Lonely Moon (I want to stay in your sky like a star)

Слэш
Перевод
R
Закончен
81
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/27090127
Размер:
Мини, 26 страниц, 1 часть
Описание:
Жизнь омеги Чимина никогда не была нормальной. Он был обожаем и хорошо защищен, а самое главное - укрыт от чужих глаз.

Потому что Чимин - воплощение Лунного Божества, хваленного и почитаемого. И никто не смел подходить к нему слишком близко.
И поэтому он был чертовски одинок.
Но случайный шанс освобождения может все изменить, позволив Чимину не только ощутить мир вокруг, но и познать дружбу и любовь такого же одинокого, как он сам, но альфы Чонгука - непонятого дикаря Чонгука.
Посвящение:
автору. ее произведения всегда западают мне в душу. огромное спасибо за разрешение.
Примечания переводчика:
некоторые метки не относятся к главному пэйрингу.

прошу, пройдите по ссылке и оставьте кудосы и комментарии оригинальному автору. сделайте ему приятно и отблагодарите за столь прекрасную работу!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
81 Нравится 5 Отзывы 21 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Подсказка 1: (только Альфа Чонгук, Омега Чимин):
Чимин - это человеческое воплощение Луны, священное для волков. Когда он в своей человеческой форме, он - омега. Чонгук - бродячий Альфа, который был изгнан из своей стаи по недоразумению. Когда они встречаются, оба влюбляются с первого взгляда, но Чимин держит свою личность в секрете, потому что их любовь запрещена.

Внимание!! Не типичный омегаверс. Динамика стаи.
Когда Чимин был совсем юн, он не понимал, чем его жизнь отличается от нормальной - чем он сам, в принципе, отличается от того, что принято считать нормальным. Вся его жизнь была проведена в одинокой комнате - просторной и роскошной, но душной, стены которой были окрашены в темно-синий, с серебряными узорами, достигавшими потолка. Полы и мебель были сделаны из орехового дерева - глянцевые и деликатные, казавшиеся невероятно темными в контрасте с нежными мехами, разбросанными повсюду. Ни одного шага Чимин не сделал из этой комнаты. Ему было одиноко и скучно. Каждый день двенадцать монахов заходили к нему, чтобы учить правилам и манерам, языку и письму. И по мере взросления они рассказывали ему историю их стаи, о традициях, о биологии и созревании. Они рассказывали ему о своих верованиях и как читать все знаки природы и звезд. И, наконец, они рассказали Чимину о его собственной сущности. Потому что Чимин был особенным. Не потому что он был омегой или его родители являлись кем-то важным, и даже не потому что он был прекрасен или умен, или талантлив. Он был особенным, потому что являлся перерождением Лунного Божества.

❃❃❃❃❃

Он родился очень слабым, и его родители - пара, состоящая из обыкновенных беты и омеги - проделали огромный путь до монаха, живущего в уеденном храме в горах. Со слезами на глазах они умоляли монахов спасти их больного сына, пока полная луна ярко светила над ними. Монахи ждали их все это время и молча направили их в самую глубокую часть храма, где был маленький, но красивый сад. Их направили в самый центр, где стояла изящная белая пагода, окруженная морем цветов - большие серебряные бутоны которых смотрели на нее, и яркая луна освещала их. Родителей Чимина заполнил страх и волнение, но несмотря на это они были восхищены красотой сада. Все было обволочено серебром: лунный свет, пагода, листья и цветы... и даже старец альфа, который поприветствовал их доброй улыбкой. Главный монах был хрупким, тяжелый вес прожитых дней давил на его спину, заставив поклониться, но добрая улыбка и твердый взгляд излучали невероятную силу, которая, казалось, все возрастала с каждым его шагом к лунному свету, из-за которого его серебряные волосы и ханбок освещались. Без лишних слов он подошел к бедным родителям и мягко вытер слезы на щеках матери широким рукавом, и только тогда раскрыл руки, чтобы принять в них притихшее дите. Будучи впечатленной мать Чимина медленно уложила младенца в большие ждущие руки старца альфы, новый поток слез заполнил ее глаза от вида ее неподвижного чада. Монах лишь развернулся, подходя к пагоде, где яркий луч лунного света падал сквозь световой люк. Неотрывно смотря на лицо спящего младенца и слепо отрывая один из цветков, которые росли на столбах пагоды, он присел под лунным светом, нежно укладывая младенца на свои колени. И тогда он спрятал большой цветок в одеяло, укутавшее ребенка, сделав так, чтоб лепестки касались кожи в районе сердца. Монах мягко улыбнулся Чимину, аккуратно накрывая одеялом цветок - его яркое свечение все еще видимо сквозь ткань. И тогда он наклонился, нежно касаясь лбами с младенцем. Мать Чимина потянулась за рукой своей пары, без слов прося утешения и отдавая поддержку взамен. Бета сначала сжал ее руку, после ослабив хватку, второй рукой схватив ее ладонь так, чтобы обхватить ее полностью. Их руки были одна в другой - символ благодарности, любви и несказанных обещаний пройти через все испытания вместе. И вдруг все окунулось в тьму. Серебряный лунный свет был поглощен темным облаком и без свечения цветы увяли. Сад, светящийся серебром, был утоплен в темноте. Пара прижалась друг к другу плотнее. Дрожь проняла их тело, когда холодный ветер пронесся мимо. Темные облака были унесены ветром и луна снова виднелась над ними. Единственный луч упал в световой люк пагоды, освещая притихшую пару так ярко - казалось, они светились. Ни старец, ни Чимин не двинулись, объятые вместе и тронутые лбами. Минуты текли и наконец мать аккуратно подошла к ним, зовя своего сына и главного монаха. Не получив ответа, дрожа, она подошла к ним. Ее пара следовала за ней. - Простите?.. - спросила она мягко, немного поколебавшись, прежде, чем дотронуться до плеча альфы. Она смотрела на его спину. Старый альфа наклонялся в сторону все сильнее и сильнее, пока бета не поймал его перед ударом о землю. Альфа лежал неподвижно в руках отца Чимина. Не дыша. Старец был мертв. Напуганная пара обменялась взглядами. Омега быстро повернулась к сыну, проверить его состояние. Он все еще был укутан в одеяло, белая ткань отражала свет. Со смертью монаха мать Чимина ожидала худшего. Что если он не смог помочь ее сыну? Что если он забрал его с собой? Дрожащими руками она быстро отодвинула одеяло, открывая сияющий лунный цветок и спокойное лицо ее сына. Тихий всхлип облегчения сорвался с ее губ. Ее сын здоров и в порядке, с розовыми щеками и любопытными глазами, его маленькие кулачки приветствовали ее. Она прижала его к себе, ее пара присоединилась к ним после того, как бета уложил монаха на землю. Слезы облегчения смыли все их тревоги и напряжение. После того, как мать Чимина успокоилась, она держала ребенка перед собой в нужде убедиться, что с ним все в порядке. С каждым новым вглядом на него становилось ясно - что-то изменилось в ту ночь. Чимин был здоров, но было что-то большее. Та ночь изменила все - не только жизнь Чимина, но и его самого. В возродившемся бледном лунном свете Чимин сиял ярко. Его кожа светилась и звезды плясали в его глазах и пару прядей его волос окрасились в серебро.

❃❃❃❃❃

С тяжелым вздохом Чимин встал с места, на котором лежал среди мехов и шелковых подушек. Это был почти рассвет - небо все еще темное, но слабые лучи солнца уже пробивались из горизонта. Чимину не нужно было вставать еще несколько часов, но ему просто было слишком неспокойно для сна. Ему всегда было неспокойно. Каждый день, каждая ночь - все было одинаково, дни перетекали в недели и месяцы, и года - и все было одинаково. Он вырос из маленького волчонка, которым когда-то был - радостным и неугомонным - в тихого и апатичного юношу. Хранимый в своей комнате в окружении лишь книг про историю, астрономию и гадания. Он читал их до тех пор, пока мог вытерпеть, но все равно ему стало безразлично и очень, очень одиноко. Ограниченный вид из окон - единственная вещь, способная принести ему маленькую дозу радости. Поэтому день за днем Чимин проводил у окна и смотрел в виднеющиеся из него лес, поля и далекие деревни. Будучи на холме он мог видеть достаточно далекие земли, но этого было мало. Иногда он видел людей, проходящих мимо, и для него они были размером с муравьев. Погрустневший Чимин сел у своего любимого окна. Оно выходило по другую сторону от стаи - ничего, кроме нетронутых скосов травы и лес. Чуть поодаль виднелись чистое озеро и журавли, налетавшие на него, чтобы поймать рыбу. Спокойная атмосфера с местом для мечты и без напоминаний о его заключении. И это было причиной, почему это окно являлось для него любимым. Ну, по крайней мере половиной причины. Другой было- - Хэй, Чимин-и, опять бессонница? Чимин улыбнулся сторожу за окном. Сторожи - самые доверяемые воины в стае, окружали его комнату и стояли у каждого окна и каждой двери. Они всегда были снаружи, невидимы большую часть времени, но даже так, мысль о них всегда была. Они сторожили его, не давали никому пройти, держали Чимина внутри, заставлял Чимина чувствовать себя еще большим заложником. И он ненавидел их. Ну, всех, кроме этого одного. - Доброе утро, Тэхен, - промямлил он своему другу. С улыбкой на лице Чимин уселся перед окном, положив сложенные руки на низкий подоконник. Последние лучи лунного света укутали его в серебро, его кожа и длинные, бледные волосы сияли так же ярко, как и шелк его одеяний. Тэхен, юный сторож альфа его любимого окна замер на секунду, но после улыбка вернулась на его лицо. - Воу, звиняй, мне всего еще нужно привыкнуть к этому. Чимин опустил взгляд на свои ладони, застенчиво пряча их в широких рукавах его ханбока. - Не думаешь ли ты, что это странно? - спросил он тихим голосом. - Ты не странный, Чимин-и! Просто я обычно вижу тебя днем и это не составляет труда забыть, что ты большее, чем мой друг, понимаешь? Но это не меняет моей любви к тебе. Тэхен подвинулся боиже к окну, садясь напротив омеги. Его руки то и дело не находили себе места, что заставило Чимина подумать о том, что тот хочет коснуться его, возможно, сжать его ладони в поддержке или же заправить прядь его волос за ухо. Но Тэхен не потянулся к нему. Вместо этого он отошел, как делал это всегда в моменты, когда им удавалось поговорить. В этом не было ничего нового для Чимина, он все равно немного замялся. Ему необходима была близость и дружба, мягкие слова и касания. И пока он мог получить немного от Тэхена - он считал его самым близким другом и надеялся, что альфа считает также, хотя он никогда не познает простые прикосновения. Потому что Тэхену, как и другим волкам, было запрещено его касаться.

❃❃❃❃❃

В ту ночь, когда родители привезли его к высшему монаху в надежде спасти его, Чимин перестал быть просто Чимином. Маленький, больной омега превратился в следующее земное воплощение Луны - все волки восхваляли и почитали его, как божество. Его высоко ценили, осыпали подарками и роскошью, молились и просили благословения всех видов. С ним обращались как с человеком, которого нужно уважать и защищать, с ним обращались как с кем-то особенным. Но это особое положение приходило с недостатками. Особенность означала редкость, а также солидарность. И для Чимина она означала одиночество. К нему действительно относились как к кому-то особенному: его еда была самой лучшей, одежда из самых дорогих тканей и украшений, он всегда был в тепле в самых роскошных комнатах без единого дня тяжелой работы. Все это подходило для кого-то уникального. Но у Чимина не было голоса, не было свободы. Со всеми правилами он не чувствовал себя божеством. Вместо этого он был драгоценной куклой, которую можно разодеть, редкой певчей птицей, хранимой в красивой клетке для выставки. И Чимин задыхался в ней.

❃❃❃❃❃

Еще больше времени проходило: возможно, это были недели... Чимину было все равно. Погода стала теплее, цикады начинали громко петь. В середине дня зашел бета, принесший ему еду и поклонившийся у двери, передвигающийся на коленях по комнате. Он оставил поднос на столе и удалился тем же методом, что и зашел, ни разу не поднимая взгляд. Будучи ребенком Чимин считал такое поведение забавным, однако сейчас ему было просто некомфортно. Ни один из "обычных" волков, имеется в виду любой, кто не являлся монахом или подтвержденным лидером, не имел права подойти к нему. Исключением являлись рабочие, ухаживающие за Чимином напрямую - сторожи и слуги. И даже для них был огромный свод правил поведения вокруг Чимина: Не трогать Лунное Божество. Не смотреть на Лунное Божество. Не говорить с Лунным Божеством. Не стоять рядом с Лунным Божеством. Это был нескончаемый список "можно" и "нельзя". Чимин знал его целиком. И он ненавидел каждый пункт в нем. Со временем Чимин привык к обычаям, но боль от отстраненного отношения к себе все еще преследовала его. Он старался игнорировать ее, сдался в попытках найти друзей или даже начать разговор. Если бы он не пытался, не было бы отказа, а значит и разочарования. В конце концов у него есть Тэхен - подумал Чимин во время обеда. Как раз в прошлом году юный альфа подтвердил свой статус воина и был поставлен сторожем Лунного божества. Сразу же в первый день Тэхен начал жаловаться на влажную летнюю погоду, и решив дать своему желанию подружиться еще один шанс, Чимин ответил на это согласием. И к его удивлению юный альфа - сторож, стоящий снаружи, поддержал разговор. Он длился недолго, но все равно. Поняв, с кем он говорит, Тэхен быстро побледнел. Его взгляд резко оторвался от собеседника и на лице отразилась заметная битва между извинением и сохранением правила молчания; между желанием упасть на колени и встать прямо. И пока он стоял на месте, краснел неуклюжий в своей борьбе, Чимин громко над ним смеялся. Впервые за всю бесконечность омега почувствовал радость, несмотря на быстротечность его первого нормального диалога. После этого он говорил с Тэхеном каждый день, не желая сдаваться на их дружбе, цепляясь за осколок нормальной жизни, независимо от того, как долго альфа сопротивлялся. Но сопротивление длилось не долго и вскоре сторож сдался и стал его другом. И у них была самая настоящая дружба! Она была сложной, возможно, довольно опасной. Никто не знал, что они сблизились, ведь даже их простая дружба нарушала множество правил. И Чимин правда надеялся, что им не придется за это отвечать. Поэтому их встречи были недолгими, сопровождаемые короткими фразами и просмотром далеких земель.

❃❃❃❃❃

В детстве Чимина неоднократно пытались похитить. Он не помнил ничего из этого, но из рассказов монахов он чувствовал радость. Близкие и далекие стаи, старые, новые и даже только-только собравшиеся пытались схватить Чимина и получить силу Лунного Божества. Были бесконечные переговоры и просьбы либо присоединиться к стае или стать союзниками: как честные, так и лживые. Нескончаемые предложения дипломатического брака, нескончаемые попытки шантажа и похищения. Все они хотели лишь дух Божества, а вместе с ним силу над другими волками и их потомками. Простым благословением он мог сделать их сильнее. Он мог усилить их инстинкты, сделать их быстрее, выносливее. Он мог вернуть дремлющего в них волка, который слабел на протяжении поколений, за определенную цену. Альфы, омеги и беты отдалились от своих корней. Раньше они были оборотнями, в них сосуществовали человек и волк. Но их жизненный путь стал более комфортным, и все инстинкты и навыки, необходимые для выживания, перестали быть нужными. Их обоняние ослабло, инстинкты тоже, а новое поколение больше не имело возможности превращаться с каждым вздохом. Их тесная связь между волком и человеком увядала, становясь все хуже и хуже с каждым годом. И сейчас, поколения спустя, оборотни потеряли связь с волками. Но они жаждали вернуться в то время, воссоединиться со своим внутренним волком и восстановить связь прежде, чем она полностью разорвется. И Лунное Божество, думали они, поможет им в этом. Чимин поможет им. И он может. Сила Луны может разбудить их спящих зверей и вывести их наружу, он мог бы питать их и вернуть им могущество. Но оборотни разучились жить так. Они сражались за доминирование. Диссонанс вместо гармонии. И волк боролся против этого, неутомимый в силе Лунного Божества, до тех пор, пока не побеждал. Оборотень либо впадал в апатию, либо впадал в кататонию, пока его разум боролся сам с собой, либо он полностью терял свою человечность, часто превращаясь и полностью покидая стаю. Чимин сталкивался с этим, когда он был совсем ребенком и не так сильно охраняем. Опасность не оправдывала риск, но люди все еще пытались получить его благословение. Неустанно, постоянно. Все дошло до того, что Чимину пришлось уехать. Чимин почти ничего не помнит. Но он часто задумывается над тем, какой бы была его жизнь, не будь он тогда так юн и легко вменяем. Или будь он рожден не таким слабым... Чимин потряс головой, прогоняя эти мысли. Не было смысла волноваться. И лег на спину, смотря в потолок его одинокой комнаты без друзей и семьи.

❃❃❃❃❃

Стая Чимина очень устала после переезда. Они побеспокоились о том, чтобы сдержать нейтралитет - не быть врагами или союзниками с кем-либо, никаких обязательств или долгов. И это сработало. Отдаленную гору было легче защищать и охранять, так что поток потенциальных женихов, потенциальных завоевателей, потенциальных похитителей постепенно иссяк. Чимин думал, что такова его судьба. Он проживет свою жизнь в своей маленькой комнате, в безопасности, но одиноко, пока не станет таким же иссохшим, как монахи, и тогда, наконец, лунный дух, который он нес, перейдет к следующему оборотню. И, может быть, тогда он, наконец, сможет исследовать мир, о котором он только читал - по крайней мере, в качестве призрака, если не будучи живым. Но ситуация изменилась. Гора, которая казалась им убежищем, оказалась золотом дурака. Она выглядела плодородной и привлекательной со всей зеленью на пологих склонах, но под ней была только неумолимая скала. Тонкого слоя покрывающей земли было явно недостаточно, чтобы возделывать то, что им было нужно. Два поля по склону горы - все, чем они могли прокормить целую стаю. Вместе с охотами этого хватало. До определенного момента. Стая росла и летний сезон приносил лишь засухи. Растения становились все меньше, урожай все скуднее. И совсем скоро вся провизия иссякнет. Им нужно больше полей, больше земли или же товарная договоренность. Им нужны союзники. И была лишь одна вещь, которую стая Чимина может предложить в обмен на помощь.

❃❃❃❃❃

- Женихи приедут в следующем месяце. Тогда мы проведем для них испытания и посмотрим, что они могут предложить нам, предложить Вам. Чимин молча кивнул. И после он отвернулся к своему любимому окну, монах тихо покинул комнату. Возможно, он должен быть счастлив. Ведь заключение брака означает свободу от этого места, но... Возможно, он просто перейдет из одной клетки в другую.

❃❃❃❃❃

Когда пришла череда Тэхена быть ночным сторожем, Чимин уже ждал его. Наверное, его волнение отразилось на лице, так как Тэхен сразу это приметил. - Чимин-и, все в порядке? Чимин лишь потряс головой насколько это было возможно с ним все еще лежащим на руках на подоконнике. Его голос был тихим, когда он наконец ответил. - Они договариваются о моей свадьбе. - Что? Тэхен опустился по другую сторону стекла, взволнованно смотря на Чимина. На что последний лишь тяжело вздохнул, пряча лицо в ладони. - Монахи сказали, что они организуют свадьбу. Им нужен союз, а свадьба для его закрепления. Оказывается, нам нужна провизия... не то, чтобы я мог знать об этом, находясь все время здесь. Тэхен молчал довольно долго, усердно обдумывая сложившуюся ситуацию. Его глаза не покидали лица Чимина, изучая, в надежде найти какую-то мысль. И когда он все-таки заговорил, его голос был тихим и низким. - Ты хочешь уйти? - Уйти? Тэхен кивнул. - Уйти... с моим безызвестным будущим мужем или... просто уйти? - Оба варианта. Один из них. Лицо Тэхена было настолько серьезным, что Чимин задумался над этим вопросом. Ответом послужило задумчивое "хм". - Я хочу покинуть это место. я хочу посмотреть на лес, на реку, на людей. Я хочу участвовать в фестивалях, напиваться, танцевать. Я... просто хочу быть- Чимином! Даже если ненадолго. Чимину потребовалась пауза, чтобы проглотить ком в горле. Ему понадобилось несколько минут, но Тэхен терпеливо ждал. - Я хочу уйти. И с другой стороны, я думаю, все будет в порядке, будь я замужем, даже если мой партнер - незнакомец, даже если между нами не будет любви. Просто, если это мне даст шанс побыть немного свободным. Но... Губы Чимина растянулись в улыбке, угловатой и острой, как стекло. - Но позволят ли мне? Что, если все будет, как сейчас? Одна клетка взамен другой... Я даже не знаю, будут ли они добры по отношению ко мне... Тэхен ничего не ответил, продолжая ждать. Казалось, Чимин хотел сказать что-то еще, но слова не складывались. Наконец, он медленно встал, зачесал длинные локоны назад через плечо и теперь сел уже на низкий подоконник - одна нога на нем, друга на полу. Солнечный свет коснулся его руки, которую он держал перед собой, пытаясь схватить пальцами что-то перед собой. И он в некотором смысле действительно пытался. "Я бы правда хотел уйти". Его голос был тихим свистом. И его рука упала. Тэхен и Чимин молча наблюдали за стаей журавлей у озера.

❃❃❃❃❃

Через три дня Тэхен появился с узлом из одежд. Как обычно, солнце только-только взошло, когда альфа приступил к дежурству. Чимин уже проснулся, хотя сначала и не заметил появления своего друга. Предстоящая ситуация разъедала его мысли. - Чимин! - Тэхен прошипел тихим голосом. Он посмотрел по сторонам, но не нашел того, чего искал. И именно это подожгло любопытство Чимина. Он быстро выпутался из кусков шерсти и подушек, подходя к любимому окну, где сидел Тэхен. - Надень. Непонимающий Чимин просто моргнул на эту команду. В узле оказался набор одежды: коричневые брюки, белая футболка и темно-зеленый плащ, растянутый и изношенный. Одежда пахла Тэхеном. Чимин снова посмотрел на альфу, все еще не понимая. - Надень, так тебя будет трудно распознать, когда ты выйдешь. - В-выйду? - Ага, я подумал, что должен выпустить тебя хотя бы на немного... - Тэхен почесал затылок, застенчивая улыбка растянула его губы, - Выйти наружу и осмотреть лес не должны быть чьими-то мечтами. Это такие незначительные вещи, правда, и какой же из меня человек, если я не позволю своему лучшему другу получить это. Чимин сделал резкий вздох, он открыл рот, чтобы ответить, но ни одно слово не вышло из него. И когда он, наконец, пришел в себя, его голос был тонким и медленным, будто бы он не знал, что сказать. -Тэхен, э..это... Тэхен встряхнул головой. - Я знаю, знаю. Это не великий побег или что-то такое. У меня нет плана, провизии или даже направления, но ты можешь побыть на свободе хотя бы немного. Это не так уж много, но хотя бы маленький перерыв... - Этого более, чем достаточно. Голос Чимина дрожал, но его слова были уверенными, пока он сжимал в руках одежду. - Спасибо, Тэхен.

❃❃❃❃❃

Уходить из деревни оказалось гораздо проще, чем Чимин мог себе представить. На нем была одежда Тэхена, запах альфы был знакомым и успокаивал, словно он был в кругу семьи. Он выкорабкался из окна, оставаясь незаметным, так как единственной стражей в округе оказался его друг, который протянул ему руку, чтобы удержать его. А после он просто покинул границы деревни. Его сердце громко стучало в горле. Это было даже слишком просто. Большинство людей из стаи покинули деревню в поисках подходящего представителя для предстоящей свадьбы. Странное чувство возникло в глубине души Чимина, но ему предстояло принять все как благословение. Он пошёл вниз по скале, через лес к маленькому озеру, на которое всегда смотрел из своего любимого окна. Возможно, удача будет на его стороне и он увидит журавлей вблизи! Но даже если не получится, подумал Чимин, тогда сама прогулка через лес будет для него достаточна. Чимин глубоко вздохнул, вдыхая аромат сладкой листвы вокруг него, чистый воздух, опавшая листва и цветы. Это было чудесно! И прекрасные цвета лишь дополняли картину. Он часто смотрел в лес через окно, но находиться в его центре - настоящее наслаждение. Он купался в нем, казалось, будто узел в его груди наконец развязался. У него не было плана, он оглядывался и искал что-то, за что мог зацепиться. Он смотрел на все разновидности цветов, которые только мог найти, удивлённый разнообразием запахов. Он прислушивался к лесу, к каждому дуновению ветра, обращая внимание на каждую мелодию, каждый звук. Он пошёл по следу маленьких лапок и приятно удивился, найдя маленького зверька - коричневого кролика, жующего большой одуванчик. Он отдыхал под раскачивающимися деревьями, восхищенно наблюдая, как золотые лучи падают сквозь просветы в листве, рисуя яркие пятна на мягкой траве и на самом Чимине, пока, наконец, они не стали бледнее. Чимин встал, хмурясь на него и уходящее солнце. День заканчивался, а значит и его побег. Ему пришлось идти обратно, чтобы успеть до прихода стаи. Его сердце было тяжёлым, но счастливым, пока он забирался обратно в комнату.  Возможно, он надеялся, может быть, у него будет ещё один шанс сделать это снова. Путешествие Чимина в дикую природу не было одним шансом.

❃❃❃❃❃

Пустая деревня, которая обычно не была таковой, была очень лёгким препятствием. И предстоящая свадьба придала его бегствам ещё больший смысл: он хотел видеть как можно больше и сделать как можно больше, чтобы исправить все его упущения и прежде, чем ему снова повесят запреты. Поэтому вылазки из деревни стали ежедневным занятием для Чимина. Он просил оставлять обед и ужин за дверьми, чтобы не вызвать панику среди слуг своим отсутствием. Каждый день Чимин путешествовал все ниже по скале, пока он не достиг маленькое озеро в конце недели. Журавлей не было, как бы он не надеялся на их присутствие, но несмотря на это, вид перед ним был неописуемо прекрасным. Маленький луг раскинулся перед ним с густой травой, усеянной маленькими цветами, в конце концов уступающей место мелкой и совершенно гладкой гальке там, где находилось озеро. Вода была кристально чистой, прозрачной, сквозь неё виделись разноцветные гальки на самом дне, где солнечный свет не превращал рябую поверхность в золотые зеркала. Чимин часами сидел на берегу, наслаждаясь мягким ветром и слушая нежное журчание тонкого ручейка, питавшего озеро. Он окунул ноги в прохладную воду и даже попытался поймать несколько серебристых рыбок, плававших в глубине, но безуспешно. Но озеро было всего лишь озером - оно было спокойным и умиротворенным, но не тем, на что хочет потратить свое время любопытный исследователь. Чимин поднял вгляд на небо, ах, если бы журавли были здесь... Он вздохнул и осмотрелся. Что бы поделать сейчас, что бы поделать... Ближе к югу находился Утес, слишком рискованный, чтобы подниматься на него; на севере - еще больше леса, чтобы исследовать его; а на востоке… Чимин посмотрел на медленный ручеек, впадающий в озеро, и замер. Там, за рядами деревьев мелькнуло белое пятно. Глаза Чимина расширились в любопытстве. Может быть, это были журавли! Как можно тише и быстрее, Чимин встал и подошёл к ручейку. Он прокрался за деревья, которые окружали его, надеясь, что приглушенные цвета одежды Тэхена позволят ему смешаться с листвой. Ближе и ближе он подходил, его дыхание участилось из-за взволнованности, но он быстро успокоил его, чтобы не быть услышанным. Наконец на месте, Чимин заглянул за деревья- И резко остановился. Это были не журавли, ловящие рыбу, это был... Человек. Абсолютно голый он сидел на камне и, кажется, принимал ванну. На поднятом камне рядом с ним лежала его одежда, мокрая и оставленная на воздухе, чтобы высохнуть - её Чимин и спутал с птицами. Простая одежда, укрытая чистейшим белым мехом. Неожиданный вид заставил Чимина подпрыгнуть от испуга назад - резкое движение привлекло внимание другого человека. Его глаза были тёмными и глубокими, в них Чимин видел опасность. И Чимин развернулся, чтобы убежать. Земля у водоёма была неровной и бегать по ней было довольно тяжело: камни и корни, торчащие в непредсказуемых местах, и скользкая слизь. Чимину понадобилось больше времени, чем он хотел бы, его сердце билось очень громко в его груди, но он знал, что секунда замешательства приведёт к сильнейшим повреждениям. И поэтому он продолжил свой путь к озеру, его шаги оживленные, но аккуратные. Вскоре показалась поляна, и напряжение в груди Чимина немного ослабло. Суровые темные глаза все еще были у него на уме, но, по крайней мере, насколько он мог судить, шагов за спиной не было. Он предположил, что с его стороны было немного нелепо так реагировать, но опять же… Чимин знал, что не может быть слишком доверчивым, лучше быть в безопасности, чем сожалеть, особенно в его ситуации. Мужчина, альфа, как он понял позже, был незнакомцем для него. Конечно, он мог быть самым обычным путешественником, который даже не знал его, но позиция в которой Чимин находился не давала ему шанса доверять кому-либо. Что, если это кто-то из его стаи? Он практически никого не знал, но все знали его. Что могло бы случиться, будь он пойман на побеге? Или что ещё хуже, что, если бы этот человек был из другой стаи и понял бы, кем является Чимин на самом деле? Или... Омега вступил на луг, чувствуя себя в большей безопасности с ровной травой под его ногами. Он не замедлил свои шаги, слишком обеспокоенный встречей, чтобы продолжить свои исследования. Чимин вспомнил, как сурово нахмурился альфа, когда заметил его. Суровый, холодный и такого пугающий. Его свирепый взгляд был… враждебный? Никто еще не смотрел на Чимина так. Любопытство горело в его животе, и он случайно оглянулся через плечо, его щека задела широкий капюшон его плаща - ах, плаща Тэхена. Альфа, должно быть, принял его за другого Альфу с запахом Тэхена, все еще цепляющимся за него, и кто бы хотел, чтобы возможный соперник или угроза подошли так близко в такой опасной ситуации? Осознание отвлекло Чимина, что замедлило его шаги и, наконец, он остановился. Это было ошибкой. Тень метнулась на поляну, и внезапно Чимин оказался на траве, тяжесть давила ему на грудь и затрудняла дыхание. Это был альфа из ручья, одетый только в брюки и рубашку, волосы и кожа все еще были влажными. Он склонился над Чимином, уперев одно колено ему в грудь, удерживая на земле. Всего за секунду он сбил Чимина с ног и полностью обездвижил его: туловище придавило, одна его рука была зажата под голенью мужчины, другая была придавлена к траве.  Чимин был удивлён настолько, что едва ли среагировал, когда альфа крепко схватил его за челюсть, поднимая голову и заглядывая под капюшон. Их глаза встретились снова: тёмные и горящие. - Скажи своему королю, чтобы он перестал отправлять людей за мной! - горько выплюнул альфа. Чимин понимал, что он должен быть напуган - он был уверен, что напуган где-то глубоко внутри - но прямо сейчас все это мелькло под удивлением и интересом: человек смотрел на него, он его трогал, он с ним говорил! Никто никогда не делал этого с ним, никто даже не смел. Никому не было позволено быть настолько близко к Чимину. Но вот он, незнакомец, ломающий все правила - и Чимин, несмотря на ситуацию, упивался этим. Явно изумленный и растерянный реакцией Чимина, альфа крепче схватил его за челюсть, дернув её наверх, чтобы донести смысл сказанных слов. - Не имеет значение, что говорит твой король, я не-! Капюшон Чимина спал. И вместе с ним запах Тэхена.   Как и хмурый взгляд альфы, а затем и он сам. Так же внезапно, как и появился, альфа снова исчез, и Чимин остался лежать в траве с кроличьим сердцем и бОльшим количеством вопросов, чем ответов. Кожа после касаний альфы была тёплой и покалывала. Первое прикосновение к нему после смерти матери.   Незнакомец был груб, но не ранил Чимина. Человек принял его за опасность, но на нем не было ни единой царапины или синяка.  

❃❃❃❃❃

Любопытство не покидало Чимина, как бы он ни старался. И вот на следующий же день он снова оказался у ручья. Альфы не было там, где он был днем раньше, но это не удивительно. Он был уверен, что человек понял, что он не был одним из многих людей, которые, очевидно, охотились за ним, но даже так он, должно быть, слишком нервничал, чтобы оставаться в своем предыдущем убежище. И поэтому Чимин просто продолжал идти, следуя за ручьем все дальше и дальше, пока солнце не достигло своей высшей точки, а затем еще дальше. Чимин знал, что это, в лучшем случае, безрассудно, а в худшем - просто опасно, но ничего не мог с собой поделать. За этим человеком охотились люди, за ним охотились по той или иной причине, а это означало, что он мог представлять реальную угрозу. У него даже были телосложение и боевые навыки, соответствующие этому, но все же… он просто не казался таким в глазах Чимина. Он ощущался… почти нежным. Даже считая Чимина вражеским альфой, посланным, скорее всего, чтобы причинить ему вред, альфа не навредил ему. И это вызывало у Чимина любопытство, как и внешний мир, и лес, и журавли - и теперь, когда он, наконец, почувствовал крошечный вкус запретной свободы, он просто не мог сопротивляться. Чимин следовал за ручьем через подлесок, потеряв его однажды, когда вода прошла ниже скального образования, куда Чимин не мог пройти. Но он был силен, его волк и инстинкты обострились с благословением Луны. Потребовалось некоторое время, чтобы понять и использовать навыки, которые никто никогда не объяснял ему, но достаточно скоро он почувствовал течение, свежий запах и безошибочный узор, ведущий его прямо к источнику. И здесь, в маленькой роще, у источника сидел альфа. Глубоко посаженная роща была окружена крутыми склонами и скалами, естественной линией обороны. Ее было трудно преодолеть, но будучи настолько близко к своей цели, Чимин не замечал преград. Он перебирался над и под скальными образованиями, следуя по тропинке, которая казалась самой легкой. На половине его пути вниз он понял, что альфа заметил его присутствие - темные глаза смотрели на него внимательно, но без угрозы. К счастью это не изменилось даже после того, как Чимин настиг рощи. Он пытался идти медленно и уверенно, чтобы его руки были видны, но даже приближаясь к альфе, он не заметил его напряжения. Единственное, что изменилось - он поднял голову в непонимании. Его глаза чуть расширились в любопытстве - они были больше, чем помнил Чимин. Круглые и такие темные, отражающийся свет был похож на ночные звезды в них. Звезды... они всегда были его компаньонами - оставались с луной даже в самые темные ночи. Чимин попытался избавиться от этой мысли, она была смехотворной, в конце концов, но все равно жила в его сердце. Возможно, это тоже являлось чем-то похожим на дружбу? Они стояли в тишине друг перед другом, не двигаясь и смотря с любопытством. И тогда Чимин разбил тишину. - Что ты делаешь? - спросил он, указывая на палку, которую Чонгук отложил после появления Чимина. Ее конец был воткнут в озеро. Альфа обернулся на палку, после снова посмотрел на Чимина, запутанный еще больше, чем ранее. - Рыбалка? Мягкий голос человека встревожил Чимина, заставив что-то в его животе сжаться. Нечасто ему удавалось с кем-то поговорить, и незнакомец казался ему самым интересным человеком, которого он когда-либо встречал - даже если он не встречал многих людей, если быть честным. - Рыбалка? Но как ты можешь поймать рыбу такой палкой? Альфа нахмурил брови, но расслабил их, заметив, как Чимин перевел свой взгляд на палку. Он наблюдал за тем, как омега присел на корточки у воды, и потер заднюю часть шеи. Чимин аккуратно вытащил орудие и тихо охнул, заметив веревку, завязанную к концу. Незнакомец сделал шаг вперед, чуть стушевался и все же медленно присел рядом с омегой. Искоса смотря на Чимина, он протянул руку и дождался, пока Чимин вложит в нее палку. Тогда, все так же медленно он потянул за веревку, все больше и больше, пока, наконец, маленький кусочек резной кости не был вытащен на берег. Чимин тут же поднял его, удивленно обводя острые кончики. - Это крючок, - объяснил альфа, его голос был мягким и гораздо выше, чем Чимин ожидал от большого парня. И вместе с сладким запахом осенней листвы он казался очень привлекательным и успокаивающим. - Рыба глотает его вместе с наживкой и так ты можешь вытащить ее на берег. - Серьезно? Звучит не так уж и сложно! - Чимин перевел взгляд на лицо альфы, смотря на него из-под капюшона. - Могу ли я попробовать? Чонгук моргнул и встряхнул головой в непонимании. - Ам... конечно? Чимин просиял и вскочил на ноги. Он сделал еще один шаг к воде, но затем остановился в нерешительности и застенчиво повернулся к альфе. - Просто держись за палку и другой рукой выбрасывай крючок, - терпеливо ответил он без злости, - но обязательно держись за веревку, а не за крючок, чтобы не поранить себя. Чимину понадобилось пару попыток, чтобы кинуть крючок в хорошее место, но альфа не срывался и не торопил его. Он просто наблюдал и давал советы, когда Чимин оборачивался в поисках помощи. Только позже он подошел к Чимину, помогая вытащить первый улов. Им оказалась маленькая рыба, но Чимин чувствовал себя несказанно гордым, светя большой и яркой улыбкой и получая добрую в ответ от альфы, подтверждающую отличную работу. Чимин почувствовал себя счастливее. Когда кто-то вообще тратил время, чтобы обучить его этому? Когда кто-то терпеливо поправлял его ошибки, вместо того, чтобы разочарованно смотреть на него до тех пор, пока он не сделает все правильно? Когда кто-то хвалил его успех? Что-то теплое расцвело в его груди от простого признания. Долгое время он пытался поймать еще одну рыбу, но безуспешно, и солнце начинало садится. Прежде, чем попрощаться, Чимин неохотно вернул удочку другому. Небо уже приобрело оранжевый оттенок, предупреждая о надвигающейся ночи, которая наверняка раскроет истинную сущность Чимина. И только оказавшись в своей комнате и смотря в ночное небо, Чимин понял, что потратил весь день альфы, занимая его удочку и взамен отдавая лишь маленькую рыбу. И он даже не спросил его имени... Чимин вздохнул. Ему нужно сделать что-то в качестве извинений.  

❃❃❃❃❃

На следующее утро Чимин укутал большую часть своего завтрака в чистую одежду, чтобы прихватить с собой. Это значительно усложнило его вылазку, но определённо того стоило. Альфа смотрел на него большими сияющими глазами. Он казался счастливым. Может, дело было в том, что он учуял свежий хлеб и фрукты в самодельной сумке Чимина, но втайне омега хотел, чтобы тот был просто рад его видеть. Он понимал, что привязывается к этому парню и это тревожило. - Я принёс тебе завтрак, - заверил он с улыбкой, подходя ближе, - Считай это извинением за вчерашний день. Я, наверное, занял у тебя слишком много времени. Альфа лишь покачал головой, выражение его лица было достаточным, чтобы дать надежду Чимину на их будущую дружбу. - Ерунда. Ты ничуть не потревожил меня, я рад, что оказался в твоей компании... Прошло много времени с тех пор, как я говорил с кем-то... Мягкая улыбка исказилась после признания. Сердце Чимина сжалось болью. Они были похожи в каком-то смысле и эта простая мысль заставила жалкое, виноватое счастье просочиться в него. В какой-то момент Чимин был благодарен тому, что есть кто-то, понимающий его одиночество, но в следующий момент он желал, чтобы это не было правдой. Он никогда не хотел, чтобы кто-то страдал от одиночества. Стараясь отвлечь их обоих, Чимин сменил тему и начал говорить о погоде. - Тут нет ничего необычного, просто немного хлеба и фруктов, - объяснил он, укладывая сумку и развязывая её. Он расставил еду на одежду и сел рядом с альфой на траву. - Моё имя Чимин, кстати. Альфа одарил его улыбкой. - Чонгук. И ты можешь спросить, я не против. - М? - О моем положении. Почему я тут, без стаи и брошенный... -Ох, хорошо, мне любопытно, но ты можешь ничего мне не говорить. Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя неудобно. Чонгук снова улыбнулся. - Это одна из причин, по которой я хочу рассказать тебе, - он сделал паузу, но Чимин заметил, что он пытался собраться с мыслями, ничего не говоря. Альфа потянулся за горкой ягод, которые принёс Чимин, и вложил их в ладонь омеги. Взяв немного и для себя, он начал свой рассказ. - Это случилось из-за дурацкого недопонимания. Была одна омега, которая наступила в мышиную нору в лесу и не могла выбраться из неё. Я помог ей освободиться, но не рассчитал силу. Мы упали на землю, никто не пострадал, но... поза, в которой мы находились, казалась немного непристойной... - он прыснул и покачал головой, - И в этот самый момент её муж объявился. Он даже не выслушал объяснения и просто начал кричать. Возможно, было бы все в порядке, не будь её мужем сын вождя стаи - и он воспользовался положением, чтобы разрешить ситуацию и разобраться со мной. Он разнес по стае преувеличенную историю и вскоре все начали думать, что я накинулся на омегу в самом худшем понимании этого слова. Они просили наказать меня, но я успел сбежать. Как самый настоящий трус, если быть честным. Чонгук опустил взгляд на свои руки после рассказа, его брови нахмурились, что казалось пугающим изначально. Но Чимин знал, что это не так. Альфа был мягким и добрым, с нежным голосом и с нескончаемым терпением. Чимин подвинулся ближе и наклонился вперёд, чтобы заглянуть в глаза Чонгука. Он уложил ладонь на сжатые руки альфы - простое прикосновение означало поддержку, но для Чимина оно значило больше. Голодный до касаний из-за правил его стаи омега придавал таким деталям огромный смысл. - Ты не виноват. Ты не сделал ничего плохого! Ни в лесу, ни после него. Нет ничего постыдного в уходе. Другой мужчина должен стыдиться своего поведения! Какой из него вожак, если он искажает правду ради своих желаний? Чонгук снова улыбнулся и тогда, признаться честно, узел переживаний ослаб в животе Чимина. Он был рад согнать грусть своего друга. Альфа выдернул одну из своих ладоней, чтобы накрыть ею руку Чимина. Его рука была тёплой и мягкой, несмотря на мозоли, и Чимин понимал, что быть прикасаемым отличается от собственных касаний. Тепло растекалось прямо по его коже, заполняя бассейн в его животе. Это было странное, трепещущее чувство, но приятное. Они сидели так некоторое время и тогда Чонгук отодвинулся. - Ты... Тебе нужно поесть немного больше. Вот, держи, оставшиеся ягоды. Он предложил фрукт, но Чимин мягко отодвинул его в стороны альфы. - Всё в порядке, ешь их сам. И смотри! Мы можем просто собрать ещё. Чимин встал и направился к кустарнику, растущему у рощи. Он сорвал немного красных, маленьких ягод и держал их, чтобы изучить позже. Но прежде, чем он успел их попробовать, большая ладонь Чонгука накрыла его собственную. - Не эти. Тебе станет плохо, если ты съешь их, - его голос был низким и мягким, пока он говорил. Совсем не разрадеженный тон, как у тех монахов при разговоре с Чимином, когда он не знал чего-то, что они никогда ему не объясняли. - Правда? - Чимин перевёл взгляд с кустарника на Чонгука и обратно, - Как ты различаешь их? - Я знаю это растение, узкие листья легко узнаваемые. Его рука опустила руку Чимина и вместо этого махнула следовать за ним в другую сторону рощи. Там росло больше ягод, у этих кустов были круглые листья. Чимин вырвал большую ягоду и отдал Чимину. - Они вкусные, попробуй. Чимин закинул ягоду в рот и сладкий вкус наполнил его рот, даря наслаждение. Он наклонился к кусту, чтобы сорвать ещё одну ягоду, но схватил один из листьев и осторожно изучил. Чонгук заметил его интерес и подошёл ближе, чтобы объяснить ещё несколько деталей, полезных для определения растения. И прежде, чем они поняли, весь день прошёл на объяснение безопасных и съедобных ягод, корней и даже грибов, которые попадались в их прогулке по лесу в качестве примеров. Ни вопросы Чимина, ни терпение Чонгука не заканчивались. Как и их улыбки вместе с хорошим настроением и теплотой в груди.

❃❃❃❃❃

Они проводили месяцы вот так - полные беззаботности и радости дни, когда Чимин позволял себе забывать о стае, вынужденном браке и глубоком одиночестве. Каждый день он проживал так, как хотел, ведь для Чонгука он был просто Чимином вместо Лунного Божества. Рядом с ним омега мог быть кем-угодно, он мог даже быть буквально никем - Чонгук все равно бы отнесся к нему с прежним уважением, мягкой улыбкой и звездными глазами. Чимин чувствовал, как утопал в нем. Он знал, что проведенное время вместе скоро закончится из-за предстоящего брака или из-за стаи, которая все еще стремилась заставить Чонгука заплатить за то, чего он не делал, но Чимин отбросил все мысли об этом, чтобы насладиться драгоценными моментами. Каждый день он отправлялся на встречу с Чонгуком, купаясь в его нежном внимании, честной похвале и успокаивающем присутствии. Каждый день он ходил с ним на свои исследования, учился под его терпеливым руководством готовить и охотиться, плавать и лазать по деревьям, а также различать, какие растения годятся в пищу, как чай или даже лекарства. А в ответ Чимин рассказывал Чонгуку о волке внутри него, уговаривая его положиться на его волчьи инстинкты и навыки, и в конце концов даже помогая ему в превращении. Каждый день он уходил в лес, проводя время с Чонгуком и фактически живя - пока солнце не окрашивало мир в оранжевый цвет. Далекие закаты, теплые и красивые, были предупреждением для Чимина, напоминая ему, что все притворство нормальной жизни исчезнет с лунным светом. Но каким бы притворством это все не было - оно было нерушимым. Новый месяц наступил, прямо на меридиане лета и осени: дни еще теплые, но деревья уже приобретают желтый оттенок. И вместе со всем этим пришло постепенное возвращение членов стаи Чимина, которые были отправлены в возможные стаи союзников. Они привезли с собой делегатов и потенциальных партнеров, и внезапно стая снова стала большой и занятой, земли кишели чужаками. Это значительно усложняло шансы Чимина покинуть свою комнату до тех пор, пока не стал пропадать днями. Глядя на шумную деревню из своей дальней комнаты, он вздохнул. Затем он повернулся к своему любимому окну, глядя на далекое озеро и невидимый источник в густом лесу за ним. Он просто надеялся, что Чонгук не подумает, что он устал от него или, возможно, предал его.… Он просто надеялся на встречу с Чонгуком снова. Их время было ограничено, он знал, и брак все приближался. Он понимал, что со временем ему придется разорвать все связи с Чонгуком. Рано или поздно это бы произошло. Он просто хотел цепляться за счастье еще немного...

❃❃❃❃❃

Чонгук подскочил, как только увидел подходящего Чимина, встречая его сияющими глазами и настоящим облегчением на его лице. - Я почти подумал о том, что ты забыл меня. Альфа сказал это в шуточном тоне, но от глаз Чимина не утаилась дрожащая улыбка и неуверенный взгляд, в котором было больше, чем немного правды и страха. И омега понимал это, как никто другой. Как бы он себя чувствовал, приходя сюда и наблюдая за тем, как альфа встает и уходит? Ему было бы ужасно больно. Намного больнее, чем от разочарованного или холодного взгляда любого монаха. Сердце Чимина сжалось. - Мне так жаль, я не мог выйти, стаи- Но Чонгук просто отмахнулся от извинений, улыбка снова расцвела на его губах. - Не волнуйся об этом, Чимин. И тогда он вдруг загорелся, вступая ближе и хватая его за руку, будучи взволнованным. Сердце Чимина сжалось снова, хотя на этот раз причина совсем иная. - Ступай! Есть что-то, что я хочу тебе показать. Даже голос альфы был радостным и ярким, как Чимин мог отказать ему? Поэтому он просто кивнул и позволил собственным пальцам обхватить чужую ладонь. Она была действительно теплой и мягкой, несмотря на размер или мозоли. И пока они шли, их руки все еще сцеплены, глаза Чимина не покидали парня, который так неожиданно ворвался в его жизнь. Можно сказать, что это была почти серендипность. Омега улыбнулся этой мысли и не удержался от того, чтобы погладить пальцы Чонгука. Казалось, уши альфы окрасились в алый цвет.

❃❃❃❃❃

Местом, в которое Чонгук привез его, оказался более широкий, почти спокойный ручей, который вытекал из родника в роще. Альфа остановился за несколькими деревьями. Сначала Чимин недоумевал, почему они не идут к воде, но потом Чонгук указал на что-то прямо за деревьями перед ними. Большие и белые с черными и красными точками. Журавли! Чимин почти подпрыгнул вперед, но теплая ладонь вокруг его собственной остановила его. Вместо этого они шаг за шагом приближались, останавливаясь в лесу всего в паре метров от птиц. Они наблюдали в тишине за птицами, которые ловили рыбу. Возможно, прошло пятнадцать или двадцать минут, затем птицы взлетели, и чары рассеялись. - Журавли! - Удивленно воскликнул Чимин. Он перевел свой взгляд на Чонгука, только чтобы осознать, что тот уже смотрел на него и, кажется, наблюдал за ним довольно долго. Чимин замер. Разве он не смотрел на то, как взлетают журавли? Он покачал головой. Это не имеет значения. Вместо этого он подарил Чонгуку улыбку. - Спасибо, что привел меня сюда. Я очень люблю журавлей! Я часто наблюдал за ними из своей ... своей комнаты и представлял, каково было бы увидеть их вблизи. - Я знаю, - сказал Чонгук, его голос и глаза были невероятно мягкими. - Ты как-то упоминал об этом. И ты всегда ищешь их, когда проходишь мимо озера… Я нашел их несколько дней назад и подумал, что ты захочешь их увидеть.… Он замолчал с почти застенчивой улыбкой на губах, но она снова превратилась в его обычную мягкую, когда Чимин поблагодарил его с широко раскрытыми глазами. - Спасибо! Правда, большое спасибо! Я не думал, что когда-либо упоминал об этом, но ты ... Спасибо… Чимин крепче сжал руку Чонгука, надеясь, что он сможет передать все, чего не мог сказать, их переплетенными пальцами. Чонгук сжал его в ответ, положив другую руку на тыльную сторону ладони Чимина, чтобы полностью охватить его руку. Он ничего не сказал, но все же Чимин мог прочитать все это в его больших теплых глазах. От этого омега почувствовал тепло и покалывание во всем теле, но все равно не мог отвести взгляд ни на секунду - да и не то, чтобы не хотел. Он задумывался над тем, как ему удалось встретить такого человека, как же ему повезло подружиться с ним и как бы он хотел, чтобы никто не разлучал их - даже если целый мир был против них. И все это время Чонгук просто спокойно смотрел на него, видя Чимина, просто Чимина, с его теплыми глазами, которые сияли звездами даже днем. О… Так вот в чем дело... Они знали друг друга всего несколько недель, но для Чимина это было бесконечностью. Возможно, дело было в его долгом одиночестве, а возможно он просто начал ассоциировать Чонгука с свободой, счастьем и "нормальностью". Но Чимин не хотел терять его, не после их встречи. Он любил тепло и терпение, и глаза, полные звезд, всегда смотрящие на него мягко. Он любил счастье, искрящееся в нем, когда альфа смеялся. Он любил быть просто Чимином рядом с Чонгуком, просто им, без всяких ожиданий, требований и правил. Он любил время, проведенное с Чонгуком. И, может быть, он просто любил Чонгука.

❃❃❃❃❃

Чимин вошел в рощу, его сердце быстро забилось при мысли о том, что он снова увидит Чонгука. Осознание все еще сидело у него в голове, не очень тяжелое, но все еще ощутимое. От этого у него закружилась голова, как и от всех мыслей об альфе, но под этим всем он испытывал ползущее разочарование - потому что он знал, что не будет никакого реального шанса испытать свою любовь. Как бы ему ни хотелось забыть об этом на время, Чимин все еще был кем-то большим, чем просто Чимин - он все еще был воплощением Лунного Божества, благословенного, а вместе с тем имеющим свой долг. Даже если Чонгук заставлял его чувствовать себя обычным человеком, он никогда не мог решать свою судьбу сам. И его вынужденный брак был тому подтверждением. Острая боль кольнула в его груди, но он отмахнулся от нее, как только заприметил Чонгука. У него было всего несколько часов для счастья и не было никаких гарантий на их дальнейшие встречи, так что он будет самым настоящим дураком, если потратит хотя бы секунды этого драгоценного времени на такие мысли. - Чонгук-и! Сегодня пойдем собирать цветы, - Чимин сказал, не ожидая ответа от альфы и уже направляя его за руку, - Мой друг рассказывал о цветочных венках и я действительно хочу попробовать сплести один! Чонгук позволил омеге тащить его, улыбка растянула его губы и теплый свет сиял в глазах. Он направил их на небольшое поле подальше от стаи Чимина, где трава была настолько усыпана цветами, что зелень тонула под пастельными розовыми и пурпурными, веселыми желтыми и мягкими голубыми оттенками. Это было зрелище, которое Чимин никогда не видел ранее: море красок и успокаивающий, пудровый аромат. Ему пришлось на мгновение остановиться, чтобы все это осознать. Чонгук побрел к центру небольшого поля, раскинув плащ как покрывало, чтобы сесть. Он сорвал несколько цветов и начал сплетать их вместе, терпеливо ожидая, когда Чимин присоединится к нему. И когда он это сделал, альфа замедлил свои движения и показал ему, как делать цветочные венки шаг за шагом. Время пролетело быстро, пока они сидели, отвлеченные работой и разговорами о том, о сем. Вскоре Чимин был коронован красивым толстым венком, который казался еще ярче в контрасте с его бледными серебряными волосами. Чонгук улыбнулся, завязывая украшение и даря его - взгляд альфы был мягким, пока он надевал венок на Чимина и поправлял его волосы. Чимину потребовалось некоторое время, чтобы закончить свой венок, он должен был быть для Чонгука, поэтому он уделял пристальное внимание даже самым мелким деталям. Только самое лучшее для него. Омега все еще копался с короной, когда Чонгук начал вторую цветочную цепочку, на этот раз гораздо меньшую. Он остановился только тогда, когда Чимин закончил свой венок и осторожно водрузил его на голову. Венок был наклонен в сторону, но Чимин все еще гордился им - и судя по яркой улыбке и звездным глазам Чонгука, он тоже не возражал. Он поймал руку Чимина в нежном захвате, когда тот собирался отодвинуться, мягко сжимая ее. - Спасибо, Чимин. Затем он вернулся ко второй цепочке, тонкое и сложное плетение которой заняло гораздо больше времени, чем предыдущее. Чимин с любопытством наблюдал за происходящим. - Что это? Слишком маленькое, чтобы быть венком. Чонгук хмыкнул, и его глаза весело прищурились. - Увидишь, когда я закончу. Чимин простонал недовольно. - Ну же, скажи мне! Пожалуйста? Чонгук-и... Но как бы Чимин не хныкал, альфа лишь улыбнулся. Чимину придется сделать что-то еще, чтобы привлечь к себе внимание. Он сорвал несколько цветов, даже траву, и начал бросать их в Чонгука в довольно необычной попытке получить ответы. Это не заняло много времени, прежде чем Чонгук аккуратно положил свою почти готовую цветочную цепочку в сторону, чтобы сохранить ее в безопасности. Затем он снова повернулся к Чимину, его глаза сузились, хотя в них все еще мелькали забавные огоньки. Это был вызов - и Чимин принял его. В конце концов, он был ужасно любопытен от природы, и как еще он мог узнать, что произойдет. Он бросил еще один цветок, симпатичная фиолетовая вещица приземлилась прямо на нос Чонгуку, а затем альфа прыгнул. Они катались по цветочному полю в притворной драке, толкаясь, дергаясь и хихикая, как дети. Когда они остановились, у них сбилось дыхание - скорее от смеха и криков, чем от настоящей борьбы. Чонгук одержал верх, мягко толкнув Чимина вниз среди цветов, как при их первой встрече много недель назад. Улыбка Чимина была такой широкой, что щеки болели, глаза были почти закрыты, но он все равно видел, что Чонгук улыбается так же широко. Затем альфа позволил своей голове немного опуститься, чтобы отдышаться. Их смех постепенно стих, и вдруг они остались в тишине, будучи очень близко. Их глаза встретились, и близость позволила трепещущему теплу пузыриться в Чимине, и он рассеянно подумал, были ли его руки такими же дрожащими, как его дыхание. Чонгук опустил свой взгляд. Чимин увидел, как тот сглотнул и подвинулся чуть ближе. Они замерли и вновь их глаза встретились. Огоньки в глазах Чонгука сияли ярче, чем Чимин когда-либо помнил, словно звезды в темной ночи, и мысль тайно прокралась в сердце Чимина: возможно, может быть, Чонгук мог стать для Чимина тем, кем являются звезды для Луны - честным, постоянным и любящим. Одна рука Чимина сжала одежду Чонгука в области его талии - ему необходимо было за что-то держаться. Чонгук наклонил свою голову ниже и остановился, вырывая из Чимина тихий протест. Альфа чуть улыбнулся на это, звезды в его глазах заплясали. И тогда их губы встретились, мягкие и стеснительные. Затем снова и снова, пока Чимин не почувствовал тепло и трепет во всем теле. Когда они наконец отпрянули друг от друга, молчаливый взгляд, которым они обменялись, сказал Чимину, что другой чувствовал то же самое. В Чимине дрожало все: его губы, его сердце и сама его душа. Чонгук немного наклонился в сторону, чтобы достать цветочную цепочку, над которой он работал. Ох, так нежно, он обвязал его вокруг запястья Чимина, как драгоценный браслет, а затем поцеловал прямо там, где начиналась ладонь. - Ты мне очень нравишься, Чимин. И если ты испытываешь тоже самое, я бы хотел быть кем-то большим, чем просто друзья. Сердце Чимина сжалось в радости и в печали. - Я... Он хотел согласиться. Хотел сказать "да" и жить жизнью, о которой мечтал. Но... Чимин не был просто Чимином, он не мог выбрать это. - Чимин? Чимин вспомнил свою одинокую комнату и стаю, которая лишь использует его. И тогда он подумал о Чонгуке, который даже не знал об этом. Чонгук сел, оставляя между ними маленькую дистанцию, которая чувствовалась Чимином гораздо холоднее, чем могла быть. Солнце уже садилось, окрашивая мир в оранжевые тона. Он даже не заметил... Разве он не имел права быть эгоистичным хотя бы раз? - Если ты не чувствуешь того же - все в порядке. Мы можем остаться друзьями. Я не стану- Чимин сел и потянулся за альфой, накрывая его губы своими. Поцелуй отличался от всех, что были до этого, он был жадным, но не таким долгим. Они разорвали его и Чимин коснулся своим лбом чужого, их дыхание смешалось. - Я хочу, я так этого хочу. Просто есть что-то... что ты должен знать обо мне. - Тогда скажи мне, - ответил альфа, он нежно провел руками по волосам Чимина. Его глаза были широко раскрыты и серьезны. - Хотя я уже могу сказать тебе, что никакие твои слова не изменят моих чувств к тебе. Чимин сглотнул. Солнце уже село, но небо все еще было освещено розовым и желтым. Скоро все изменится... - Вместо этого я покажу тебе. И когда солнце опустилось за горизонт, Луна заняла свое место - Чимин позволил им. Он позволил серебряному лунному свету омыть его кожу и волосы, наблюдая, как они отражают свет. Он был бледен и сиял, как Луна, излучая красоту, спокойствие и силу. Он был, без сомнения, воплощением Лунного Божества. И все же. Чон Чонгук по-прежнему сидел перед ним, и его широко раскрытые звездные глаза не видели ничего, кроме Пак Чимина. Сердце Чимина затрепетало. Похоже, он знал ответ. Впервые он выберет свое сердце.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты