Идеал

Джен
R
Завершён
0
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Он - художник,который хотел создать идеальный шедевр.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Идеал

Настройки текста
      Светловолосый парень, которого по цвету волос в пору называть «блондинчик», расхаживал судорожно по просторной комнате. Несмотря на то, что здание было в готическом стиле, и присутствовали огромные окна, словно в каком-нибудь немецком костеле, в помещение было темноо. Стекла были закрыты шторами темного красного цвета, цвета крови.       Кровь — жидкость, которая протекала по каналам организма любого существа и давала жизнь. Сразу в голове парня складывался образ Венеции, когда думал о сосудистой системе того или иного существа. И, ведь, стоит потерять красное жидкое золото, и ты мертв, и вместо Венеции руины.       Парню было двадцать семь лет. Хоть по виду казалось, что все тридцать. Уставшее лицо, опухшие вены, мешки под глазами, многодневная щетина, помятая белая рубашка и порванные джинсы. Но все это не имело значение для него.       Все это было мирской мелочью, которая не была достойна, чтоб на нее обратить свое внимание и потратить драгоценные минуты. Сейчас его волновало только одно, лишь одно. И это достичь идеального шедевра.       Идеал. Такое понятное слово, так нежно ласкающее слух любого творца, да еще и голосом роковой красотки. Та которая, непременно будет носить в своем миниатюрной дамской сумочке маленький револьвер или ножик, чтобы пустить пулю в грудь или пройти нежнейшим лезвием по горлу, когда ты будешь расслаблен, и твое сердце окажется в объятьях ее миниатюрных рук, с накрашенным остро-заточенным маникюром.       Парень был сам творцом, он был художником. И с юношеским азартом хотел создать тот самый шедевр, который висел бы на стене в одну ряду с Рембрандтом, Ван Гогом, Брюлловым.        Сколько себя он помнил, с самого детства из-под его инструментов, что кисть, что уголек, что карандаш, выходил всегда один образ. Бледная миниатюрная, но среднего роста, девушка, с длинными черными власами, изумрудными глазами и со скрипкой в руках. В душе художник понимал, это оно. Это та самая муза, богиня, которая снизошла к нему. И только изобразив ее идеально, получится настоящий шедевр, который стрелой попадет прямо в сердце любого человека, чей глаз обратит внимание на его полотно.       Но сколько лет он не старался, как бы не изображал ее. Все время, что-то не устраивало художника, везде находился даже самый мелкий изъян. То не так складка на ткани одежды изображена, не тот сгиб тела, не та поза. Сколько было порвано и сожжено полотен, один бог ведает. И хоть Булгаков писал, что рукописи не горят, он знал, что еще как горят и ярким пламенем. Огонь никого не жалеет.       От долгих безуспешных поисков того самого идеала, он пристрастился к алкоголю, стал читать книги Эдгара Аллана По, Борхеса. Он видел в них самого себя. Хотел найти идеи для вдохновения. А алкоголь помогал отделить себя от реальности и мелких проблем, которые так мешали ему, крадя нещадно время, которое сыпалось как крупицы в песочных часах.       И вот однажды он решился. Устроить последний реванш. Сейчас или никогда. Потому он судорожно ходил по комнате, рассыпал черные и темные красные розы, и даже достал редкие голубые розы, которые умудрился непостижимым образом достать прямиком из Японии, и также рассыпал по комнате. Затем в ход пошли свечи, которые также деликатно парень расставлял. Дотошно вымеряя каждый сантиметр. В углу же комнаты стоял белый холст на мольберте. На подставке покоились масляные краски, ведерко с большим количеством кистей, палитра и стакан с водой.       После расстановки свечей светловолосый достал футляр, расстегнул его и вытащил из нее скрипку. Он долго смотрел на скрипку, словно не хотел с ней расставаться, подошел с ней к ванне. Белоснежная ванна, которая стояла посреди комнаты, в ней лежало голое тело девы, глаза открыты, смотрели прямо в душу, зеленый отблеск в них сверкал, а длинные темные волосы дополняли красоту девы. Вода была темного красного цвета, усыпанная лепестками роз.       Ему пришлось пойти на это. Кто-то говорил искусство требует жертв. И ради идеала, шедевра он решился. Он долго искал среди проституток, ту самую деву, чтоб идеально соответствовало образу. Почему именно девушка такого типа? Парень считал, что нет никого не преступнее сердцем, чем куртизанка. Тут он был полностью солидарен с Есениным, в его творчестве он также видел осколки своей души. Вторая причина, такого выбора, была в том, что никто не станет искать такую девушку, да и расследовать убийство падшей девки будут сквозь пальцы.       И вот он нашел ту самую. Звали ее Мария. Он пригласил ее на так называемое «свидание». Подобрал подходящее помещение, студию в готическом здании, просторную. Обустроил, тщательно все расставляя на свои места. Даже не поленился, установить изысканную ванну посреди комнаты. Как она пришла, своими комплиментами ввел ее в заблуждение и опоил вином с примесью хорошего снотворного. После раздел ее, уложил в ванну, наполненную холодной водой. Скальпелем аккуратно порезал вену на запястье. После придал нужную позу так называемой натурщице, руки на груди. И пока своеобразный водяной гроб становился нужного цвета, принялся делать остальные приготовления.       Он подошел к деве и вставил в ее руки скрипку и смычок. После отошел к своему холсту и осмотрелся. Все должно быть идеально, чтоб создать шедевр. Тень, расстояние, силуэты, отблески, любая мелочь может все провалить. Все элементы, хоть пылинка, хоть еще какая-то, как казалось, бессмысленная мелочь, должны образовать одну картину, симфонию. Породить гармонию. Создать идеальный механизм, где каждая шестеренка безупречна. Идеал – слишком дорогое удовольствие. Еще раз все перепроверив, он приступил к созданию своего творения, которое должно быть обреченным стать шедевром.       Сначала парень кропотливо вырисовывал карандашом набросок, каждой черточки, завитушке, взгляд художника уделял внимание. Он знал, как никто другой, вся истина в идеале кроется в мелочах. Затем перепроверив получившийся набросок и вымерив все заново, парень приступил к кистям и краскам. Он полностью погрузился в пучину работы, не замечая, как летит время.       Когда светловолосый закончил, то упал обессиленный на колени на пол. Не уж то он закончил и создал тот самый идеальный шедевр? Парень не знал какой сейчас день, час, сколько прошло времени. Это его не волновало, ведь тот самый шедевр, о котором он так грезил, был готов и находился перед его очами. Сердце бешено билось, руки дрожали. Он не верил самому себе. Не уж то это не сон, и его труды были не напрасны. Не уж то, свершено, то, о чем так мечтала душа художника.       Но вдруг подул холодный обгладывающий каждый сантиметр плоти, порыв воздуха. Язычки пламени погасли. Ветер в закрытом помещении? Как? Он не понимал, казалось, мозг стал играть с ним злую шутку, и он просто сходит постепенно с ума. Ведь это и есть плата за создание идеального шедевра. Заиграла скрипичная музыка, мрачная, грустная и вонзающаяся в глубь души. Всплеск воды, и темный силуэт поднимается из ванны.       Нагая дева поднялась, словно просто прилегла вздремнуть, но глаза были абсолютно черные, и текли красные ручьи по щекам. Она приближалась все ближе и ближе. Парень попятился назад к холсту, будучи полусидя на полу. А музыка становилась громче и громче. Ушам все становилось невыносимей. Казалось, перепонки лопнули и пошла кровь. Он видел и слышал, то, во что здоровый человек никогда бы не поверил. Художник истерически засмеялся и, откашливаясь кровью, прокричал: «Шедевр! Идеал! Она самая - Смерть! Вот твое имя, муза!»       Когда полиция обнаружила квартиру-студию, вскрыла ее, то предстало их взору картина, сочетающее в себе одновременно прекрасное и мерзкое, что можно было себе вообразить. Комната была вся в розах, посреди стояла ванна, наполненная кровью. В ней вечным сном лежала дева с зелеными открытыми глазами, и держала в руках скрипку, проводя смычком по струнам. Из губ ее торчал кусочек мяса.       В углу комнаты напротив нее лежал светловолосый парень на спине, сложив руки на грудь. Его бедра были разорваны и сломаны и вырвано из груди было сердце, но при этом ни одежда, ни тело не было испачкано кровью спереди. Но из-за спины кровью образовались два больших крыла. Рядом с ним лежала кисть и палитра. Взор покойного художника, был брошен на холст, на лице его виднелась блаженная улыбка. Словно он умер в эйфории, достигнув того, чего так хотел всю свою жизнь.       Во рту девушки, как показала экспертиза, был кусок сердца художника. До сих пор это дело так и висит. Никто так не узнал, что же произошло тогда и никогда не узнает. Думаю, мой читатель задался вопросом, что же было на холсте? А я отвечу, что ничего, просто белый лист.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты