сюда, Северус? — он не мог остановить заикание, особенно зная, что Снейп, вероятно, ненавидит его. — Я пришел сюда, чтобы поговорить с вами о новом ингредиенте, который, как мне кажется, я мог бы добавить в волчье противоядие. Я думаю, это сделает его более вкусным. Формально он не лгал. У него был на примете ингредиент, но ему понадобилось бы много месяцев, чтобы использовать его в зелье. — О-Ох. Это было бы здорово. С-Спасибо. Ты не должен так много работать с моим зельем, если не хочешь. — Ремус, что с тобой происходит?... — Что в-вы имеете ввиду? — спросил он, явно не обращая внимания на причину вопроса Снейпа. — Ты ведешь себя по-другому. Как будто ты находишься в своем собственном мире. Кроме того, ты менее разговорчив. — говоря это, он сохранял нейтральное выражение лица. — Я… Разве ты не этого х-хотел? Почему ты спрашиваешь сейчас? — спросил тот. — О чем ты говоришь?! — Это ты сказал, что я тебя беспокою. Почему тебя волнует, что я молчу? — Он смотрел на Снейпа взглядом, которого Северус не мог понять. В его глазах он не увидел ненависти или гнева, там было что-то другое. — Какая разница, что я сказал?! — Я не говорил, что это только твоя вина. У меня также были перепады настроения из-за противоядия. — Ты должен был сказать мне. Я буду работать над этим. — Я не хотел тебя лишний раз беспокоить. — О, ради Мерлина, Люпин! Я не имел в виду, что ты всегда меня беспокоишь!.. Ремус в замешательстве смотрел на него. — Я просто варил зелье и не хотел, чтобы со мной разговаривали. Я не знал, что это так сильно повлияет на тебя. А теперь перестань все время дуться! Если бы Ремус был в волчьем обличье, его хвост сейчас точно радостно зашевелился бы. Даже несмотря на то, что Снейп показывал равнодушное выражение лица, он знал, что тот не испытывает к нему неприязни, и что он наблюдал за ним все эти дни. Ремус не был уверен, что это значит, но чувствовал надежду. Он встал со стула и посмотрел в глаза Снейпа: — Только если ты меня простишь. Снейп был удивлен внезапной близостью. Он также чувствовал запах Люпина. Его сердце пропустило удар. Тем не менее он ответил без запинки: — Да, — и вдруг увидел, как глаза Ремуса снова загорелись. — Кроме того, поспи и поешь побольше. Твои глаза выглядят ужасно, и я не думаю, что ты можешь позволить себе похудеть. Несмотря на то, что его лицо показывало, что он почти оскорбил Ремуса, последний знал, что он действительно заботился под этим фасадом. — Я сделаю это, Северус… — Сказал он с добрыми глазами. Снейп отвел взгляд. — Ну, тогда спокойной ночи, Люпин. Увидимся завтра. — Спокойной ночи, Северус. — сказал он, чувствуя себя счастливым. В ту ночь Ремус впервые за две недели хорошо выспался, а Снейпу снился профессор ЗОТИ… На следующий день Люпин поприветствовал всех сидящих за учительским столом со своим обычным восхитительным выражением. И Снейп получил свое отдельное «Доброе утро», на которое он фактически ответил без сарказма или насмешки. Он был очень смущен, особенно из-за своего сна. Это не было непристойно, но романтично, и он изо всех сил старался забыть об этом. Конечно, присутствие оборотня рядом не помогло. Остальным профессорам было любопытно, как Снейпу удалось вернуть Ремуса к его нормальному состоянию. Дамблдор и Макгонагалл были единственными у кого были подозрения. Они знали, что оба мужчины жаждут компании. Всю оставшуюся неделю, когда Ремус разговаривал со Снейпом, тот старался общаться не слишком саркастично. Он не хотел снова причинять боль Люпину. Он также привык к присутствию оборотня. Однажды они беседовали в учительской, которая была пуста, и Ремус сказал что-то смешное. К его удивлению, Снейп рассмеялся. Он был ошеломлен и просто смотрел на зельевара. Он заставил этого холодного и неприступного человека рассмеяться. На душе у него потеплело, и он решил в будущем снова заставить его смеяться, как можно чаще… — Что?... — смущенно спросил Снейп, когда Ремус уставился на него. Он казался встревоженным. — О, ничего особенного. Я просто думаю, что тебе следует больше смеяться. Тебе идет. Снейп потерял дар речи. Румянец появился на его щеках, но Ремус не заметил, так как профессор Макгонагалл вошла в комнату, окликая его по имени. Пока он говорил, Северус пытался сдержаться, чтобы не покраснеть. Он решил, что лучше всего сейчас быть подальше от Люпина, поэтому извинился и пошел в свой класс, чтобы подготовиться к следующему уроку. Глаза Ремуса бессознательно следили за его фигурой, пока тот не скрылся из виду.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты