Полюбить снова

Слэш
R
Завершён
155
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Вэй Ин каждый день видел в универе своего отличника-одногруппника. Холодное отношение ко всем ученикам, идеальность заданий, воспитанность - всё это нравилось Усяню, он хотел увидеть больше эмоций на лице одногруппника. Но... Когда он начал испытывать это чувство, именуемое любовью? И почему именно он начал кашлять цветами?
Правду говорят: Имеем - не ценим, а теряем - плачем.
Примечания автора:
Вторая работа по ханахаки, но на этот раз современное ау, да ещё и жертва другая, как и решение.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
155 Нравится 4 Отзывы 52 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Проверка правописания не работает, так что, пожалуйста, указывайте на мои ошибки. Буду очень благодарен.
— Лань Чжань! — весёлый смех разнёсся по коридору университета, заставляя заинтересованных студентов оглядываться на Вэй Ина, который с поднятыми руками бежал к своему одногруппнику. Тот лишь холодно посмотрел на приставучего, отведя спокойный взгляд янтарных глаз.       — Убожество. По коридорам нельзя бегать и шуметь, — отчеканил Ванцзи, будто читал какую-то книгу. Сегодня был зачёт по истории Китая, поэтому настроение у отличника с утра было превосходное, но тут же испортилось, стоило услышать этот надоедливый крик. Ему казалось, будто из-за частоты их встреч, этот бездельник везде: на улице после занятий, на подработке среди клиентов, даже дома и во сне. Голова начинала болеть стоило лишь увидеть широкую улыбку и устремлённый на него взгляд серых глаз. Появлялось дикое желание развернуться и скрыться, но воспитанность ему это не позволяла.       — Гэгэ, — хихикнул Усянь, поближе пододвинувшись к тому, идя рядом, чуть ли не касаясь плечами. Лань Чжань не обращал внимания на рядом идущего, только слегка отстранился, так как не любил чужих прикосновений. Аудитория была уже близко, что позволило идеальному студенту тихо выдохнуть с облегчением. Да чего ж он был рад, что теперь сможет слушать только голос профессора Циженя.       Как же он ошибался. Этот негодник сидел сзади него и кидал тому бумажки! До чего опустился этот… этот… крайнее убожество! Верх ушек Лань Чжаня стремительно краснели от злости, что только забавляло Вэй Ина. Написав очередную ерунду на маленьком клочке бумаги, скомкал и собирался уже кинуть вперёд, как почувствовал удушье. Сердце сразу облилось холодной водой, пот скатился с виска парня и вместе с кровью, что стекала с уголка губ, упали на стол, издав тихий звук. Рядом сидящий Цзян Чэн покосился на друга и тут же встрепетнулся, увидев ужасающее шокированное лицо лучшего друга. Так как он сидел с другой стороны, не мог видеть кровь, а взгляд на парту не опускал, уставившись на Вэй Ина. Тот затрясся слегка, быстро подорвавшись с места и выбежав из аудитории, не слыша крики профессора Циженя. Лань Ванцзи лишь нахмурился, решив, что этот бездельник не хотел учиться.       Вэй Усянь со всех ног бежал в туалет, прикрывая рот руками и безостановочно кашляя. Уже внутри, встав перед умывальником, убрал руки, на которых лежали маленькие белые цветы, измазанные в крови. Страх вновь окутал его, а кашель возобновился. Дрожащей рукой включил кран и начал вымывать руки от крови под тёплой водой, пытаясь откашляться. Последний цветок был полностью в крови, и не такой маленький, как другие, а больше — с ладонь. Тяжело дыша, выкинул все цветы в мусорное ведро, а после принялся вымывать лицо и руки. В конце прополоснул водой из-под крана рот и горло. Второй раз за всю жизнь Вэй Усяню захотелось заплакать и почувствовать чьё-то тепло. После смерти родителей он никогда не плакал, лишь улыбался на все проблемы. Но спустя неделю таких вот «побегов» к умывальнику, захотелось выть. Чем он заслужил это страдание? Многих людей не любят, хотя они без ума от своих предметов обожания, но почему именно Вэй Ину выпала честь этой болезни «ханахаки»?!       Первые симтомы появились во время волейбола между одногруппниками, тогда Вэй Ин и Лань Чжань были в разных группах и, естественно, против друг друга. Сердце стучало так громко, что Усянь сомневался, что другие не слышат. И именно тогда, когда Ванцзи, подавшись порыву победы после ожесточённой «борьбы» улыбнулся, в животе у парня что-то перевернулось, сердце застучало ещё громче, а в глазах стояла лишь улыбка одногруппника. Но в то же мгновение на него посмотрели как обычно: холодно, с презрением. Горло тут же сжалось, во рту появился железный вкус. Рванув в душевую, Вэй Ин закашлял, откашливая маленькие бутоны цветов. Тогда впервые за долгое время он почувствовал смертельный страх, сковывающий его по рукам и ногам, плотно засев в сердце. Но выйдя из душевой, он лишь беззаботно рассмеялся Цзян Чэну и Не Хуайсану, которые волновались за друга. Он не хочет, чтобы другие беспокоились за него.       Найдя в интернете название болезни, парень воодушевился, ведь есть аж целых два способа решения проблемы! Но, прочитав первый способ, его будто окатили холодной водой, успокоив восторг. Чтобы избавиться от этой проблемы, по-другому, называющейся «болезнь от безответных чувств», обязательно нужно иметь ответные чувства. Но даже Вэй Ин понимал абсурдность данного предложения. Тихо вздохнув, пролистнул дальше и тут же вновь обрадовался: хирургическое вмешательство! Но он лишится всех чувств… Поколебавшись некоторое время, вспомнил улыбающуюся сестру лучшего друга — Цзян Яньли, так же вспомнил двух лучших друзей и… улыбку Лань Чжаня. Нет ничего страшного в том, чтобы лишиться чувств, так ведь? Это лучше смерти.       И вот на протяжении всей недели Вэй Усянь старательно собирает деньги для операции, беря работу на разных условиях: от лёгких до самых тяжёлых. Неделя, месяц, полгода. Через два дня будут летние каникулы. Вэй Ин наконец-то смог собрать нужную сумму, но при взгляде на него даже у Лань Ванцзи сжималось сердце: худой, с синяками под глазами, но с такой же весёлой улыбкой. Но Вэй Ин на это никак не обращал внимания, будто и не он так выглядел. Увидев лучшего друга, как он сам считал, не сдерживая радости, подбежал и активно махал рукой перед лицом Ванцзи.       — Лань Чжань, Лань Чжань! Через два дня мы не сможем увидиться целых три месяца! Будешь по мне скучать? Признайся, будешь же, — весело защебетал и засмеялся. С камнем на сердце, Ванцзи лишь отвернул голову, процедив сквозь зубы такое привыкшее уже слово «убожество». Этого было достаточно, чтобы осчастливить такого ребёнка. Широко улыбаясь, Вэй Ин остановился, смотря на отдаляющуюся спину. Лань Чжань лишь на мгновение замер, заметив остановку того, но тут же продолжил ход, сжав челюсть. Он уходил и не мог видеть потускневшее лицо Усяня и боль в его глазах.       Спустя три месяца, Лань Чжань с радостью спешил в университет. Решив, что это от того, что занятия наконец-то начались, он даже не сомневался в своей радости. Первая пара началась. Вэй Ина не было. Неудивительно. Но почему-то радость поубавилась, заменившись каким-то напряжением и тревогой. Этот бездельник и через месяц не показался. И если Ванцзи мог списать всё это на халатность того, то профессора даже не упоминали его, а Фэнмянь лишь качал головой после отметки всех студентов.       Лань Чжань даже был немного встревожен, так как такое идеальное спокойствие для него было не привычным. Всё время, когда он шёл по улице или в универе и подходил к углам, сердце тут же подпрыгивало, будто тот Вэй Ин выскочит и громко назовёт его имя, беззаботно смеясь. Но проходя мимо, сердце сжималось. И хоть выражение младшего Ланя было спокойным, в его душе был беспорядок. Что-то явно не так. Цзян Чэн избегал вопросов о своём друге, а Хуайсан всё время что-то писал в своём блокноте, шарахаясь от всех, прижимая блокнот к груди и повторяя, что он ничего не знает.       Спустя два месяца у Лань Чжаня начались галлюцинации. Он видел Вэй Ина везде: на работе, в универе среди студентов, на улице, дома и даже во сне! Рассказав всё старшему брату, Ванцзи посетил психолога. А после решил выяснить причину внезапного исчезновения своего одногруппника. Спрашивая у всех профессоров, он не мог никак найти ответ. И лишь профессор Цижень из-за любви к отличнику рассказал, что Вэй Ин был на какой-то операции, после которой впал в кому. Услышав ответ, Ванцзи пошатнулся, чувствуя огромную слабость в ногах. В груди сильно сжалось, мешая нормально дышать. Он так привык к Вэй Ину, что такая новость поразила его сильнее, чем полученная двойка. Но, собравшись с мыслями, Лань Чжань лишь бестрастно попросил адрес больницы, после чего сразу же направился туда.       Его не хотели впускать, ведь врач даже не знал кто он. Даже мольбы не помогли его пропустить, пока мимо не прошёл Цзян Чэн. Увидев одногруппника, Ваньина будто молнией прошибло. Это настолько неожиданно, что врач, увидев реакцию «брата» пострадавшего, уже решил охрану вызывать. Быстро придя в себя, Цзян Чэн подтвердил всё сказанное Лань Чжаня, после чего врач отпустил их, но с опаской оглядывался.       Разговаривать никто из них не решался, поэтому они молча сидели рядом с койкой Вэй Ина. К бледным и худым рукам была подключена капельница, на исхудавшем лице была прозрачная специальная маска, но это не скрыло сильно впадающие щеки. Сердце поливалось кровью при виде такого состояния. Цзян Чэн хоть и привык, но постоянно сдерживался, чтобы не отвести взгляд. Как бы дорог не был ему этот человек, но смотреть на такое — выше его сил. Лань Чжань, не пойми зачем, потянулся медленно рукой, пока Цзян Чэн ставил цветы в вазу. Дотронувшись до тёплой руки, Ванцзи сглотнул, полностью накрыв своей ладонью ту. Подняв взгляд на лицо Вэй Усяня, его глаза расширились от шока, а руки задрожали.       — Вэй Ин! — тихо вскрикнул Цзян Чэн, так же заметив просыпающегося друга. Выбежав в коридор, стал звать врача, который и ждать не заставил. Лань Чжаня тут же выпихнули из палаты. Через пять минут врач вышел довольный, направившись к себе в кабинет. Глубоко вздохнув, Ванцзи сжал рубашку на груди, пытаясь унять сильно бьющееся сердце, готовое от радости вот-вот выпрыгнуть. Прикрыв глаза, досчитал до десяти, а после со спокойным лицом зашёл медленно в палату.       — Откуда у тебя деньги для такой операции? Идиот! А если бы ты умер? — злясь на весь мир и друга, Цзян Чэн сидел рядом и чистил яблоко, с особой осторожностью снимая шкурку. Вэй Усянь лишь пожал плечами, даже не рассмеявшись, как сделал бы раньше. Его спокойствие было такое же, как у Лань Чжаня, но что творилось в сердце — разное. Переведя взгляд на пришедшего, Вэй Ин лишь холодно поднял бровь, слегка хриплым голосом спросив:       — А-Чэн, а это кто?       Прозвучало, будто смертный приговор. Неужели Вэй Усянь его забыл? Или опять шутки шутить вздумал? Даже после всего произошедшего? «Убожество» почти слетело с губ, когда Ванцзи себя отдёрнул. Нельзя.       — Не смешные у тебя шутки, балбес, — фыркнул недовольно Ваньинь, направив лезвие ножа на друга, но тут же продолжил чистить яблоко. — Это ведь наш одногруппник. Весь год за ним бегал! Ты лучшего друга на одногруппника променял. Это как называется?!       — Но я правда его не помню, — спокойно отозвался Вэй Ин, переведя взгляд обратно на «незнакомца». Это предложение заставило не только замереть Ванцзи, но Цзян Чэн даже уронил нож на пол. Проклиная тихо Вэй Ина с деньгами, поднял нож и подошёл к раковине, чтобы вымыть. Ванцзи тут же сел на место того, нежно взяв в руки ладонь Усяня.       — Не помнишь… — прошептал Лань, нежно проведя большими пальцами по ладони. Поджав губы, аккуратно положил руку Усяня на койку, встав и молча выйдя из палаты. Вэй Ин лишь пожал плечами, чувствуя на сердце лишь пустоту. Он подумал, что в такие моменты обычно сердце должно колотиться, но у него даже грусти ничего не вызывало. Положив ладонь на грудь, слегка поджал губы, пытаясь понять, что он чувствует.       — Что с тобой? — тихо хмыкнул Цзян Чэн, протягивая другу очищенное яблоко. Тот лишь пожал плечами, но принял фрукт от друга.       Спустя время Вэй Ин уже пошёл в универ. Профессора тяжело вздыхали, видя Вэй Усяня. Сначала они думали, что тот опять начнёт вытворять какую-то чушь, но тот без эмоций сидел за своим местом и играл в телефон.       «Пусть хоть играет, главное, что не отвлекает», — думали профессора после пар. Лань Чжань не переставал подходить на переменах к Вэй Ину, но, не находя слов, уходил обратно. Но однажды он решил попробовать развеселить одногруппника. Выяснив у него адрес проживания, на выходных притащил кролика. Но даже тогда Вэй Ин не почувствовал ничего, даже радости. Лишь взял кролика и пошёл искать информацию о уходе за ними. Лань Ванцзи тогда шёл домой под дождём, чувствуя огромную боль в сердце. Почему он чувствует эту боль, ведь Вэй Усянь всегда действовал ему на нервы. Даже так… на этот вопрос нет ответа. Любовь приходит тогда, когда её не ожидают. И любовь не спрашивает: «хочешь ли ты полюбить или нет». Стоя перед своим домом, Лань Чжань не обращал внимания на то, что промок до нитки. Он даже не понял когда начал плакать. Одна слеза за другой скатывались по щекам, сливаясь с дождём и падая вниз. Ему было больно. Но… Вэй Ину было больнее. Он это знал. Что же случилось с тем бездельником? Почему ему потребовалась операция? И… любил ли он его весь тот год? Ванцзи понимал весь абсурд данного предположения, но не мог ничего поделать — эта мысль всплывала почти каждую минуту, пока парнишка стоял под дождём. Всё-таки пришлось пока придерживаться этой теории. Но тогда почему не признался? Ответ очевиден, как и отношение к тому на протяжении всего года. Ванцзи бы соврал, если сказал бы, что не виноват. Ведь он не замечал отношения к себе, ну или просто игнорировал. Сжав кулаки, решил зайти в дом, где его встретила полная тишина. Вечная работа брата уже стала привыкшей для него, поэтому это не заставило даже на секунду огорчиться. Переодевшись в сухую одежду, сел на свою кровать, слегка сжав кулаки, положив руки на колени. Не важно сколько времени пройдёт, не важно как он это сделает, но Ванцзи вернёт Вэй Ина к прошлому состоянию: весёлому и беззаботному, как казалось.       Ему просто хотелось вновь увидеть широкую улыбку на лице Вэй Ина и услышать, как его с нежностью, которую он сам раньше и игнорировал, позвали по имени…

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты