Рыцарь и принц

Слэш
G
Завершён
382
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
— Хорошо... Ты будешь сильным рыцарем, — перебил их размышления Син Цю, а его голос совсем немного вздрагивал, — Тогда я буду принцем, а не принцессой, — продолжил юноша, заставив Чунь Юня тоже раскраснеться.
Посвящение:
снова привет всем моим одноклассникам киньте плиз сочинение по литре
Примечания автора:
Было сложно, ведь характеры мальчиков не очень раскрыты, как мне показалось(
Но я очень постаралась!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
382 Нравится 2 Отзывы 33 В сборник Скачать

Неловкость

Настройки текста

***

 — Так и знал, что ты снова будешь здесь, — улыбнулся мальчишка своему другу, вприпрыжку подходя и садясь рядом, — Почему опять один, Син Цю? — взгрустнув, спросил мальчик у своего задумчивого друга и немного наклонил голову, чтобы посмотреть на его выражение лица.  — Привет, Чунь Юнь, — мягкая улыбка расплылась на лице синеволосого мальчика, который наконец оторвал свой взор от очередной книжки и посмотрел собеседнику в глаза. У Чунь Юня красивые глаза. Светло-светло голубые, как говорят в тех интереснейших романах, которыми вечно увлечён Син Цю: «Словно чистота снежных горных вершин, ясный, хрустальный и сияющий взгляд». Да. Именно такими были глаза его дорогого друга. Син Цю всегда внимательно заглядывал в них, и иногда оба могли молча сидеть и смотреть друг другу в глаза. Но Чунь Юнь никогда не понимал, что синеволосый юноша думает в этот момент и чего добивается, поэтому просто продолжал молчать, боясь прервать какой-то особый ритуал, даже ему, экзорцисту, не известный и не изведанный.  — Что читаешь? — с неподдельным интересом спросил голубоволосый мальчик, пододвигаясь ближе к чтецу, — Что-то про рыцарей? Круто, — продолжал Чунь Юнь, приклеиваясь к Син Цю вплотную, — Только про рыцарей? А там есть принцессы? — экзорцист уже почти лежал на коленях у мальчика, поверх книги, быстро перерабатывая в голове каждое слово со страницы. Мечник рассмеялся и аккуратно отодвинул мальчика, который очень ждал, когда ему поведают всю историю.  — Да, принцессы есть. И принцы тоже. Хочешь, будем вместе читать? — Син Цю продолжал тепло улыбаться, а Чунь Юнь быстро закивал. «Будем вместе читать»—звучало слишком громко, ведь Син Цю просто читал всё вслух, а голубоволосый юноша даже не возражал: из уст его друга рассказ звучал в сотню раз интереснее.  — Если есть принцессы и рыцари, то значит есть любовь! — громко заявил Чунь Юнь и гордо поднял голову, потому что думал, что только он на всём белом свете знал это прекрасное слово. Всегда, когда друзья проводят время вместе, спокойный, а порой безэмоциональный, Син Цю постоянно смеялся и улыбался. Чунь Юнь сделал вывод, что ему нравится проводить с ним время, и его это не могло не радовать. Синеволосый мальчик опять улыбнулся и закивал. Но потом отвел взгляд на текст книги.  — Да, любовь… Но в этом романе значение этого слова объясняется не так, как я представлял, — задумался Син Цю, а Чунь Юнь снова прилип к другу, внимательно смотря за каждой новой эмоцией на его лице.  — А как ты представляешь? — спросил экзорцист и вытянул губы вперёд, словно уточка. Мечник не сдержался и рассмеялся: «Не делай так, ты очень смешно выглядишь», держась за живот, — Я специально! — тоже рассмеялся голубоволосый юноша, — А то ты чего-то загрустил.  — Не загрустил, а задумался, — возразил Син Цю, смахивая капельки слёз смеха с глаз, — Знаешь, Чунь Юнь, любовь очень трудно объяснить.  — А по-моему, совсем легко, — вскочил экзорцист и встал прямо перед другом. Син Цю вопросительно поднял бровь и сдержал очередной смешок, — Это когда люди проводят время вместе, помогают друг другу и очень ценят! — говорил Чунь Юнь, выразительно маша руками, вырисовывая в воздухе какие-то непонятные символы. Мечник понял, что его друг хорошо в этом разбирается. Закончив свою речь и странную жестикуляцию, мальчик снова сел рядом.  — А откуда ты знаешь? — спросил Син Цю и заглянул в нежно-голубые, словно покрытые тонким слоем инея, что, скорее всего свойственно носителям Крио, глаза. Чунь Юнь понял, что мечник начал тот самый загадочный ритуал, и тоже посмотрел ему в глаза, не ответив ни слова. Спустя несколько минут, экзорцист всё-таки не выдержал и отвёл взгляд, а после, снова широко улыбнулся:  — Не знаю! — честно ответил он, — Просто услышал где-то. И я уверен, что это правда! — Чунь Юнь снова гордо задрал нос, ожидая реакции Син Цю.  — Я согласен с тобой. Я думаю точно так же, — синеволосый юноша улыбнулся в очередной раз, и посмотрел на книгу. Он продолжил чтение, а мальчишка рядом внимательно слушал каждое его слово. У Син Цю приятный голос, он такой лёгкий, спокойный и простой, словно глоток чистого воздуха. Чунь Юнь всегда говорил, что его друг мог бы стать отличным певцом с таким уникальным голосом, а тот в ответ отмахивался и снова смеялся. История была и вправду интересной. Доблестный рыцарь спасал прекрасную принцессу, бесстрашно бросался в бой с врагами, используя сложные и опасные техники, который Син Цю внимательно перерабатывал и запоминал, чтобы использовать их в схватках. Чунь Юнь был полон энергии и эмоций: каждый раз, когда происходило что-то непредсказуемое или захватывающее, тот выдавал протяжное «Вау» и следил за реакцией мечника, голос которого лишь немного менялся в зависимости от событий романа.  — Этот рыцарь очень опытен, — отметил Син Цю, на мгновение отрываясь от текста книги, приподнимая голову.  — Ты сможешь точно так же, — приободряюще сказал голубоволосый юноша, — Ты и сейчас так можешь! Я всё видел, — с тем же энтузиазмом продолжал Чунь Юнь, заставляя чтеца смутиться и снова тихо посмеяться, — Мне кажется, что если бы не принцесса, он бы и с места не сдвинулся, — друзья переглянулись, а Син Цю кивнул в ответ, — Вот она, сила любви! — юноша раскинул руки в стороны, чтобы показать неописуемые размеры этой самой «силы любви», — А я сильный? — неожиданно спросил экзорцист, и теперь он не отрывал взгляда от золотистых глаз собеседника. Чунь Юнь не читал много книг, и не очень знал, как можно описать этот тёплый цвет. Но он думал, что они такие… Золотые…? А ещё их цвет напоминал чай из горных трав, такой ароматный и успокаивающий. Син Цю пользовался моментом и смотрел в эти кошачьи и на вид такие леденящие, но пленительные глаза. Мальчики молча смотрели друг на друга. Честно, Чунь Юнь забыл, что спросил, но спустя несколько мгновений, об этом вспомнил Син Цю. Тот снова лучезарно улыбнулся, наклонив голову на бок и легко хихикнув, произнёс:  — Да, ты—самый сильный экзорцист во всём Тейвате! Ему было очень приятно. Его друг никогда не соврал бы, и этот факт грел ещё больше. Они продолжали тихо сидеть, снова разглядывая притягивающие глаза друг друга. Взгляд Чунь Юня неожиданно дёрнулся вниз, прямо на розоватые губы мечника, но тот быстро его поднял, смущённо сжав кулачки. Син Цю не понял, почему друг резко дёрнулся, а потом приоткрыл рот, но голубоволосый мальчишка его опередил:  — Тогда… Тогда я буду рыцарем! Я же сильный! — Чунь Юнь рассмеялся. Синеволосый юноша улыбнулся, но совсем не понял, что собеседник имеет ввиду. Были догадки, но казалось, что они неверные. Син Цю продолжил читать, а Чунь Юнь незаметно взгрустнул, ведь всё было предельно просто: если есть рыцарь, то есть и принцесса! Может, он специально сделал вид, что не понял…? Книга была почти прочитана, благородный рыцарь спас прекрасную принцессу, и они вернулись во дворец. Красиво, всё было очень красиво. Под конец, рыцарь осторожно, но горячо поцеловал девушку, а сердце той затрепетало, заставляя беспамятно влюбиться в рыцаря уже навсегда. Син Цю не любил романтику, но сейчас было спокойно на душе, ведь герои наконец-то получили хороший конец. Синеволосый юноша повернулся к Чунь Юню, и опять улыбнулся. Только он мог увидеть такие частые и искренние улыбки Син Цю. Только с ним Син Цю смеялся и вёл себя открыто. Разве это не любовь? Мальчик-экзорцист сам запутался, правильно ли то значение любви, которое ему известно? Раз уж Чунь Юнь взял на себя роль рыцаря, он должен выполнить его путь хоть не от начала, но до конца. Его ладошки аккуратно накрыли руки Син Цю, которые лежали на закрытой книге, а губы неуверенно подались вперёд. Мечник застеснялся и совсем не понимал, что ему делать дальше. Наконец, губы юношей соприкоснулись, неловко целуя. Странное ощущение. Почему в книге всё описано так ярко и опьяняюще? Может, они что-то делают не так? Чунь Юнь оторвался от тёплых и немного припухших губ и смущённо опустил взгляд. Син Цю нервно хихикнул, широко распахнув глаза, а потом совсем отвернулся, пряча красные щёки. Тишина. Ветер подымает подсохшие жёлтые листья, унося их далеко-далеко. По розовевшему небу плыли белоснежные облака, а под ними пролетали свободные птицы. Ручей, неподалёку от беседки, умиротворяюще журчал, переливаясь на заходящем солнце. Мальчики снова молчали. Но теперь они не смотрели друг другу в глаза, а просто сидели, даже не касаясь друг друга. Чунь Юнь расстроился. Может, Син Цю обиделся? Ему не понравилась такая резкость? Как же стыдно! Было бы лучше, если бы он ни слова про эту любовь и рыцарей не сказал… Син Цю пытался собрать мысли в кучу. Привести их в порядок не получалось никак, он пытался хотя бы «слепить» из них комок. Он не понимал, как реагировать, что сказать. Значит, то, что он думал, но отрицал насчёт «рыцарства» мальчика-экзорциста, было верным. Губы Чунь Юня были тёплыми. В книжке всё описали слишком по-взрослому, на деле всё было страннее и до жути смущающе. Синеволосый мальчик чувствовал, как его щёки горели, а коленки немного дрожали. Он то и дело покусывал губу и сжимал книгу в руках, стесняясь посмотреть на друга. Друга? Чунь Юнь почувствовал, как мягкая ладошка прикоснулась к его лицу, а тёплые и совсем немного дрожащие губы коснулись щеки. Син Цю, оторвавшись от него, опустил голову, держа ошарашенного друга за плечи. Экзорцист заметил, что мечник покраснел и хотел как-то извиниться за тот неловкий поцелуй.  — Хорошо… Ты будешь сильным рыцарем, — перебил их размышления Син Цю, а его голос совсем немного вздрагивал, — Тогда я буду принцем, а не принцессой, — продолжил юноша, заставив Чунь Юня тоже раскраснеться. Оранжевый, жёлтый и розовый красиво смешивались, словно это акварельная краска на холсте, а не чистое небо. Оба снова замолчали, но Син Цю так и не убрал рук с плеч Чунь Юня. Как-то совершенно случайно, их глаза встретились, как тогда, когда они молча играли в гляделки. Голубоволосый мальчик натянуто улыбнулся, чтобы как-то разрядить обстановку. Син Цю прыснул, и теперь молчание превратилось в заливистый смех. Они смеялись и улыбались, крепко держась за руки.
Примечания:
КАК ГОВОРИТСЯ ЭМ
с каждым разом работы всё меньше и меньше, всё меньше и меньше...........
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты