Жизнь после жизни.

Гет
R
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Макси, написано 9 страниц, 1 часть
Описание:
Описания нет.
Посвящение:
Всем любителям жанра)
Примечания автора:
Сильно не пинайте, первый ориджинал. И я даже не знаю, получится ли он)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
«Мы достигли большого прогресса, исследуя человеческий организм. Его возможности поистине безграничны, особенно в совокупности с последними разработками в сфере биоинженерии. Мы создадим новую расу, способную управлять и контролировать свой возраст, люди смогут жить сколько захотят, родители смогут задолго до рождения ребенка выбрать его пол и внешность! Это будет величайшее время в истории Человечества! Это будет Началом Возрождения!» Я закрыла старый, потрепанный дневник, перечитанный уже несколько сотен раз. Ребята спокойно спали, ровно горел огонь, освещая наше скромное убежище. Снаружи пещеры стояла непроглядная тьма, не доносилось ни звука. Но наш мир не всегда был таким. Двадцать лет назад я наткнулась на заброшенную библиотеку. Многие из книг рассыпались у меня в руках, но некоторые все же сохранились. Я почти два года провела там, пытаясь понять хоть что-то, что в них было написано. Со временем я научилась определять и понимать отдельные слова и их значение, а после связывать их в предложения, несущие смысл и знания, утерянные много лет назад. Точнее даже не утерянные, а запрещенные. Из сохранившихся книг я многое узнала, и эти знания помогли мне выжить. Однажды библиотеку все-таки нашла одна из групп Инквизиторов (так они себя называли), и мне пришлось спасаться бегством. Я спряталась неподалеку от здания, в полуразрушенном храме. Когда все стихло, уже уходя у самого входа нашла скелет Человека. Это без сомнения был Человек, нетронутый технологиями. Рядом с ним валялся блокнот, который я машинально подобрала и сунула в сумку. — Ты никогда не спишь? — тихий голос вырвал меня из воспоминаний. Макс поднялся со своего места и пересел ко мне. — Знаешь, к этому сложно привыкнуть. — Кто бы говорил. Тебе хватает 2 часов для отдыха, — я окинула взглядом спящих. — Они почти как люди. Им надо спать, есть, пить… Они даже могут испытывать что-то похожее на эмоции. Что с нами не так, Макс? — Ты много лет задаешь этот вопрос. Думаешь, однажды я тебе отвечу? — он с ледяным спокойствием взглянул на меня. Ответить было нечего. Определенно мы лишены возможности чувствовать страх, грусть, ненависть. Единственное что нам оставили — преданность, способность даже не любить — привязываться. Мы неудачный образец из первой партии искусственно созданных людей. Мы не стареем, не умираем, не испытываем большинства человеческих потребностей. Много лет назад родители получили не тех детей, которых хотели. Кого-то забрали и полюбили как родного, большинству повезло меньше. Недовольные заказчики отказались нас забирать, мы жили в лаборатории, над нами проводили разного рода опыты и в конце концов выбросили за ненадобностью. Группа людей-ученых решила, что мы нежизнеспособны. Но мы выжили, вопреки любой логике и прогнозам. А горе-ученые слишком поздно обнаружили недостающие тела на свалке. К тому времени мы были уже далеко. — Слишком много думаешь, — снова заговорил Макс. — Проживи столько, сколько я без сна. Посмотрю на тебя, — беззлобно огрызнулась я. — Мы с тобой одного года выпуска, не забыла? — усмехнулся он. -Хотела бы я забыть, — я посмотрела на парня: такой же, каким и был, когда я его встретила. Разве что добавилось пару шрамов. — Ладно, пора будить ребят. Наверняка нас уже засекли, а им хватило одной Зачистки на этой неделе. — я поднялась на ноги, Макс встал следом. — Ириш, пора вставать — я легонько потрясла за плечо девочку на вид лет десяти. Мы нашли ее неделю назад, и все что успели узнать — ее имя. Мы никогда не оставались на одном месте дольше, чем требовалось для полноценного отдыха и охоты. Пока нам везло — мы были всегда на несколько шагов впереди Инквизиторов. Девочка повернулась на другой бок и снова заснула. Я, стараясь делать все как можно тише, собрала ее и свои вещи, пока Макс будил остальных, осторожно подняла на руки. — Не хочет вставать? — вполголоса спросила Алекса. — Хочешь я понесу? — я отрицательно покачала головой. -Все собрались? — оглядел нашу небольшую группу Михаил — он у нас вроде за главного — Выдвигаемся. Макс, ты со мной, Саня и Алекса замыкающие. Мы наскоро потушив костер, по одному вышли из пещеры. Небо где-то далеко на востоке, начинало светлеть. Нужно было убраться как можно дальше от места ночевки до того, как рассветет. На нас охотятся с момента, как узнали, что мы непонятным образом исчезли со свалки. Кажется тех, кто нас создал уже нет в живых, а охота на нас до сих пор продолжается. Мы многих потеряли, прежде чем научились скрываться и уходить раньше, чем нас настигнут. С осторожностью ступая по каменистой узкой тропинке, я на секунду отвлеклась, посмотрев на мирно сопящего ребенка на руках. Интересно, что бы я чувствовала, будь настоящим человеком? — Даш, не отвлекайся! — Макс легонько подтолкнул меня в спину — Ты какая-то рассеянная в последнее время. Стареешь что-ли? — Юморист. — буркнула я, ускоряя шаг. Спустя примерно час окончательно рассвело, мы пробирались по горной тропинке, кое-где встречались высохшие кусты — напоминание о мире, который мы потеряли. В остальном же местность не представляла никакого интереса: однообразные серые камни, местами выжженные человеческим оружием; пересохшие русла когда-то бурных горных рек и ручьев; крутые склоны и пропасти. Завтра мы должны достигнуть вершины, а после — спуск на другую сторону. Возможно, там есть еще люди, такие же как мы. *** К вечеру наша группа достигла вершины — намного раньше чем планировалось. Сегодня мы не останавливались на дневной отдых, припасы были на исходе, а охотиться в горах не на кого. Зато здесь была вода: большое горное озеро, с кристально-чистой водой, пригодной для питья. Когда-то на вершинах гор располагались вечные ледники, со временем начавшие таять. Сначала медленно, но после эксперимента горе-ученых, человечество начало вымирать, и больше некому стало следить за заводами, атомными станциями. Они, в свою очередь, разрушаясь создавали плотное облако из ядовитого тумана вокруг всей земли, началось быстрое и сильное потепление. Уровень мирового океана сильно поднялся, затопив множество городов, приблизив вымирание человеческой расы. А потом от сильной жары вода начала испаряться. Все это я узнала из того дневника, похоже, Человек вел его всю свою жизнь, и даже умирая, продолжал писать. — Так, народ! Даш, ты со мной, поищем где можно переночевать, остальные наберите воды и помойтесь. — скомандовал Миша, махнув мне рукой. Я последовала за ним. Он был здоровенным мужиком под два метра ростом, на вид лет 35-40. Широкоплечий, подтянутый — таким его создали. Он мало рассказывал о себе, и единственное, что мне известно — он был заказом одной женщины, потерявшей мужа. Однако к тому моменту, как его создали, она успела передумать и обзавестись другим мужчиной. Михаил с несколькими товарищами смог сбежать из лаборатории. — Даш, смотри, там кажется есть пещера, — спустя примерно полчаса блужданий, он остановился и пропустил меня вперед, указывая на провал в скале. — Пятиметровая пропасть между нами и пещерой тебя не смущает? — я остановилась на самом краю, взглянув вниз: да собственно это и не пропасть — так, глубокая яма. — Там можно обойти. — мужчина указал направо: вокруг ямы действительно был обход, но тропинка вела по самому краю. Одно неверное движение, и ты внизу. — Тогда надо идти прямо сейчас. — ответила я, критически оглядывая тропу — Если не успеем до темноты, вероятность разбиться возрастет в геометрической прогрессии, а мне пока не хочется помирать. — Тогда возвращаемся. — он развернулся и замер на месте, прислушиваясь. -Миш, в чем дело? — он не ответил, поднял руку вверх, приказывая мне замолчать. Я прислушалась, но кроме тишины не услышала ничего, и вопросительно взглянула на мужчину. Он стоял неподвижно некоторое время, продолжая прислушиваться, но потом обернувшись, произнес: — Наверное, показалось. Идем. Это странно, у Михаила отличный слух, в отличие от моего, и если он что-то услышал, значит услышал. И судя по его серьезному выражению лица, хмуро сдвинутым бровям и бегающему взгляду — он сам не верил, что ему что-то показалось. Я следовала за ним, стараясь не шуметь и пыталась прислушиваться, но кроме шороха камней под ногами не слышала ничего. Мужчина снова остановился, теперь и я услышала крики со стороны озера. — Что-то случилось, быстрее! — переходя на бег крикнул мне Миша, скрываться уже не было смысла: если на наших напали, нужно было спешить. Едва удерживая равновесие на узкой тропе, мы бежали на крики, и наверняка Михаил уже прокручивал в голове все возможные ситуации. Я отстала метров на десять, и мужчина, первым поднявшийся на каменный выступ, за которым скрывался небольшой ровный участок и само озеро, громко выругался: — Вашу мать, какого хрена?! — Миша грозно оглядел не в меру развеселившихся ребят, которые при виде его притихли и начали выбираться из воды. Он хотел сказать что-то еще, но обреченно махнув рукой, начал раздеваться. Я последовала его примеру — нужно было смыть с себя грязь, неизвестно когда еще предоставится такая возможность. — Нашли что-нибудь? — поинтересовался Саша, вылезая из воды, а Макс с Алексой как-то подозрительно быстро прошмыгнули мимо. — Пещеру. — я кивнула, стягивая майку — Их тут хватает, но надо поспешить, там не очень хорошая дорога. — Тем лучше, сложнее до нас добраться. — удовлетворенно кивнул парень, натягивая штаны. Михаил с разбегу прыгнул в воду, подняв фонтан брызг. Капли попали на меня, заставив кожу покрыться мурашками — ледяная, но выбор невелик: помыться в холодной воде или ходить грязной. По телу пробежала противная дрожь, я осторожно спустила ногу в воду, стараясь не визжать от холода. — Давай быстрее! — хохотнул Миша, за руку стаскивая меня в воду. От резкого холода перехватило дыхание, тело буквально на доли секунды отказалось подчиняться. Миша придерживал меня за руку, чтобы не потонула, плавать-то не умею. — Сдурел совсем! — наверное что-то подобное испытывают настоящие люди, когда возмущены и напуганы: желание ударить чем-то тяжелым и одновременно рассмеяться. Я брызнула ему в лицо водой, но гад увернулся и, продолжая веселиться, отплыл подальше от меня, наблюдая за моими попытками дотянуться до него, при этом не заходя слишком глубоко. Я наскоро ополоснулась, продолжая держать Мишу в зоне видимости. — Ну ладно, Даш, извини! — он подплывал к берегу, стараясь все же не приближаться ко мне. Впрочем, желание утопить его уже пропало, так что я просто махнула на него рукой и первая вылезла из воды. — Жаль некогда постирать вещи. — я с сожалением оглядела запыленную одежду. Кажется, на ней кое-где еще осталась кровь с прошлой охоты, неприятное зрелище. — Да, как-то не круто ходить в таком виде. — поддержала Алекса, критически оглядывая себя: она уже успела одеться, и явно тоже была недовольна отсутствием возможности привести свой нехитрый гардероб в порядок. — Если бы кое-кто не орал, могли бы остаться на пару дней тут! — рыкнул Миша на нее — А сейчас, хорошо если удастся переночевать без происшествий! Алекса показала ему язык и с задорным смехом, увернувшись от летящих в ее сторону брызг, легко подхватила с земли рюкзак. Я кое-как отряхнула джинсы от пыли, оторвала кусок от майки, намочила его и протерла им куртку и берцы. Не супер конечно, но уже получше. - Все, народ, пора выдвигаться! Скоро стемнеет, надо успеть добраться до пещеры! Все готовы? — Миша вопросительно уставился на меня. -А где Иринка? — вдруг произнес Макс. Мы огляделись, девочки нигде не было видно. — Твою ж мать, только этого не хватало! — Михаил со злостью пнул какой-то камень. — Так, спокойно! — я остановила мужчину, который явно хотел сказать что-то еще, и вручила ему свою сумку — Веди их в пещеру, я поищу девчонку. — Уверена? — Алекса недоверчиво посмотрела на меня. — Да. Скоро и правда стемнеет, вы успеете разжечь костер, а я найду Иру. — Ладно. — ответил Миша, но судя по поджатым губам он явно против. — Я найду ее — я положила руку ему на плечо — Обещаю. И мы вернемся. — Пойдем вместе — Александр вопросительно посмотрел на меня, будто спрашивая разрешения. — Нет — я покачала головой — Одной проще спрятаться. — Если ты думаешь, что тут есть от кого прятаться, я могу защитить и тебя, и девочку! — Я и сама могу. Я пойду одна. Мужчина кивнул и больше не глядя на меня, вышел на тропу вслед за остальными. — Возьми. — Макс отделился от группы и подбежал ко мне, сунул в руку свой топорик, с которым он никогда не расставался — наше единственное оружие. — Нет, с ума сошел? — я отдернула руку — Вдруг на вас нападут или надо будет что-то срубить или… — Заткнись и бери! — рявкнул парень. Я не стала спорить и кивнув ему, взяла топорик, тем более что Миша уже негодующе показывал мне кулак за то, что задерживаю всех. Максим поспешил их догонять, а я развернулась к озеру, размышляя, куда могла подеваться девчонка. Кричать и звать ее было бы как минимум неразумно — меня могли услышать. Говорят, в горах еще остались племена настоящих людей, которые ненавидят новый мир и нас, созданных. Правда их никто никогда не видел, но я уверена, что на пустом месте слухи не рождаются, и лучше не рисковать. Мой взгляд наткнулся на едва заметную тропинку уходящую в сторону. Я огляделась: все равно пока других идей, куда идти, нету. Я стараясь действовать быстро, но осторожно двинулась по тропинке. Тропа дошла почти до противоположного края и резко увела в сторону. Я остановилась, прислушалась: где-то неподалеку явно различался плеск воды, как будто там был ручей или небольшая речка, именно в той стороне, куда вела тропинка. Я, держа наготове топор (на всякий случай), пошла в сторону доносящихся звуков, десять шагов прямо, наверх, вниз и снова наверх. Я осторожно выглянула из-за возвышающегося камня, картина предстала довольно интересная: передо мной распростерлось что-то вроде плоскогорья, только гораздо меньше, чем мы видели до этого. Здесь даже была какая-то растительность, преимущественно высохшая и пожелтевшая, но были и зеленые участки, расположенные на небольшом расстоянии друг от друга, правильной квадратной формы. Это была явно работа чьих-то рук. Вот только чьих? Я перевела взгляд направо, там виднелось небольшое углубление, в который прямо из-под камней стекала вода, а рядом сидела Ирина и как завороженная следила за чем-то в воде. — Ира! — полушепотом позвала я, девочка обернулась и, одарив меня счастливой улыбкой, замахала руками, призывая подойти. — Ну что еще… — я перепрыгнула невысокий камень, за которым пряталась, и, оглядываясь по сторонам, подошла к девочке. -Смотри! — она показала на воду. Я подошла поближе и, заглянув в водоем, не поверила глазам: -Рыба?! Быть этого не может! — Что? Как ты сказала? Рыба? — Да. — я все еще не верила глазам — Я тридцать лет не видела живой рыбы, как она вообще тут оказалась? -Смотри, что я еще нашла. — Ирина протянула мне самую настоящую сеть. Потрепанную, местами порванную и явно кем-то не раз заштопанную. Я оглядела края водоема — ровно обтесанные края, это точно не природное создание. Либо его сделали когда-то давно, когда еще Настоящих было больше, либо… о втором варианте не хотелось думать, потому что если неподалеку до сих пор есть кто-то живой, мы сильно рискуем, оставаясь здесь. — Все интереснее и интереснее… Ладно, нам пора. Уже темнеет, мы нашли, где остановиться на ночь, но надо поторопиться, если не успеем до темна, будет тяжко добраться. — я положила руку на плечо девочки — Завтра может быть заглянем сюда… Что? — я увидела, что она как-то неуверенно смотрит, как будто хочет что-то сказать. — Ты только не ругайся, ладно? — На что? - Вместо ответа Ира показала на какой-то сверток, лежащий рядом с ней, который я даже не заметила. Я откинула край — с десяток рыбин среднего размера. Я вопросительно уставилась на ребенка. — Они сами подплывали, я их просто брала и все! Я хотела быть хоть немножко полезной! — оправдываясь затараторила она. -Эй, спокойно! — остановила я ее, — за это я ругаться не буду. Ты умница. Ребенок недоверчиво уставился на меня. Я подняла сверток и протянула руку Иришке, помогая встать. — Но за то что убежала, с тобой еще Миша пообщается. Теперь идем. Мы вернулись по тропинке к озеру, идти пришлось быстрее, потому что быстро темнело, а меня совсем не привлекала перспектива добираться до нашего временного убежища в полной темноте. Вышли на тропу, ведущую к пещере. — Стой! — Ира схватила меня за рукав, испуганно оглядываясь по сторонам, — Я что-то слышала! «Проклятие, уже второй раз за сегодня кто-то что-то слышит, почему я не слышу ничего?» Девочка вопросительно посмотрела на меня, я прислушалась. Где-то на грани восприятия человеческого слуха я действительно услышала какие-то голоса, и они быстро приближались к нам. — Давай сюда! — я потянула ребенка за один из валунов, — Спрячься и сиди тихо! Чтоб ни звука, поняла? — она быстро закивала головой. Мы спрятались за камнями, благо здесь хватало где скрыться, спустя несколько минут в наступающей темноте мы увидели группу из нескольких человек. Они не особо скрывались, разговаривая почти в полный голос, я прислушалась. — Я тебе говорю, видела их здесь. — донесся женский голос. — И куда они по-твоему делись? — ехидно осведомился мужской. — Не знаю. Но если я права и это Биосы, они могут привести за собой Инквизиторов! «Что? Биосы? Это они нас так называют? " Почему-то я почувствовала что-то вроде раздражения. — Инквизиторы будут охотиться за ними, не за нами. — послышался другой голос. — Вот только они могут наткнуться на нас, и еще не известно, чем это закончится! — Хватит! — остановил спорщиков грубый мужской голос — Скоро стемнеет, пора возвращаться! Завтра разделимся и прочешем округу, если они здесь — мы их найдем. Они прошли в паре метров от нас, спасибо что не заметили. Я насчитала шесть человек, все вооружены, больше ничего разглядеть не удалось. Я обернулась к девчушке, которая дрожала то ли от испуга, то ли от холода, и успокаивающе погладила ее по голове. Хотя мне и чужд страх, я понимала, что если нас найдут — неприятности обеспечены. Насколько я знаю, никто нигде не любит чужаков. Я дождалась, пока голоса стихнут окончательно, выбралась из укрытия, помогла выбраться Иринке. Дальше пришлось двигаться практически на ощупь стараясь не выпускать руку девочки, пока мы прятались, стемнело окончательно. Минут через пятнадцать я увидела небольшой огонек, он передвигался и кажется направлялся в нашу сторону. — Вот черт, неужели опять люди? — я держала топор наготове, прикидывая, с какой силой бить, если нападут. Огонек приближался, и я, разглядев силуэт Миши, облегченно вздохнула. — Идем, это Михаил! — я потянула ребенка за собой. Мы быстро двинулись в сторону огня — это действительно оказался Михаил, когда стемнело, а мы не вернулись, он отправился нас искать, в руках была горящая палка. — Почему так долго? — рыкнул он на меня, отдавая импровизированный факел и подхватывая Иришку на руки. — Расскажу, когда придем. — Что-то случилось? — Да. Больше он вопросов не задавал. Мы подошли к тропинке, огибающей яму перед пещерой. Я прошла вперед, стараясь светить под ноги мужчине, чтобы он не оступился, держаться-то ему нечем. До пещеры добрались не скоро, пару раз чуть не рухнув в глубокую яму. Тропа под ногами была то ровной и гладкой, то крошилась и осыпалась вниз. Миша с облегчением вздохнул, когда мы, наконец, ступили на ровную поверхность каменного пола пещеры и спустил с рук Иру. Я бросила палку, которая почти сгорела, и огонь уже едва не касался рук. — Сань, для тебя сюрприз! — я кинула сверток с рыбой парнишке, он ну очень любит готовить, почти из любой гадости может сделать чуть ли не королевский ужин. Он поймал сверток, и развернув, показал остальным. — Да ладно, рыба?! — поразилась Алекса, тыкая в нее пальцем, наверное чтобы убедиться, что настоящая. — Но откуда? Пока готовился ужин, я рассказала друзьям все, начиная с того момента, как я отправилась на поиски девочки и заканчивая встречей с Мишей. — Не знаю, заметили ли они огонь и нас, но задерживаться тут точно не стоит. — закончила я свой рассказ. Наступила гнетущая тишина, прерываемая лишь потрескиванием костра, каждый думал о своем, но могу предположить, что мысли были примерно одинаковыми. Если тут остались настоящие люди, и тем более вооруженные, мы ничего не сделаем с одним топориком на шестерых. Даже пятерых, если не считать девочку. — Значит так… — заговорил Миша, все устремили взгляды на него, будто надеясь что он скажет что-то, что нам поможет. — Завтра мы с Сашей и Максом, пока не рассветет, сходим за водой. В этой пещере есть тоннель, я проверил, он выходит на противоположной стороне горы. Там очень крутой спуск, но похоже выбора у нас нет. Остальные будут ждать здесь и как только мы вернемся — сразу выдвигаемся. — Насколько крутой? — не отрываясь от приготовления рыбы, поинтересовался Саня — К нам могут подойти с той стороны? — Для этого нужно кое-какое оборудование. — хмыкнул Миша. — Если они тут живут, наверняка у них оно есть. — возразил Макс. — Вероятно, и поэтому я подежурю ночью у того входа. — предложила я, и увидев что Миша собирается возразить, добавила — Мне не нужно спать. Мимо меня им не пройти незамеченными. — Ладно. — он знал что спорить со мной бесполезно и предпочел не начинать бессмысленную перепалку, хотя обычно любил поспорить. Саша приготовил вкуснейшую запеченную рыбу, ужин прошел в полной тишине. Костер пришлось потушить, чтобы нас случайно не заметили люди, и поскольку ночь обещала быть холодной, ребенка положили посередине, а сами улеглись как можно ближе друг к другу — так теплее. Я накинула куртку, и вооружившись топориком, который снова отдал мне Максим, собралась в указанном Мишкой направлении — ко второму входу в нашу пещеру. Захватила и свою сумку — там было несколько пачек сигарет: особая ценность для меня, мы наткнулись на заброшенный магазин несколько недель назад. Еду почти всю растащили за столько лет, а то что осталось почти все пропало. Мы забрали что могли унести, а я вспомнив свою старую привычку, набрала сигарет, которых там было предостаточно. Знала бы что найдем девочку, взяла бы хоть парочку заколок да игрушек — их там тоже хватало. Я с сожалением вздохнула, и поцеловав в макушку ребенка, отправилась вглубь тоннеля, идущего немного под уклоном. Не успела я сделать и десяти шагов, сзади послышались торопливые шаги, я обернулась: в тусклом свете догорающих угольков я узнала силуэт Миши. — Я с тобой. -А как же… — С ними Макс. — тоном не терпящим возражений перебил меня мужчина. — И с чего вдруг? — Хочешь обсудить мои решения? — недовольно спросил он. Я пожала плечами: — Мне просто интересно. Это такой сложный вопрос? — Нет. — он немного помолчав, добавил — Не хочу чтобы с тобой что-то случилось. Очень интересно, никогда не замечала чтобы он о ком-то переживал. Нет, он конечно как главный заботился в какой-то степени о всех нас, но вот такого, по крайней мере по отношению ко мне, не было. Миша обогнал меня и под предлогом того, что знает дорогу, взял за руку. В принципе в этом как раз ничего необычного: двигаться приходилось на ощупь, а мужчина тут уже был. Раньше у нас для таких целей была веревка, так удобнее, чем наступая друг другу на ноги цепляться за руки, но мы ее где-то благополучно потеряли, в который раз убегая от Инквизиторов. — Стой. — Что? — Пришли, не видишь что-ли? — недовольно ответил мужчина. Я пригляделась: действительно в метрах пяти было видно небо, чуть светлее чем в пещере. — Вот пошла бы без меня, свалилась бы вниз. — Что-то раньше не сваливалась. — усмехнулась я, освобождая руку. Миша ничего не ответил, судя по звукам, прошел чуть дальше и сел около входа. Я последовала его примеру, и устроившись поудобнее, достав сигарету, чиркнула зажигалкой, позаимствованной из того же магазина. — Как ты куришь эту дрянь? — Да не знаю… Привычка. — Когда мы встретились ты не курила. — Так нечего курить было! — мне стало смешно: неужели это непонятно? — Я еще когда жила в лаборатории, начала курить. Точнее это был своего рода опыт: им интересно было подвержены ли мы вредным привычкам. — Да, ваш выпуск был не самым удачным. — съехидничал мужчина. — Сказал мистер идеальность. — я конечно не упустила возможности его подколоть, но где-то очень глубоко внутри я почувствовала как будто какой-то болезненный укол. Вот что это? Обида? Я же не должна испытывать отрицательных эмоций. — Ты что, обиделась? — удивленно спросил Миша, будто прочитав мои мысли. — Не дождешься. — усмехнулась я, с удовольствием затягиваясь. — Ты вот что-то не спешишь о себе рассказывать. Сколько мы уже знакомы? Лет пять? — Около того. — ответил он. — Зачем тебе что-то знать? Я с вами, защищаю вас насколько могу, этого достаточно. — Все настолько плохо? Миша не ответил, только недовольно хмыкнул и, насколько я его знаю, наверняка неопределенно пожал плечами и с недовольным видом отвернулся. Он всегда так делает, когда что-то не нравится или не знает что сказать. Я посмотрела на выход из пещеры: темнота, насколько хватает взгляда. С одной стороны хорошо — никто не пытается напасть, с другой — если здесь водится какое-нибудь зверье, легко может подойти незамеченным. Я докурила, и аккуратно затушив огонек, засунула бычок под какой-то камушек. — Тебе бы поспать. — я на ощупь подобралась к Мише, и подсела поближе, привалившись плечом к его теплому боку. — Замерзла? — спросил он, накидывая на меня часть куртки. Еще одна странность за вечер, обычно он недовольно ворчал когда приходилось сбиваться в кучку, чтобы сохранить тепло. — Нет, не хочу ждать пока замерзну. — я устроилась поудобнее — Так почему ты не хочешь рассказывать о себе? — Потому что ты права. — немного помолчав, ответил мужчина — Все плохо. — Ладно, я не привыкла лезть в душу, или что там у нас вместо нее. Не рассказывай, если не хочешь. Наступила гнетущая тишина. Жаль нельзя развести костер, я бы хоть почитала тот дневник, пусть он уже и перечитан не один раз. Кажется я уже выучила его наизусть. Сидеть всю ночь просто так не самое интересное занятие, особенно если тебе не надо спать. Из этого дневника я, кстати, узнала много чего любопытного, например: его владелец работал в довольно крупной корпорации по изучению возможностей человеческого организма. Он работал над проектом, под названием «Возрождение», мечтал совместить возможности технологий и человеческого тела. Сначала все было вполне безобидно, даже благородно: протезирование, замена пораженных органов и так далее. Потом он разработал препарат, который по задумке должен был остановить процесс старения. Но, как это бывает, все пошло не по плану. Сначала экспериментальный образец препарата должен был быть распылен над одним из Американских штатов. Но в результате дозу препарата получили все жители Земли, и старение действительно остановилось, но как оказалось у препарата был и побочный эффект — люди утратили способность к размножению. Горе-ученого даже приговорили к смертной казни, однако он сумел убедить мировое сообщество в том, что сможет решить и эту проблему. Так появились мы — СОЗДАННЫЕ — тот самый проект «Возрождение». — Ты ведь слышала о закрытых городах? — голос Миши выдернул меня из размышлений. — Даже видела. Я сбежала из такого города, правда тогда он еще не был закрытым. — Я был заказом одной состоятельной дамы. Ее муж, которого она очень любила, погиб и я должен был стать его заменой. Пока меня создавали, а это почти два года, мадам успела влюбиться в другого. — мужчина замолчал, наверное вспоминая события тех лет, а я не решалась что-либо сказать, ведь раньше он старательно обходил стороной темы о своем прошлом. — Она все же пришла посмотреть на результат, как того требовал договор. А я даже не понимал что происходит — очнулся в больничной палате в полной уверенности, что попал в ДТП, что чудом выжил. Она посмотрела, хмыкнула «невероятно, прям вылитый Мишка», и ушла. Радость от ее появления сменилась недоумением: «в смысле вылитый Мишка? А я тогда кто, и куда вообще уходит моя жена?». Я знал все, что знал погибший мужчина, все помнил: первую встречу, поцелуй, свадьбу… Уже за дверью она с кем-то ругалась, я слышал что ей грозили штрафом. Потом были долгие беседы с психологом, но я до последнего не мог поверить что все это не моя жизнь, что я лишь созданная копия. В конце концов мне показали видеозаписи, весь процесс моего создания. — Это тебя убедило? — осторожно поинтересовалась я. — Не сразу. Чтобы забыть все это и не думать, я прошел спец обучение и стал Инквизитором. — если честно, даже у меня что-то екнуло — еще бы, бывший Инквизитор. — Три года… — он тихо зарычал, но взяв себя в руки, продолжил — Три года я охотился на таких же как я. Все изменилось, когда мы наткнулись на целое поселение СОЗДАННЫХ. Мы убили всех: мужчин, женщин… — он запнулся и еле слышно добавил — детей… Ночью, когда мои «товарищи» уснули, я просто сбежал. Мне было противно и больно от того, что я это сделал. Почти десять лет я убегал и прятался, пока не встретил вас с Максом. — он замолчал, а я не находила слов, чтобы ответить хоть что-то. Все это казалось настолько диким… Ну, теперь хотя бы понятно, почему с ним мы почти перестали пересекаться с Инквизиторами — он же точно знал как они действуют. — Почему ты не рассказывал? — тихо спросила я, поплотнее прижимаясь к нему. — Рассказать, что я бывший Инквизитор? — реззоно заметил он. — Ну да… Так себе идея. Мы замолчали, я не знала что еще сказать. Не скажу что услышанное прям шокировало, но напрягало однозначно. Мишка, тот на которого мы равнялись и брали пример, за которым шли не раздумывая — был Инквизитором. Прекрасно. Хотя если задуматься — он ведь почти человек, а людям свойственно ошибаться, наивно полагать что они учатся на ошибках, и ошибаться снова. Не хотелось бы, чтобы он снова сделал что-то, о чем впоследствии пожалеет. С другой стороны: а жалеет ли он? Все это с его слов, а как на самом деле — известно только ему. — Тьфу… — я потрясла головой, отгоняя противные мысли. — Что? — Понимаю, почему ты не рассказывал этого раньше. Даже сейчас, спустя столько лет, в голову лезут отвратительные мысли и варианты, хотя я знаю и доверяю тебе. — А доверяешь ли… — Да, просто… Просто наверное надо свыкнуться с новой информацией, привыкнуть к тому, что нет идеальных людей, даже если они СОЗДАННЫЕ.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты